Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXVI Международной научно-практической конференции «Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии» (Россия, г. Новосибирск, 03 апреля 2013 г.)

Наука: Педагогика

Секция: Общая педагогика, история педагогики и образования

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Климина А.В. ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ К ПОНИМАНИЮ ИДЕАЛА ШКОЛЫ В ТРУДАХ К.Д. УШИНСКОГО // Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии: сб. ст. по матер. XXVI междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

ОСНОВНЫЕ  ПОДХОДЫ  К  ПОНИМАНИЮ  ИДЕАЛА  ШКОЛЫ  В  ТРУДАХ  К.Д.  УШИНСКОГО

Климина  Алла  Валерьевна

первый  заместитель  директора,  канд.  пед.  наук,  филиал  НОУ  ВПО  «Московский  психолого-социальный  университет»  в  г.  Брянске

E-mail:  alla@bfmpsi.ru

 

В  настоящее  время  уделяется  большое  внимание  состоянию  и  возможному  вектору  развития  отечественного  образования,  определению  его  ключевых  ценностей  и  целей  в  русле  новых  требований  жизни,  которые  в  перспективе  призваны  определить  контуры  будущего.  Все  это  неизбежно  актуализирует  проблему  идеала  школы,  что  свидетельствует  о  том,  что  эффективность  социального  прогресса  начинает  рассматриваться  в  контексте  детерминирующей  роли  школы  в  этом  процессе.  Решить  эту  проблему  без  переосмысления  наследия  классиков  отечественной  педагогики,  на  наш  взгляд,  не  представляется  возможным. 

Наиболее  значительный  вклад  в  аксиологическое,  теоретическое  и  социокультурное  обоснование  предназначения  школы  в  перспективе  будущего  внес  К.Д.  Ушинский.  В  своих  педагогических  сочинениях,  рассматривая  самый  обширный  круг  вопросов,  посвященных  приоритетным  направлениям  развития  отечественного  образования,  основоположник  отечественной  научной  педагогики  неизменно  фокусировал  свое  внимание  на  школе,  вел  поиск  «идеала»  обучения  и  воспитания,  который  бы  обусловливался  закономерностями  интеллектуального,  духовно-нравственного  и  гражданского  становления  подрастающего  поколения.  Именно  это,  по  мнению  К.Д.  Ушинского,  действительно  отвечало  бы  интересам  общественного  прогресса,  потребностям  и  запросам  самого  человека.

Проблемно-генетическая  интерпретация  педагогических  взглядов,  суждений  и  выдвигавшихся  К.Д.  Ушинским  положений  позволяет  сформулировать  основные  подходы  к  обоснованию  идеала  школы.  Один  из  таких  ведущих  аспектов  был  обозначен  в  постановке  вопроса  о  взаимосвязи  школы  и  жизни.  Мыслитель  подчеркивал,  что  «школе  не  опрокинуть  жизни;  но  жизнь  легко  опрокидывает  деятельность  школы,  которая  становится  поперек  ее  пути»  [2,  с.  659—660].  Отсюда  возможно,  во-первых,  обосновать  идею  о  современности  школы,  призванной  осуществлять  обучение  и  воспитание  растущего  человека  в  контексте  настоящего  и  ориентации  на  будущее.  Во-вторых,  возникает  вывод  о  недопустимости  отставания  школы  от  жизни,  более  того,  возможно  утверждение  об  утрате  самого  смысла  школы  как  социокультурного  института,  если  ее  деятельность  осуществляется  вне  контекста  жизненных  реалий. 

Обоснование  идеала  рассматриваемого  социокультурного  института  детерминировало  проблему  определения  основных  структурных  элементов  новой  школы.  В  данном  контексте  К.Д.  Ушинский  писал  о  том,  что  ее  деятельность,  непременно  призванная  иметь  в  качестве  ведущей  такую  цель,  как  воспитание  растущего  человека,  «слагается  из  трех  элементов,  представителями  которых  являются:  администраторы  заведения,  его  воспитатели  и  его  учителя»  [1,  с.  250—251].  Мыслитель  допускал  возможность  взаимодействия  различных  элементов  школы  —  организационного,  учебного  и  воспитательного  —  как  по  содержанию,  так  и  по  способам  и  формам.  Между  тем,  ученый  подчеркивал,  что  «на  практике  вопрос  такой  комбинации,  на  который  теория  до  сих  пор  обращала  мало  внимания,  является,  по  нашему  мнению,  одним  из  важнейших  вопросов  в  деле  общественного  воспитания  и  разрешается  если  не  всегда  удачно,  то  зато  чрезвычайно  разнообразно»  [1,  с.  250—251].  Между  тем,  К.Д.  Ушинский  специально  обращал  внимание  на  дефицит  теоретического  изучения  этого  вопроса,  хотя  именно  от  «комбинации  основных  элементов  всякой  школы  более  всего  зависит  та  ее  воспитательная  сила,  без  которой  она  является  декорациями,  закрывающими  от  непосвященных  пробел  в  общественном  воспитании,  подобно  тем  картонным  деревьям,  которыми  закрываются  пустые  места  на  театральной  сцене»  [1,  с.  250—251].

