Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXI Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 10 июня 2014 г.)

Наука: Социология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Маськов М.Н. СТАНОВЛЕНИЕ ДИСЦИПЛИНЫ В АРМИИ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XXI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 6(21). URL: http://sibac.info/archive/social/6(21).pdf (дата обращения: 13.11.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

СТАНОВЛЕНИЕ  ДИСЦИПЛИНЫ  В  АРМИИ

Маськов  Михаил  Николаевич

студент  1  курса,  факультет  клинической  психологии,  Оренбургской  Государственной  Медицинской  Академии,  РФ,  г.  Оренбург

E -mail:  hakka_56@mail.ru

Воробьев  Дмитрий  Олегович

научный  руководитель,  ассистент  кафедры  философии  Оренбургской  Государственной  Медицинской  Академии,  РФ,  г.  Оренбург

E -maildratsolonchack@mail.ru

 

О  дисциплине.

Понятие  «дисциплины»  широко  раскрыто  в  философском  словаре  [3]  следующим  образом: 

«Дисциплина  (от  лат.  disciplina  —  обучение;  строгий  порядок)  —  определенный  порядок  поведения,  основанный  на  усвоении  и  подчинении  людей  исторически  сложившимся  нормам  права  и  морали.  Является  необходимым  условием  нормального  существования  общества». 

Благодаря  дисциплине  поведение  людей  принимает  упорядоченный  характер,  что  обеспечивает  коллективную  деятельность  и  функционирование  социальных  организаций.  В  обществе  всегда  существует  общеобязательная  дисциплина  и  специальная  дисциплина  —  обязательная  только  для  членов  определенных  организации  (трудовая,  партийная,  воинская  и  т.  д.).  Господствующие  в  обществе  классовые  отношения  позволяют  установить  должный  уровень  дисциплины  и  служат  для  ее  поддержания.  Различают  внутреннюю  дисциплину  (самодисциплину),  дисциплину  из  соображений  выгоды  и  дисциплину  по  принуждению.  Дисциплинированный  человек  испытывает  внутреннюю  потребность  следовать  принятым  нормам  поведения  и  в  случае  их  несоблюдения  испытывает  угрызение  совести,  чувство  вины  и  т.  д.  Дисциплина  из  соображений  выгоды  и  по  принуждению  опираются  на  внешние  санкции  —  положительные  или  отрицательные.  Таким  образом,  дисциплина  определяется  степенью  совпадения  личных  интересов  членов  общества,  их  потребностей  и  выполняемых  ими  социально  обусловленных  норм  поведения.  Также  возможно  условие,  при  котором  эти  нормы  не  становятся  внутренними  пружинами  действий  индивидов,  в  таком  случае,  возникают  разного  рода  отклонения  в  поведении,  которые  либо  регулируются  с  помощью  механизмов  социального  контроля,  либо  могут  привести  к  изменениям  и  ломке  существующих  норм  и  институтов.  Однако  общественно  вредной  может  оказаться  и  чрезмерно  жёсткая  дисциплина,  так  как  в  этих  условиях  члены  общества  лишаются  творческой  инициативы,  а  общественная  система  утрачивает  необходимую  гибкость.

Итак,  из  данного  определения,  следует  выделить  ряд  закономерностей,  требующих  особого  внимания  в  нашей  работе.

Во-первых,  как  уже  упоминалось  ранее,  для  общества  характерно  существование  общеобязательной  дисциплины  и  специальной  дисциплины  —  обязательной  только  для  членов  определенных  организации  (трудовая,  партийная,  воинская  и  т.  д.).  Исходя  из  этого,  становится  понятным,  что: 

1.  заинтересовавшая  нас  область  (воинская  организация)  выделена  в  понятии  «специальная»  дисциплина;

2.  в  зависимости  от  степени  ее  внедрения,  должна  неким  образом  воздействовать  на  «общеобязательную»  дисциплину.

Во-вторых,  можно  выделить  внутреннюю  дисциплину  или  самодисциплину,  дисциплину  из  соображений  выгоды  и  дисциплину  по  принуждению.  Внедрение  «специальной»  дисциплины  проходит  по  насильственному  пути,  вне  зависимости  от  созданных  в  армии  условий.  Это  объясняется  тем,  что  нет  «плавных»  этапов  перехода  от  одних  требований  к  индивиду  (менее  жестких,  привычных,  но  с  незначительными  изменениями)  к  другим  (более  жестким,  отвечающим  специфике  и  быту),  что  сводит  период  акклиматизации  к  минимуму  или  же  исключает  его  вовсе.  Таким  образом,  адаптация  проходит  без  возможности  адекватно  реагировать  на  измененное  окружения  и  положение.  Очевидно,  что  это  ведет  к  возникновению  стрессовых  ситуации.  Пропуская  этап  влияния  «специальной»  дисциплины  на  «общеобязательную»,  следует  отметить,  какой  именно  вид  дисциплины  наиболее  фундаментален  для  военной  службы,  сочетается  с  ее  нуждами  и  реалиями,  отвечает  условиям  ее  быта.  Внедрение  «специальной»  дисциплины  заканчивается  тогда,  когда  достигается  так  называемая  «дисциплина  по  принуждению»,  которая  опирается  на  «внешние  санкции».  Условно  выделяется  два  вида  санкций:  легальные  и  нелегальные.  Легальные  (выговор,  письмо  командира  родителям,  письмо  в  местную  администрацию  по  месту  жительства,  гауптвахта,  дисциплинарный  батальон),  успешно  применявшиеся  еще  10  лет  назад,  сменились  нелегальными,  что  обусловлено  сложившимся  принципом:  «не  выносить  ссор  из  избы». 

Действие  нелегальных  (чаще  всего  это  различные  телесные  наказания,  осуществляемые  командирами  или  солдатами  более  раннего  призыва)  ощутимо  быстрее  и  менее  хлопотно,  по  сравнению  с  легальными.  Теперь  же  дисциплина,  после  вступления  в  силу  ряда  важнейших  изменений  (например,  постановление  об  отправке  нерадивого  солдата  на  гауптвахту  принимается  через  суд,  а  не  как  раньше  командиром)  строится  исключительно  на  морально-волевых  качествах  командира.  Привитая  дисциплина  «по  принуждению»,  по  нашему  мнению,  должна  быть  со  временем  заменена  самодисциплиной,  которая  отвечает  всем  требованиям,  выдвигаемым  данной  социальной  организацией  в  условиях  сложившихся  со  временем  правовых  ограничений  и  увеличивающего  контроля  общественности  за  Вооруженными  Силами.

В-третьих,  не  исключено  также,  что,  если  эти  нормы  не  становятся  внутренними  ориентирами  действий  индивидов,  возникают  разного  рода  отклонения  в  поведении,  которые  либо  регулируются  с  помощью  механизмов  социального  контроля,  либо  могут  стать  причиной  изменений  или  отказа  от  существующих  норм  и  институтов.  Реалии  современной  армии  не  способствуют  возникновению  быстрого  и,  главное,  правового,  а  также  способного  предупредить  возникающие  во  время  несения  военной  службы  конфликтные  ситуации  метода  или  общего  способа  решения  в  случае,  когда  доступный  морально-волевой  способ  воздействия  оказывается  неэффективен.  Примером  таких  ситуаций  может  служить  отказ  солдата  с  асоциальным  поведением  и  сильным  характером  подчиниться  или  же  коллективное  неисполнение  приказов  командира. 

Легальное  правовое  решения  проблемы  упирается  в  принцип  «не  выносить  ссор  из  избы»  и,  гипотетическое  наказание  от  вышестоящего  командования  всей  руководящей  цепочки  с,  опять  же,  гипотетическим  лишением  части  заработной  платы.  Одним  из  возможных  (на  практике  наиболее  часто  избираемый)  способов  решения  может  служить  совокупность  мер  по  выявлению,  проверке  на  «пригодность»  и  контролируемость  ряда  лиц,  на  которых  будет  в  дальнейшем  негласно  возложена  функция  внутренних  индикаторов  и  регуляторов  настроения  среди  личного  состава.  Такие  военнослужащие,  благодаря  некоторым  послаблениям  и  поощрениям  от  командования,  представляются  в  выгодном  свете  в  коллективе,  что  также  способствует  ускоренным  темпам  становления  их  как  лидеров  социума  в  целом  или  же  большей  его  части.  Так  прививается  концепция  услужливости,  пассивного  и  безынициативного  поведения,  которое  будет  гарантировано  поощряться. 

Таким  образом,  как  результат,  мы  имеем  колоссальное  количество  послаблений  для  солдат,  которые,  как  указано  выше  в  определении,  могут  привести  к  изменениям  и  ломке  существующих  норм  и  институтов.  Данная  дисциплина  характеризуется  как  «дисциплина  из  соображений  выгоды»,  поскольку  такой  вид  взаимодействия  между  структурой  и  ее  подчиненными  строится  на  системе  поощрений,  нежели  на  таких  некогда  фундаментальных  качествах  как  то  ответственность,  уважение  или,  в  крайнем  случае,  страх  наказания.  Как  упоминалось  ранее,  этот  способ  привести  социум  к  единому  знаменателю  далеко  не  единственный,  но  он  четко  отражает  способ  воздействия  остальных  методов  —  служба  не  ради  высоких  идеалов  патриотизма,  а  ради  личной  выгоды  и  облегчения  существования  в  измененных  условиях.

Переход  от  «общеобязательной»  к  «специальной»  дисциплине.

Воинская  дисциплина  формировалась  на  протяжении  всей  истории  становления  человечества.  Среди  всех  возможных  линий  поведения,  которые  можно  выделить  на  любом  рассматриваемом  временном  промежутке  истории,  отдельную  качественную  категорию  всегда  составляла  дисциплина,  прививаемая  людям,  так  или  иначе  связанным  с  военным  делом. 

Перед  нами  встает  вопрос  относительно  внедрения  в  повседневную  жизнь  завтрашнего  солдата  дисциплины  «специальной».  Нас  интересует  наиболее  применяемый  способ  к  ее  введению,  замещению  «общеобязательной»  дисциплины.  Какое  это  имеет  обоснование  с  практической  стороны,  со  стороны  философии  и  какую  оценку  данному  способу  может  дать  сторонний  наблюдатель?

Индивид,  стоящий  на  пороге  военного  комиссариата,  —  сформированная  личность,  имеющая  свои  индивидуальные  особенности,  свою  оценку  происходящего,  свою  уникальную  модель  поведения  и  свои  устоявшиеся  взгляды  на  окружение.  Найти  людей,  совпадающих  по  всем  этим  параметрам,  представляется  невозможным,  а  значит  подбор  некоего  индивидуального  способа  принятия  требуемых  условий  поведения  для  каждого  в  отдельности  теряет  всякий  смысл  ввиду  колоссальных  затрат  сил,  времени  и  средств.  Таким  образом,  перед  руководящим  составом  стоит  с  каждым  новым  призывом  одна  и  та  же  основополагающая  задача  —  поиск  и  успешное  применение  некоего  системного  метода  или  ряда  методов,  способных  в  короткий  срок  обучения  азам  военной  службы  привить  вновь  прибывшим  военнослужащим  необходимую  дисциплину.  Армия  —  закрытая  структура  с  полным  автономным  обеспечением,  что  обуславливает  внутренние  порядки  и  способы  их  достижения,  порой  идущие  вразрез  со  схожими  по  выполняемым  функциям  и  способу  организации  структурами  и  образованиями.

Мы  считаем,  что  внедрение  «специальной»  дисциплины  проходит  через  пять  основных  этапов,  которые  применяются  системно  и  последовательно.  Также  могут  варьироваться  некоторые  незначительные  детали  в  каждом  из  нижеуказанных  этапов,  что  не  оказывает  серьёзного  влияния  на  результат  ступени  в  целом.  Стоит  особо  оговориться,  что  сталкиваясь  с  индивидуумами,  как  уже  упоминалось  ранее,  обладающими  асоциальным  поведением  и  сильным  характером,  данная  система  значительно  смягчается,  но  в  целом  остается  неизменной.  При  прохождении  всех  пяти  этапов,  такие  индивидуумы  становятся  во  главе  своих  сослуживцев,  что  со  временем  подкрепляется  соответствующим  повышением  в  звании  и  должности.

5  этапов  внедрения  «специальной»  дисциплины  во  время  военной  службы:

1.  Подавление

2.  Подчинение

3.  Поручение

4.  Порицание

5.  Поощрение

Этап  №  1.  Подавление.

Как  уже  упоминалось  ранее,  индивид  в  начале  своего  военного  пути  является  не  аморфным  и  безынициативным  членом  общества,  выходцем  которого  он  является.  Он  имеет  все  необходимые  черты,  позволяющие  характеризовать  его  словом  «личность».  Принцип  взаимодействия  на  этом  этапе  подробно  изложен  в  книге  психоаналитика  Б.  Беттельгейма  «Просвещенное  сердце»  [1].

В  относительно  небольшом  изолированном  помещении,  где  единовременно  находится  огромное  количество  человек,  возникают  проблемы,  связанные  с  чистотой  помещений  и  гигиеной  их  обитателей.  По  понятным  причинам,  данное  помещение  не  может  быть  оборудовано  и  укомплектовано  числом  сантехники,  которое  бы  обеспечивало  всех  необходимыми  условиями  для  поддержания  личной  гигиены.  Поэтому  санитарный  узел  имеет  ограничение  по  одномоментному  нахождению  в  нем  людей.  Отсюда  следует  частое  загрязнение  и  поломка  сантехники.  Решением  этого  вопроса  было  избрано  назначение  небольшой  группы  людей  (от  2  до  4  человек)  ответственными  за  поддержание  чистоты  и  порядка  во  всем  помещении  (так  называемый  «наряд»),  помимо  обеспечения  должной  санитарии  в  туалете.  В  данной  группе,  согласно  определению  командования,  на  одного  из  его  членов  возлагаются  функции  контроля  и  регулирования  остальных.  С  «дежурного»  также  был  спрос  и  ответственность  за  период  дежурства.

Период  прохождения  обучения  ограничен  и  за  время  его  прохождения  военнослужащие  понимают,  что  возможность  заступить  в  наряд  получат  только  те,  кто  тем  или  иным  образом  будет  в  «немилости»  у  командования.  Это  является  хорошим  стимулом  для  многих  следовать  приказам  и  не  выказывать  своего  недовольства.  Тем  же,  кто  записан  в  наряд,  дисциплина  прививается  нудной  однообразной  круглосуточной  работой,  объективность  которой  объясняется  командованием  с  помощью  повышения  тона  и  озвучивания  некой  абстрактной  причины,  что  является  формальным  ответом  на  заданный  военнослужащим  вопрос.  Свою  положительную  роль  в  подавлении  играет  и  бесконечное  пребывание  одного  человека  из  наряда,  так  называемый  «дневальный»  (в  основном  самого  морально  и  физически  слабого  на  фоне  остальных)  в  санитарном  узле  и  осуществление  там,  зачастую  бессмысленных  работ.  Постоянные  упреки  со  стороны  сослуживцев  унижают  и  подавляют  его,  а  неисполнение  приказа  командования  грозит  внеочередным  «заступлением  в  наряд».  Негласно  такие  люди  становятся  изгоями,  являющимися  объектом  постоянных  насмешек  и  унижений.  Наличие  таких  индивидуумов  и  гипотетическая  возможность  попасть  в  их  число  является  гарантом  соблюдения  дисциплины  в  виде,  достаточном  для  подготовки  перехода  ко  второму  этапу  —  подчинению.

Результатом  этапа  №  1  является  создание  прослойки  изгоев,  подавление  которых  ведет  к  психологическому  подавлению  и  других  членов  группы.  Страх  наказания  за  непослушание  —  работа,  которую  сами  же  военнослужащие  окрестили  как  скотскую  и  унизительную.  Успешность  ступени  №  1  определяется  количеством  этих  самых  «избранных»,  т.  е.  большее  их  число  среди  всей  группы  ведет  к  недоверию  к  руководству  и  постоянному  ожиданию  неоправданного  наказания;  меньшее  же  говорит  о  том,  что  руководство  разумно  и  справедливо,  о  том,  что  наказывают  только  тех,  кто  отступается  от  заданных  правил.

В  итоге,  военнослужащие  подавляют  в  себе  многие  внутренние  желания  и  побуждения,  ставят  за  основу  послушание  и  безынициативность,  что  оправдывается  политикой  поведения  руководства  –  наказание  за  малейшую  провинность.

«Ведь  люди  гораздо  больше  заняты  сегодняшним  днем,  чем  вчерашним,  и  если  в  настоящем  обретают  благо,  то  довольствуются  им  и  не  ищут  другого…»  [5].

Этап  №  2.  Подчинение.

Индивид  насильно  лишается  таких  фундаментальных  черт  личности  как  свобода  самовыражения,  свобода  действия  и  перемещения.  Взамен  ему  прививаются  контролируемые  страхом  наказания  модели  поведения  и  мышления,  которые,  навязанные  однажды,  будут  иметь  определенного  рода  проявления  и  во  всей  последующей  жизни.  Процесс  становления  в  сознании  этих  концепций  и  идей  протекает,  как  уже  упоминалось  выше,  через  пять  этапов,  основным  из  которых,  по  нашему  мнению,  выступает  именно  этап  №  2  «Подчинение». 

Принцип  «единоначалия»  является  фундаментальным  во  многих  сферах  существования  общества,  но  особую  форму  и  фанатичность  его  проявления  и  реализации  имеет  лишь  в  четко  структурированных  группах  или  сообществах,  имеющих,  как  правило,  ряд  общих  черт: 

1)  наличие  некой  иерархической  системы,  в  которой  изменение  статуса  максимально  затруднено  и,  чаще  всего,  становится  возможным  лишь  по  истечении  продолжительного  количества  времени,  что  поддерживает  в  структуре  должный  порядок  и  позволяет  проводить  успешное  прогнозирование  возможных  вариантов  дальнейшего  развития  как  организации  в  целом,  так  и  отдельных  ее  членов;

2)  отношения  «низших»  к  «высшим»  поддерживается  всеми  доступными  средствами  на  максимально  высоком  уровне  (в  армии  примером  наказания  за  невыполнение  приказов  в  мирное  время  может  стать  отбывание  срока,  который  в  дальнейшем  не  будет  зачтен  в  общий  срок  службы,  в  дисциплинарном  батальоне,  в  военное  же  время,  в  зависимости  от  степени  преступления,  -  вплоть  до  высшей  меры  наказания);

3)  наличие  рабочей,  постоянно  развивающейся,  системы  контроля  за  всей  структурой,  в  особенности  за  «исполнительным»  составом,  в  который  входят,  как  правило,  рядовые  члены  и  их  непосредственные  начальники. 

Этап  №  2  «Подчинение»  наиболее  затруднителен  в  исполнении,  в  силу  чего  нуждается  в  процессе  предварительной  подготовки,  которым  и  выступает  этап  №  1  «Подавление».  Достаточным  будет  дать  понять  большинству,  через  мытарства  «избранного»  меньшинства,  в  необходимости  сотрудничества  с  руководством,  чтобы  навязать  необходимые  нормы  поведения,  а  главное  —  послушания.  Выделяя  из  толпы  индивидов,  способных  вести  независимую  от  капризов  массы  политику  поведения  и,  что  является  основополагающим  для  дальнейшей  работы  с  ними  руководства,  лояльных  по  отношению  к  вышестоящим,  командование  тем  самым  дает  понять  военнослужащим,  что  помимо  норм  поведения,  не  перечащих  букве  устава  системы,  есть  также  базовая  необходимость  к  повиновению  назначенным  командирами  индивидам  и  непосредственно  всей  руководящей  цепочке.  В  сознании  масс  тем  самым  формируют  модель  их  участия  в  общем  предприятии  в  качестве  низшей  категории,  на  плечи  которой  в  дальнейшем  ляжет  прямое  осуществление  всех  поставленных  командованием  задач.  Формируется  также  неосознанная  необходимость  в  чутком,  пошаговом  руководстве  и  максимально  возможном  контроле  со  стороны  индивидов,  наделенных  даже  условной  властью  над  ними.  Об  этом  явлении  в  различных  его  сходных  проявлениях  писали  К.  Юнг  в  своей  работе  «Концепция  коллективного  бессознательного»  [8]  и  Г.  Лебон  в  произведении  «Психология  народов  и  масс»  [4].

Таким  образом,  мы  можем  сделать  промежуточный  вывод.  Во-первых,  не  вдаваясь  в  изучение  сложноорганизованной  иерархии  среди  руководящего  состава,  достаточно  будет  отметить  закономерную  комплексность  служебного  роста  среди  рядовых.  Иначе  говоря,  присвоение  очередного  звания  возможно  лишь  по  истечении  продолжительного  времени  (как  минимум  конец  срока  обучения).  Во-вторых,  индивид  выделенный  командиром  или  начальником,  в  глазах  большинства  автоматически  наделяется  всей  полнотой  власти,  присущей  руководящей  цепочке.  Иначе  говоря,  резкий  переход  таких  личностей  из  категории  «низших»  в  категорию  «высших»  в  глазах  сослуживцев.  В-третьих,  осуществление  контроля  за  непосредственными  исполнителями  выполняется  самими  исполнителями,  которые  по  служебному  положению  стоят  немногим  выше  своих  товарищей,  что  обуславливает  тотальный  внутрисистемный  надзор  за  качеством  работы  подконтрольной  им  группы.  Синтез  результатов  вышеуказанных  пунктов  ведет  к  осуществлению  этапа  «Подчинение»  и  открывает  широкую  дорогу  для  завершающей  триады  этапов  —  «Поручение»,  «Порицание»  и  «Поощрение».

«Правомерно  ли  говорить  о  тоталитаризме  в  масштабе  отношений  «руководитель-подчиненный»?»  [1].

Триада  «Поручение-Порицание-Поощрение».

  Определение  понятия  «Триада»  в  философском  источнике  представлено  следующим  образом:

«Триада  (от  греч.  τριάδος  —  троица)  —  термин,  означающий  тройственный  ритм  движения  бытия  и  мышления…  Принцип  триады  получает  широкое  развитие  в  классической  немецкой  философии  у  Фихте,  Шеллинга  и  особенно  Гегеля,  который  превратил  триаду  в  универсальную  схему  всякого  процесса  развития:  тезис  (исходный  момент),  антитезис  (переход  в  противоположность,  отрицание),  синтез  противоположностей  в  новом  единстве  (снятие,  отрицание  отрицания)»  [7]. 

Мы  считаем,  что  финализацией  становления  в  сознании  военнослужащего  «специальной»  дисциплины  является  именно  триада  «Поручение-Порицание-Поощрение».  Для  понимания  и  осознания  воздействия  на  индивида  вышеуказанной  триады,  необходимо  учитывать  ряд  особенностей  человеческой  природы:

1.  Человек,  как  существо  социальное,  способен  воспринимать,  анализировать,  реагировать  и,  что  наиболее  важно,  адаптироваться  к  динамике  изменения  условий  существования  в  социуме  или  же  сосуществования  с  ним.

2.  Имеет  место  такое  явление  как  «социальная  память»  (совокупность  социокультурных  средств  и  институтов,  осуществляющих  отбор  и  преобразование  актуальной  социальной  информации  в  информацию  о  прошлом  (ретроспективную)  с  целью  сохранения  накопленного  общественного  опыта  и  передачи  его  от  поколения  к  поколению.  Понятие  было  введено  в  60—70-х  годах  XX  века  советскими  исследователями:  Я.К.  Ребане,  В.А.  Ребриным,  Ю.А.  Левадой  и  др.  Память  «совокупного  субъекта»  обладает  новыми  качествами,  несводимыми  к  простой  сумме  качеств,  входящих  в  нее  памятей  индивидов  (Б.Ф.  Ломов)  [6]),  которое  обуславливает  многомерную  подготовленность  социума  к  ранее  пережитым  условиям  и  ситуациям. 

Иначе  говоря,  повторная  инициация,  то  есть  возвращение  к  этапу  №  1  «Подавление»  будет  малоэффективным  или  же  не  принесет  результата  вовсе  как  в  масштабах  индивида,  так  и  в  масштабах  рассматриваемой  группы.  Этап  №  2  «Подчинение»,  следуя  данным  особенностям,  в  повторении  не  нуждается,  так  как  обуславливает  не  изменение  исходного  или  же  возвращение  к  измененному  состоянию,  а  лишь  условие,  учитывая  которое,  обеспечивающее  должное  функционирование  индивида  или  социума  в  системе,  иначе  говоря  —  правило  «должного  поведения».

Исходя  из  определения,  следует,  что  триада  состоит  из  тезиса  (исходного  момента),  антитезиса  (перехода  в  противоположность,  отрицания),  синтеза  противоположностей  в  новом  единстве  (снятия,  отрицания  отрицания).  Триада  «Поручение-Порицание-Поощрение»,  согласно  реалиям  военной  службы,  представляется  в  виде:

1.  «Поручение»  —  тезис  (исходный  момент)  —  задание  или  определенный  объем  работы,  который  приказано  выполнить.  Главный  внутренний  вопрос,  встающий  в  сознании  индивида  —  «Как  я  это  сделаю?»;  в  исходном  состоянии,  то  есть  до  службы,  внутренней  реакцией  на  поставленную  задачу  будет  ряд  вопросов,  как  то:  «Зачем  я  это  буду  делать?»,  «Хочу  ли  я  это  делать?»,  «Что  я  получу  за  это?»,  «Как  окружающие  отнесутся  к  моему  занятию?»  и  т.  п.  Является  целью  становления  «специальной»  дисциплины.

2.  «Порицание»  —  антитезис  (переход  в  противоположность,  отрицание)  —  негативная  оценка  результата  сделанной  работы  руководством.  Применяется,  как  правило,  в  качестве  отсылки  к  этапу  №  1  «Подавлению».  Является  мерой  предупреждения  возвращения  индивида  или  группы  к  состоянию,  схожему  исходному,  в  результате  полной  разнородной  адаптации  или  близкого  к  завершению  процесса  таковой.  Зачастую  оправдано  (в  силу  отсутствия  опыта  работы  и  ряда  других  менее  значимых  факторов),  но  также  применяется  и  без  наличия  мотивирующих  осуждение  причин.

3.  «Поощрение»  —  синтез  противоположностей  в  новом  единстве  (снятие,  отрицание  отрицания)  —  положительная  оценка  или  переоценка  результата  сделанной  работы  руководством.  Применяется  в  качестве  отсылки  к  этапу  №  1  «Подавление».  Как  правило,  применяется  достаточно  редко.  Осознается  военнослужащими  в  качестве  «высшего  блага»,  получение  которого  заслужено  и  требует  всяческого  одобрения  членами  социума.  В  силу  чего,  также  является  одной  из  превентивных  мер  возвращения  индивида  или  группы  к  состоянию,  схожему  исходному,  в  результате  полной  разнородной  адаптации  или  близкого  к  завершению  процесса  таковой.

В  отличие  от  предыдущих  этапов,  «Триада…»  имеет  четкие  границы  завершения,  которые  совпадают  с  окончанием  срока  службы.  Резонно  будет  отметить,  что  данная  система,  в  силу  своей  доступности,  применяется  и  после  службы.  Следы  или  отсылки  к  этапу  «Триады…»  прослеживаются  в  поведении  и  критериях  оценки  происходящего  вокруг  индивида.  Некоторое  непродолжительное  время  применяется  в  качестве  основной  (а  зачастую  единственной)  модели  поведения  или  его  прогнозирования  не  только  в  масштабе  рассматриваемой  личности,  но  и  проецируется  на  ее  окружение.  Так  проявляется  своего  рода  фантомная  «специальная»  дисциплина,  которая  полностью  исчезает  после  заключительной  стадии  социальной  реадапатции,  то  есть  процесса  повторного  включения  индивида  в  социальный  контекст  и  формирования  у  него  компенсаторных  социальных  навыков    [2]. 

Таким  образом,  если  представить  становление  «специальной»  дисциплины  схематично,  располагая  все  пять  вышеупомянутых  этапов  по  степени  фундаментальности  и  по  мере  ослабления  силы  оказываемого  воздействия,  по  нашему  мнению,  система  обретет  вид  «пирамиды».

 

Рисунок  1.  Схема  становления  «специальной»  дисциплины

 

В  нашем  понимании,  данная  схема  дает  ряд  фундаментальных  положений  (которые  частично  были  упомянуты  ранее):

1.  Основа  схемы  —  этап  «Подавление».  Специфика  применяемых  методов  и  их  закономерная  комплексность  (что,  отчасти,  объясняется  ярко  выраженной  индивидуальности  каждого  члена  группы  военнослужащих)  делает  данную  ступень  важнейшим  элементом  становления  «специальной»  дисциплины,  составляет  ее  «ментальный  фундамент».

2.  Центр  схемы  —  этап  «Подчинение».  Опирается  на  основу.  Является  неотъемлемым  связующим  звеном  между  «Подавлением»  и  «Триадой…»,  что  обусловлено  необходимостью  в  осуществлении  управления,  контроля,  реакции  и  прогнозирования  происходящих,  либо  готовящихся  к  реализации  процессов  внутри  социума.

3.  Вершина  схемы  —  Триада  «Поручение-Порицание-Поощрение».  Это  непосредственно  «рабочий  процесс».  То,  что  является  целью  становления  в  сознании  дисциплины  «специальной».

Это  позволило  нам  перейти  к  следующим  выводам: 

1.  Схема  становления  «специальной»  дисциплины  отражает  в  полной  мере  всю  комплексность  воздействия  данного  метода  воспитания  на  индивида  и  совокупный  ему  социум;

2.  Принимая  во  внимания  тот  факт,  что  каждый  из  вышеупомянутых  этапов  достаточно  сложен  в  исполнении  и,  по  мере  завершения,  не  дает  никаких  долгосрочных  гарантий,  справедливо  будет  говорить  о  крайне  низкой  степени  эффективности  данного  метода;

3.  Поиск  альтернатив  данному  методу  воспитания,  по  нашему  мнению,  будет  опираться  на  базисные  аспекты  метода  «пяти  этапов»,  что  обусловлено  его  относительной  успешностью,  и  приведет  к  созданию  серии  «клонов»,  которые  в  итоге  не  дадут  качественного  продвижения  к  решению  данной  проблемы.

4.  Ключевые  особенности  данного  метода  становления  «специальной»  дисциплины  искажают  моральные  представления  о  службе  в  армии  по  сравнению  со  стереотипами,  которые  были  свойственны  ей  еще  10—15  лет  назад.  Иными  словами,  подорван  авторитет  армии  благодаря  коренной  ломке  системы  базовых  ценностей,  среди  которых:  чувство  долга,  патриотизм,  самоотдача,  самопожертвование  себя  Родине  и  т.  п. 

Тема  является  обширной,  междисциплинарной  и  требует  дальнейшего  ее  исследования.  А  мы,  в  свою  очередь,  достигли  цели  нашей  работы.

 

Список  литературы :

1.Беттельгейм  Б.  Просвещенное  сердце//  Человек,  1992.  №  2—6.

2.Головин  С.Ю.  Словарь  практического  психолога.  М.:  Харвест,  1997.  —  800  с.

3.Ильичёв  Л.Ф.,  Федосеев  П.Н.,  Ковалёв  С.М.,  Панов  В.Г.  Философский  энциклопедический  словарь.  М.:  Сов.  Энциклопедия,  1983.  —  840  с.

4.Лебон  Г.  Психология  народов  и  масс.  М.:  Терра  Кн.клуб,  2008.  —  271  с.

5.Макиавелли  Н.  Государь.  М.:  Эксмо,  2006.  —  976  с.

6.Осипов  Г.В Российская  социологическая  энциклопедия.  М.:  Изд.группа  НОРМА-ИНФРА-М,  1998.  —  672  с.

7.Стёпин  В.  С.  Новая  философская  энциклопедия.  М.:  Мысль,  —  2000.  —  Т.  1—4.  —  2659  с.

8.Юнг  К.Г.  Человек  и  его  символы.  М.:  Серебряные  нити,  2006.  —  352  с. 

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий