Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: LXXVIII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 20 июня 2019 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Власова О.О. СОЦИАЛЬНАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ ПРЕСТУПЛНИЙ В СФЕРЕ КОМПЬЮТЕРНОЙ ИНФОРМАЦИИ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LXXVIII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 6(77). URL: https://sibac.info/archive/social/6(77).pdf (дата обращения: 30.11.2020)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

СОЦИАЛЬНАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ ПРЕСТУПЛНИЙ В СФЕРЕ КОМПЬЮТЕРНОЙ ИНФОРМАЦИИ

Власова Ольга Олеговна

магистрант 2 курс, кафедра уголовного права и процесса УлГУ

РФ, г. Ульяновск

Научный руководитель Медведев Евгений Валентинович

канд. юрид. наук, доцент УлГУ

РФ, г. Ульяновск

Уголовно-правовые запреты, которые нашли свое закрепление в главе 28 УК РФ, появились в отечественном законодательстве относительно недавно: в 1996 и 2017 гг. Ранее действовавшее уголовное законодательство не содержало подобных норм-запретов. Формирование исследуемых уголовно-правовых запретов в Российской Федерации происходило почти на 10 лет позже, чем в развитых странах. Во многом это было обусловлено тем, что юристы категорически отрицали существование или появление в ближайшем будущем такой отрасли как компьютерное право (а также появления и распространения преступных посягательств, связанных с использованием электронно-вычислительных машин), в то время как на западе Computer Law в 80-ые года прошлого столетия уже активно развивалось.

Несмотря на то, что последние 10 лет проблемы «компьютерных преступлений» достаточно часто становились объектом исследований, вопросы социальной обусловленности уголовно-правовой охраны компьютерной информации в литературе не уделяется должного внимания. В специальных работах дается в основном уголовно-правовая характеристика составов преступлений, предусмотренных статьями 272-274.1 УК РФ. Вопросы же криминализации этих деяний освещаются поверхностно, отрывочно и неполно. Между тем при анализе социальной обусловленности уголовно-правовой охраны каких-либо общественных отношений необходимо выяснить, насколько соответствующая уголовно-правовая норма соответствует потребностям общества.

По мнению П. Ф. Гришанина, при анализе социальной обусловленности уголовного права необходимо обратить внимание на генезис принципов уголовного права, которые прежде чем воплотиться в законодательстве выступают принципами уголовной политики [3, с. 4].

Составной частью внутренней политики современного российского государства является борьба с различными формами человеческого поведения, которые наносят вред наиболее ценным и важным общественным отношениям. Одно из направлений такой политики – правовая политика государства, составной частью которой в свою очередь признается уголовная политика.

«Уголовная политика есть выработанная государством генеральная линия, определяющая основные направления, цели и средства воздействия на преступность путем формирования уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного законодательства, регулирования практики его применения, а также путем выработки и реализации мер, направленных на предупреждение преступлений» [2, с. 50]. Более узкое определение уголовной политики дает Н.А. Лопашенко. По ее мнению, это «часть внутренней политики государства, основополагающая составляющая государственной политики противодействия преступности, направление деятельности государства в сфере охраны наиболее важных для личности, общества и государства благ, законных интересов и общественных отношений от преступных посягательств, заключающееся в выработке принципов определения круга преступных деяний и законодательных признаков последних и формулировании идей и принципиальных положений, форм и методов уголовно-правового воздействия на преступность в целях ее снижения и уменьшения ее негативного влияния на социальные процессы» [7, с. 25-26]. Автор отождествляет уголовную и уголовно-правовую политику, тогда как, например, А.И. Коробеев полагает, что в структуру уголовной политики входят: уголовно-правовая, уголовно-процессуальная, уголовно-исполнительная и криминологическая политика [2, с. 51].

В контексте настоящего исследования нас прежде всего интересует уголовно-правовая политика, которая представляет собой ту часть уголовной политики, которая вырабатывает основные задачи, принципы, направления и цели уголовно-правового воздействия на преступность, а также средства их достижения и выражается в директивных документах, нормах уголовного права, актах толкования норм и практике их применения [2, с. 51].

Социальная обусловленность конкретного опасного поведения лица - это объективно существующее состояние общественных отношений, выраженное различными факторами социального, политического, экономического и духовного характера, отражающими те негативные процессы, которые затрагивают права и законные интересы личности, общества и государства [11].

Для того чтобы уголовно-правовая охрана каких-либо общественных отношений являлась социально обусловленной, общество, во-первых, должно осознать потребность в такой охране. Во-вторых, криминализация деяний, посягающих на безопасность процессов создания, обработки, хранения и распространения компьютерной информации прав должна продуцироваться реальными потребностями общества.

А.Д. Антонов отмечает: «Уголовно-правовой запрет порождается объективными потребностями общества в охране определенных отношений. Недоработки законодателя могут привести к двум нежелательным последствиям: пробельности уголовного закона. В этом случае незащищенность определенных общественных отношений приводит к использованию незаконных альтернативных методов защиты (самоуправство, помощь организованных преступных группировок и пр.) Недопущение указанных негативных явлений осуществляется лишь посредством адекватного отражения в уголовных законах социальной действительности, что возможно исключительно в случае, если в процессе криминализации будут учтены объективные знания, определяющие обоснованность уголовно-правового запрета» [1, с. 77].

Таким образом, анализ социальной обусловленности уголовно-правовой охраны компьютерной информации предполагает выяснение того, насколько обоснована сама криминализация нарушений в этой сфере. Для этого необходимо установить: что собой представляет криминализация; каковы ее основания; насколько уголовно-правовые нормы в сфере безопасности обращения компьютерной информации соответствует этим основаниям.

Считается, что классическое определение криминализации принадлежит А.И. Коробееву. Криминализацию он определил как «процесс выявления общественно опасных форм индивидуального поведения, признания допустимости, возможности и целесообразности уголовно-правовой борьбы с ними и фиксации их в законе в качестве преступных и уголовно наказуемых» [9, с. 82].

Теорией криминализации не выработано единого перечня оснований (предпосылок) криминализации. Кроме того, одни авторы говорят о критериях, другие – об основах, третьи – об условиях, четвертые – о предпосылках, факторах и принципах криминализации деяний. Хотя, как заметил А.Д. Антонов, речь идет практически об одном и том же [1, с. 77]. По мнению Т.А. Плаксиной, необходимо различать основания уголовно-правовых норм, основания уголовно-правового запрета и основания криминализации. Основания уголовно-правовых норм и основания криминализации соотносятся, как род и вид [8, с. 46]. В целом мы солидарны с этой точкой зрения, однако считаем, что зачастую основания уголовно-правовых норм и основания криминализации совпадают.

П.С. Дагель выделял два основания отнесения деяния к числу преступных:

1) его общественную опасность, точнее, определенную степень этой общественной опасности;

2) целесообразность установления уголовной наказуемости, борьбы мерами уголовной репрессии [4, с. 186].

П.А. Фефелов говорил о двух критериях: повышенной степени общественной опасности и наличии необходимых условий для реализации принципа неотвратимости наказания [15, с. 101-104].

Наиболее развернутую, полную и более определенную систему оснований криминализации предлагает А.И. Коробеев. Он сводит все основания криминализации в три группы:

1) юридико-криминологические основания: степень общественной опасности деяний, их относительная распространенность и типичность, динамика деяний с учетом порождающих их причин и условий, возможность воздействия на них уголовно-правовыми средствами при отсутствии возможности борьбы другими мерами, а также возможности системы уголовной юстиции;

2) социально-экономические основания: причиняемый деяниями ущерб, отсутствие негативных последствий уголовно-правового запрета и наличие материальных ресурсов для его реализации;

3) социально-психологические основания: уровень общественного правосознания и психологии и исторические традиции [6].

Итак, как правило, в качестве главного основания (критерия) криминализации деяния в качестве преступного ученые-правоведы называют общественную опасность. Она выступает качественным признаком преступления, раскрывает сущность преступления, его социальную природу.

Оценка деяния как общественно опасного вида социального поведения есть своеобразная реакция государства и общества, интересы которого оно выражает, на индивидуальные действия людей [16, с. 127], причиняющие реальный вред общественным отношениям.

В конце 1990-х - начале 2000-х в связи с переходом к информационному обществу появился и новый вид общественных отношений - отношения в области создания, хранения и распространения компьютерной информации, которые нуждались в охране со стороны государства.

К тому времени информатизация в России достигла такого уровня, когда отношения в этой области объективно требовали правового, в том числе и уголовно-правового регулирования. Необходимость правового обеспечения использования информационных и телекоммуникационных технологий была обусловлена их развитием и широким распространением, компьютеризацией управленческой и хозяйственной деятельности, использованием компьютерной техники в самых разных сферах жизни общества, в частности, в космических исследованиях, атомной энергетике, иных отраслях науки и производства. В этих условиях нарушение нормальной работы электронно-вычислительной техники может иметь чрезвычайно тяжелые последствия, как-то: длительное нарушение нормального функционирования предприятий, аварии и катастрофы с человеческими жертвами, крупный материальный ущерб. Компьютеризация хозяйственной и управленческой деятельности порождает не только позитивные, но и негативные явления, связанные со злоупотреблениями возможностями компьютеров и неправомерным доступом к компьютерной информации. Наконец, появление электронных банков данных, содержащих информацию персонального характера, чревато нарушениями прав и свобод человека, если такая информация станет предметом несанкционированного доступа и разглашения. Для России одной из причин появления гл.28 УК РФ стало вхождение в мировое информационное сообщество, уже хорошо знакомое с компьютерными преступлениями.

Вред проявляется в негативных изменениях, прямо или косвенно вызванных преступным поведением, и может выражаться в финансовых потерях физических и юридических лиц и т.д.

Материальный ущерб от компьютерных посягательств колоссальный, и вызван, как правило, инцидентами, связанными с неправомерным доступом к компьютерной информации, действием вредоносных компьютерных программ, DDoS-атаками. По данным Генеральной прокуратуры РФ в 2018 году составил почти 400 млрд. рублей, что на 43,6 % больше аналогичного показателя прошлого года [12]. Сюда входят финансовые потери из-за вынужденного простоя предприятия, упущенные прибыли, расходы на ликвидацию последствий компьютерной атаки, дополнительные расходы на привлечение специалистов.

Кроме того, в результате компьютерных атак наносится вред деловой репутации компании, нарушаются каналы маркетинговых коммуникаций. Как результат- утрата доверия и потеря клиентов. А такие потери, как правило, трудно оценить в денежном выражении.

Характер общественной опасности определяется, прежде всего, ценностью объекта [10, с. 14]. Среди обстоятельств, влияющих на характер общественной опасности, можно выделить:

  • объект посягательства
  • форму вины
  • отнесение данного деяния к соответствующей категории преступлений [10, с. 15].

Не вызывает сомнений, что общественная опасность нарушения уголовно-правовых запретов в сфере компьютерной информации обусловлена главным образом значимостью общественных отношений и благ, которым причиняется преступный вред.

Общественная опасность преступлений в сфере компьютерной информации обусловлена еще и тем, что они являются способом совершения или сокрытия других преступлений. Анализ правоприменительной практики показывает, что в каждом втором деле преступления в сфере компьютерной информации предшествовали совершению других преступлений, являлись способом, который облегчал их совершение. На диаграмме ниже можно видеть, что лишь 44% всех приговоров выносятся за совершение только преступлений в сфере компьютерной информации. В 56% случаев преступления в сфере компьютерной информации совершаются в совокупности с другими преступлениями.

 

Диаграмма 1. Преступления в сфере компьютерной информации, совершенные по совокупности с другими преступлениями

 

Кроме того, преступления в сфере компьютерной информации зачастую совершаются с прямым умыслом и имеют явный или скрытый корыстный мотив.

К категории преступлений небольшой тяжести законодателем отнесены только часть 1 статьи 272 УК РФ и часть 1 статьи 272 УК РФ. Часть 2 и часть 3 статьи 272, часть 1 и часть 2 статьи 273, часть 2 статьи 274 и часть 1 статьи 274.1 являются преступлениями средней тяжести. Особо квалифицированные составы преступлений, предусмотренных статьями 272- 274.1 УК РФ отнесены законодателем к категории тяжких преступлений.

В юридической литературе отмечается, что существенное влияние на криминализацию деяния оказывает степень его распространенности. Если в начале 1970-ых за рубежом преступления, совершаемые с использованием компьютеров, носили единичный характер, уже в 1980-ых рост компьютерной преступности зафиксирован практически во всех странах. В это же время начинается процесс разделения специализаций в среде компьютерных преступников. При этом, столкнувшись с феноменом компьютерной преступности, органы уголовной юстиции начали борьбу с новыми преступлениями при помощи традиционных составов (злоупотребление доверием, кража, мошенничество). Однако такой подход оказался не вполне удачным, поскольку многие компьютерные преступления просто не охватывались составами традиционных преступлений [5, с. 145].

Вместе с тем, говоря об использовании количественных характеристик и динамике общественно опасного поведения при решении вопроса о целесообразности существования конкретной правовой нормы, следует, однако помнить, что такие данные не всегда имеются. При принятии новой уголовно-правовой нормы достаточно полных данных в распоряжении законодателя обычно нет, поскольку подобная статистика появляется, как правило, лишь после вступления в силу правовой нормы. Поэтому установление нового уголовного запрета производится, как правило, на основе приблизительных представлений об их криминологических основаниях. В ситуации с разработкой главы 28 УК РФ учитывался зарубежный опыт криминализации подобных деяний, хотя его использование и не носило буквальный характер. В дальнейшем уголовные запреты могут быть уточнены, а в правовые нормы, если потребуется, могут быть внесены необходимые поправки.

Так, с момента вступления в силу действующего УК РФ в главу 28 вносился ряд изменений:

1) В 2011 году:

  • в диспозициях статей 272 и 273 устаревшая формулировка «информация на машинном носителе, в ЭВМ, системе ЭВМ или их сети» была заменена термином «компьютерная информация»,
  • основной состав статьи 272 стал формальным,
  • статья 272 была дополнена примечанием, раскрывающим понятие компьютерной информации
  • объективная сторона преступления, предусмотренного ч.1 статьи 273 закрепила еще одно преступное деяние- нейтрализация средств защиты компьютерной информации
  • статья 273 была дополнена новым квалифицированным составом
  • диспозиция статьи 274 была практически полностью реформирована [13].

2) 2017 году глава 28 была дополнена еще одним составом. Новая статья 274.1 предусматривает уголовную ответственность за неправомерное воздействие на критическую информационную инфраструктуру Российской Федерации [14].

Вместе с тем действующие уголовные запреты в сфере компьютерной информации, во многом, устарели и требуют дальнейшего совершенствования.

В целом, с учетом продолжающейся трансформации компьютерной преступности и появления новых видов «компьютерных преступлений», в ближайшее время можно прогнозировать необходимость дополнения главы 28 УК РФ новыми составами.

 

Список литературы:

  1. Антонов А. Д. Теоретические основы криминализации и декриминализации: дис. … канд. юрид. наук.- Москва, 2001. – 182 с.
  2. Голик Ю. В., Коробеев А. И. Преступность – планетарная проблема. СПб.: Юридический центр-Пресс 2006.- 215 с.
  3. Гришанин П. Ф. Социальная обусловленность уголовно-правовых норм. М., 1978.
  4. Дагель П. С. Основания установления уголовной наказуемости деяний // Ученые записки ДВГУ.- 1961.- № 3.- С. 185-187.
  5. Жиделев В.Г. Эволюция законодательства об уголовной ответственности за совершение преступлений в сфере высоких технологий // Вестник Удмуртского университета. Серия «Экономика и право».- 2011.- №4.- С.141-145
  6. Коробеев А. И. Советская уголовно-правовая политика: проблемы криминализации и пенализации. Владивосток: Изд-во Дальневосточного ун-та 1987.- 268 с.
  7. Лопашенко Н. А. Уголовная политика. М.: Волтерс Клувер, 2009.- 576 с.
  8. Плаксина Т. А. Основания уголовно-правовых норм, уголовно-правового запрета, криминализации: понятие и соотношение // Государство и право.- 2006.- № 5.- С. 41-47
  9. Российское уголовное право: курс лекций. В 8 т. Т.1: Преступление / под ред. А. И. Коробеева. Владивосток, 2001.
  10. Солодков И.А. Общественная опасность преступления и ее уголовно-правовое измерение: автореф. ... дис. канд. юрид. наук.- Саратов, 2013.- 24 с.
  11. Трунцевский Ю.В. В помощь судьям: о признаках криминализации новых видов опасного поведения и их учете при квалификации преступлений и назначении наказания судом// СПС Консультант Плюс
  12. Ущерб от преступлений в сфере IT-технологий с начала года составил 400 млрд рублей. [Электронный ресурс]: https://tass.ru/proisshestviya/5622193 (Дата обращения: 04.04.2019)
  13. Федеральный закон от 07.12.2011 № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации»// «Собрание законодательства РФ», 12.12.2011, № 50, ст. 7362.
  14. Федеральный закон от 26.07.2017 № 194-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О безопасности критической информационной инфраструктуры Российской Федерации»// «Собрание законодательства РФ», 31.07.2017, № 31 (Часть I), ст. 4743
  15. Фефелов П. А. Критерии установления уголовной наказуемости деяний // Советское государство и право.- 1970.- № 11.- С. 101–104.
  16. Яковлев А.М. Криминализация в системе социального контроля // Основания уголовно-правового запрета. М., 1982. - 412 с.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом