Статья опубликована в рамках: XXVII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 09 декабря 2014 г.)

Наука: История

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Ходжибаев Р.Р. ВЛИЯНИЕ УНИВЕРСИТЕТСКОЙ РЕФОРМЫ АЛЕКСАНДРА II НА РАЗВИТИЕ УНИВЕРСИТЕТСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИИ В XIX ВЕКЕ, А ТАКЖЕ ЕЕ РОЛЬ В РАЗВИТИИ ЮРИДИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XXVII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 12(27). URL: http://sibac.info/archive/social/12(26).pdf (дата обращения: 15.10.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ВЛИЯНИЕ  УНИВЕРСИТЕТСКОЙ  РЕФОРМЫ  АЛЕКСАНДРА  II  НА  РАЗВИТИЕ  УНИВЕРСИТЕТСКОГО  ОБРАЗОВАНИЯ  В  РОССИИ  В  XIX  ВЕКЕ,  А  ТАКЖЕ  ЕЕ  РОЛЬ  В  РАЗВИТИИ  ЮРИДИЧЕСКОГО  ОБРАЗОВАНИЯ

Ходжибаев  Рустем  Рафаэльевич

студент  1  курс,  Юридический  факультет,  Оренбургский  Государственный  Университет,  РФ,  г.  Оренбург

E-mail:  h.rustemr@mail.ru

Саблин  Дмитрий  Александрович

научный  руководитель,  канд.  пед.  наук,  старший  преподаватель  кафедры  теории  государства  и  права  и  конституционного  права,  Оренбургский  Государственный  Университет,  РФ,  г.  Оренбург

 

Попытки  создания  и  развития  университетского  образования  в  России  принимались  с  начала  17  столетия.  Первые  из  них  связаны  с  именем  Бориса  Годунова,  который  еще  в  1600  году  послал  своего  приближенного,  Иоанна  Крамера,  в  Германию,  чтобы  пригласить  оттуда  лучших  профессоров  и  ученых.  Затея  Годунова  всё  же  провалилась,  поскольку  духовенство  не  смогло  принять  подобного  новшества,  однако  это  дало  толчок  для  переосмысления  системы  образования  будущим  правителям.  Григорий  Отрепьев,  известный  более  как  Лжедмитрий  1,  озвучивая  свои  планы  в  Москве,  также  упомянул  о  создании  университета,  но  не  успел  осуществить  их.  Начало  развития  высшего,  а  именно  университетского,  образования  в  России  историки  приписывают  к  XVIII  веку.  По  инициативе  Петра  Великого,  в  январе  1724  года  Сенатом  был  принят  указ,  согласно  которому  в  Санкт-Петербурге  была  учреждена  Академия  наук.  Отличавшаяся  по  своей  структуре  от  академий  Европы,  она  представляла  собой  единство  с  образовавшимися  при  ней  гимназией  и  Академическим  университетом.  Несмотря  на  то,  что  формально  образовывались  отдельные  учреждения,  преподавательский  состав  академии  и  университета  был  один.  По  представлению  Петра  1,  ученик,  окончивший  гимназию,  становился  студентом  университета.  Преподаватели  университета,  при  этом,  совмещали  научную  деятельность  с  преподаванием.  Тем  не  менее,  за  достаточно  короткий  срок  Петербургская  Академия  поравнялась  со  многими  европейскими  академиями.

Система  университетского  образования,  несмотря  на  быстрое  развитие  и  широкое  распространение  образовательных  учреждений,  была  далека  от  совершенства  вплоть  до  второй  половины  XIX  века,  а  именно,  до  университетской  реформы  1863  года,  которая  и  заложила  основы  современного  образования.  Данная  реформа  не  только  обновила  организацию  университетов,  которая  сформировалось  Общим  уставом  императорских  российских  университетов  1835  года,  но  и  усовершенствовала  работу  факультетов.

Основным  действием  университетской  реформы  1863  года  принято  считать  разработку  и  принятие  Общего  устава  императорских  российских  университетов.  По  мнению  многих  ученых,  данный  устав  оказался  одним  из  наиболее  продуманных  и  удачных  из  ряда  законодательных  актов  подобного  рода  и  содержания,  которые  разрабатывались  ранее.  Так,  известный  русский  историк  Григорьев  Василий  Васильевич,  который  являлся  современником  принятия  устава,  отзывался  о  нем  следующим  образом:  «За  исключением  крестьянского  Положения  19-го  февраля,  никакое  другое  законоположение  в  Империи  не  обрабатывалось  с  принятием  таких  гарантий  для  успешности  дела,  как  университетский  устав  1863  года:  зато  и  вышел  он  одним  из  совершеннейших  у  нас  произведений  законодательной  деятельности»  [2,  с.  321].

Главной  особенностью  данной  реформы  явилось  то,  что  она  заложила  основы  новой,  отвечавшей  требованиям  и  историческим  условиям  России  того  времени,  системы  юридического  образования.  Все  это  потому,  что  подготовка  университетской  реформы  проходила  одновременно  с  подготовкой  судебной  реформы,  которая  должна  была  ввести  новую  судебную  систему,  а  значит,  и  новое  поле  юридической  деятельности.  Тесная  взаимосвязь  этих  двух  реформ  требовала  обновления  программы  и  методов  подготовки  юристов,  а  также  совершенствования  учебной  программы  юридического  факультета.  Это  приводило  к  появлению  вопросов  о  значении  юридических  наук  в  юридическом  образовании,  о  их  месте,  а  также  соотношении  с  другими  науками.  В  конце  концов,  нерешенным  оставался  вопрос  о  значении  и  сущности  университетов.

Законодательные  акты  университетской  реформы,  в  прочем,  как  и  законодательные  акты  реформы  судебной,  разрабатывались  на  протяжении  нескольких  лет.  В  ходе  разработки  и  принятии  этих  реформ  было  много  схожих  моментов.  На  публичное  обсуждение  выносились  проекты  обеих  реформ.  Опубликованные  в  специальных  сборниках  материалы  обсуждений  специалистов  рассылались  в  учебные  заведения  и  государственные  ведомства.  Некоторые  статьи  по  проблемам  реформ  также  печатались  в  журналах  и  газетах.  Таким  образом,  можно  подвести  небольшой  итог,  что  подготовка  реформ  университетской  и  судебной,  по  сути,  являлась  глобальной  научно-исследовательской  работой,  которую  проводили  выдающиеся  ученые,  профессоры  и  чиновники  19  века.  Но  главной  задачей  всей  этой  проделанной  работы  считалось  обобщение  опыта  исторического  развития  университетского  образования  и  системы  судов  в  России,  а  также  изучение  устройства  и  функционирования  университетов  и  судов  на  Западе.

Подготовка  к  проведению  университетской  реформы  началась  еще  в  1856  и  на  протяжении  нескольких  лет  проводилась  без  особой  спешки.  Но  уже  в  феврале  1858  князь  Г.А.  Щербатов,  являясь  попечителем  Петербургского  учебного  округа,  с  профессором  К.Д.  Кавелиным  составили  предварительный  проект  университетского  устава  для  Петербургского  университета.  24  февраля  1858  года  профессор  Петербургского  университета,  Александр  Васильевич  Никитенко,  записал  в  своем  дневнике:  «Вчера  князь  Щербатов  читал  мне  свой  устав  университета.  Сомнительный  успех,  ибо  тут  требуются  деньги  и  новые  права»  [4,  с.  80].  Этот  устав  состоял  из  245  параграфов,  которые  имели  деление  на  шесть  глав.  Согласно  данному  документу,  университет  —  это  учреждение,  служащее  рассадником  «высшего  теоретического  образования»,  а  потому  автономия  университетов  характеризовалась  своим  расширением,  а  статус  профессоров  повышением  его  значения.  Проект  устава  Щербатова  и  Кавелина  был  передовым  и  весьма  гуманным  для  своего  времени:  при  поступлении  в  университет  отменялись  вступительные  испытания  в  виде  экзаменов,  дети  из  малообеспеченных  семей  имели  право  на  освобождение  от  платы  за  обучение.  По  поводу  юридического  факультета,  здесь  предполагалось  наличие  в  нем  двух  отделений:  юридических  и  административных  наук.  Принятое  Общим  уставом  российских  университетов  1835  положение  о  количестве  кафедр,  занимающихся  преподаванием  данных  наук,  изменилось  с  семи  до  четырнадцати.  Князь  Щербатов  планировал  распространить  свой  устав  на  все  университеты  империи,  а  потому  в  конце  апреля  1858  проект  университетского  устава  был  представлен  Совету  Петербургского  университета,  где  председательствовал  сам  Григорий  Алексеевич  Щербатов,  в  следующих  годах  он  уже  обсуждался  в  Киевском  и  Московском  университетах,  немного  позже  он  получил  распространение  и  в  других  городах.  Однако,  он  не  получил  поддержки  ни  со  стороны  советов  университетов,  ни  от  Министерства  народного  просвещений.  А.В.  Никитенко  —  член  специальной  комиссии  Санкт-Петербургского  университета,  например,  считал,  что  подобные  улучшения  университета  —  «…чистая  утопия…».  Так  он  говорил:  «Напрасно  обрадовались  некоторые,  что  вот,  дескать,  теперь  настоящее  торжество  науки.  Мы  далеки  еще  от  этого  торжества.  Оно  наступит  тогда,  когда  будут  оказывать  ей  почести  не  на  словах,  а  в  сердцах;  когда  ее  не  будут  считать  только  потребностью  государства,  а  потребностью  человеческой  природы»  [4,  с.  91].  На  основании  этого  устава  выдвигалось  много  предложений  по  поводу  университетской  системы,  по  ее  организации,  а  также  по  вопросам  статуса  преподавателей  и  учебных  программ.  Так,  Николай  Христианович  Бунге,  ректор  Императорского  университета  Св.  Владимира  в  Киеве,  предлагал  наделить  университеты  полномочиями  юридических  лиц,  с  возможностью  иметь  в  собственности  и  распоряжаться  как  движимым,  так  и  недвижимым  имуществом,  а  также  совершать  сделки  и  отстаивать  свои  законные  интересы.

Уже  в  начале  1861  года  было  видно,  что  необходимо  предпринимать  реформы  в  деятельности  университетов,  поскольку  университетское  образовании  в  России  могло  оказаться  в  губительном  положении.  Александр  Васильевич  Никитенко  оставил  16  марта  следующую  запись:  «…  Университеты  наши,  очевидно,  клонятся  к  упадку.  Юношество  в  них  деморализовано;  профессора  лишены  всякого  значения…  Многие  кафедры  пусты,  другие  скоро  будут  пусты…  Право,  никогда  еще,  кажется,  даже  при  Николае  1,  в  1848  году,  университеты  наши  не  были  в  таком  критическом  положении,  как  теперь»  [4,  с.  249].

Во  второй  половине  XIX  века  угрозу  как  для  университетов  в  целом,  так  и  для  юридического  образования  представляла  усиливающаяся  политизация  студенчества.  Студенты  сильно  отвращались  от  учебной  деятельности,  вовлекаясь  в  политику.  Нравы  и  идеалы  будущих  юристов  тоже  менялись.  Теперь  они  смотрели  на  свое  предназначение  иначе:  вместо  служения  народу,  закону  и  правде,  они  видели  его  в  защите  интересов  определенных  политических  группировок,  что  превращало  их  в  инструмент  в  этой  «нескончаемой  войне».  В  1861  году  барон  Модест  Андреевич  Корф  представил  Министерству  свое  видение  университетских  преобразований.  Его  проект  предполагал  ликвидацию  экзаменов  в  университетах,  а  также  уничтожения  деления  на  курсы.  Он  считал,  что  университет  должен  стать  открытым  для  всех  просветительским  заведением.  Это,  по  его  мнению,  привело  бы  к  невозможности  создания  студенческих  политических  кружков.  Такая,  казалось  бы,  утопическая  на  современный  взгляд  теория,  все-таки  встретила  поддержку  21  октября  в  министерстве  со  стороны  профессоров,  в  том  числе  и  со  стороны  А.В.  Никитенко,  который  являлся  ярым  критиком  предыдущих  предложений.  Однако,  министр  А.В.  Головин  оказался  против  подобного  проекта.  Важным  шагом  в  разработке  данной  реформы  было  создание  особой  Комиссии  из  попечителей  учебных  округов  и  университетских  профессоров  при  Министерстве  народного  просвещения  по  повелению  Александра  2.  Основные  задачи  Комиссии  заключались  в  следующем:  состав  комиссии  должен  был  пересмотреть  все  действующие  университетские  уставы  и  положения  университетов  и  указать,  какие  могут  быть  использованы  в  будущем  как  проекты  новых  университетских  уставов.  Комиссия  обязывалась  вносить  изменения  в  выбранные  документы,  чтобы  актуализировать  содержание  под  требование  времени  и  состояние  науки,  а  в  последующем,  представить  видоизмененные  уставы  и  положения  университетов  императору.

На  первом  заседании,  прошедшем  7  декабря,  было  решено,  что  необходимо  создать  один  проект  Общего  устава  для  всех  российских  университетов.  Также  было  решено  сохранить  в  уставах  ряда  российских  университетов  свои  особенности,  сложившиеся  в  результате  исторических  и  местных  условий.  Комиссия  «считала  одною  из  своих  задач  развить  в  уставе  такие  начала,  которые,  с  одной  стороны,  усилили  бы  самодеятельность  ученого  университетского  сословия  и  влияние  его  на  студентов,  а  с  другой  —  способствовали  бы  образованию  состава  учащихся  в  университетах  с  серьезным,  научным  направлением»  [5,  с.  33].  Она  исходила  из  того,  что  обучающиеся  в  высших  учебных  заведениях  уже  обладают  познаниями,  необходимыми  для  усвоения  лекционного  материала. 

Первые  семнадцать  заседаний,  проходившие  в  течение  декабря,  были  посвящены  обсуждению  принципов  устройства  университетов.  Но  уже  в  начале  января  1862  Комиссия  подписала  проект  нового  университетского  устава.  Одновременно  с  этим  проектом  были  представлены:  проект  устава  общеобразовательных  учебных  заведений  Министерства  народного  просвещения  и  план  устройства  народных  училищ.  Е.Ф.  фон  Брадке,  являвшийся  председателем  Комиссии,  считал,  что  для  начала  новый  университетский  устав  необходимо  ввести  только  в  одном  университете  России  на  шесть  лет,  чтобы  посмотреть  на  практике  как  он  будет  действовать.  Другой  метод  проверки  качества  устава  предложил  управляющий  Министерства  народного  просвещения  А.В.  Головнин.  31  января  1862  Головнин  подписал  распоряжение,  по  которому  предложил  вынести  проект  нового  устава  к  обсуждению  на  университетских  советах.  Продолжая  выносить  проект  на  широкое  обсуждение,  Александр  Васильевич  приказал  перевести  проект  на  ряд  зарубежных  языков  (английский,  французский,  немецкий)  и  послать  его  известным  ученым  Великобритании,  Франции,  Германии  и  Бельгии  с  просьбой  написать  комментарий  по  этому  проекту.  Министерство,  собирая  все  комментарии,  замечания  и  оценки,  опубликовывало  их  в  специальных  сборниках.  Так,  первый  сборник  «Замечаний  на  проект  Общего  устава  императорских  российских  университетов»  увидел  свет  в  июле  1862.

В  это  же  время  предпринималось  активное  исследование  особенностей  организации  университетов  в  Европе.  К.Д.  Кавелин,  занимавшийся  подобными  исследованиями,  написал  множество  статей  об  университетской  структуре  Германии  и  Франции  в  «Журнале  Министерства  народного  просвещения»  и  в  «Русском  вестнике».  Его  отношение  к  устройству  западных  университетов  можно  проследить  в  письмах  к  А.В.  Головнину.  Закончив  «Очерк  французского  университета»,  в  конце  1862  года  Кавелин  написал  Александру  Васильевичу:  «Чем  далее  я  подвигался  в  этой  работе  и  глубже  вникал  в  дело,  тем  больше  и  больше  утверждался  во  взгляде,  который  составил  себе  в  самом  начале  моего  пребывания  в  Париже,  по  первому,  беглому  обозрению  здешней  учебной  организации.  Теперешнее  устройства  французского  университет  не  есть  применение  общих,  здравых  начал  учебного  управления  к  местным  и  национальным  особенностям  Франции;  напротив,  она  —  явление  ненормальное,  плод  чрезвычайных  обстоятельств  и  условий,  неблагоприятных  для  правильного  развития  народного  просвещения,  явление  исключительное,  чисто  местное,  надобно  надеяться  преходящее,  и  потому  едва  ли  представляет  образец,  достойный  подражания»  [3,  с.  183].  Немецкий  опыт,  напротив,  Кавелин  считал  более  подходящим  и  полезным  для  университетов  России.  Подобных  взглядов  придерживался  и  В.В.  Игнатович,  особенно  выразив  свою  позицию  публикацией  на  протяжении  двух  лет  в  виде  статей  своей  работы  «Немецкие  университеты  в  развитии  их  исторической  и  современной  жизни».

Итак,  Общий  университетский  устав  предполагал  появление  в  университетах  новых  кафедр,  что  ставило  проблему  недостатка  университетских  профессоров.  Министр  А.В.  Головин,  предвидя  появление  подобной  ситуации,  заранее  отправил  десятки  молодых  ученых,  только  перешедших  со  ступени  университетского  образования,  на  стажировку  в  лучшие  университеты  Европы.  21  июня  1862  проектом  университетского  устава  стал  заниматься  созданный  по  приказу  Алескандра  2  Ученый  комитет  Главного  управления  училищ.  Каждому  члену  Ученого  комитета  было  поручено  взять  и  переработать  определенный  отдел  нового  университетского  устава.  По  завершении  работы  над  всеми  отделами  планировалось  составить  окончательную  редакцию  проекта  университетского  устава.  Требовали  решения  Ученого  комитета  следующие  вопросы:  «о  значение  университетов  в  государственном,  ученом  и  учебном  отношениях»,  «о  правах  университетов  и  служащих  в  них»,  «о  преподавателях  университетов»,  «о  ректоре  и  деканах»,  «об  ученых  степенях»,  «о  лекциях,  задачах,  испытаниях»,  «о  задачах  и  составе  юридического  факультета»…  Так,  начиная  с  заседания  14  октября  1862,  Ученый  комитет  старался  поочередно  решать  поставленные  перед  ним  задачи,  рассматривая  на  заседаниях  своды  мнений  и  записки  по  вопросам.  Например,  решая  вопрос  о  преподавателях,  И.Е.  Андреевский  говорил,  что  преподаватель  в  университете  должен  не  только  давать  ученикам  научные  сведения,  но  и  делать  в  лекциях  какие-то  научные  открытия,  потому  что  наука  «не  представляет  чего-либо  готового,  законченного,  но,  напротив,  является  живым  организмом,  движущимся,  изменяющимся,  и  породнение  человека  с  этой  жизнью  есть  дело  истинного  научного  преподавания»  [2,  с.  6—7].

2  октября  1862  года  Ученому  комитету  был  представлен  свод  замечаний  о  составе  юридического  факультета  Ф.Н.  Пановым,  преподавателем  юридического  факультета  Санкт-Петербургского  университета.  Программа  преподавания  юридических  наук  была  сформулирована  в  14  параграфе  устава.  Она,  по  мнению  Панова,  должна  состоять  из  следующих  кафедр  и  наук:  энциклопедия  правоведения,  история  важнейших  иностранных  законодательств  древних  и  новых,  история  русского  права,  история  славянских  законодательств,  римское  право,  государственное  право,  гражданское  право  и  гражданское  судоустройство  и  судопроизводство,  уголовное  право  и  уголовное  судоустройство  и  судопроизводство,  полицейское  право,  финансовое  право,  международное  право,  церковное  право,  политическая  экономия.

Представляя  Ученому  комитету  список  кафедр  юридического  факультета,  Ф.Н.  Панов  считал  необходимым  заметить,  что  этот  перечень  является  лишь  приблизительным,  но  желательным  для  всех  университетов  России  в  настоящее  время.  Это  замечание  исходило  из  понимания  того,  что  невозможно,  не  учитывая  местных  условий,  ввести  единый  перечень  кафедр  юридического  факультета  в  каждом  университете.  Однако,  о  состоятельности  новой  учебной  программы  юридического  образования,  составленной  Ученым  комитетом,  можно  судить  только  после  введения  ее  в  действие.

Итак,  18  июня  1863  Император  Всероссийский  Александр  2  утвердил  новый  Общий  устав  императорских  российских  университетов,  состоявший  из  12  глав,  что  стало  основным  результатом  университетской  реформы.  18  июня  вступило  в  силу  Учреждение  Министерства  народного  просвещения,  министр  которого  объявил  Сенату  Именной  императорский  указ  об  открытии  всех  факультетов  Санкт-Петербургского  университета  (в  том  числе  юридического)  согласно  Новому  уставу  в  этот  же  день.  Позже,  в  каждом  университете  России  открылись  четыре  факультета:  историко-филологический,  физико-математический,  юридический  и  медицинский.  Исключением  был  Петербургский  университет,  который  включал  еще  Восточный  факультет.  Каждый  факультет  мог  делиться  на  отделения.  Университетский  Совет,  Правление  Университета,  Университетский  суд,  Проректор  (или  инспектор;  избирался  Советом  из  преподавательского  состава  или  чиновников  на  три  года;  в  обязанности  входило  слежение  за  порядком,  принятие  жалоб  и  предложений),  Ректор  (руководил  Университетским  Советом  и  Правлением,  следил  за  учебным  процессом  и  порядком,  избирался  Советом  на  четыре  года)  составляли  университетское  управление.  Управлением  факультета  занимался  декан,  который  руководил  Собранием  факультета.  Избирался  декан  Собранием  сроком  на  три  года.  Все  Университетские  Собрание,  за  исключением  ряда  случаев,  проводились  раз  в  месяц.  Дела  на  Собрании  решались  голосованием,  решающее  слово  имел  ректор.  На  каждом  Собрании  велись  протоколы,  которые  предоставлялись  попечителю  учебного  округа.  На  Университетском  Совете  один  раз  в  год  избирались  трое  преподавателей  в  Университетский  суд  (хотя  бы  один  преподаватель  должен  принадлежать  юридическому  факультету),  которые  судили  нарушителей  порядка  и  решали  споры  между  студентами  и  преподавателями.  Избирались  в  том  числе  и  профессора  каждого  факультета  на  Совете  Университета,  предложенные  Факультетскими  Собраниями.  Профессоров  могли  уволить  с  должности  в  определенных  случаях,  а  при  достижении  стажа  25  лет  им  присуждалось  звание  Заслуженного  профессора.  Чтобы  стать  студентом,  нужно  было  достигнуть  17-летнего  возраста  и  окончить  гимназию  или  высшее  (в  том  числе  среднее)  учебное  заведение.

Несмотря  на  то,  что,  новый  Общий  университетский  устав,  как  и  предыдущий  от  1835  года,  не  дал  определения  университета,  он  сделал  огромный  прорыв  в  развитии  университетского  образования.  Общий  университетский  устав  1863  года  предоставил  университетам  самостоятельность  при  выборе  политики  внутреннего  развития,  стал  учитывать  особенности  местных  условий,  создал  хорошие  условия  для  развития  научной  деятельности,  сделал  более  привлекательной  преподавательскую  работу  в  университетах  для  молодых  людей,  а  также  способствовал  развитию  большого  числа  квалифицированных  преподавателей  в  будущем.  При  этом,  новый  устав  предпринял  ни  одну  меру  для  стимулирования  студентов  в  освоении  наук.

 

Список  литературы:

  1. Андреевский  И.  Е.  О  значении  университетов  в  государственном,  ученом  и  учебном  отношениях.
  2. Григорьев  В.В.  Императорский  Санкт-Петербургский  университет  в  течение  первых  пятидесяти  лет  его  существования.  Санкт-Петербург,  1870.
  3. ЖМНП.  1862.  Ч.  116.  №  11.  Отдел  1.
  4. Никитенко  А.В.  Записки  и  дневник  (1826—1877).  Санкт-Петербург,  1893.
  5. Объяснительная  записка  к  проекту  Устава  российских  университетов.
  6. Томсинов  В.А.  Университетская  реформа  1863  года  в  России.

 

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Комментарии (1)

# Наталья 16.12.2014 00:00
Приятно, что первокурсник пытается серьёзно анализировать источники, углублённо занимается историей юридического образования в России. Пожелание: проверить последнее предложение на грамотность и сделать вывод из всего сказанного в статье. Желаю дальнейших научных успехов!

Оставить комментарий