Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXX Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 24 марта 2015 г.)

Наука: Социология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Фокина А.В. ОСОБЕННОСТИ ЖЕНСКОГО РОЛЕВОГО НАБОРА В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XXX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 30. URL: http://sibac.info/archive/social/3(29).pdf (дата обращения: 25.08.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ОСОБЕННОСТИ  ЖЕНСКОГО  РОЛЕВОГО  НАБОРА  В  СОВРЕМЕННОМ  ОБЩЕСТВЕ

Фокина  Анастасия  Викторовна

студент  2  курса,  факультет  социологии  и  социального  управления  РГСУ,  РФ,  г.  Москва

E-mail:  fn1995@yandex.ru

 

Актуальность  данной  темы  обусловлена  не  только  определением  основного  спектра  социальных  ролей,  реализуемых  женщиной  в  динамической  изменяющейся  структуре  современного  общества,  но  и  изучением  их  особенностей:  модификацией,  масштаба  действия,  приоритетность  тех  или  иных  моделей  поведения  и  т.  д.

Социальная  роль  представляет  собой  динамический  аспект  социального  статуса;  определенный  образец,  модель  поведения,  направленная  на  реализацию  прав  и  обязанностей  личности,  предписанные  в  соответствии  с  социальным  статусом.

Социальная  роль  состоит  из  ролевых  ожиданий  (экспектации)  —  требования,  предъявляемые  к  исполнению  той  или  иной  роли  (например,  ожидание  подчиненными  определенного  поведения  начальника)  и  исполнения  роли  (ролевое  поведение)  —  то,  что  личность  реально  выполняет  в  рамках  своей  социальной  роли.  Иногда  один  и  тот  же  человек  выполняет  множество  ролей,  которые  могут  противоречить,  не  согласовываться  друг  с  другом,  что  приводит  к  возникновению  ролевого  конфликт  —  наиболее  острой  формы  ролевого  взаимодействия,  ведущей  к  противостоянию  его  сторон.

«Теория  ролевых  и  статусных  наборов»  Р.  Мертона  фиксирует  то  обстоятельство,  что  индивиды,  занимающие  те  или  иные  статусы,  находятся  во  взаимодействии  с  другими  партнерами,  обладающими  разными  ожиданиями  из-за  различных  позиций  в  социальной  структуре.  Теория  ролевых  наборов  обращает  внимание  на  различие,  несовместимость  и  возникающие  конфликты  между  ожиданиями  (экспектациями)  индивидов,  занимающие  различные  статусные  позиции.

Ролевой  набор  (по  Р.  Мертону)  —  совокупность  ролевых  ожиданий  личности,  определяемых  её  социальным  статусом.

В  современном  обществе  происходит  фрагментация  и  модификация  социальных  ролей,  нередкой  становится  ситуация  ролевых  конфликтов,  следствием  которых  является  выбор  приоритетной  для  личности  роли  в  ущерб  другой.

Видоизменение  данного  приоритета  можно  проследить  на  примере  ролевого  набора  женщины  в  советский  период  и  на  стадии  современного  информационного  пространства.  Явной  особенностью  1950—1960  гг.  является  массовый  переход  женщин  из  домашнего  и  личного  подсобного  хозяйства  в  сферу  общественного  производства.  Удельный  вес  женского  труда  в  промышленности  с  1950  по  1980  гг.  удерживался  на  отметке  49  %,  в  сельском  хозяйстве  женщины  составляли  45  %  работников.  Они  же  составляли  большинство  среди  работников  здравоохранения  и  социального  обеспечения  (84  %),  просвещения  (74  %),  культуры  (70  %),  связи  (68  %),  торговли  и  общественного  питания  (76  %)  [4].  Иначе  говоря,  женщины  были  вовлечены  во  все  отрасли  народного  хозяйства  и  всюду  играли  огромную,  если  не  решающую  роль.  Официальные  пропагандистские  издания,  СМИ  формировали  главный  приоритет  и  ценность:  «Труд  способствует  развитию  личности  женщины,  повышает  её  роль  в  жизни  общества  и  семье,  дает  ей  моральное  удовлетворение»  [1,  с.  15].  Семья  же  оказывалась  частью  контракта  работающей  матери  и  являлась  неизбежным  противовесом  работе,  занимая  большую  часть  времени,  свободного  от  выполнения  обязанностей  перед  государством.  Семья  приобретала  ассиметричный  характер:  в  ней  выделялась  роль  матери  с  расширенным  набором  функций  и  требований.  Ей  предписывалось  отвечать  не  только  за  рождение  и  воспитание  детей,  домашний  быт,  но  и  помимо  этого  за  материальную  поддержку  своей  семьи.  В  качестве  проводника,  позволяющего  совмещать  противоречивые  обязанности  «работницы»  и  «хранительницы  семейного  очага»  стал  трудовой  коллектив,  заложивший  ценность  «товарищеской  солидарности»,  коллективизма.

Спецификой  профессиональной  занятости  женщин  в  СССР  оставался  крайне  тяжелый,  малоквалифицированный  и  плохо  оплачиваемый  труд,  хотя  уровень  образования  и  профессиональной  подготовки  женщин  был  выше,  чем  у  мужчин.  Данный  парадокс  можно  объяснить  тем,  что  дом  и  быт  были  высоким  барьером,  не  позволявшим  массе  женщин  реализовать  себя  в  профессиональной  сфере  [1,  c.  20].

Таким  образом,  в  первое  послевоенное  десятилетие  образ  женщины  подразумевал  под  собой  сочетание  ролей  матери,  жены  и  труженицы.  В  послесталинский  период  в  дополнении  ролей  «общественницы»  и  «работницы»  прибавлялась  роль  «хозяйки».

В  современном  обществе  образ  женщины  представлен  разносторонне,  но  один  из  устойчивых  —  образ  успешной  женщины,  который  предполагает  одновременное  сочетание  ролей  матери,  жены,  профессионала,  руководителя,  соратницы  и  т.  д.  Возрастает  ценность  успеха  и  реализации  в  профессиональной  деятельности,  и  как  средство  стремление  получения  образования,  что  отодвигает  роль  матери  на  второй  план.  Согласно  результатам  исследования  ФОМ,  современные  женщины  предпочитают  рожать  в  более  зрелом  возрасте,  чем  это  было  принято  еще  недавно  [2].  Сначала  они  стараются  получить  образование,  и  часто  не  одно.  После  стремятся  закрепиться  на  работе.  Правда  цель  заработка  также  меняется:  первоочередной  становится  обеспечение  собственных  нужд,  а  не  будущего  своего  ребенка.  То  есть  если  раньше  в  жизни  российской  женщины  ребенок  (дети),  как  правило,  был  доминирующей  ценностью,  то  теперь  на  первые  позиции  вышли  образование,  карьера  и  потребление.  Согласно  статистическим  данным  Росстата  уровень  высшего  профессионального  образования  (включая  послевузовское  образование)  на  2010  г.  составлял  58  %  женщин  (по  сравнению  с  42  %  мужчин)  [9].  А  по  уровню  экономической  активности  женщин  на  2011  г.  Россия  занимает  одну  из  ведущих  позиций  (63  %),  уступая  место  Норвегии  (68,6  %),  Швеции,  (68  %)  и  Финляндии  (63,5  %).  В  настоящее  время  в  экономике  России  занято  около  32  млн.  женщин  или  49  %  от  общей  численности  занятых.  Наиболее  высокий  уровень  занятости  имеют  женщины  от  30—49  лет,  т.  е.  86  %  от  численности  женщин  этого  возраста  [5,  c.  304].  Удельный  вес  женщин  с  высшим  и  средним  специальным  образованием  составляет  62  %  от  общей  численности  работающих  женщин.  Данные  показатели  доказывают  наличие  высокого  профессионального  и  компетентного  потенциала  женщин,  возросший  уровень  мастерства  (знаний,  навыков)  по  сравнению  с  советским  периодом.

Вместе  с  тем  развивается  тенденция  распространения  альтернативных  форм  семейно-брачных  отношений,  в  первую  очередь  нерегистрируемость  сожительств  («гражданские  браки»)  и  материнских  семей.  Говоря  о  распространенности  «гражданских  браков»,  можно  с  уверенностью  сказать,  что  подобная  форма  семейных  отношений  перестала  восприниматься  как  из  ряда  вон  выходящее  явление.  Согласно  данным,  предоставленным  ФОМ  на  2013  г.  59  %  россиян  в  ходе  опроса  сказали,  что  они  женаты,  но  при  этом  почти  у  каждого  десятого  (6  %  среди  населения)  их  них  брак  официально  не  зарегистрирован.  С  2004  г.,  число  тех,  кто  имел  опыт  совместного  проживания  и  ведения  хозяйства  до  официального  брака  возросло  с  21  %  до  29  %  от  официально  замужних  и  женатых  [6].  Очевидно,  что  официальная  регистрация  брака,  олицетворяющая  стабилизацию  и  уверенность  в  отношениях,  приобретает  все  меньшую  ценность;  37  %  населения  считают,  что  «люди  сознательно  не  регистрируют  отношения,  считая  это  не  нужным»,  что  подтверждает  отсутствие  нацеленности  на  перспективу  длительных  отношений  [3,  с.  119].  Трансформация  роли  матери  также  отображена  в  распространении  «материнских  семей».  По  данным  Росстата,  доля  женщин  (с  1-м  ребенком),  никогда  не  состоявших  в  браке  составляет  22,6  %;  официально  разведенных  —  35,9  %  [7].  Данный  факт  говорит  о  том,  что  женщине  приходится  объединять  в  роли  матери  тот  комплекс  воспитательных  функций,  которые  в  семье  должны  выполнять  как  женщина,  так  и  мужчина.

Сравнивая  эти  два  ключевых  образа  женщин,  можно  проследить,  что  происходит  смещение  ценностных  ориентаций  от  коллективистского  типа  к  индивидуально-ориентированному.  Приоритетными  становятся  не  доминирующие  в  советский  период  ценности  коллективизма,  которые  проявлялись  в  масштабных  ролях  «работника  общественного  производства»,  а  преобладающие  ценности  личного  благосостояния,  воплощающихся  в  ролях  «руководителя»,  «начальницы».  Также  значительно  возрастает  уровень  «мастерства»  современной  женщины,  что  подтверждается  активным  ростом  её  профессионального  потенциала  и  степенью  квалифицированности.  Возрастает  роль  женщины  в  политике  (по  результатам  исследования  ФОМ  2011  г.  каждый  третий  россиянин  считает,  что  женщина  может  управлять  страной),  а  также  круг  предоставляемых  полномочий  как  на  государственных  должностях  (3,6  %),  так  и  на  должностях  гражданской  службы  (в  качестве  руководителей  —  13,9  %,  в  качестве  специалистов  —  57,2  %)  [8].

Таким  образом,  ролевой  набор  женщины  претерпевает  значительную  трансформацию  как  по  содержанию  (от  роли  «труженицы»,  «общественницы»  к  роли  «деловой,  политически  активной  женщины»),  так  и  по  возможности  совмещения  профессиональных  и  семейно-бытовых  ролей,  что  отображает  не  только  современные  тенденции  развития  основных  моделей  поведения  современной  женщины,  но  и  проанализировать  их  значимость,  и  влияние  на  социальные  процессы.

 

Список  литературы:

  1. Айвазова  C.Г.  Контракт  работающей  матери:  нарушения  или  расторжение?  (К  вопросу  об  особенностях  гендерной  политики  в  современной  России)  //  Женщина  в  российском  обществе.  Иваново:  ИвГУ.  —  2011.  —  №  3.  —  С.  13—22.
  2. Исупова  О.  Женская  воля.  Исследование  ФОМ  о  семье  и  детях  (2011)  [Электронный  ресурс].  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://fom.ru  (дата  обращения:  09.12.14).
  3. Ковалева  А.В.  «Гражданский  брак»  в  современном  российском  обществе  //  Современная  наука.  —  2010.  —  №  2.  —  С.  118—122.
  4. Медведкина  Е.В.  Государственная  политика  вовлечения  советских  женщин  в  общественное  производство  в  1950—1980  гг.  //  Исторические,  философские,  политические  и  юридические  науки,  культурология  и  искусствоведение.  Вопросы  теории  и  практики  Тамбов:  Грамота.  2011.  №  5  (11).
  5. Нагимова  А.М.,  Левен  М.Д.  Социальные  проблемы  занятости  женщин  в  современном  обществе//  Научные  труды  Центра  перспективных  экономических  исследований.  —  2011.  —  №  4.  —  С.  303—307.
  6. Осипова  И.  «Гражданские  браки:  смыслы  и  отношения»,  2013.  [Электронный  ресурс].  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://fom.ru  (дата  обращения:  09.12.14).
  7. Сборник  Женщины  и  мужчины  России  (Одинокие  матери  и  отцы  с  детьми  по  числу  детей  моложе  18  лет  и  брачному  состоянию  родителей),  2012.  [Электронный  ресурс].  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.gks.ru  (дата  обращения:  08.12.14).
  8. Сборник  Женщины  и  мужчины  России  (Распределение  женщин  и  мужчин  по  государственным  должностям  и  должностям  гражданской  службы  на  1  октября  2011),  2012.  [Электронный  ресурс].  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.gks.ru  (дата  обращения:  08.12.14).
  9. Сборник  Женщины  и  мужчины  России  (Уровень  образования  женщин  и  мужчин)  2012.  [Электронный  ресурс].  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.gks.ru  (дата  обращения:  08.12.14).

 

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий