Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: V Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 08 ноября 2012 г.)

Наука: История

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Андрианов И.К. РАЗВИТИЕ ОБРАЗОВАНИЯ В КАЗАЧЬИХ СТАНИЦАХ В ПЕРИОД ОСВОЕНИЯ ПРИАМУРЬЯ И ПРИМОРЬЯ (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIX В. - НАЧАЛО XX В.) // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. V междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5. URL: https://sibac.info//archive/social/5.pdf (дата обращения: 16.05.2022)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

РАЗВИТИЕ ОБРАЗОВАНИЯ В КАЗАЧЬИХ СТАНИЦАХ В ПЕРИОД ОСВОЕНИЯ ПРИАМУРЬЯ И ПРИМОРЬЯ (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIX В. НАЧАЛО XX В.)

Андрианов Иван Константинович

магистрант 2 курса, кафедра механики и анализа конструкций и процессов, КнАГТУ, г. Комсомольск-на-Амуре,

E-mail: ivan_andrianov_90@mail.ru

Кузина Ирина Львовна

научный руководитель, канд. ист. наук, доцент КнАГТУ, г. Комсомольск-на-Амуре


 

Казачество в годы освоения Приамурского края оказалось в тяжелых экономических условиях, однако, несмотря на это, ему удалось сохранить самобытную культуру, традиционные черты воспитания и глубокую веру в силу своего народа. Система образования в среде Амурского и Уссурийского казачества вызывает особый интерес, поскольку в ней было заложено два начала: религиозно-православное и национально-русское. Актуальность данного исследования связана с тем, что сегодня мы являемся очевидцами возрождения казачества на приамурской земле: появляются казачьи лицеи, классы, корпуса, где особый акцент в обучении делается на патриотическое воспитание подрастающего поколения, что так необходимо в настоящее время.

По первоначальному положению об Амурском казачьем войске, утвержденном в 1859 году, было установлено содержать в каждом сотенном округе по одной начальной школе. Войско обязано было выставлять 20 сотен. На содержание 20 школ отпускалось от казны 2000 рублей [8, с. 2]. Школы устраивались при сотенных управлениях в казенных помещениях, учителя в них назначались казаки и урядники из отбывающих действительную службу. Эти случайные учителя не обладали хорошей подготовкой к делу, которое на них возлагалось, и результаты от них были слабые. Ученики едва выучивались читать, кое-как писать и редко усваивали 4 правила арифметики. Однако, такие слабые успехи школ не останавливали строгих требований начальства к казачьему населению, чтобы обучались все малолетние дети. Начальству нужны были грамотные казаки, и оно добивалось обязательного обучения, в первую очередь, мальчиков.

В 1860-х годах таких школ, содержимых казаками за свой счет было более 10. Но при настойчивости начальства число школ и учащихся в них росли. Уже в 1869 году в сотенных школах войска обучалось 500 мальчиков и 50 девочек. В 1872 годах в войске имелось: в бригаде и Амурском батальоне 20 школ с 508 мальчиками и 70 девочками, и в Уссурийском батальоне ― 6 школ с 115 мальчиками [8, c. 3]. Необходимость иметь в строевых частях войска и для гражданского управления войском грамотных урядников и писарей заставило с первых же лет существования войска организовывать в хуторе Верхне-Благовещенском бригадную школу. В школу набирались ученики из числа лучших учеников сотенных школ. Обучалось от 50 до 70 человек. Курс обучения составлял 5―6 лет. При горячем участии И. К. Педашенко появилась возможность хорошо обставить дело обучения, пригласить хороших преподавателей, в результате бригадная школа стала готовить не только урядников и писарей, но и учителей сотенных школ.

В 1877 году в Благовещенске была открыта прогимназия. Главную часть учеников составляли воспитанники бригадной школы, которая к этому времени закрылась, так как надобности в особом училище для казаков, при наличии прогимназии, уже не было. Сотенные школы существовали до 1872 года, когда было введено в станицах войска общественное самоуправление и сотенное управление, школы были переданы на попечение станичных обществ [8, с. 5]. В 1875 году была учреждена в войске комиссия из командиров строевых частей. По делу о народном образовании в казачьей среде комиссия высказавылась, что «таковое стоит на низкой степени, из 9955 человек мужского населения Амурского войска грамотных считалось 1075 человек, малограмотных 539» [8, с. 6]. В станицах к этому времени было 28 школ, в которых обучалось 664 мальчика и 78 девочек. Комиссия признала необходимым учреждения гимназии в Благовещенске и учительской семинарии в Хабаровске, двухклассных школ в станицах: Аносовой, Поярковой, Екатерино-Никольской, Козловой.

Главные расходы по содержанию школ: жалованье учителям, покупка учебных пособий, легли всецело на станичные и поселковые общества. Расходы эти были тяжелы для последних. Общественных доходов почти не было, приходилось прибегать на содержание школ к раскладкам на бойцов. С каждого относящего повинности казака сходило ежегодно около трех рублей, не считая расходов на сторожей и отопление. Начальство настойчиво требовало, чтобы все казаки обучали своих сыновей в школах, часто за задержание мальчика дома без уважительных причин отец подвергался аресту.

К сожалению, в войске к началу XX столетия не было специального руководителя школьным делом. Озабочиваясь возможно лучшей постановкой школьного дела в войске, устранением разных дефектов в этом деле, Войсковое правление с разрешения Наказного атамана, устроило съезды учителей в 1899 году и 1903 году [8, с. 11], где председательствовал бывший директор Благовещенской гимназии Ф.И.  Васильев. Согласно заключению съездов была издана программа для школ войска, был установлен четырехгодичный курс для одноклассной школы и шестигодичный курс для двухклассной. Станичным сборам рекомендовано было устраивать при школах библиотеки, для физического развития учащихся приказано было завести гимнастические городки, кроме того, были приняты меры к ограждению учителей от зависимости атаманов, установлен минимальный оклад жалования учителю по 480 рублей в год и за преподавание Закона Божьего 60 р.

Отсутствие у Войскового Правления в своем распоряжении значительных сумм на школьное дело, ограничивало роль войскового начальства только благими пожеланиями станичным обществам. Устранение же разных недостатков в материальной обстановке школ по-прежнему оставалось в руках обществ. Хуже обставлялись и скупее производились расходы на те школы, которые в силу неблагоприятно сложившихся обстоятельств не давали видимых результатов своей деятельности. Для таких школ создавался заколдованный круг: с одной стороны, школа терпящая недостатки, не могла продуктивно работать, с другой ― слабые успехи такой школы, подрывали к ней доверие общества и не располагали последние к усилению расходов на нее.

На положение начального образования в казачьих войсках, где это образование находилось в исключительном ведении войскового начальства, в 1902 году обратил внимание военный министр, который «приказал войти безотлагательно в рассмотрение вопроса об устройстве в казачьих войсках начальных училищ, составив для них соответствующее положение, проектировать штаты и оклады содержания учителям, порядок управления и надзора за учащими» [8, c. 13]. Согласно этому требованию, войсковое начальство разработало и представило проекты положения штатов. Проектом положения предусматривалось обязательное поголовное обучение мальчиков, четырехгодичный курс обучения в одноклассных школах и шестигодичный в двухклассных, введение в штат Войскового Правления должности инспектора войсковых школ. Решаясь на введение всеобщего обучения, войсковое начальство просило для этого только небольшую помощь от казны, по 15000 рублей в год на содержание школ и 3000 рублей на содержание инспектора.

Сначала войску улыбнулась возможность получения от казны этих средств. Деньги были в 1904 году уже предположены к отпуску, но разразившаяся русско-японская война не дала возможности привести эти предположения в исполнение. Однако, несмотря на сложившуюся ситуацию, поддержку казачьему образованию все же оказывали «Общества для вспомоществования нуждающимся учащимся», активно действовавшие в станицах. В 1905 г. в области существовали три общества: при Благовещенской мужской гимназии, при Алексеевской женской гимназии и Духовной семинарии [13, c. 71]. Деятельность этих обществ выражалась во внесении денег за право обучения нуждающихся учеников и учениц, в выдаче им пособий на проезд к родным и при поступлении в высшие учебные заведения.

В 1907―1908 годах положение казачьих школ резко ухудшилось ввиду развития контрабандной торговли спиртных напитков, что привело к оттоку доходов у казачьих обществ [13, с. 44]. Станичные общества, имея в виду то обстоятельство, что у живущих рядом с казаками крестьян школы содержались на средства казны, при незначительном расходе от крестьянских обществ, стали усиленно возмущаться. Войсковое Правление, находя ненормальным положение дела казачьего образования вследствие того, что все расходы по содержанию школ падали на общества, в 1909 приступило к разработке школьной сети на основаниях законопроекта, внесенном в Государственную Думу 20 февраля 1907 года «О введении Всеобщего обучения» [8, с. 15].

Указанный законопроект ставил условие получения пособия на школы от казны. Однако Войсковой Наказный Атаман проект войскового начальства не одобрил, так как казачья молодежь, по его мнению, должна была воспитываться в чисто военном духе, что с передачей школы в ведомство Министерства Народного Просвещения достичь будет невозможно. Требование высшего войскового начальства об оставлении школ исключительно в ведении войскового начальства было весьма понятно. Казачье войско как военная организация, существовавшая для охраны громадной незащищенной границы, должна была оправдывать свое назначение и всеми силами стремится развивать в своих членах качества воина, защитника государства.

К 1908 г. в Уссурийском казачьем войске было 66 учителей, из них со специальным образованием учителей 50. Обращало на себя внимание то обстоятельство, что в казачьих школах не было инструктора по обучению детей гимнастике и строевым упражнениям, тогда как это требовалось для крестьянских школ. При казачьих школах не было ремесленных отделений, в чем они очень нуждались, так как среди казаков почти не было знающих нужные в сельском быту ремесла. Войсковое Правление Уссурийского казачьего войска расходовало 8500 р. на войсковых стипендиатов, обучавшихся в учительской семинарии, реальном, городском и ремесленном училищах, фельдшерской школе и других учебных заведениях. Для удовлетворения нужд образования Войсковое Правление имело в своем распоряжении специальные школьные капиталы: Тайного Советника Маслова 10786 р. 76 к. и Генерал-Майора Венюкова 12776 р. 34 к. независимо от общих войсковых доходов. Решая вопрос начального образования в казачьих станицах Приамурского края в 1911 г., Войсковое правление Уссурийского и Амурского казачьих войск ставило следующие задачи [10, c. 130]:


1.  Увеличение кредита из земских сумм на школьные нужды, в особенности по Приморской области, чтобы расширить сеть школ в крае и обеспечить их содержание, заменив добровольные расходы населения на школы земским сбором, в виду равномерности расходов.


2.  Устройство в Приамурском крае по крайней мере одной учительской семинарии для постепенной замены лиц, представляющих учителями без всякой подготовки и образовательного ценза, где бы могли получать дальнейшее образование лучшие из учеников казачьих школ для специальной подготовки к учительской деятельности. Для привлечения же лучших сил на должности учителей, нужно было значительно повысить оклад их жалования, в одноклассных до 1200 р., а в двухклассных до 1500 р., поскольку учителя получали жалование менее волостных писарей, что при местной дороговизне было крайне недостаточно.


3.  Необходимо было обратить внимание на существующий антагонизм между министерскими и церковно-приходскими школами, т. е. между священниками и учителями министерских школ. Для этого нужно было издать правила, чтобы в тех селениях, где существовало училище одного типа, школа другого типа открывалась бы только в случае обеспечивающего обе школы количества детей школьного возраста и с обязательством распределения учащихся между школами по полу. В виду уклонения священников от преподавания Закона Божьего в школах, необходимо было обязать их преподавать в школах их постоянной резиденции, а в остальных следить за преподаванием его учителями.


4.  Введение в Приамурском крае Областных и Уездных Училищных Советов, которые бы в большей степени обеспечивали нужды школьного дела, чем единоличная власть Инспектора.


5.  Для развития в крае почти отсутствующего внешкольного образования необходимо было обратить внимание на обязательное устройство при каждой школе библиотеки, преимущественно по предметам, наиболее нужным, необходимо было вменить в обязанность учителям и священникам устройство ежевоскресных чтений и бесед. Для подростков-казачат, необучавшихся в школе, устраивались вечерние занятия в школе.


6.  Распространение среди населения Приамурского края знания языков китайского и японского имело бы важное значение в политическом, экономическом и военном отношениях. В казачьей среде встречались знающие китайский язык, но это были только единицы. Проводником распространения этих языков среди казаков отчасти могли бы быть двухклассные училища, если бы в их курс было введено обучение китайскому языку, в виду большого соприкосновения приамурского населения с китайцами.


 

График 1. Обследование грамотности в округах Амурского казачьего войска

Описание: C:\Users\Иван\Desktop\Безымянный.jpgОписание: C:\Users\Иван\Desktop\Безымянный.jpg

Благодаря переменам в деле казачьего образования к 1912 году население казачьего войска достигало до 70 % грамотных казаков, выходящих на службу [12, с. 78]. Лучше всего дело казачьего образования обстояло в Михайло-Семеновском и Поярковском станичных округах [график 1], где уделялось особое внимание внешкольному образованию: открывались библиотеки-читальни, проводились ежевоскресные чтения и беседы. С 1913 года в войске на войсковой же капитал, была учреждена должность инспектора войсковых школ. Данный шаг был крайней необходимостью, поскольку ввиду частого пьянства и дурного поведения попечителей войсковых школ, процесс становления образования в казачьей среде серьезно тормозился, поэтому необходим был человек, который бы контролировал всю ситуацию с развитием школьного образования. В рапорте инспектора войсковых школ от 16 мая 1916 г. говорится [6, с. 37]: «Попечителя Димской хуторской школы казака Алексея Вараксина за пьянство устранить от должности и арестовать при станичном карцере в течении 7 суток. Обществу обсудить вопрос о необходимости учреждения опеки над имуществом и личностью Вараксина в виду его постоянного пьянства и расточительности. Обществу хутора Димского объявляю выговор за такого несоответствующего попечителя для школы. Станичному атаману Бородину объявляю выговор за слабый надзор за должностными лицами в хуторах».

Кроме того, в деле казачьего образования стало оказывать войску существенную помощь духовное ведомство, которое открыло и содержало в поселениях Амурского войска 18 церковно-приходских школ. Школы эти в большинстве случаев были открыты в посельских хуторах и только некоторые в старожильческих, где из-за разных неблагоприятных обстоятельств казачьи общества не в состоянии были содержать свои школы. Духовно-приходские школы играли очень важную роль в развитии духовности юных казаков, где особый акцент в обучении делался на такие предметы, как церковно-славянские чтения, Закон Божий, пение, чистописание [Рисунок 1].

Описание: D:\Мои документы\Университет\УЧЕБА\Студенческая весна\ОБРАЗОВАНИЕ\ГААО\P1060889 - копия.JPG

Рисунок 1. Недельное расписание занятий для церковно-приходских школ с тремя отделениями

 

Занятия в казачьих школах начинались с 20 сентября [13, с. 53]. Такое запоздалое начало объяснялось полевыми работами. В среднем учебных дней было 120, учебный год оканчивался экзаменами, которые проходили в период с 5 до 25 апреля. Ручного труда, ремесел и рукоделия в школах не производилось, точно также не велось занятий по садоводству, огородничеству, пчеловодству и сельскому хозяйству. Причиной этому служило отсутствие знаний учителей для преподавания этих предметов и отсутствие средств, и кочевой образ жизни большинства учителей, не «оседающих» надолго в одной и той же школе и редко проводящих вакационное время при своей школе.

Занятия гимнастикой и военным строем были обязательными и велись во всех казачьих школах. Для обучения гимнастике и военному строю станичные и хуторские общества избирали инструктора из числа льготных казаков или урядников. Инструктора вознаграждения за свой труд не получали, но служба их засчитывалась за очередную общественную службу, кроме того, инструктора освобождались от несения повинности за время своей службы.

Казачьи школы размещались преимущественно в наемных обывательских домах, остальные же помещались в собственных специально для них устроенных зданиях. Все здания построены были станичными и хуторскими обществами на собственные средства с небольшими, не превышающими 500 р. на одно здание, пособиями из войскового капитала. Только одно здание в хуторе Рейновском было построено на частные средства казака Казанова [9, с. 25]. Все школьные здания были одноэтажные, деревянные, большинство на деревянном фундаменте. Крыши большинства зданий были железные. Отапливались школьные здания голландскими и русскими печами, освещались керосиновыми лампами. Из существовавших школьных зданий некоторые совсем не имели квартир для учащих. Квартиры в этих школах общества нанимались за свой счет в частных помещениях или же общества выдавали учащим квартирные деньги от 24 рублей до 60 рублей [15, c. 47].

 

Описание: C:\Users\Иван\AppData\Local\Microsoft\Windows\Temporary Internet Files\Content.Word\P1060955.jpg

Рисунок 2. Казачата на крыльце Албазинской школы [11, c. 140].

Описание: C:\Users\Иван\AppData\Local\Microsoft\Windows\Temporary Internet Files\Content.Word\P1060954.jpg

Рисунок 3. Казачата на занятиях гимнастикой в станице Покровской.

 

Довольно часто между Войсковым Правлением и казаками, обучавшими казачат, возникали разногласия, в связи с чем неоднократно проводились объезды всех школ, в которых обучались казачата. В одном из приказов по Амурскому казачьему войску от 4 ноября 1913 г. приводится описание обстановки школьного дела в хуторе Покровском, где учителями являлись Рахманинов и Литвинцев [5, с. 127]: «Школа двухклассная, просторная, хорошая, с двумя учительскими квартирами. Учителю Рахманину необходимо помнить, что он сам казак и состоит учителем казачат, а потому следует держать себя с военным начальством соответствующим образом. Учителя не снабжены именным списком казачат, что лишает учителей возможности следить за исправным посещением детей школы. Учеников и учениц представлено 56. Дети читали и рассказывали прочитанное порядочно. Царствующую фамилию, а также войсковых начальствующих лиц знают не все, особенно девочки, кроме того, не знают, когда войско основано. На приветствие отвечали дружно. Молитвы знают. При ответах многие из детей смотрели вниз или в сторону. Бегали на призы хорошо. Имеется инструктор и гимнастический городок. Церковь содержится хорошо».

Безусловно, главной нуждой казачьих школ был недостаток надлежаще подготовленных учителей. Больше трети учителей не имели совершенно никакой подготовки к возложенному на них делу, что подтверждается в отчете Благовещенского Епархиального училищного совета о состоянии церковных школ за 1899: «Крайняя дороговизна жизни заставляет учителей, получающих в среднем жалованье 200―300 р. в год искать себе занятия выгодно оплачиваемые, а то обстоятельство, что только интеллигентный, но и просто грамотный человек в здешнем крае весьма и весьма ценится, делает это дезертирство более чем легким. В результате большинство школ остается без правоспособных учителей и обязанности последних приходится волей неволей вверять почти первому желающему» [1, с. 69]. Для устранения этой проблемы казачьи общества предложили следующие решения:


· учреждение стипендий от казачьего войска в учительских семинариях.


· организация съезда с педагогическими и образовательными курсами для поддержания в учащих интереса к порученному делу и знаний на должной высоте.


· принятие соответствующих мер, исправному и полному снабжению школ учебниками, пособиями и книгами для библиотек.


· обязательная уплата вознаграждения за преподавание Закона Божьего и гимнастики, так как без этого особого вознаграждения нельзя требовать успешного выполнения обязанностей учителей и инструкторов.

Для лучшего понимания, как развивалось дело образования в казачьей среде, проанализируем динамику открытия школ, сопоставив процесс становления образования в станицах Амурского и Уссурийского казачьих войск на различных этапах освоения Приамурского края. На рисунке 2 представлены графики зависимости, которые отражают открытие школ, в которых обучались амурские и уссурийские казаки в период с 1872 г. по 1916 г. Сюда относятся все школы, которые действовали в казачьих селениях: непосредственно казачьи школы, народные школы для обоего пола, школы грамоты, церковно-приходские школы [13, c. 60], [14, c. 66].

Описание: C:\Users\Иван\AppData\Local\Microsoft\Windows\Temporary Internet Files\Content.Word\график8.jpg

График 1. Динамика открытия школ в станицах Амурского и Уссурийского казачьих войск.

 

 

Описание: C:\Users\Иван\AppData\Local\Microsoft\Windows\Temporary Internet Files\Content.Word\график8.jpg

 

― количество школ в станицах Амурского казачьего войска

― количество школ в станицах Уссурийского казачьего войска

― количество школ в станицах Уссурийского казачьего батальона

 

К 1872 г. в Амурском полку действовало около 20 школ, в Уссурийском батальоне ― 6 школ. В период с 1872 по 1890 гг., когда школы были переданы на попечение станичных обществ, динамика открытия школ была слабая: в Амурском полку было открыто 8 школ, в Уссурийском батальоне ― порядка 4 школ. Заметный прогресс в деле строительства школ в Амурском войске начинает наблюдаться с 1890 г. Это объясняется, прежде всего, тем, что в 1890 году в войске было воспрещено торговать спиртными напитками частным лицам, и эта торговля была передана в руки станичных обществ. Данный шаг имел вполне логичное объяснение, доходы от этой торговли стали покрывать все главнейшие расходы обществ по содержанию казачьих школ. Вдобавок, в 1898 г. в Амурском казачьем войске открывается первая церковно-приходская школа. В итоге с 1890 по 1900 г. было открыто 12 школ в Амурском войске, старые школы стали перестраиваться, расширяться, сами общества начинали организовывать у себя двухклассные школы, не довольствуясь одноклассными.

Кризис в развитии казачьих школ наблюдается в 1908 году, количество школ резко сократилось в этот год, причиной этому стало то, что в 1907 г. положение станичных обществ в финансовом отношении сильно ухудшилось. В крае стала развиваться контрабандная торговля спиртными напитками, отбивавшая у обществ их доходы от питейных заведений. Войсковое начальство в итоге начало осаждаться просьбами о помощи на содержание школ. Потребность в увеличении числа школ и в расширении уже существующих, с этого времени, особенно стала усиливаться. В войско волной хлынули переселенцы из крестьян Европейской России, в большинстве своем неграмотные, совершенно бедные, не могущие что-либо сделать сами для обеспечения себя школами. Несмотря на материальные трудности в ведомстве Амурского казачьего войска с 1900 по 1910 г. было открыто 14 школ, с 1910 по 1912 г. открыто 4 школ. В период с 1914 по 1916 г. в деле образования Амурским казачьим войском был сделан значительный шаг вперед, количество школ существенно увеличилось, на его территории состояло 65 войсковых школ и 21 церковно-приходская школа, т. е. каждая четвертая школа, в которой обучались казачата, относилась к церковному ведомству.

Дело народного образования в Уссурийском казачьем войске после выделения из Амурского войска в 1889 году стало налаживаться, количество школ начало увеличиваться. Значительный рост школьной сети произошел в начале XX в.: в 1905 г. в казачьих селениях Уссурийского войска располагалось 35 школ, а в 1909 г. ― уже 53 школы, этот скачок был обусловлен интенсивным ростом численности войска. Несмотря на то, что по количеству школ Амурское казачье войско превосходило Уссурийское, наибольший прогресс в этом деле отмечается именно в Уссурийском казачьем войске, разница в количестве учебных заведений, в которых обучались казаки, резко сократилась. К 1914 г. в селениях Уссурийского казачества действовало 70 школ, из которых 12 принадлежали к церковному ведомству, т. е. на 5 казачьих школ приходилось по 1 церковно-приходской школе. Однако, несмотря на интенсивный рост школ в Уссурийском казачьем войске, обеспеченность ими казаками ухудшалась вследствие опережающих темпов переселения казаков в войско.

Все учебные заведения, в которых обучались дети казаков, разделялись на 4 категории: низшая, средняя, высшая, военная. В 1916 г. в высших учебных заведениях обучалось 13 человек, из них 4 казака на медицинском факультете за счет войсковых стипендий. Среднее образование получали 99 учащихся ― из них 71 казачат и 28 казачек. Низшее образование дети войскового сословия получали в войсковых и церковно-приходских школах, после окончания этих школ некоторые казачата продолжали учения в Учительских семинариях: Благовещенской ― 8 учащихся, Иркутской ― трое учащихся [2, с. 55]. Военное образование получали 19 детей казаков, из них 4 в Хабаровском кадетском корпусе, 5 обучались в военно-фельдшерских школах: в Омской военной ветеринарной и в Иркутской военно-медицинской.

Таким образом, за годы освоения Приамурья в деле казачьего образования появились благие результаты. Казачье войско по грамотности стояло далеко впереди крестьянского населения области, школы которого содержались за счет Министерства Народного Просвещения. Важно подчеркнуть, что достигло этого войско на свои местные средства, при мизерной помощи от казны, будучи в то же время обремененного бесчисленными повинностями, которых крестьянское население совсем не знало. В тяжелое, в материальном плане, время амурские и уссурийские казаки сумели поставить в своих войсковых школах, на свои местные средства, дело начального образования не ниже, чем в школах Министерства Народного Просвещения, где имелись и средства, и возможность при каждой из школ иметь полный комплект учителей.

 

Список литературы:


1.Благовещенские Епархиальные ведомости, Благовещенск, № 13―14, 1900


2.ГААО ф. 10-и оп. 1 д. 109


3.ГААО ф. 10-и оп. 1 д. 101


4.ГААО ф. 10-и оп. 1. д. 21


5.ГААО ф. 10-и оп. 1. д. 21


6.ГААО ф. 10-и оп. 1 д. 101


7.РГИАДВ ф. 702 оп. 3 д. 19


8.РГИАДВ ф. 704 оп. 7 д. 117


9.РГИАДВ ф. 702 оп. 3 д. 19


10.Закревский В.А. Труды Амурской экспедиции, Санкт-Петербург, 1911.


11.Коваленко А.И. Культура казачества восточных окраин России, Благовещенск: «Приамурье. Из века в век», 2008 ― 208 с.


12.Материалы статистико-экономического обследования казачьего и крестьянского хозяйства Амурской области, Благовещенск, 1912 г.


13.Обзоры Амурской области за 1887 г.; 1888 г.; 1889 г.; 1890 г.;1891 г.; 1892 г.; 1893 г.; 1894 г.; 1895 г.; 1896 г.; 1897 г.; 1898 г.; 1899 г.; 1900 г.; 1901 г.; 1906 г.; 1908 г.; 1911 г., Благовещенск.


14.Обзоры Приморской области за 1895 г.; 1896 г.; 1897 г.; 1898 г.; 1899 г.; 1900 г.; 1901 г.; 1903 г.; 1905 г.; 1906 г.; 1907 г.; 1908 г.; 1909 г.; 1911 г.; 1912 г.; 1914 г.; Владивосток.


15.Унтербергер П. Ф. Приамурский край 1906―1910, Санкт-Петербург, 1912

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Комментарии (7)

# Василий 22.11.2012 01:51
Автор набрал странно большое количество голосов за 1 день. Очень удивительно. Скорее всего программа поработала. Статья не плохая, но результатов нужно добиваться честным путем. Надеюсь, оргкомитет данной конференции обратит на это свое внимание.
# Автор 22.11.2012 15:25
Уважаемый, Василий, для написания данной статьи я потратил очень много сил и времени, и я очень рад и благодарен всем тем, кто решил мою работу поддержать, как видите, их оказалось достаточное количество, не стоит этому завидовать.
# Женя 23.11.2012 09:26
Работа отличная и актуальная, особенно сейчас, когда казачество начало возраждаться. Молодец, мой голос Вам!!!
# Екатерина 23.11.2012 15:31
Очень интересная статья и с иллюстрациями, побольше таких работ!!!!!!!!!!!!
# Роман 24.11.2012 22:06
Очень много полезной и новой информации, мне было познавательно читать.
# Ольга 28.11.2012 13:49
Cтатья понравилась, очень интересная и тема довольно необычная. Спасибо автору!
# Катерина 28.11.2012 13:52
Действительно, изложенная в статье проблема является очень актуальной в нашей стране, особенно сейчас

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом