Статья опубликована в рамках: XXIX Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 17 февраля 2015 г.)

Наука: История

Секция: Этнография

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Ким Ю.В., Огурцова О.Н. ИДЕЯ ЖИЗНИ-СМЕРТИ В СИМВОЛИКЕ ЮРТЫ НА ПРИМЕРЕ КОЧЕВНИКОВ КАЗАХСТАНА // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XXIX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 2(28). URL: http://sibac.info/archive/social/2(28).pdf (дата обращения: 18.10.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

 

ИДЕЯ  ЖИЗНИ-СМЕРТИ  В  СИМВОЛИКЕ  ЮРТЫ  НА  ПРИМЕРЕ  КОЧЕВНИКОВ  КАЗАХСТАНА

Ким  Юлия  Владимировна

cтудент  3  курса  бакалавра,  ФВХЭиС,  г.  Тараз,  ТарГУ  им.М.Х.  Дулати,  Республика  Казахс  тан,  г.  Тараз

Е-mailyulia-kim-94@bk.ru

Огурцова  Ольга  Николаевна

cтудент  3  курса  бакалавра,  ФВХЭиС,  г.  Тараз,  ТарГУ  им.  М.Х.  Дулати,  Республика  Казахстан,  г.  Тараз

Е-mailoon_94@mail.ru

Слуцкая  Маргарита  Николаевна

научный  руководитель,  учитель  истории  Коммунальное  учреждение  «Многопрофильная  гимназия  №  41  им.  А.С.  Пушкина»,  Республика  Казахстан,  г.  Тараз

 

«После  утомительного  и  жаркого  дня,  полного  труда,

как  особенно  приятно  в  прохладный  вечер  лежать  в  юрте  и,

подняв  вокруг  юрты  войлок  для  свободного  течения  ветра,  отдыхать»

Шокан  Валиханов.

 

Казахстан  —  страна,  расположенная  в  самом  центре  Евразийского  континента,  испокон  веков  своими  транзитными  путями  соединяла  государства  Европы  и  Азии.  Территорию  древнего  Казахстана,  населяли  номады  —  кочевые  племена.  Номады  (или  кочевники)  (от  греч.  nomados  —  кочующий)  условное  название  народов  и  этнических  групп,  которые  в  течение  года  или  сезона  ведут  подвижный  образ  жизни  [8].  Культура  номадов  весьма  своеобразна,  от  других  народов  она  отличались  ведением  хозяйственной  деятельности,  традициями  и  обычаями.  Кочевой  (намадный)  тип  хозяйства  имеет  следующие  специфические  характеристики.  Он  складывается  в  условиях  резко  континентального  климата,  слабой  обеспеченности  атмосферными  осадками  (до  200  мм  в  год),  другими  водными  ресурсами  [4].  Длившееся  тысячелетиями  полукочевое  скотоводство  хранило  свои  темы  —  батыр,  конь,  кочевье,  юрта,  время  существования  и  др.  При  ведении  кочевого  скотоводства,  удобно  было  иметь  практичное  жилье,  которое  можно  было  переносить  с  қыстау  (место  зимнего  кочевья)  на  жайлау  (место  летнего  кочевья).  Именно  поэтому  особенный  интерес  представляет  жилище  кочевников  —  юрта.  Юрта  (казах.  —  киіз  үй),  жилище  переносного  типа  кочевых  и  полуоседлых  народов  Центральной  и  Средней  Азии.  Деревянный  решетчатый  остов,  покрытый  войлоком  (а  стенки  ее  циновками),  с  конической  или  полусферической  крышей  [5,  с.  1563].  Каждая  деталь  —  аспект  юрты  является  не  просто  частью  конструкции  древнего  жилища,  но  и  несет  в  себе  глубокий  символический  смысл,  основной  целью  которого  было  сохранение  благополучия  в  семье.  В  каждой  из  составных  частей  юрты  можно  увидеть  основные  этапы  человеческой  жизни:  рождение,  взросление,  старение  и  смерть.  Юрта  имеет  удобную  и  легкую  конструкцию,  которая  очень  прочна  как  летом  в  жару,  так  и  зимой.  Каждая  деталь  —  аспект  юрты  является  не  просто  частью  конструкции  древнего  жилища,  но  и  несет  в  себе  глубокий  символический  смысл,  основной  целью  которого  было  сохранение  благополучия  жизни.  Юрта  имеет  символическое  значение,  которое  отражает  все  этапы  жизни  человека  и  направлено  на  защиту  жизни,  здоровья,  достаток,  благоденствие.  Справа  от  входа  —  женская  половина.  Там  хранится  хозяйственная  и  кухонная  утварь,  а  также  приспособления  для  шитья  и  валяния  войлока.  Слева  —  мужская  половина,  в  которой  находятся  седла,  кнуты  и  прочий  скотоводческий  и  охотничий  инвентарь.

Шанырак  —  единственная  деталь  юрты,  передаваемая  по  наследству  от  отца  к  сыну,  по  представлению  казахов  имеет  тесную  связь  с  продолжением  рода.  Ахмет  Жунусов  казахстанский  писатель-этнограф  писал,  что:  «...  у  казахов  "шанырак"  молодой  семьи  поднимает  только  старый,  многодетный  зять»,  для  того,  чтобы  у  молодых  родилось  много  здоровых  детей.  На  шанырак  в  течение  первых  40  дней  жизни  младенца  подвешивали  на  палочку  нанизанные  шейные  позвонки  жертвенного  барана,  зарезанного  в  день  родов.  Считалось,  что  сохранение  этих  позвонков  способствует  быстрому  закреплению  шейных  позвонков  младенца.  По  окружности  шанырака  подвешиваются  различные  разноцветные  шерстяные  ленты,  ақбау  с  кистями  на  концах,  с  преобладанием  красного  цвета  или  треугольные  подвесы  тұмар,  которые  выполняли  функции  оберега,  как  и  младенца,  так  и  других  членов  семьи.  Во  время  родов  для  казахов  было  важным  наличие  в  юрте  беркута,  который  должен  был  защищать  новорожденного  от  темных  сил.  Если  же  беркута  не  было,  то  рядом  с  юртой  роженицы  привязывали  верблюда  —  самца,  жеребца  —  производителя  и  т.  п.

Еще  один  из  важных  элементов  казахской  юрты,  символизирующий  культ  жизни  —  это  Бақан  —  деревянный  шест  с  раздвоенным  (вильчатым)  верхним  концом.  Он  известен  практически  у  всех  народов  тюрко-монгольского  кочевого  мира.  В  традиции  тюркоязыных  народов  Центральной  Азии  бақан  использовался  для  поднятия  купольного  круга  во  время  установки  юрты.  Связь  бақана  с  идеей  жизни,  плодородия,  размнодения  и  т.  п.  находит  подтверждение  в  обрядах,  в  которых  он  применялся.  Бақан  использовался  в  родильной  обрядности:  он  маркирует  место  родов  и  образует  опорную  конструкцию  для  роженицы.  «По  видимому,  использование  бақана  в  родильной  обрядности  у  широкого  круга  тюркоязычных  народов  Срдней  Азии  и  Сибири,  помимо  практического  назначения,  имеет  в  основе  представление  о  связи  его  с  культом  женского  божества  Умай»  [6,  с.  46].  Чтобы  спасти  недоношенного  ребенка  по  казахским  обычаям  помещали  в  головной  убор  его  деда  (ақ  қалпақ  или  тымақ)  и  подвешивали  в  центре  сооружения  из  7  составленных  в  пирамиду  бақанов.  Н.Л.  Жуковская  указывает  на  на  связь  шеста  с  общей  идеей  жизни  и  смерти.  По  поводу  монгольской  юрты  она  пишет:  «...если  юрта  осмысляется  в  мифологии  как  модель  вселенной,  то  багана  —  это  мировая  ось,  соединяющая  тооно  (верх)  и  землю  (низ),  проходщая  через  прошлое-настоящее-будущее  просранственного  временного  континуума»,  также  она  отмечает  «...связь  багана  с  жизнью  и  смертью,  прошлым  и  настоящим,  преемственностью  поколений  несомненна»  [3].

В  юрте  помимо  вещей,  которые  обозначали  достаток  и  плодородие,  можно  найти  и  символы  смерти.  Юрту,  в  которой  умер  кто-либо,  можно  было  легко  отличить  по  внешнему  виду:  наличие  траурного  флага,  в  дверях  стелят  белую  кошму  и  т.  п.

И.  Алтынсарин  описывал  траурную  юрту  казахов  так:  «На  левой  стороне  ее  ставят  длинное  копье,  которое  концом  выходит  наружу.  На  самый  верх  копья  привязывают  большой  платок,  смотря  по  тому,  если  умерший  —  был  молодой,  то  красный,  если  средних  лет  —  черный,  если  старик  —  белый  цель  этого  —  чтобы  приезжающий  знал  по  выставленному  знаку,  кто  в  кибитке  умер  и  каких  лет»  [1].  Когда  умирает  человек,  то  его  аруаху  (духу  предков)  зажигают  по  одной  свечке  каждый  день  до  сорокового  дня,  или  только  четыре  дня.  Свечи  ставят  у  правой  стороны  порога.  Потому  что  полагают,  что  до  40  дней  дух  умершего  посещает  свою  юрту  и  узнает  о  расположении  своих  детей;  специально  для  этого  посещения  в  сумерках  зажигают  свечи,  отворяют  дверь,  наполняют  одну  чашку  кумысом  и  в  дверях  стелят  белую  кошму  —  готовят  прием  для  покойника.

Практически  вся  символика  юрты,  все  традиции  и  обряды,  связанные  со  смертью,  были  абсолютно  противоположными  символами,  выражающими  жизнь,  благосостояние,  здоровье.  Так  войлочную  наддверную  накидку,  которая  в  обычное  время  сворачивлась  рулоном  по  направлению  к  внутреннему  пространству  юрты,  т.  е.  вниз,  скатывали  в  обратном  напрвлении,  в  сторону  купола  юрты,  наверх.  Этот  обряд  символизировал  спокойное  поднятие  духа  умершего  на  небо,  к  своим  предкам.  Поэтому  запрет  «есікті  қайырма»  (неправильное  сворачивание  войлочного  наддверника)  сторого  соблюдается  казахами  в  обычные  дни.  По  некоторым  данным,  в  дни  похорон  и  поминок  близкие  покойника  надевали  одежду  швами  наружу.

При  оплакивании  покойного  женщины  вставали  спиной  к  очагу,  лицом  к  решеткам  юрты  (в  обычной  жизни  —  это  нежелательно,  поскольку  очаг  —  семантический  центр,  наиболее  ритуальное  место  в  юрте).

Этикетные  нормы  традиционного  кочевого  общества,  в  частности  казахского,  запрещали  подъезжать  к  аулу  и  юрте  на  скаку  или  бегом  (ауылға  қарай  шаппа,  жүгірме)  —  это  также  считалось  знаком  известия  о  чьей-либо  смерти.  Одновременное  перешагивание  порога  юрты  одновременно  с  кем-либо  осуждается,  поскольку  это  разрешается  только  во  время  похоронно-поминальных  обрядов.

Другим  проявлением  ситуации  «смерть»  являлось  разрушение  деревянного  остова  юрты,  особенно  дверных  косяков.  Как  отмечал  Ч.  Валиханов,  у  казахов  «…если  человек  умрет  в  походе,  то  весь  отряд  подъезжая  к  аулу  с  криками  «Ой  баурум  (о  мой  родственник)»,  устремляется  к  юрте  и  начинает  колоть  копьями,  стрелять,  рубить  деревянные  косяки,  остов  юрты»  [2,  с.  115].  Возможно,  с  этим  связан  запрет  в  обычной  ситуации  вставать  на  порог  и  опираться,  прислоняться  к  дверному  косяку,  держаться  за  притолоку  и  т.  п.  —  «Босағаға  тұрма,  жетім  боласың»  (не  вставай  на  порог,  осиротеешь).

Огонь  в  юрте,  отмеченной  смертью,  не  разводился,  на  нем  не  готовили  пищу.  С  этим  связан  запрет,  отмеченный  также  у  мургабских  киргизов,  в  обычнее  дни  не  выносить  излишки  топлива  из  юрты  («чтобы  в  этой  юрте  не  было  покойника»).

Разрушение  таких  элементов  юрты  как:  деревянный  остов,  войлочные  покрытия,  бақан  —  символизировавшие  у  казахов  благополучие  семьи,  в  обыденной  жизни  означало  разрушение  и  смерть.

Таким  образом,  в  символике  юрты  ярко  прослеживается  идея  смерти,  что  говорит  о  философском  мировоззрении  древних  кочевников:  человек  проходит  строго  определенный  замкнутый  круг  жизни-смерти.  Жизнь  человека  начиналась  в  правой  (мужской)  части  юрты,  и  на  ней  же  и  завершалась;  замыкая  его  жизненный  круг  [6].

Юрту  можно  воспринимать  как  удобный  и  надежный  дом,  как  связь  между  природой  и  кочевником,  как  символ  мира  и  благосостояния.  Все  основные  этапы  жизненного  цикла  человека  отмечались  в  юрте:  знаками  —  символами  выделялись  место  роженицы,  свадебная  и  траурная  юрты.  Аспекты  юрты  и  их  символическое  значение,  выраженное  в  древних  обрядах  казахских  кочевников,  все  они  отражают  этапы  жизненного  цикла  человека,  имеют  между  собой  тесную  связь,  объединяют  «прошлое-настоящее-будущее»  с  целью  защиты  жизни,  здоровья,  благополучия  человека.

 

Список  литературы:

  1. Алтынсарин  И.  Очерк  обычаев  при  похорнах  и  поминках  у  киргизов  Оренбургского  ведомства.  Алма-ата,  том  2,  1957.
  2. Валиханов  Ч.  Тенгри  (бог).  Собр.  сочинений;  том  2.  —  115  с.
  3. Жуковская  Н.Л.  Категории  и  символика  традиционной  культуры  монголов.  Москва,  1988.
  4. Саханова  К.Б.  «Кочевой  хозяйственный  тип  в  Казахстане»,  Вестник  КазГУ.  Серия  экономическая.  Алматы,  1998.  №  9.
  5. Советский  энциклопедический  словарь  2-е  изд.  М.:  Сов.  Энциклопедия,  1983.  —  1563  с.
  6. Шаханова  Н.  Мир  традиционной  культуры  казахов  (этнографические  очерки).  Алматы,  «Казахстан»,  1998.
  7. Энциклопедия  Кругосвет  Универсальная  научно-популярная  онлайн-энциклопедия  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.krugosvet.ru/enc/istoriya/NOMADI.html

 

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Комментарии (2)

# Андрей 27.02.2015 00:00
Отличная статья, мне понравилась.
# Наталья 28.02.2015 00:00
Очень интересная статья. Спасибо авторам.

Оставить комментарий