Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: V Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 08 ноября 2012 г.)

Наука: Политология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Гилев Я.Ю. ОСОБЕННОСТИ МОЛОДЁЖНОГО ЭКСТРЕМИЗМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. V междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5. URL: https://sibac.info//archive/social/5.pdf (дата обращения: 09.12.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ОСОБЕННОСТИ МОЛОДЁЖНОГО ЭКСТРЕМИЗМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Гилев Ян Юрьевич

студент 4 курса историко-политологического факультета ПГНИУ, г. Пермь

Е-mail: magic555111@yandex.ru

Гилева Анжела Валентиновна

научный руководитель, канд. пед. наук, доцент кафедры педагогики СГПИ, г. Соликамск

 

Молодёжь — это особая социальная группа общества. Примерные возрастные границы находятся между 14—18 и 20—30 годами. Это период становления молодого человека, его социализации и укоренения, принятых в обществе норм. Молодежь как демографическаягруппа общества является наиболее уязвимой для экстремизма. Среди факторов — низкий уровень жизни, отсутствие гарантий трудоустройства, рассогласованность влияния агентов и институтов политической социализации. В условиях экономического и социального кризиса экстремизм становится популярным.

Социологический опрос, который проводился в Санкт-Петербурге в 1996—97-х гг., позволил составить социально-психологический портрет экстремистски настроенного молодого человека. Это человек, который очень сильно ощущает свою «невписанность» в существующие социальные отношения и испытывает страх перед будущим. Он чаще агрессивно настроен и тяготеет к разного рода крайностям. Он некритичен по отношению к криминалу и стремится решить жизненные проблемы силовыми способами, отличающимися пренебрежением к действующим правовым нормативам. Этот человек — псевдопатриот и националист. Он не интересуется политикой, хотя является ярко выраженным приверженцем крепкой власти, главным образом, диктатуры. Этот молодой человек склонен ориентироваться на негативные моральные стереотипы. Часто он является выходцем из неблагополучной, хотя и не бедной, порой неполной семьи. У него имеется репутация трудного подростка — из—за трудностей в обучении, которые могут послужить причиной комплекса неполноценности. Следует обратить внимание, как на общие, так и на специфические условия развития личности молодого человека в современных условиях.

В ценностном мире любого человека существуют «сквозные» ценности, являющиеся практически стержневыми в любой сфере деятельности. К таким ценностям можно отнести образованность, трудолюбие, интеллигентность, честность, порядочность, воспитанность и другие. Снижение значимости этих ценностей в тот или иной период рождает в нормальном обществе серьёзные проблемы. Сегодня можно с полным основанием говорить об усиленной ценностной борьбе в массовом сознании и жизни общества. Сегодня рушатся ценности, которые ещё вчера казались стабильными, так как исчезают социальные гарантии и не исчезают экономические проблемы.

Духовный вакуум сделал молодёжь уязвимой и подверженной манипулированию. Средства массовой информации, видеофильмы были поставлены на перевод политически активной части населения — молодёжи — в лоно «сексуальной революции». Однако уже к 1996 году обнаружился некоторый перелом в отношении молодёжи к происходящим в России событиям. Его возникновение связано с двумя факторами: перераспределением доходов, поляризацией общества, и помимо этого — возвратом к традиционным ценностям русского народа.

Зарегистрированные в Минюсте России молодёжные организации при политических партиях — это «молодые республикацы», молодёжное движение Партии Российского Единства и Согласия, Молодёжный союз Демократической партии России, Союз молодых конституционных демократов, Молодёжное движение реформация XXIвека, «Соколы Жириновского». Были региональные молодёжные секции КПРФ, объединяющие от 10 до 500 человек [3, с. 20].

Очевидно, что значительная часть молодёжи была не в состоянии включиться в политические процессы из-за низкого уровня интеллекта, информированности, отсутствия кумиров и ярких лидеров. Так, судя по данным анкетного опроса, кумирами были в основном литературные герои. Из общественной жизни больше всего повезло Петру I и Екатерине II. Политические лидеры того времени были кумирами молодёжи в очень редких случаях. Таким образом, поворот от отчуждения к активному участию начался. Поле для развития организаторской деятельности среди молодёжи достаточно широко. Важным доказательством этого являются апрельская демонстрация студентов в Екатеринбурге (1998 год), в Воронеже, массовые акции протеста против сокращения контингентов ВУЗов и свёртывания социальных гарантий, поддержки молодёжи в других городах. Одновременно шло создание молодёжных организаций во властных региональных структурах, в общественных организациях. Молодёжьрешительно заявила о необходимости «собирать камни», действовать сообща, а многие молодёжные организации заявили о том, что будут сотрудничать с властными структурами. Таким образом, от провозглашения независимости в конце 80-х годов и конца 90-х отличается компромиссом с властями и оппозицией. Молодёжная среда российского общества поляризуется. «Традиционно рассматривая период незаконченного образования (школьный, студенческий) временным, настоящим преддверием к другой, подлинной жизни молодёжь в основном базируется на построении кратковременных планов, направленных на достижение того или иного социального статуса, что зачастую приводит к антагонизму между потребностью самореализации и потребностью к высоким доходам, обеспеченному будущему, что в свою очередь обуславливает сильный выброс негативной, в том числе асоциальной, энергии в общество» [3, с. 131].

Исследования проблематики экстремизма в молодёжной среде позволяют выделить ряд его основных особенностей:

·В сфере политической жизни российского общества, где проявляется активность в основном правых и левых радикальных группировок. В общей сложности в деятельность таковых было втянуто до 3—5 % молодёжи, помимо этого рассчитывалось увеличение числа участников, как данных групп, так и присоединения к ним ещё примерно 5 % в экстремальных ситуациях, что могло создать критическую массу (до 10 %), способную оказывать ощутимое влияние на ход событий; Отсутствие устойчивой социальной позиции, высокого профессионализма, взвешенности в ситуационном выборе зачастую ведёт к социально—этическим катаклизмам [3, с. 132];

·В сфере межнациональных отношений проявлялась национальная нетерпимость, которая выражалась в звучащих высказываниях и в активной деятельности в отношении представителей различных национальных групп. Но было бы ошибочным выстраивать схемы, отталкиваясь только от русских националистов и игнорировать национализм в среде других народов России. Исследования того времени фиксировали значительный рост этнического негативизма именно в молодёжной среде. Более трети опрошенных людей молодого населения поддержала лозунг «Россия для русских». Также важно не забывать о сильно выраженной национальной нетерпимости в ряде национальных субъектов федерации. Основные объекты этнонегативизма — представители Кавказа (свыше 80 % опрошенных, что значительно выше критических показателей), в крупных городах страны — евреи и цыгане (не более 5—6 %). Ухудшение социально-политического и экономического положения было стимулом межнациональной напряжённости, причём, была тенденция к быстрому слиянию трёх основных сфер: политической, этнической и криминальной. Но самое главное, в социальной политике, пропаганде и воспитательной работе с молодёжью следует учитывать объективный характер формирования российского национализма — сложного и неоднозначного процесса, который вызван становлением российской государственности, давшей сильный толчок процессу формирования общероссийской нации, с закономерными в этих случаях проявлениями национализма как в целом по России, так и в национальных регионах [1, с. 85];

·В сфере криминальной деятельности в связи с резким ухудшением положения молодёжи предполагались массовые отклонения в сознании, быстрое снижение порога нравственно-допустимого. До 40 % опрошенных молодых людей допускали в трудной жизненной ситуации работу в криминальных группировках, а до 20 % девушек — в аналогичной ситуации занятие проституцией. Для криминальной деятельности характерны крайне низкие оценки значимости человеческого достоинства, жизни, игнорирование общецивилизационных правил. Особенность той ситуации том, что поражалось не только сознание проблемных, в классическом понимании, групп молодёжи и взрослых: тенденции приняли всё более тотальный характер. Патология угрожала стать нормой [3, с. 89];

·В сфере межличностных отношений и в бытовом поведении прогнозировалось повышение конфликтности и агрессивности, как групп молодёжи, так и отдельных людей. По данным исследований, почти 40 % опрошенных в конфликтной ситуации приходила мысль о применении оружия против обидчика. На период 90-х годов, в абсолютном большинстве, молодёжь была разобщена и не была способна согласованно и в массовом порядке выступить в качестве самостоятельного субъекта экстремистских действий. Наиболее организованное студенчество было не радикализировано, тяготело к конституционным формам протеста, хотя, конечно, оно не являлось однородным. Важно было обратить внимание на курсантов военных училищ, где радикальные позиции по традиции были выражены значительно сильней, нежели в любой другой группе молодёжи. Обстоятельства 90-х требовали общероссийской государственной программы профилактики экстремизма и её согласованной реализации через основные институты воспитания.

Таким образом, период 90-х годов характеризуется заполнением идеологического вакуума, образовавшегося после распада СССР. Экономические невзгоды только усугубили экстремальные тенденции, и самой уязвимой частью общества оказалась молодёжь.

Проблемы молодёжи в 2000-е годы снова оказались в центре внимания власти и общества. Если вчера молодёжная политика замыкалась на узкой группе требований одних государственных структур к другим. Подготовка к масштабному обсуждению задач молодёжной политики на Государственном совете захлебнулась в межведомственной борьбе. Сегодня российские власти 1990-х годов, оттеснившие социальные проблемы молодёжи на самые задворки своего политического курса, вспомнили о протестном потенциале молодёжи. Заметна связь между активизацией власти на фланге молодёжной политики с эффектами «оранжевой» и других «цветных революций» в странах СНГ.

На определённые размышления наталкивает анализ проведённого в мае 2005-го года Институтом гуманитарных исследований Московского гуманитарного университета при поддержке Национального союза негосударственных вузов очередного этапа исследования «Российский вуз глазами студентов».

Было опрошено около 2000 студентов государственных и негосударственных вузов Московской области и других. Это исследование было посвящено изучению политических настроений студенчества. Вот выдержка информации, полученной в процессе исследования:

·     Студенты «бунтарской» позиции сосредоточены в московских вузах: здесь доля «бунтарей» приближается к 15 %, когда в немосковских вузах, представленных в исследовании, — лишь около 8 %. Небезынтересно и то, как представлены «бунтари» в государственных и негосударственных вузах. В московских вузах соотношение 15,2 % против 14,1 %, в вузах регионов — 7,9 % против 8,1 %; Выходит, наибольшая доля бунтарей — в государственных московских вузах. Протестные настроения следует искать в лучших вузах столицы (МГУ им. М.В. Ломоносова, РГГУ, МПГУ, РУДН, МГИМО и др.), именно там, где более всего должна быть видна эффективность государственной молодёжной политики [1, с. 67];

В последние годы в России предпринята попытка разработки национальной стратегии молодёжной политики. Одним из последних таких документов является «Стратегия государственной молодёжной политики Российской Федерации», подготовленная в 2006-м году в Министерстве образования и науки РФ. Интересной особенностью этого документа является то, что задачи в нём поставленные по реализации молодёжной политики рассматриваются не просто так, а в контексте обеспечения национальной безопасности. Связь понятий «национальная безопасность» и «государственная молодёжная политика» в «Стратегии» свидетельствует об осознании стратегической роли молодёжи для будущего государства, указывает на недостаточность узкого ведомственного управления в этой сфере, замкнутого лишь в рамках Министерства образования и науки РФ. В «Стратегии» содержится положение об особой роли президента РФ в определении основ государственной молодёжной политики и организации деятельности органов исполнительной власти в данной сфере [2, с. 19].

Важно не упустить как общее, так и на особенное в развитии личности молодого человека в современных условиях. Наиболее существенной особенностью, которая отражает специфику условий формирования молодого поколения современной России, является негативный социально-экономический фон.

Проблема оценок социального развития молодёжи в современных условиях — это также и ответ на вопрос о способности России в целом к выходу из системного кризиса.

Следующая особенность— это демографическая ситуация и состояние здоровья. Продолжает снижаться общая численность молодого поколения. Обнаружен доминирующий рост заболеваемости, которая сопутствует бедности (прежде всего активный туберкулёз). Смертность в молодом возрасте стала чаще следствием болезней, которые до этого не были свойственны этой возрастной группе. Заметно ухудшились показатели не только соматического, но и психического здоровья молодёжи. Молодёжь подвержена воздействию массовых психических эпидемий: массовая апатия, всплески преступности, самоубийства, наркотизация. Влияние негативных социально-экономических факторов привело к резкому ухудшению условий жизни. Оно выразилось в недостаточности или низком качестве услуг в области здравоохранения.

Эти факторы в регионах отрицательно сказываются на вступлении в брак, рождаемости, продолжительности жизни. Типичная для нынешнего поколения будет городская молодёжь, выросшая в малодетной и зачастую в неполной семье, где старшее поколение не уделяет младшему достаточного внимания. Именно поэтому следует ожидать не только девиантного, но и делинквентного поведения среди молодой части общества. Заметен весьма высокий рост миграционных, в том числе и эмиграционных тенденций [1, с. 67].

Следующая особенность — это образование и воспитание. Наиболее реальными стали тенденции утраты равенства граждан в получении образовательных услуг из-за низкого уровня доходов значительной части населения. Образовательная подготовка молодёжи недостаточна для обеспечения обороноспособности страны. Происходит разрыв высшего и среднего образования и производства. Причина — недофинансирование материально-технической базы образования, под вопрос поставлено качество подготовки специалистов. Серьёзно ухудшились параметры труда и отдыха учащихся и студентов. Отток кадров из образования и науки всё ещё не прекратился. В итоге в этих сферах быстро снижается доля молодёжи, что создаёт катастрофическую ситуацию в пределах ближайших лет.

Следующая особенность — социально-экономическое положение, социальный фактор и стратификация. В связи с кризисными процессами социально—экономическое положение молодёжи по ряду основных показателей понижается. Это выражается в том, что происходит уже не просто обеднение, а воспроизводство бедности и социального неблагополучия большой части молодёжи. Одно из наиболее опасных явлений экономической жизни — более половины работающей молодёжи трудится не по специальности, либо вовсе не имеет профессии. Воспроизводство молодёжью профессионально-квалифицированного потенциала находится в противоречии с его эффективным использованием. Резко падает ценность труда в структуре ценностных ориентаций молодёжи [1, с. 68].

Следующая особенность — политическая активность и участие молодёжи в управлении делами государства и общества. Молодёжь в своей массе является политическим резервом тех сил, что обладают заметной заинтересованностью в проведении реформаторского курса и готовностью этот реформаторский курс отстаивать. Действительное участие молодёжи в политических акциях невелико, а в массовом варианте (на выборах) — фрагментарно и импульсивно, однако обладает способностью оказать решающее влияние на исход той или иной кампании. Экстремистский потенциал среди молодёжи невысок, но имеет тенденцию к росту. В тоже время политическая апатия в значительной части молодёжи — это форма её ухода от существующей действительности [1, с. 69].

Следующая особенность — это особенности современного общественного сознания и образ жизни. Сейчас в духовной сфере наблюдается нарушение преемственности по идеологическим позициям. Преемственность в базовых ценностях сочетается с изменением инструментальных ценностей, резким снижением патернализма, и переходом на индивидуализм. Возросли этническая самоидентефикация и этноцентризм. Образ жизни большинства современной молодёжи, с одной стороны, имеет пассивно-потребительский характер, ориентированный по большей части на нахождение дома или в кругу близких друзей, а с другой — направлен на выживание с сохранением вектора на реализацию основных жизненных целей, среди которых всё большую роль начинает играть образование [1, с. 70].

Современное молодое поколение — первое посткоммунистическое поколение, формирование которого идёт в неблагоприятных условиях. Данное поколение переживает эти условия весьма болезненно, так как оно отброшено назад с более высокого экономического, социального, культурного уровней. Суммарные характеристики сегодняшнего поколения отличаются от предыдущих настолько, что остаётся только согласиться с выводом, сделанным в государственном докладе о положении молодёжи: Каждое новое поколение российской молодёжи по главным показателям социального положения и развития отстаёт от предыдущего.

Для современной молодёжи характерна углубляющаяся нравственная деградация поколения, выраженная в длительной криминализации сознания и поведения и в снижении нравственного порога допустимого, что является опорой для расширения экстремизма среди молодых людей. Заметно снижены показатели гражданственности и патриотизма. При общей социальной апатии происходит рост экстремистских тенденций в молодёжной среде на фоне социальной неустойчивости всего общества и хаотических вспышек психических эпидемий. Снижены показатели вступления в брак, увеличивается число расторженных браков и в качестве следствия — снижение рождаемости ниже критических отметок в данной популяции. Резко возрос объём наркомании, в меньшей степени алкоголизма практически во всех стратах общества. Данное явление переходит в неуправляемый режим и, как следствие, происходит подрыв и разрушение генофонда нации. Активизируются право — и леворадикальные группировки.

 

Список литературы:

  1. Иванов А.П., Устинкин С.В., Балашов Ю.А., Рудаков А.В., Российская молодёжь под ударом политтехнологий: монография/ Под ред. д. и.н., проф. С.В. Устинкина. — Н. Новгород: Из-во Нижегородского госуниверситета им. Н.И. Лобачевского, 2008. — 231 c.
  2. Луков В. Молодёжь России: в классы или на баррикады? // Вестник аналитики. — 2005. — № 4(22). — С. 17—27
  3. Молодёжь России на рубеже веков / Материалы Международной научно-практической конференции, Березники, 1999. — 333 c.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Комментарии (5)

# Татьяна Рихтер 18.11.2012 00:06
Очень актуальная статья
# tse-ira 18.11.2012 19:00
Статья актуальная, своевременная. Молодежь - это достаточно большая возрастная категория. И ее проблемы постепенно переходят в проблемы следующего поколения
# Юрий 18.11.2012 19:42
Статья очень насущная и отражает реалии современного общества в России.
# Георгий 18.11.2012 20:49
Статья очень актуальная!
# Георгий 18.11.2012 20:52
Выше всяких похвал! Замечательная статья!

Оставить комментарий