Статья опубликована в рамках: XXI Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 10 июня 2014 г.)

Наука: История

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
ЭВОЛЮЦИЯ ПОНЯТИЯ «IMPERIUM» В ДРЕВНЕМ РИМЕ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XXI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 6(21). URL: http://sibac.info/archive/social/6(21).pdf (дата обращения: 16.10.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ЭВОЛЮЦИЯ  ПОНЯТИЯ  «IMPERIUM»  В  ДРЕВНЕМ  РИМЕ

Эзри  Григорий  Константинович

студент  3  курса  Историко-Филологического  факультета  БГПУ,  РФ,  г.  Благовещенск

E-mailgrigoriyezri@mail.ru

Донченко  Алексей  Иванович

научный  руководитель,  д-р  культурологии,  профессор  БГПУ,  заведующий  кафедрой  Всемирной  истории,  РФ,  г.  Благовещенск

 

До  сегодняшнего  дня  сохранился  ряд  государств  с  монархической  формой  правления.  Но  не  осталось  ни  одной  империи.  Типичная  энциклопедическая  статья  дает  следующее  представление  об  империи:  монархическое  государство,  глава  которого,  как  правило,  носил  титул  императора;  империями  назывались  также  государства,  имевшие  колониальные  владения  [3;  4]. 

Но  редкая  энциклопедическая  статья  раскрывает  римское  представление  об  империи.  В  Риме  слово  «империя»  ассоциировалось  со  словом  «власть».  В  латинско-русском  словаре  можно  найти  такое  понимание,  оно  заключено  в  русских  переводах  слов.  «Imperator,  1)  повелитель,  властелин,  хозяин,  глава;  2)  полководец,  главнокомандующий,  победитель  (почетный  титул  военачальника,  употреблявшийся  после  собств.  имени);  3)  (со  времен  империи)  император  (в  этом  смысле  ставилось  перед  собств.  именем)».  «Imperium,  1)  повеление,  приказание,  распоряжение,  предписание;  2)  власть,  summum  imperium  или  summa  imperii  верховная  власть;  3)  полномочие,  должность;  особ.  высшая  военная  власть,  командование;  4)  государство,  империя»  [7,  с.  317].  В  русском  языке  для  более  четкой  дифференциации  значений  используется  два  термина:  империй  (верховная  власть)  и  империя  (государство)  [2;  3].

Империй  как  власть  и  государство  в  историческом  аспекте.  Каждый  магистрат  в  Риме  имел  империй,  то  есть  ту  сумму  власти,  которой  он  пользуется  по  своей  должности.  Было  четкое  представление  о  единстве  и  нераздельности  власти.  Исторически  первым  лицом-носителем  империя  в  Риме  был  царь  –  «царский  империй».  В  раннереспубликанский  период  появляется  два  высших  магистрата.  Они  получают  каждый  по  «царскому  империю».  Появление  магистратур  рядом  с  высшей  не  привело  к  дроблению  империя,  низшие  магистраты  вообще  не  имели  империя.  Однако  империй  модифицируется  –  он  несколько  уменьшается.  Данное  изменение  заключалось  в  наличии  двух  магистратов  одной  магистратуры,  что  предполагало  интерцессию.  Власть  была  ограничена  годичным  сроком.  Исследователи  по-разному  оценивают  империй  у  верховного  правителя  Рима  после  27  г.  до  н.  э.  Моммзен  империй  принцепса  представляет  как  сумму  власти  проконсула  и  народного  трибуна.  Гардтхаузен  кроме  совмещения  обычных  римских  магистратур  видит  и  монархический  элемент:  принцепс  -  монарх,  а  совмещение  магистратур  —  основа  его  власти.  Эдуард  Мейер  понял  ситуацию  иначе:  принцепс  —  «охранитель»  полноты  власти  Сената.  Н.А.  Машкин  и  Грант  считают,  что  магистратские  полномочия  —  это  только  оформление  власти,  сущность  власти  принцепса  —  его  авторитет,  «высший  авторитет»,  и  это  «римский  источник»  «монархической  власти  [10,  с.  23—26,  43—44,  225].  С  ними  согласен  и  Шифман:  «…13  января  27  г.  до  н.  э…  авторитет  первоприсутствующего  в  сенате,  полученные  до  того  пожизненная  трибунская  власть  и  присяга  на  верность  вновь  были  дополнены  той  властью,  которой  Октавиан  располагал  в  качестве  триумвира»  [11,  c.  96—97]. 

Значит:  принцепс  как  носитель  1)  империя  проконсула  не  был  ограничен  во  времени  и  пространстве  его  действия  (в  отличие  от  ординарного  проконсула);  2)  власти  народного  трибуна  обладал  законодательной  инициативой,  мог  созывать  заседания  Сената,  мог  вмешиваться  в  распоряжения  и  действия  других  магистратов,  считался  личность  священной  и  неприкосновенной  [10,  с.  224];  3)  авторитета,  обладая  равными  полномочиями  с  другими  магистратами,  имел  решающее  мнение  [11,  с.  97]. 

Императорская  власть  в  культурном  аспекте.  Идеологическое  оформление.  Цицерон  был  республиканцем,  но  его  творчество  послужило  одним  из  элементов  идеологии  принципата.  Его  сочинения  несут  на  себе  отпечаток  греческой  политической  теории  и  римского  практицизма:  он  пытался  применить  греческую  мысль  в  конкретно-исторических  условиях  Рима  того  времени.  II  в.  до  н.  э.  —  время  борьбы  римских  и  только  начавших  проникать  эллинистических  культурно-философских  начал.  Многие  римляне  боролись  против  греческого  культурного  влияния,  другие  стремились  его  использовать.  Но,  так  или  иначе,  проникновение  шло  достаточно  активно.  В  Риме  были  сильны  республиканские  традиции,  а  в  Греции  —  монархические.  В  религиозном  плане  эллинистический  культ  нес  мистические  начала  и  поклонение  царям.  Экспорт  эллинистической  культуры  осуществлялся  через  греков-переселенцев,  распространявших  свои  идеи  в  Италии.  Греческая  политическая  традиция  отдавала  предпочтение  монархии.  Цицерон  в  своих  сочинениях  делал  также.  Но  затем  предлагал  вариант,  который  казался  ему  лучше,  —  смешанная  форма.  Наиболее  развернутое  определение  этой  формы,  как  составленной  из  трех  простых,  Цицерон  дает  в  конце  первой  книги  «De  re  publica».  Он  говорит,  что  из  трех  простых  форм  наилучшей  является  царская,  царскую  же  форму  превосходит  такая,  которая  будет  равномерно  и  в  правильных  пропорциях  сочетаться  из  трех  лучших  форм  общественного  устройства.  Желательно,  чтобы  в  государство  входило  нечто  выдающееся  и  свойственное  царской  власти,  а  также  нечто  характеризующее  авторитет  правления  первых  людей  в  государстве  и  нечто  свойственное  контролю  над  делами  по  воле  и  усмотрению  масс.  Преимуществами  этого  смешанного  устройства  являются:  некое  великое  равенство,  которое  едва  ли  может  быть  продолжительное  время  уделом  простых  форм  государственного  устройства;  прочность,  ведь  простые  формы  слишком  легко  вырождающиеся.  Для  смешанных  форм  подобное  вырождение  почти  исключено  (оно  может  иметь  место  лишь  при  каких-то  особых  пороках  правителей),  «ибо  нет  причины  для  переворота  там,  где  каждый  прочно  занимает  свое  место,  и  нет  формы,  в  которую  она  могла  бы  выродиться».  Великий  оратор  выдвинул  идею  «rector  rei  publicae»  и  «princeps».  Многие  исследователи  видели  в  людях,  именуемых  так,  монархов,  но  под  ними  имеются  в  виду  реформаторы,  то  есть  лица,  способные  восстановить  традиционные  республиканские  и  гражданские  нравы  [10,  с.  20,  34,  42—44,  61—62,  68,  162—163,  212—222;  11,  с.  29,  145,  148]. 

Еще  один  важный  штрих:  патриотическая  направленность  пропаганды  принципата.  Октавиан  Август  позиционировал  себя  именно  как  «восстановитель  республики».  Начали  приниматься  законы  против  аморального  поведения,  многие  подвергнуты  наказаниям  за  таковые  деяния.  Народ  верил,  что  восстанавливаются  «обычаи  предков».  Свою  лепту  в  «восстановления  государства»  внес  и  Саллюстий:  в  своих  трудах  он  много  рассуждал  на  эту  тему.  Такую  миссию  он  доверял  Цезарю.  Но  они  слишком  расходились  во  взглядах:  Саллюстий  хотел  восстановить  полисную  республику,  Цезарь  создать  великую  Средиземноморскую  державу  [10,  с.  43—44,  88—89,  157—159;  11,  с.  105,  115,  161;  11,  с.  107].

Другой  не  менее  важный  вопрос:  кто  был  подлинным  предтечей  режима  принципата.  Цезарь  —  главное  решение  вопроса.  Но  у  данного  мнения  есть  контраргументы:  он  пытался  создать  монархию  не  на  римской,  а  на  эллинистической  основе.  Другое  мнение  —  коллега  Цезаря  по  триумвирату  Помпей  с  его  «безграничным  империем»  от  Сената  и  исправлением  должности  консула  без  коллеги.  Но  есть  более  глубокое  и  радикальное  решение.  Связать  генезис  постцарской  римской  монархии  со  складыванием  партий  популяров  и  оптиматов.  При  таком  ответе  вопрос  решается  так:  вождь  партии  претендует  на  роль  монарха.  Таких  претендентов  видят  в  народных  трибунах  Гракхах  и  диктаторах  Сулле  и  Марии.  Особую  роль  в  складывании  монархии  Машкин  отводит  появлению  системы  таких  экстраординарных  магистратур,  которые  противоречили  системе  ординарных  [8,  с.  4—45,  51;  10,  с.  33—41].

Социальная  сущность  принципата.  Цицерон  развивал  теорию  принцепса-управителя  и  принцепса-освободителя.  По  его  мнению,  столь  великими  людьми  могут  стать  только  лица  сенаторского  сословия.  С  этим  мнением  необходимо  было  считаться.  Кроме  того,  сенаторы  нужны  правителю  для  сохранения  легитимности  своей  власти:  власть  нужно  оформить,  идеи  правителя  необходимо  воплощать  в  качестве  законов.  Желательно  такие  действия  проводить  на  основе  традиции.  А  с  другой  стороны,  невозможно  не  считаться  с  бедным  народом.  Его  старались  использовать  в  своих  интересах  различные  группировки.  За  материальные  выгоды  обездоленные  готовы  были,  объединившись  в  вооруженные  банды,  отстаивать  мнение  того  или  иного  политического  деятеля.  Для  охраны  власти  и  интересов  той  группировки,  которая  выступает  в  качестве  опоры  режима,  требуется  регулярная  боеспособная  и  обученная  армия.  В  это  время  происходит  перевод  армии  на  наемный  принцип  набора.  Армия  разрастается,  увеличивается  его  социально-политическая  роль.  Лавирование  между  бедными,  богатыми,  армией  и  составляет  сущность  цезаризма  [8,  с.  25—26,  49,  58—65,  77—107].

Характер  передачи  власти.  В  Риме  были  сильны  традиции  выборности  магистратов.  Даже  в  императорском  империи  много  республиканских  черт.  Власть  очередного  императора  утверждал  Сенат,  наделяя  его  властью  проконсула  и  народного  трибуна.  Без  такого  узаконения  императоры  предпочитали  не  обходиться  (если,  конечно,  это  не  был  кризисный  период,  или  если  император  в  силу  различного  рода  обстоятельств  не  мог  побывать  в  Риме).  Императоры  считали  императорские  аккламации,  произносимые  солдатами  после  каждой  крупной  победы.  С  учетом  вышесказанного  и  социальной  сущности  установившегося  режима,  можно  сделать  вывод  о  римской  монархии  как  о  выборной  монархии.  Выборная  монархия  сочетает  в  себе  черты  монархии  и  республики.  Де-юре  выбирает  Сенат,  де-факто:  армия  и  лица,  становящиеся  опорой  режима.  Шансов  стать  императором  было  больше  у  того,  кто  имел  материальные  средства  на  оплату  армии,  раздачи  беднякам,  военный,  социальный  и  политический  вес.  Хорошо,  если  такое  лицо  имело  большой  авторитет  и  религиозную  санкцию  [1;  5,  LXXIII.  9(1),  LXXIV.  8(1),  LXXV,  LXXVI;  6].

 

Список  литературы:

  1. Выборная  монархия.  Юридическая  энциклопедия.  [Электронный  ресурс].  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://right777.ru/enc/1130.html  (Дата  обращения  —  12.10.2013).
  2. Империй.  Советская  историческая  энциклопедия.  М.:  Советская  энциклопедия.  Под  ред.  Е.М.  Жукова.  1973—1982.  [Электронный  ресурс].  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://dic.academic.ru/dic.nsf/sie/6691  (Дата  обращения  —  12.10.2013).
  3. Империя.  Большая  Энциклопедия  Кирилла  и  Мефодия  на  DVD.  Выпуск  2004  г.  Гл.  ред.  Т.Г.  Музрукова. 
  4. Империя.  Новая  философская  энциклопедия:  В  4  тт.  М.:  Мысль.  Под  редакцией  В.С.  Стёпина.  2001.  [Электронный  ресурс].  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_philosophy/8388/%D0%98%D0%9C%D0%9F%D0%95%D0%A0%D0%98%D0%AF  (Дата  обращения  —  12.10.2013). 
  5. Кассий  Дион  Коккейан.  Римская  история.  Книги  LXIV—LXXX  /  пер.  с  древнегреч.  под  ред.  А.В.  Махлаюка.  СПб.:  Филологический  факультет  СПбГУ;  Нестор  История,  2011.  —  456  с.  —  (Fontes  sxripti  antiqui). 
  6. Монархия.  Мегабук.  [Электронный  ресурс].  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://megabook.ru/article/%D0%9C%D0%9E%D0%9D%D0%90%D0%A0%D0%A5%D0%98%D0%F  (Дата  обращения  —  12.10.2013). 
  7. Латинско-русский  словарь.  Составил  А.М.  Малинин.  Отв.  редактор  А.Н.  Попов.  Государственно  изд-во  иностранных  и  национальных  словарей.  М.,  1952.  —  764  с. 
  8. Машкин  Н.А.  Принципат  Августа.  Происхождение  и  социальная  сущность.  Из-во  АН  СССР.  Москва,  Ленинград,  1949.  —  720  с.
  9. Монархия.  Мегабук.  [Электронный  ресурс].  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://megabook.ru/article/%D0%9C%D0%9E%D0%9D%D0%90%D0%A0%D0%A5%D0%98%D0%F  (Дата  обращения  —  12.10.2013).
  10. Утченко  С.Л..  Идейно-политическая  борьба  в  Риме  накануне  падения  республики.  (Из  истории  политических  идей  I  в.  до  н.  э.).  Из-во  АН  СССР.  М.,  1952.  —  300  с.
  11. Шифман  И.Ш.  Цезарь  Август.  Из-во  «Наука».  Ленинград,  1990.  —  200  с.

 

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий