Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: LXXVII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 23 мая 2019 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Ахвердова Т.А. СНИЖЕНИЕ НЕУСТОЙКИ СУДОМ КАК ИНСТРУМЕНТ СУДЕБНОГО КОНТРОЛЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ ДОГОВОРНЫХ УСЛОВИЙ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LXXVII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5(76). URL: https://sibac.info/archive/social/5(76).pdf (дата обращения: 20.11.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 36 голосов
Дипломы участников
Диплом Интернет-голосования

СНИЖЕНИЕ НЕУСТОЙКИ СУДОМ КАК ИНСТРУМЕНТ СУДЕБНОГО КОНТРОЛЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ ДОГОВОРНЫХ УСЛОВИЙ

Ахвердова Татьяна Александровна

магистрант, кафедра гражданского права юридического факультета ПГНИУ,

РФ, г. Пермь

Значительное количество проблемных вопросов связано с применением ст. 333 ГК РФ, в которой предусмотрена возможность снижения судом неустойки. Общим условием снижения неустойки на основании ст. 333 ГК РФ является несоразмерность подлежащей уплате неустойки последствиям нарушения обязательства.

В качестве дополнительного условия для снижения судом неустойки применительно к тем ситуациям, когда обязательство нарушено должником-предпринимателем, можно рассматривать наличие заявления должника о таком уменьшении, которое должно быть совершено в суде первой инстанции. В случае же, если обязательство нарушено гражданином или некоммерческой организацией (не при осуществлении ею предпринимательской деятельности), такого заявления должника не требуется: суд вправе снизить неустойку по своей собственной инициативе.

Еще одним дополнительным условием снижения неустойки, подлежащей уплате должником-предпринимателем, на основании ст. 333 ГК РФ, является исключительный характер ситуации: необходимо доказать, что взыскание неустойки в размере, предусмотренном договором, может привести к получению кредитором необоснованной выгоды.

Можно заметить, что такие понятия, как «несоразмерность подлежащей уплате неустойки последствиям нарушения обязательства», «необоснованная выгода» носят в значительной мере оценочный характер. В связи с этим невозможно отрицать существенную роль судебного усмотрения при применении анализируемой нормы.

Не случайно ст. 333 ГК РФ рассматривается А.Г. Карапетовым, А.И. Савельевым в качестве одного из специальных инструментов судебного контроля справедливости договорных условий. Судебный контроль справедливости условий договора представляет собой одну из моделей ограничения свободы договора, для которой характерно установление на законодательном уровне неких общих стандартов, оценочных норм, которые должны быть применены судом в конкретном деле с учетом всех его обстоятельств [1, с. 227].

При применении ст. 333 ГК РФ ограничение свободы договора выражается в том, что условие договора о неустойке, которое носит несправедливый, несоразмерный нарушению характер, может быть фактически изменено на основании решения суда при наличии упомянутых выше закрепленных в ст. 333 ГК РФ условий.

В результате, с одной стороны, обеспечивается дифференциация применения данной правовой нормы применительно к различным ситуациям с учетом в каждом случае всех обстоятельств дела. С другой стороны, складывается ситуация, при которой снижается стабильность гражданского оборота, поскольку некоторые условия, о которых стороны договорились и на действие которых рассчитывали, могут быть фактически лишены действия судом; при этом предугадать, будет ли конкретный размер неустойки признан судом в качестве обоснованного и соизмеримого причиненному ущербу, заранее можно лишь с определенной степенью вероятности, что ориентирует участников гражданского оборота на формулирование условий о неустойке с учетом средних размеров неустойки, сложившихся на рынке, а также с учетом судебной практики по ст. 333 ГК РФ.

Проанализируем содержание, вкладываемое судебной практикой в понятие несоразмерности неустойки и необоснованности выгоды кредитора, которую он мог бы получить в результате взыскания неустойки в предусмотренном договором размере.

В первую очередь следует обратиться к п. 73 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7, в котором приводятся примеры, отражающие несоразмерность неустойки и необоснованность выгоды: так, например, это может проявляться в том, что потенциальный размер убытков кредитора, которые могли бы возникнуть в результате нарушения обязательства, существенно ниже начисленной неустойки.

При этом указывается, что тяжелое экономическое положение должника, наличие у него иных задолженностей либо неисполнение обязательств перед должником его другими контрагентами, выполнение должником социально значимых функций сами по себе не могут подтверждать необоснованность размера неустойки.

Следует заметить, что суды при аргументации применения ст. 333 ГК РФ нередко подчеркивают, что степень соразмерности неустойки, предусмотренной договором и заявленной к взысканию с должника, представляет собой оценочную категорию, в связи с чем только суд может дать правовую оценку данному критерию на основе своего внутреннего убеждения и обстоятельств каждого конкретного гражданско-правового спора, предшествующей практики взаимоотношений сторон. Иными словами, можно сделать вывод о том, что правовая оценка обоснованности либо необоснованности неустойки должна носить максимально комплексный и всеобъемлющий характер.

Подчеркивается также компенсационная функция гражданско-правовой ответственности (которая может быть выражена в том числе в виде неустойки). Следовательно, соразмерность суммы неустойки последствиям нарушения обязательства подразумевает компенсацию кредитору такого объема его потерь, который будет являться адекватным и соизмеримым с нарушенным интересом кредитора [2].

Как указал Конституционный Суд РФ в своем Определении от 21.12.2000 № 263-О, при разрешении спора суду необходимо установить баланс между неустойкой как применяемой к нарушителю мерой гражданско-правовой ответственности и правовой оценкой действительного (а не потенциального) размера ущерба, который был причинен в результате конкретного нарушения обязательства должником [3].

В качестве доказательств обоснованности либо необоснованности размера неустойки достаточно часто на практике используется заключение эксперта. Так, при взыскании неустойки по договору теплоснабжения в заключении эксперта указывается стоимость экономически обоснованных затрат, понесенных на производство определенной единицы тепловой энергии для целей её реализации в установленный период времени, а также среднее значение экономически обоснованной стоимости с учетом предпринимательской прибыли.

Однако, интересно отметить, что даже в том случае, если согласно заключению эксперта размер неустойки является обоснованным, возможно ее снижение судом ввиду того, что ее размер кратно превышает размер основного долга и ключевую ставку Банка России.

В большинстве случаев неустойка снижается судами до 0,1 % от суммы задолженности за каждый день просрочки [4]. Вместе с тем, имеются и иные примеры. Так, Арбитражный суд Тверской области по одному из дел снизил неустойку с 0,1 % от суммы задолженности за каждый день просрочки в два раза [5].

Анализ судебной практики также показывает, что во многих случаях суды не указывают конкретные обстоятельства дела, послужившие причиной для снижения неустойки на основании ст. 333 ГК РФ, ограничиваясь изложением самой нормы ст. 333 ГК РФ, а также основных разъяснений высших судебных инстанций, на основании чего судом делается вывод о необходимости снижения неустойки до определенного размера; при этом причина снижения неустойки именно до конкретного размера также не разъясняется в мотивировочной части решения суда [6].

Таким образом, судебная практика по ст. 333 ГК РФ носит достаточно неоднородный характер. Представляется необходимым выработка и закрепление на уровне постановления Пленума ВС РФ более четких и конкретных критериев обоснованности размера неустойки и ее соизмеримости допущенному нарушению. Кроме того, необходима более подробная аргументация судами применения либо неприменения ст. 333 ГК РФ со ссылкой на конкретные обстоятельства дела.

 

Список литературы:

  1. Карапетов А.Г., Савельев А.И. Свобода договора и ее пределы. Т.2. М.: Статут, 2012. 453 с.
  2. Решение Арбитражного суда города Москвы от 23 июля 2018 г. по делу № А40-113806/2018 // Документ опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  3. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21.12.2000 № 263-О // Документ опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  4. Решение Арбитражного суда Кемеровской области от 12 сентября 2017 г. по делу № А27-25450/2016 // Документ опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  5. Решение Арбитражного суда  Тверской области от 16.08.2017 года по делу А66-9192/2017 // Документ опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  6. Решение Дмитровского городского суда Московской области от 1 ноября 2017 г. по делу № 2-3577/2017 [Электронный ресурс]. URL: https://sudact.ru/regular/doc/cgbkXINcWYog/ (дата обращения: 20.05.2019).
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 36 голосов
Дипломы участников
Диплом Интернет-голосования

Комментарии (1)

# Станислав 03.06.2019 12:42
Окей

Оставить комментарий

//используется не только как пиксел, но так же в голосовании и поделиться