Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: XXVII Международной научно-практической конференции «Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии» (Россия, г. Новосибирск, 29 апреля 2013 г.)

Наука: Педагогика

Секция: Педагогическая психология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Зыков М.Б., Сабанина Н.Р. ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ В СВЕТЕ СОВРЕМЕННЫХ ТЕНДЕНЦИЙ ТЕАТРАЛЬНОГО ИСКУССТВА // Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии: сб. ст. по матер. XXVII междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ  ПСИХОЛОГИЯ  В  СВЕТЕ  СОВРЕМЕННЫХ  ТЕНДЕНЦИЙ  ТЕАТРАЛЬНОГО  ИСКУССТВА

Зыков  Михаил  Борисович

д-р  филос.  наук,  проф.  Кафедры  философии  и  молодежной  политики  ЕГУ  им.  И.А.  Бунина,  г.  Елец

E-mail:  zykov68@mail.ru

Сабанина  Наталия  Рафаэлевна

руководитель  музея  «Человеческий  капитал»,  соискатель  Кафедры  философии  и  молодежной  политики  ЕГУ  им.  И.А.  Бунина,  г.  Елец

E-mailmyzeinatali@mail.ru

 

Из  рукописей,  найденных  после  смерти  К.С.  Станиславского,  следует,  что  в  последние  годы  жизни  самый  великий  режиссёр  в  мире  был  близок  к  существенному  развитию  своей  собственной  системы  —  «системы  Станиславского».

Смысл  системы,  применяемой  уже  почти  восемьдесят  лет  в  большинстве  театров  всех  стран  мира,  состоит  в  том,  что  актёру  предлагается  не  «играть  роль»,  а  воображать  себя  оказавшимся  в  «предлагаемых  обстоятельствах».  Например,  юной  актрисе,  ещё  совсем  даже  не  догадывающейся  что  такое  редактирование  научных  сборников,  предлагается  сыграть  роль  редактора  одного  из  уважаемых  издательств  в  небольшом  спектакле  на  пять  минут  ко  дню  российской  печати.  Подход  Станиславского  в  этом  случае  крайне  мудр  и  прост:  юной  красавице  предлагается  просто  вообразить,  что  с  ней  это  происходит  на  самом  деле,  и  вести  себя  на  сцене  или  перед  камерой  так,  как  ей  подсказывают  внутренние  чувства  и  эмоции,  не  обращая  особого  внимания  на  ремарки  на  полях  сценария  автора  и  сценаристов.  Сюжет  спектакля:  в  очередной  сборник  прислана  «живая»  статья,  написанная  с  некоторым  чувством  юмора.  Редактор  должен  решить,  оставить  статью  как  есть  или,  опасаясь  «утраты  профессионального  лица»,  привести  статью  к  «общему  знаменателю».  После  краткой  полемики  с  авторами  статьи,  на  страницах  сборника  появляется  «скелет»  присланной  статьи,  приличный  во  всех  отношениях.  В  момент  формулирования  своей  системы  Станиславский  полагал,  что  только  исполненная  таким  образом  роль  будет  сыграна  «гениально». 

Известно,  что  на  последнем  этапе  своей  режиссёрской  карьеры  Константин  Сергеевич  начал  увлекаться  несколько  странными,  как  казалось  его  коллегам,  формами  работы  над  театральными  постановками.  Чуткий,  фантастически  эрудированный,  по-настоящему  гениальный  человек,  Станиславский  внимательно  прислушивался  и  присматривался  ко  всему,  что  происходило  вокруг  него  в  то  время,  в  том  числе  и  в  сфере  науки.  А  в  ней  тогда  появились  публикации  о  физических  и  биологических  полях,  полевых  структурах,  о  возможности  воздействия  людей  друг  на  друга  с  помощью  излучаемых  ими  полей.  Станиславский  предположил,  что  хорош  не  только  тот  актёр,  который  умеет  естественно  вообразить  и  изобразить  своё  поведение  в  «предлагаемых  обстоятельствах»,  но  и  передать  свои  чувства  и  эмоции  аудитории,  зрителям  с  помощью  своего  полевого  воздействия.  В  связи  с  этим  Станиславского  стали  особенно  интересовать  камерные  театры  (так  как  человеческие  электромагнитные  поля  сильнее  воздействуют  на  близком  расстоянии).  Дело  в  том,  что  в  маленьком  зале  —  максимум  на  семьдесят  человек  —  значительное  влияние  на  зрителей  могут  оказывать  даже  сравнительно  слабые  поля.  Что  же  касается  актёров  с  сильными  полями,  то  они  смогут  весьма  существенно  влиять  на  чувства  и  эмоции  зрителей.  Прежде  чем  излагать  материал  дальше,  сделаем  несколько  смысловых  вставок.

Рассмотрим  внимательно  поведение  современного  учителя  в  классе  современной  российской  школы.  Допустим,  опытный  уважаемый  режиссёр  решился  преподать  на  курсе  повышения  квалификации,  организованном  для  учителей  и  воспитателей  школ,  актёрское  мастерство.  Ему  хорошо  платят.  Учителя  не  без  любопытства  (хотя  и  с  большим  трудом)  посещают  его  занятия  раз  в  две  недели  по  три  часа  (72  часа  —  это  время  необходимое  для  повышения  квалификации,  разделить  на  три  —  получается  24  пары  недель,  или  48  недель,  то  есть  полный  учебный  год,  за  вычетом  каникул,  годовая  программа,  что  весьма  рационально).  У  режиссёра  имеется  выбор  четырёх  вариантов  поведения  в  сложившейся  ситуации:

1.  Учитывая  фронтальный  характер  преподавания,  невероятное  разнообразие  возрастов,  образований,  талантов,  характеров,  физических  и  психических  недугов,  семейных  положений  и  других  обстоятельств  школьных  работников,  режиссёр  начинает  вести  курс  так,  как  ему  подсказывает  профессиональный  опыт.  В  зависимости  от  обстоятельств,  используя  весь  имеющийся  арсенал  своего  сценического  мастерства,  теоретических  знаний,  идей  о  необходимом  развитии  современного  российского  образования,  режиссёр  приступает  к  делу,  надеясь,  что  хотя  бы  что-нибудь  в  головах  и  сердцах  слушателей  да  останется  от  этих  занятий.  Как  правило,  посещаемость  занятий  варьируется  от  10—30  процентов.  Кроме  постоянного  актива  действительно  увлечённых  слушателей  курсов  (5—6  человек  из  общего  числа),  остальные  педагоги  посещают  занятия  «постольку-поскольку». 

2.  Режиссёр  выбирает  стратегию  обучения  педагогов  тому  «актерскому  мастерству»,  каким  оно  было  до  появления  метода  Станиславского:  школьных  учителей  и  воспитателей  учат  сценическому  движению,  сценической  речи,  приглашают  участвовать  в  разыгрываемых  на  занятиях  типовых  сценках  реальной  школьной  жизни.  Режиссёр  руководит,  приглашенный  театральный  актёр  показывает,  присутствующие  учителя  постепенно,  не  без  труда  осваивают  азы  актерского  искусства.  При  этом,  конечно  же,  режиссер  помнит  существенный  закон,  сформулированный  двумя  выдающимися  педагогами  —  Л.Н.  Толстым  и  А.С.  Макаренко  (за  сто  с  лишним  лет  этот  закон  никем  в  мире  не  был  опровергнут):  единственный  способ  эффективного  общения  воспитателя  с  учениками  —  всегда  оставаться  искренним,  избегая  даже  самого  отдалённого  намёка  на  «актёрскую  игру»  в  классе.

3.  Режиссёр  и  актёр  закончили  соответствующие  образовательные  учреждения,  где  профессионально  освоили  «систему  Станиславского».  В  таком  случае  главная  задача  курсов  повышения  квалификации  —  стремление  обучить  школьных  учителей  и  воспитателей  вести  себя  в  классе  так,  как  естественно  в  ситуации  «предлагаемых  обстоятельств».  Эти  обстоятельства  в  современной  российской  национальной  системе  образования  таковы:  ни  в  Конституции  РФ,  ни  в  Законе  об  образовании  от  1992  г.,  ни  в  его  редакции  от  1996  года,  ни  в  новом  варианте  Закона,  принятом  Государственной  думой  недавно,  нет  чёткого  определения  ни  цели,  ни  содержания,  ни  результата  работы  российской  национальной  системы  образования  [1].  Школа  практически  стала  не  школой  жизни,  а  формальным  образовательным  учреждением,  где  и  целью,  и  содержанием,  и  результатом  выступает  единый  государственный  экзамен  (ЕГЭ),  «натаскивание»  на  его  возможное  успешное  прохождение  учащимися.  Учителю  ничего  не  остаётся,  кроме  как  принять  сложившиеся  «предлагаемые  обстоятельства».  Все  же  самые  талантливые  из  них  стремятся  передать  своим  ученикам,  наряду  с  умениями  и  навыками,  необходимыми  для  сдачи  ЕГЭ,  хотя  бы  крупицы  подлинных  человеческих  чувств  и  эмоций.  Вот  для  этого  действительно  требуется  актёрское  мастерство.  И  режиссёр  с  актёром  могли  бы  действительно  многому  научить  учителей  и  воспитателей.  Они  могли  бы,  например,  разыграть  перед  своими  слушателями  такую  сценку  из  истории  физики  (документированный  факт  реальной  жизни). 

Нью-Йорк,  США.  В  гостиничный  номер  входит  уже  ставший  к  тому  времени  знаменитым  Альберт  Эйнштейн.  Слышно  радио,  передающее  популярную  лекцию  по  физике.  Забыв  про  чемоданы,  Альберт  присаживается  к  радиоприёмнику  и  внимательно  слушает  передачу.  Он  восхищён.  Он  поражён  талантом  автора.  Набирает  номер  радиостанции  и  просит  сообщить  ему  фамилию  учёного.  В  телефонной  трубке  слышен  ответ:  «Альберт  Эйнштейн». 

Можно  себе  представить,  сколько  всевозможных  ситуационных  разворотов,  человеческих  чувств,  эмоций  можно  сообщить  школьникам  во  время  обсуждения  этого  эпизода.  Например,  дети  невольно  поверят,  что  настоящими  гениями  становятся  только  те  люди,  которые  полностью  умеют  забывать  про  себя,  всецело  отдаваясь  любимому  делу.

4.  Возможно,  режиссёр  посетил  дом-музей  К.С.  Станиславского  и  тщательно  поработал  с  рукописным  наследием  великого  режиссёра.  Возможно,  он  проникся  его  инновационными  идеями  и  понял,  почему  все  великие  режиссёры  последние  шестьдесят  лет  стремятся  работать  именно  в  обстановке  камерных  театров.  Почему  зрители  с  высоким  театральным  вкусом  больше  ценят  сравнительно  небольшие  и  уютные  зрительные  залы  «Новой  оперы»  или  «Геликона»  в  Москве,  чем  великий  и  незабываемый  зал  основной  сцены  Большого  театра,  особенно  в  его  новом,  «золотом»,  варианте.  В  результате  режиссёр  решил  попробовать  на  курсах  повышения  квалификации  в  школе  испробовать  не  исходный,  а  усовершенствованный  самим  Станиславским  вариант  его  системы.  На  самом  деле  здесь  получается  много  интересных  совпадений.  Школьный  класс  практически  маленький  камерный  театр.  Расстояние  до  последней  парты  настолько  мало,  что  полевое  воздействие  каждого  педагога  является  эффективным.  Конечно,  каждый  учитель  и  воспитатель  хорошо  знают,  что  они  должны  сделать  в  классе.  Остаётся  только  понять,  как  именно  им  надо  вести  себя,  чтобы  полевое  воздействие  сработало.  И  здесь  надо  учесть  два  важных  обстоятельства.

Первый  урок  нам  дал  один  из  самых  великих  актёров  мира  —  А.П.  Кторов.  В  своих  лучших  произведениях  в  паре  с  Игорем  Ильинским,  который  был  самим  чувством  и  самой  эмоцией,  Кторов  доказал,  что  «каменное»,  неизменное  выражение  лица  и  пауза  в  сценической  речи  являются  самыми  выразительными  сценическими  приёмами.  Конечно,  тогда  это  получалось  только  потому,  что  Кторов  играл  в  кино  именно  с  Ильинским,  «срабатывал»  именно  этот  контраст  (см.  фильмы  «Закройщик  из  Торжка»,  «Процесс  о  трёх  миллионах»).  С  этим  можно  согласиться,  но  тогда  давайте  вспомним  и  признаем,  что  сегодня  вся  окружающая  ученика  жизнь  подобно  образам  героев  Игоря  Ильинского  страдает  отсутствием  ценностей  и  диктует  соответствующее  поведение  и  «законы  реальности».  При  этом  учителю  (воспитателю)  достаточно  хранить  «каменное  выражение»  лица  и  держать  паузу  в  речи,  чтобы  глубоко  воздействовать  на  чувства  и  эмоции  воспитанников,  поскольку  это  —  единственно  возможный  комментарий  ко  всему  происходящему  в  нашем  обществе,  сохраняя  устойчивое  понимание  ценностей,  невозмутимость.

Урок  второй.  Если  представлять  класс  как  маленький  камерный  театр,  то  не  мешает  вспомнить,  что  у  театрального  действия  есть  две  стороны.  Давно  прошло  время,  когда  в  моде  была  теория,  согласно  которой  сцена  есть  коробка  с  одной  вырезанной  гранью,  обращенной  в  зал.  Актёры  играют  в  «коробке»  «междусобойчик»,  стараясь  забыть  о  том,  что  «одна  стенка  у  коробки  отрезана».  Зрители,  соответственно,  получают  удовольствие  или  испытывают  разочарование,  подсматривая,  что  происходит  в  коробке  через  отсутствующую  стенку,  подобно  тому  как  мы  испытываем  наслаждение  или  скуку,  наблюдая  рыбок  в  аквариуме.

Идея  современного  театра  не  «сценическая  коробка».  Сцена  рассматривается  теперь  как  центр  жизни:  подобно,  но  гораздо  шире  театра  Древней  Греции,  подобно  Вашингтонскому  «Empty  Space»  (официально  театр  работает  по  «последней»  версии  системы  Станиславского),  со  сценой  —  в  центре  зала.  Театр  —  «пустое  пространство»,  пока  в  неё  не  приходят  актёр  и  зритель.  Только  тогда  театр  превращается  во  Вселенную,  в  интерактивный  музей  современного  типа  [3]. 

Заметим,  что  сейчас  происходит  подлинная  революция  образовательного  процесса  не  только  в  России,  но  и  во  всем  мире.  Мы  по  привычке  продолжам  говорить,  что  ребенок  ходит  в  школу,  забывая  о  том,  что  эти  слова  имеют  смысл  лишь  при  уточнении  —  «в  школу  чего?».  Существительное  «школа»  есть  синоним  термина  «образовательное  учреждение»,  то  есть  просто  лишнее  слово  в  русском  языке,  если  не  уточняется,  школой  ЧЕГО  является  это  учреждение.  Сегодня  уже  твёрдо  доказано  несколькими  нобелевскими  лауреатами,  что  речь  идет  о  «Школе  наследования  человеческого  и  социального  капиталов».  Поэтому  целью,  задачей  и  содержанием  работы  того,  что  мы  сегодня  называем  общеобразовательной  средней  школой,  является  помощь  воспитанникам  и  группам  воспитанников,  а  также  их  семьям  в  формировании  их  собственного  человеческого  и  социального  капиталов,  а  не  «натаскивание»  на  сдачу  ЕГЭ.  Кстати,  и  название  соответствующего  министерства  должно  быть,  по  нашему  мнению,  уточнено.  Министерство  образования  —  чего?  Сегодня  единственный  возможный  вариант  ответа  —  «Министерство  по  делам  наследования  человеческого  и  социального  капиталов».  Оно  должно  было  бы  организовывать  и  финансировать  передачу  национального  культурного  наследия  от  поколения  к  поколению.

Теперь,  чтобы  воздействовать  на  аудиторию  с  помощью  полей  или  без  них,  необходимо  всё  более  и  более  тонко  знать  особенности  реакции  аудитории  на  всевозможные  сценические  воздействия.  Многое  изменилось  в  психологии  людей  после  изобретения  кино,  радио,  телевизора  и  компьютера  —  самых  мощных  средств  массовой  информации.  Сегодня  можно  потребовать  от  директора  школы,  чтобы  после  завершения  курсов  повышения  квалификации  «Основы  сценической  речи  педагогов»  в  этой  же  школе  и  с  участием  тех  же  учителей  был  проведен  курс  повышения  квалификации  на  тему  «Особенности  восприятия  современного  школьника  в  связи  с  необходимостью  наследования  им  человеческого  и  социального  капиталов».  В  этом  курсе  учителям  и  воспитателям  будет  рассказано  (на  самом  деле,  такие  курсы  повышения  квалификации  уже  были  начаты  два  года  тому  назад  работниками  музея  «Человеческий  капитал»  в  бывшей  школе  1804,  теперь  2056,  Москвы)  о  следующих  очень  важных  особенностях  восприятия  современных  детей:

1.  Мальчики  и  девочки  нуждаются  в  создании  в  классе  достоверно  различных  уровней  психической  (нервной)  напряжённости.  Мастерство  современного  учителя  состоит  в  создании  разной  психической  напряжённости  для  мальчиков  и  девочек  в  едином  физическом  пространстве  одного  и  того  же  класса  для  достижения  адекватного  психического  состояния  для  каждого  ученика  в  отдельности  [4]. 

2.  Никогда  раньше  в  российских  школах  (тем  более  в  школах  СССР)  не  было  такого  достоверного  и  существенного  разделения  на  уровни  подготовки  в  одном  классе.  В  обычном  классе  общеобразовательной  российской  школы  (и  тем  более  в  учебной  группе  университета)  можно  выделить  три  подгруппы:  треть  воспитанников  (и  с  каждым  годом  эта  доля  стремительно  увеличивается)  в  своём  жизненном  и  образовательном  поведении  руководствуется  практически  только  инстинктами  —  самосохранения,  рефлексом  «что  такое?»  (любопытством),  эгоизмом,  ксенофобией  (любовь  и  забота  о  «своём  друге»,  нелюбовь  ко  всем  остальным).  Пятьдесят-шестьдесят  процентов  учащихся  руководствуются  практически  исключительно  рациональными  соображениями  —  ближайшей  выгодой  (финансовой,  карьерной,  «любовной»  и  т.  п.).  И,  наконец,  только  3—5  процентов  руководствуются  в  своём  жизненном  и  образовательном  поведении  более  или  менее  полным  набором  положительных  ценностей,  с  выраженными  чувством  совести,  умением  критически  оценивать  ситуацию,  пользоваться  творческой  интуицией,  физически,  психически  и  социально  здоровые  [2].  Нужно  отметить,  что  молодые  люди  каждой  из  указанных  подгрупп  стремятся  сохранить  свой  основной  тип  поведения  по  принципу  «пружины  Спинозы»  (мы  используем  такое  название  этого  принципа  вместо  непонятного  русскоязычному  читателю  названию  —  «конатус  Спинозы»,  см.  современную  теорию  регулятивизма  во  Франции  [5]),  то  есть  стремятся  оставаться  самими  собой,  такими,  как  они  сами  себя  понимают  и  принимают. 

 

Описание: D:\рисунки ЭКОНОМИКА\дискретный эса.jpg

Рисунок  1.  Дискретный  характер  переключения  типов  поведения  человека  Э-С-А

 

Примечания: 

1.  Мастерство  современного  учителя  сегодня  заключается  в  том,  чтобы  в  одном  пространстве  класса,  во  время  одного  и  того  же  урока,  на  материале  одного  и  того  же  предмета  (это  и  есть  великий  театральный  закон  «трёх  единств»)  сообщить  ЭМИРам  (воспитанникам  из  первой  подгруппы),  всё  необходимое  для  их  превращения  в  СИЛАчей  (воспитанников  из  второй  подгруппы),  СИЛАчам  всё  необходимое  для  превращения  в  АВАТаров  (воспитанники  из  третьей  подгруппы),  АВАТарам  —  понимание  необходимости  иногда  превращаться  в  СИЛАчей  и  ЭМИРов  (рисунок  1).

2.  Три  обозначенные  выше  подгруппы  воспитанников  отличаются  друг  от  друга  набором  ценностей,  что  и  определяет  —  количественно  и  качественно-сформированность  и  развитость  их  человеческого  и  социального  капиталов.

3.  На  только  что  закончившемся  конкурсе  школьных  музеев  Москвы  «Первые  шаги»,  в  котором  приняло  участие  700  школ,  музей  «Человеческий  капитал»,  работающий  в  духе  настоящей  статьи,  был  признан  лучшим.

 

Список  литературы:

1.Зыков  М.Б.  Социальная  философия  образования.  —  М.:  «Граница»,  2008.  —  348  с.

2.Зыков  М.Б.,  Сабанина  Н.Р.  Женщина  —  лакмусовая  бумажка  гражданской  катастрофы  //    Сб.  Научная  дискуссия:  вопросы  социологии,  политологии,  философии  и  истории:  Материалы  VII  международной  научно-практической  конференции  (19  ноября  2012  г.)  —  М.:  Изд.  «Международный  центр  науки  и  образования»,  2012.  —  178  с.  —  С.  156—163.  3. 

3.Зыков  М.Б..  Сабанина  Н.Р.  Музей  «Человеческий  капитал»  как  Цивилизационная  матрица  школы  //  Сборник  материалов  Международной  научно-практической  конференции  «Региональные  ресурсы  развития  культурно-образовательной  среды  —  ведущее  условие  самореализации  личности»  11—13  апреля  2011  г.  —  Смоленск:  ГАУ  ДПОС  «СОИРО»,  2011.  —  344  с.

4.Зыков  М.Б.,  Сабанина  Н.Р.  Обучение  в  общеобразовательной  средней  школе  как  стрессирующий  фактор  для  детей  //  Сб.  Фундаментальные  и  прикладные  проблемы  стресса:  материалы  II  Международной  научно-практической  конференции.  —  Витебск,  21  апреля  2011  г.  /  Витt,.  гос.  ун-т;  редкол.  А.П.  Соколов  [и  др.].  —  Витебск:  УО  «ВГУ  им.  П.М.  Макарова»,  2011.  —  244  с. 

5.Одинцова  А.В.  Конатус  Спинозы  в  теории  регуляции  //  Онтологические  предпосылки  экономических  теорий.  —  М.:  ИЭ  РАН,  2011.  —  С.  96.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом