Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXXVII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 22 декабря 2015 г.)

Наука: Политология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Циденков К.М. ТРАНСТИХООКЕАНСКОЕ ПАРТНЕРСТВО: НОВЫЕ ВЫЗОВЫ ДЛЯ КИТАЯ И СТРАН ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XXXVII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 10(36). URL: http://sibac.info/archive/social/10(36).pdf (дата обращения: 19.11.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

ТРАНСТИХООКЕАНСКОЕ  ПАРТНЕРСТВО:  НОВЫЕ  ВЫЗОВЫ  ДЛЯ  КИТАЯ  И  СТРАН  ЮГО-ВОСТОЧНОЙ  АЗИИ

Циденков  Константин  Михайлович

студент  3  курса,  Институт  истории  и  международных  отношений  СГУ

РФ,  г.  Саратов

E-mailtsk1995@yandex.ru

Арсентьева  Ирина  Ильинична

научный  руководитель,  д-р  политических  наук,  профессор  кафедры  международных  отношений  и  внешней  политики  России  СГУ, 
РФ,  г.  Саратов

 

Транстихоокеанское  партнерство  (ТТП)  является  одной  из  самых  обсуждаемых  экономических  инициатив  последнего  времени.  Можно  встретить  различные  предположения  в  научной  среде,  к  чему  в  конечном  счете  приведет  создание  такого  экономического  блока,  но  все  сходятся  в  том,  что  это  событие,  если  и  не  перевернет  мировую  экономику  с  ног  на  голову,  то,  безусловно,  окажет  на  нее  огромное  влияние.  Ставя  целью  рассмотреть  хотя  бы  в  общих  чертах,  каковы  задачи  и  последствия  создания  ТТП  как  для  участников,  так  и  для  мирового  сообщества  в  целом,  необходимо  ответить  на  ряд  вопросов:

  • что  вообще  представляет  собой  ТТП?
  • кому  принадлежит  инициатива  создания  данного  объединения,  чье  участие  в  нем  запланировано?
  • для  чего  функционирует  данная  организация?
  • как  изменится  мировая  экономика  под  влиянием  ТТП?
  • как  отразится  создание  ТТП  на  его  непосредственных  участниках  и  тех,  кому  предстоит  взаимодействовать  с  этой  организацией?

Согласно  одному  из  наиболее  распространенных  определений,  Транстихоокеанское  партнерство  (ТТП  или  ТЭП;  англ.  Trans-Pacific  Partnership,  TPP)  –  планируемая  к  созданию  международная  торгово-экономическая  организация,  целью  которой  является  создание  зоны  свободной  торговли  в  Азиатско-Тихоокеанском  регионе.  Организация  создается  на  основе  разрабатываемого  торгового  соглашения  между  ее  участниками.

Данная  структура  должна  стать  альтернативой  АСЕАН  и  АТЭС,  ее  создание  является  продолжением  американской  политики  по  сохранению  контроля  над  Тихоокеанской  зоной,  созданию  экономического  блока  для  противостояния  растущему  влиянию  Китая  и  России.  По  прогнозам,  доля  стран  ТТП  (вместе  с  Японией)  в  мировом  ВВП  может  достигнуть  38–40  %  и  ¼  оборота  мировой  торговли  (при  этом  лидируя  по  объему  доли  в  ВВП,  но  уступая  в  обороте  мировой  торговли  торговому  блоку  АСЕАН+6  при  условии  участия  Китая  в  АСЕАН).

Прежде  всего,  отметим,  что,  несмотря  на  то,  что  проект  ТТП  попал  в  поле  зрения  широкой  общественности  относительно  недавно,  идея  его  создания  вынашивается  по  меньшей  мере  уже  десяток  лет.  Впервые  предложение  о  создании  ТТП  было  выдвинуто  еще  в  2003  г.  тремя  странами  –  Новой  Зеландией,  Сингапуром  и  Чили.  На  первый  взгляд,  такое  сочетание  может  вызвать  удивление,  но  если  вспомнить,  что  три  страны  являются  партнерами  в  рамках  АТЭС,  то  подобная  кооперация  становится  объяснимой.  В  2005  г.  к  тройке  присоединился  Бруней,  после  чего  в  2006  г.  было  подписано  соглашение  о  создании  ТТП.  В  итоге  получается  достаточно  своеобразная  ситуация:  ТТП,  словно  «кот  Шредингера»  от  экономики  одновременно  и  существует,  и  не  существует.  Дело  в  том,  что  с  2008  г.  США,  а  вслед  за  ними  и  значительная  часть  остальных  стран  АТР  начала  проявлять  интерес  к  данному  соглашению.  Разумеется,  при  участии  США,  фактически  перехвативших  лидерство  и  перезапустивших  переговорный  процесс,  идея  создания  заурядной  региональной  зоны  свободной  торговли  эволюционировала  в  возможно  один  из  самых  амбициозных  проектов  последних  десятилетий.

Что  же  все-таки  делает  ТТП  особенным?  Во-первых,  это  масштаб.  На  конец  2015  г.  в  подписанном  в  октябре  соглашении  участвуют  12  стран,  среди  которых  такие  экономики,  как  США,  Япония  и  Сингапур.  Еще  6  государств  заинтересованы  в  участии  в  переговорном  процесс,  и  в  перспективе  можно  ожидать  рост  числа  заинтересованных  сторон.  Во-вторых,  создание  ТТП  может  стать  первым  шагом  на  пути  к  предсказываемому  объединению  менее  крупных  ЗСТ  (к  примеру,  в  новое  соглашение  в  полном  составе  входят  страны  НАФТА,  а  также  значительная  часть  государств  АСЕАН).  В-третьих,  свою  роль  играет  и  приписываемое  блоку  геополитическое  значение.  Конечно,  намерения  и  устремления  подобного  рода  никогда  не  озвучивались  открыто,  но  это,  можно  сказать,  тот  самый  случай,  когда  стороны  молчат  о  том,  что  им  и  так,  в  общем-то,  понятно.  Сделав  для  порядка  заявление  о  том,  что  не  возражают  видеть  Китай  и  Россию  в  рядах  организации,  США  получили  весьма  прохладный  ответ.  Совершенно  понятно,  что  ни  те,  ни  другие  не  согласятся  присоединяться  к  соглашению  на  выработанных  без  их  участия  условиях.  Но  это,  в  общем-то,  едва  ли  нужно  самим  США.  Так  что  желание  сдержать  Китай,  а  Россию,  помимо  того,  еще  и  зажать  в  тиски,  которыми,  с  одной  стороны,  является  ЕС,  с  другой  –  ТТП,  ни  для  кого  секретом  не  является.

Но  каким  путем  будет  производиться  это  сдерживание?  До  чего  вообще  на  данный  момент  договорились  участники?  Когда  следует  ждать  следующих  значимых  шагов  на  пути  оформления  ТТП?

Важной  датой  в  истории  ТТП  стало  5  октября  2015  г.  –  именно  в  этот  день  было  подписано  Соглашение  о  Транстихоокеанском  стратегическом  экономическом  сотрудничестве.  Речь  идет  о  полной  ликвидации  таможенных  пошлин,  унификации  санитарных  и  фитосанитарных  мер,  об  общей  политике  в  сфере  защиты  прав  интеллектуальной  собственности,  правительственных  закупок  и  конкурентной  политики.

В  ТТП  отменяются  пошлины  более  чем  на  18  тыс.  товаров.  Полностью  параметры  компромисса  по  торговле  в  ТТП  не  обнародованы:  текста  соглашения  пока  нет,  опубликовано  лишь  20-страничное  резюме  переговоров  глав  торговых  ведомств  12  стран.  Переговоры  в  целом  шли  в  атмосфере  строгой  секретности.  По  данным  The  Wall  Street  Journal,  в  результате  согласований  сторонам  удалось  договориться  об  облегчении  торгового  сотрудничества  по  охране  интеллектуальной  собственности  в  сфере  био-  и  фармпрепаратов,  о  правилах  автомобильной  сборки  и  торговле  молочными  продуктами.  Переговоры  США  и  Австралии,  в  частности,  касались  сроков  патентной  защиты  в  США  новых  биологических  препаратов.  США  требовали  12  лет  защиты,  но  пошли  на  снижение  требований.  Новая  Зеландия  как  самый  крупный  экспортер  молочных  продуктов  добилась  облегчения  доступа  на  американский  рынок,  а  США  –  на  закрытый  сельскохозяйственный  рынок  Японии.  Отдельными  соглашениями  частично  открываются  и  унифицируются  рынки  труда  для  участников  ТТП,  урегулируются  вопросы  экологической  нагрузки,  интернет-торговля,  торговля  услугами  [4].

Несмотря  на  то,  что  принципиальное  согласие  достигнуто,  не  стоит  ожидать  немедленного  вступления  документа  в  силу:  предстоит  его  ратификация  всеми  12  участниками,  что  отнюдь  не  является  формальностью,  поскольку  противники  соглашения  имеются  практически  во  всех  странах.  Так,  например,  споры  о  том,  насколько  нужно  ТТП,  ведутся  в  Канаде,  США  и  Австралии  (где  в  игру  вступило  табачное  лобби)  [3].

Как  пишет  The  New  York  Times,  самые  яростные  противники  идеи  ТТП  обнаружились  не  в  странах,  с  которыми  предстоит  договариваться,  а  в  самом  Вашингтоне.  Так,  соратники  Обамы  по  партии  подвергли  критике  соглашение,  утверждая,  что  оно  с  большой  вероятностью  принесет  США  больше  вреда,  чем  пользы.  Если  в  ближайшее  время  Обаме  не  удастся  переубедить  десятки  демократов,  его  шанс  оставить  след  в  истории  будет  потерян.

«Если  президент  не  сможет  получить  содействия  в  конгрессе  по  вопросам  торговых  соглашений  в  Азии,  это  станет  катастрофой  для  его  политики  в  Азии»,  –  утверждает  Майкл  Грин,  бывший  советник  по  Азии  в  администрации  Джорджа  Буша  младшего.  –  Администрация  Обамы  будет  выглядеть  хромой  уткой  на  фоне  поигрывающего  мускулами  Китая»  [5].

Что  же  касается  возможных  выгод  в  случае,  если  соглашение  вступит  в  силу,  то  мнение,  что  США  окажутся  едва  ли  не  единственной  стороной,  которая  останется  в  выигрыше,  все-таки  ошибочно.  Основную  экономическую  выгоду,  как  ожидается,  извлекут  Малайзия,  Вьетнам  и  Япония,  которые  смогут  максимально  нарастить  свой  экспорт.  Например,  примерно  60  %  вьетнамского  экспорта  текстиля  сейчас  приходится  на  участников  ТТП,  но  в  этих  странах  существуют  довольно  высокие  таможенные  барьеры,  например,  в  США  вьетнамский  текстиль  облагается  18  %  таможенной  пошлиной.  Обнуление  пошлин,  конечно  же,  подстегнет  экспорт  вьетнамского  текстиля,  но  в  то  же  время  обнажит  вьетнамский  рынок  для  еще  большего  проникновения,  например,  молочной  продукции  из  Новой  Зеландии,  так  что,  скажем,  вьетнамская  компания  «Винамилк»  будет  рассматривать  ТТП  как  вызов  [2].

По  японским  оценкам,  либерализация  аграрного  рынка  может  привести  к  резкому,  примерно  на  40  %,  падению  собственного  производства  в  Японии  основных  продовольственных  товаров,  поскольку  японское  сельское  хозяйство  полностью  зависимо  от  господдержки  и  не  способно  к  открытой  конкуренции.  При  этом  вступление  в  ТТП  снизит  цены  на  импортируемые  в  Японию  продукты  питания.  Выгоду  получат  японские  экспортеры  автомобилей  и  электроники,  в  связи  с  чем  ведущие  американские  автомобилестроительные  компании  выступили  против  участия  Японии  в  ТТП.

Наконец,  вопросом  принципиальной  важности  является  участие  либо  неучастие  Китая  в  ТТП.  Важно  отметить,  что  возможность  вступления  Китая  не  отвергается  в  принципе,  хотя  и  выглядит  не  слишком  вероятной  в  ближайшем  будущем.  По  словам  профессора  Чжана  Сяотуна  из  Уханьского  университета,  в  китайской  академической  среде  нет  единого  мнения  о  влиянии  ТТП  на  национальные  интересы.  Есть  сторонники  вступления  Китая  в  ТТП,  полагающие,  что  это  даст  толчок  к  реформированию  китайской  экономики.  Представители  другого  лагеря  опасаются,  что  ТТП  является  инструментом  США  по  сдерживанию  Китая.  По  данным  исследования  2012  г.,  подписание  соглашения  о  ТТП  будет  стоить  Китаю  к  2025  г.  чуть  более  1  %  экспорта.

Если  говорить  кратко,  то  негативное  влияние  ТТП  на  интересы  КНР  может  проявляться  в  следующих  формах:

  1. Перенос  западных  предприятий  с  территории  КНР  на  территорию  стран-участниц  ТТП.  Например,  по  сообщениям  компании  Интел,  до  80  %  компьютерных  чипов  в  2015  г.  будет  производиться  во  Вьетнаме.  О  переносе  туда  производств  из  КНР  заявляет  и  Майкрософт.  Вьетнам  представляется  более  перспективным  сборочным  цехом  для  электронной  продукции  в  связи  с  более  дешевой  рабочей  силой  и  выгодным  географическим  положением,  что  влечет  за  собой  перенос  производств  электроники  из  КНР  в  СРВ.  Также  ожидается  перенос  производств  из  Китая  в  Мексику,  еще  одну  страну-участницу  Соглашения  о  ТТП.
  2. Снижение  китайского  экспорта  в  ЕС  и  США,  т.к.  такие  развивающиеся  страны  как  Вьетнам,  Мексика  и  т.  д.  благодаря  членству  в  ТТП  получают  существенные  преимущества  перед  китайскими  экспортерами  на  европейском  рынке.  Китайский  экспорт  также  будет  ограничен  в  связи  с  тем,  что  китайская  продукция  может  не  соответствовать  установленным  в  рамках  ТТП  нормам.
  3. Снижение  товарооборота  с  Японией  и  странами  АСЕАН,  что  непосредственно  скажется  на  китайском  экспорте,  по  некоторым  данным,  в  сильной  степени  зависящим  от  поставок  комплектующих  из  этих  стран.
  4. Еще  одна  угроза  для  КНР,  на  которую  указывает  Ли  Сянцюань,  директор  Института  Азиатско-тихоокеанских  исследований  при  Китайской  Академии  социальных  наук,  это  негативное  влияние  ТТП  на  имеющие  значения  для  Китая  интеграционные  процессы,  такие  как  АТЭС.  Также  подписание  Соглашения  о  ТТП  вкупе  с  Соглашением  о  Трансатлантическом  торговом  и  инвестиционном  партнерстве  может  существенно  сказаться  на  эффективности  проекта  «Нового  шелкового  пути»  [1].

Можно  добавить,  что  по  линии  ТТП-КНР  есть  две  стратегии:

  1. ТТП  без  Китая.  В  этом  случае  есть  риск  обрыва  ряда  производственно-сбытовых  цепочек  региона,  дальнейший  исход  производств  из  КНР  в  страны  ТТП,  усиление  роли  таких  развивающихся  стран,  как  Вьетнам  и  Индия,  использование  ТТП  как  инструмента  сдерживания  Китая  в  регионе.
  2. ТТП+Китай.  В  этом  случае  Китай  будет  сотрудничать  с  ТТП,  не  присоединяясь,  т.к.  вряд  ли  будет  способен  принять  ряд  стандартов.  Однако,  такое  партнерство  будет  идти  на  пользу  странам-участницам,  в  той  или  иной  мере  активно  торгующим  с  Китаем  в  настоящее  время.  Также  сотрудничество  по  формуле  ТТП+1  будет  катализатором  социально-экономических  и,  кто  знает,  политических  преобразований  в  Китае.  Причем  преобразований  в  том  ключе,  в  котором  это  выгодно  США.

Если  США  будут  намерены  проводить  эффективную  и  прагматичную  политику,  то  в  их  же  интересах  не  оставлять  Китай  «за  бортом»,  а  предложить  КНР  формулу  сотрудничества  с  ТТП  [2].

Итак,  резюмируя,  сделаем  несколько  основных  выводов.

Хотя  ТТП  и  знаменует  значительные  перемены  в  мировой  экономике,  нельзя  недооценивать  геополитическое  значение  проекта.  Его  привлекательность,  например,  для  стран  ЮВА  заключается  в  возможности  оттянуть  часть  производств  из  Китая.  Платой  за  это  послужит  в  первую  очередь  снижение  таможенных  барьеров,  что  может  обернуться  спадом  в  сельскохозяйственных  и  некоторых  других  отраслях.  Являясь  в  своем  перерожденном  виде  американским  проектом,  ТТП,  несомненно,  даст  значимые  выгоды  для  остальных  участников.  Вряд  ли  в  противном  случае  соглашения  удалось  бы  достичь.  Хотя  Китай  не  вошел  в  число  «11  друзей  Обамы»,  подписавших  соглашение,  его  невозможно  вычеркнуть  из  новой  системы  экономических  отношений.  Существуют  различные  сценарии  и  модели  взаимодействия  КНР  со  вновь  образованной  структурой.  Прогнозы  в  отношении  формы  и  вида  такого  взаимодействия  отличаются  объяснимой  осторожностью,  однако  очевидно,  что  просто  оставить  Китай  за  бортом  не  удастся.

Сложно  судить  о  качественных  переменах  американского  влияния  на  регион  в  случае  вступления  соглашения  в  полную  силу,  однако,  мы  видим,  что  данные  процессы  представляют  собой  некое  «установление  симметрии»,  в  дополнение  к  уже  налаженному  трансатлантическому  сотрудничеству,  носящему,  впрочем,  скорее  военно-политический  характер.

Как  уже  отмечалось,  ТТП  является  одной  из  самых  амбициозных  инициатив  последних  десятилетий.  Невозможно  сказать  наверняка,  как  сильно  изменится  баланс  сил  в  случае  его  вступления  в  силу,  однако  очевидно  следующее.  Тот,  кто  останется  в  стороне,  игнорируя  установление  связей  с  формирующимся  экономическим  блоком,  потеряет  намного  больше,  чем  сторона,  если  и  не  принимающая  указанные  другими  правила  игры,  то,  по  крайней  мере,  имеющая  их  в  виду.

 

Список  литературы:

  1. «Бумажный  крокодил»  пугает  Китай?  //  РСМД.  –  19.06.2015.  –  [Электронный  ресурс]  –  Режим  доступа.  –  URL:  http://russiancouncil.ru/blogs/gleb-shutov/?id_4=1911  (дата  обращения  29.11.2015).
  2. Одиннадцать  друзей  Штатов.  Как  и  зачем  создается  Транстихоокеанское  партнерство  [Электронный  ресурс]  //  КОНТ.  –  07.10.2015.  –  [Электронный  ресурс]  –  Режим  доступа.  –  URL:  http://cont.ws/post/131282  (дата  обращения  29.11.2015).
  3. Сдержать  Китай:  7  фактов  о  Транстихоокеанском  партнерстве  [Электронный  ресурс]  //  Slon.ru  –  05.10.2015.  –  [Электронный  ресурс]  –  Режим  доступа.  –  URL:  https://slon.ru/posts/57518  (дата  обращения  29.11.2015).
  4. Транстихоокеанское  партнерство:  прорыв  или  фарс?  [Электронный  ресурс]  //  Вести  Экономика.  –  06.10.2015.  –  [Электронный  ресурс]  –  Режим  доступа.  –  URL:  http://www.vestifinance.ru/articles/63054  (дата  обращения  29.11.2015).
  5. ТТП  не  пройдет:  Обама  перестарался,  утирая  нос  Китаю  [Электронный  ресурс]  //  Экономика  сегодня.  –  15.06.2015  –  [Электронный  ресурс]  –  Режим  доступа.  –  URL:  http://rueconomics.ru/67563-ttp-ne-proydet-obama-perestaralsya-utiraya-nos-kitayu/  (дата  обращения  29.11.2015).
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Оставить комментарий