Одно  из  приоритетных  направлений  обоснования  идеала  школы  К.Д.  Ушинский  связывал  с  проблемой  уточнения  цели  и  средств  образования.  Высказывая  критическое  отношение  к  сложившемуся  традиционному  взгляду  на  содержание  школьного  образования,  мыслитель  подчеркивал,  что,  «если  видеть  в  воспитании  только  обучение  чтению  и  письму,  древним  и  новым  языкам,  хронологии  исторических  событий,  географии  и  т.  п.,  не  думая  о  том,  какой  цели  достигаем  мы  при  этом  изучении  и  как  ее  достигаем,  тогда  нет  надобности  в  специальном  приготовлении  воспитателей  к  своему  делу»  [1,  с.  255].  Основной  целью  обучения  и  воспитания  в  идеальной  школе  К.Д.  Ушинский  полагал  нравственное  становление  растущего  человека,  развитие  его  рефлексивной  готовности  к  восприятию  и  осмыслению  смысложизненных  ценностей  бытия. 

В  русле  поиска  идеала  школы  важной  представлялась  проблема  организации  взаимодействия  учителя  и  учеников  в  учебном  процессе.  По  этому  поводу  К.Д.  Ушинский  писал,  что  новая  школа  призвана,  по  сравнению  с  существовавшей  традицией,  специально  обращать  внимание  на  особенности  организации  труда  учителя  и  учебной  деятельности  учеников.  Ученый-педагог  выступал  за  то,  чтобы  «дети,  по  возможности,  трудились  самостоятельно,  а  учитель  руководил  этим  самостоятельным  трудом  и  давал  для  него  материал»  [1,  с.  99].  По  сути,  К.Д.  Ушинский  выдвигал  идею  педагогического  сопровождения  как  одну  из  атрибутивных  характеристик  идеальной  школы.  Интерпретируя  приведенный  тезис  мыслителя,  можно  констатировать,  что  впервые  достаточно  рельефно  была  обоснована  подлинно  педагогическая  идея  преодоления  гипертрофированного  дидактизма,  присущего  современной  К.Д.  Ушинскому  школе.  Так,  ученый  обосновал  актуальность  субъектной  позиции  как  учителя,  так  и  учеников  в  образовательном  пространстве  школы,  что  предполагало  особую  роль  учителя,  призванного  педагогическими  средствами  обеспечить  самостоятельную  учебно-познавательную  деятельность.

В  контексте  поиска  идеала  школы  ключевым  являлся  вопрос  о  личности  педагога.  Это  рельефно  отражено  в  предельно  методологическом  тезисе  К.Д.  Ушинского  о  том,  что  «в  воспитании  все  должно  основываться  на  личности  воспитателя,  потому  что  воспитательная  сила  изливается  только  из  живого  источника  человеческой  личности»  [1,  с.  265].  Приведенный  авторский  тезис  представляет  собой  важный  методологический  посыл  и  сегодня,  когда  вновь  актуализируется  и  широко  дискутируется  в  обществе  проблема,  которая  на  государственном  уровне  обозначена  как  «Наша  новая  школа».  В  современных  условиях  активного  внедрения  мультимедийных  средств  осуществления  образовательного  процесса  как  закономерной  реакции  на  вызовы  информационной  стадии  развития  общества  очень  важно  помнить  приведенное  выше  суждение  классика  отечественной  педагогической  мысли. 

Важным  в  аспекте  все  более  заметной  сегодня  тенденции  к  регламентации  педагогического  труда  представляется  постановка  К.Д.  Ушинским  вопроса  о  приоритетности  программно-методического  обеспечения  и  личности  воспитателя.  По  этому  поводу  он  подчеркивал,  что  «никакие  уставы  и  программы,  никакой  искусственный  организм  заведения,  как  бы  хитро  он  ни  был  придуман,  не  может  заменить  личности  в  деле  воспитания»  [1,  с.  265].  Более  того,  К.Д.  Ушинский  достаточно  открыто  выступал  за  минимизацию  тенденции  к  гипертрофированной  регламентации  жизни  школы,  подчеркивая,  что  «инструкции,  уставы,  программы  —  дело  второстепенное,  и  чем  меньше  их,  тем  лучше».  Мыслитель  был  убежден,  что  влияние  различных  нормативных  документов,  регламентирующих  деятельность  школы,  всегда  относительно,  поскольку  «дурного  воспитателя  они  не  сделают  хорошим  и  не  заменят  его  ни  в  каком  случае;  хорошему  же  они  не  нужны  и  могут  только  помешать  ему»  [1,  с.  265]. 

Необходимо  специально  отметить,  что  в  фокусе  размышлений  К.Д.  Ушинского  находился  и  такой  важный  методологический  аспект  в  русле  рассматриваемой  проблемы,  как  конструктивное  сочетание  традиций  и  новаций  в  идеальной  школе.  Например,  принципиальным  в  развитии  школы  К.Д.  Ушинский  считал  такую  точку  ее  становления,  когда  «уже  образовался  и  ясно  высказался  дух  заведения»,  поскольку  именно  с  этого  момента  «воспитательная  сила  заведения  будет  расти  с  каждым  годом  и  подчинять  себе  новые  личности»  [1,  с.  266].  Несомненно,  что  сложивший  «дух»,  детерминирующий  появление  такого  феномена,  как  «воспитательная  сила»,  можно  вполне  обоснованно  рассматривать  в  качестве  характеристики  идеальной  школы.  К.Д.  Ушинский  формулирует  важнейшее  методологическое  положение  о  преемственности  педагогических  традиций  и  новаций  как  ключевом  факторе  деятельности  школы  в  контексте  идеального  взгляда  на  ее  развитие. 

В  русле  приоритетных  направлений  обоснования  идеала  школы,  как  это  видно  из  размышлений  К.Д.  Ушинского,  необходимо  обозначить  и  вопрос  о  педагогическом  профессионализме.  Его  наличие  должно  было,  по  мнению  мыслителя,  обеспечить  на  практике  максимально  возможное  использование  такого  средства  воспитания,  как  ресурс  самого  растущего  человека.  К.Д.  Ушинский  подчеркивал,  что  «воспитатель  должен  стремиться  узнать  человека,  каков  он  есть  в  действительности,  со  всеми  его  слабостями  и  во  всем  его  величии,  со  всеми  его  будничными,  мелкими  нуждами  и  со  всеми  его  великими  духовными  требованиями.  Воспитатель  должен  знать  человека  в  семействе,  в  обществе,  среди  народа,  среди  человечества  и  наедине  со  своею  совестью;  во  всех  возрастах,  во  всех  положениях,  в  радости  и  горе,  в  величии  и  унижении,  в  избытке  сил  и  в  болезни,  среди  неограниченных  надежд  и  на  одре  смерти,  когда  слово  человеческого  утешения  уже  бессильно.  Он  должен  знать  побудительные  причины  самых  грязных  и  самых  высоких  деяний,  историю  зарождений  преступных  и  великих  мыслей,  историю  развития  всякой  страсти  и  всякого  характера.  Тогда  только  будет  он  в  состоянии  почерпать  в  самой  природе  человека  средства  воспитательного  влияния,  —  а  средства  эти  громадны!»  [2,  с.  35—36].  Отсюда  возможен  вывод  о  том,  что,  во-первых,  К.Д.  Ушинский  верил  в  безграничные  возможности  человека.  Во-вторых,  их  реализацию  ученый  связывал  с  антропологической  компетентностью  учителя,  его  профессиональной  готовностью  к  познанию  растущего  человека  во  всех  многообразных  аспектах  его  бытия. 

Приведенные  представления  К.Д.  Ушинского  о  том,  какой  он  видел  идеальную  школу,  позволяют  констатировать  их  глубинный  антрополого-гуманистический  смысл,  который  характеризуется  не  только  своей  актуальностью,  но  и  перспективностью  в  контексте  концептуальных  положений  построения  «Нашей  новой  школы».  Так,  обоснованным  является  принципиальный  вывод  о  непреходящем,  независимо  от  конкретно-исторических  обстоятельств,  подлинном  предназначении  школы,  заключающемся  в  становлении  человеческого  в  растущем  человеке  как  основополагающем  условии  бытия,  его  бытия.

 

Список  литературы:

  1. Ушинский  К.Д.  Избранные  педагогические  произведения  —  М.:  Просвещение,  1968.  —  556  с.
  2. Ушинский  К.Д.  Человек  как  предмет  воспитания.  Опыт  педагогической  антропологии.  Собрание  сочинений:  В  11  т.  —  М.  —  Л.:  АПН  РСФСР,  1950.  —  Т.  8.  —  774  с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом