Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: LXV Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 28 мая 2018 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Щегольковский В.Л. К ВОПРОСУ О ЮРИДИЧЕСКОМ ОПРЕДЕЛЕНИИ ПОНЯТИЯ «ТЕРРОРИЗМ» // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LXV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5(64). URL: https://sibac.info/archive/social/5(64).pdf (дата обращения: 21.08.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 2 голоса
Дипломы участников
Диплом Выбор редакционной коллегии

К ВОПРОСУ О ЮРИДИЧЕСКОМ ОПРЕДЕЛЕНИИ ПОНЯТИЯ «ТЕРРОРИЗМ»

Щегольковский Владислав Леонидович

магистрант юридического института ФГБОУ ВО «Тихоокеанский государственный университет»,

РФ, г. Хабаровск

Научный руководитель Дерюга Артем Николаевич

д-р юрид. наук, доцент, профессор кафедры ГПД ФГБОУ ВО «Тихоокеанский государственный университет»,

РФ, г. Хабаровск

Аннотация. В статье рассматриваются точки зрения ученых-юристов на понятие «терроризм», анализируются международные и национальные правовые акты, содержащие различные определения данного понятия, рассматриваются проблемы отечественной дефиниции «терроризм», выделяются ключевые отличительные признаки терроризма в авторском понимании для последующей разработки универсального международного понятия.

Ключевые слова: террор, терроризм, террористический акт, противодействие терроризму.

 

Несмотря на продолжительное интенсивное развитие и многогранность проблемы терроризма, весь процесс его изучения имеет единый базис и фундамент ‑ определение самих понятий «террор» и «терроризм» [2, c. 31]. Все исследования, связанные с феноменом терроризма прямо или косвенно, основываются на этих понятиях, либо оперируют ими. Современные научные и правовые источники, касающиеся данной тематики, также содержат понятия «террористический акт», «террорист», «террористическая деятельность», «международный терроризм», «террористический акт международного характера». Таким образом, прослеживается основополагающий характер понятия «терроризм» для всего понятийного аппарата, характеризующего данное явление.

Разработка понятия терроризма является первоначальной, актуальной и сложнейшей проблемой во всем комплексе спорных вопросов, связанных с этим явлением. В современных доктринальных и международно-правовых источниках насчитывается более трехсот определений терроризма. При этом ученые, изучающие терроризм, в своих исследованиях сталкиваются с существенными трудностями, связанными с многоликостью этого феномена, и как следствие, с его междисциплинарным характером, неоднозначностью оценок, спецификой воздействия на общество и определенной латентностью его проявлений [11, c. 199]. Помимо этого исследователи стремятся рассматривать суть явления через призму определенной науки, что также не способствует достижению консенсуса мировым научным сообществом и выработке универсального международно-правового определения.

Казалось бы, вопрос установления дефиниции является в большей степени научно-теоретическим, чем практическим. Однако существующая потребность в разработке и определении юридически грамотного, тщательно выверенного понятия «терроризм» исходит из необходимости практического и эффективного противодействия террористической деятельности. Отграничение терроризма от смежных явлений, рассмотрение этого явления как совокупности противоправных деяний и отвергаемой мировым сообществом идеологии противоправного насилия определенного характера позволит с успехом предупреждать и осуществлять борьбу с террористической угрозой как на международном и национальном уровнях, осуществлять надгосударственное и государственное управление в этой сфере.

Анализ работ зарубежных и отечественных специалистов по проблемам терроризма показывает, что общим практически для всех из них является стремление как можно более полно учитывать при разработке определения «терроризм» исходное понятия «террор».

Термин «террор» (от лат. terror ‑ страх, ужас) трактуется как «политика устрашения, подавления политических противников насильственными мерами». В.И. Даль в своем толковом словаре раскрывает «террор» как «устрашивание, устрашенье смертными казнями, убийствами, всеми ужасами и неистовствами» [4, c. 401]. С.И. Ожегов в своем словаре уточняет: «Террор – физическое насилие вплоть до физического уничтожения по отношению к политическим противникам» [8, c. 541]. В «кратком политическом словаре», изданном в 1971г. террор трактуется как «политика устрашения, насилия, расправы с политическим противником вплоть до физического уничтожения».

Польский ученый А. Бернгард определял «терроризм» как насилие и устрашение, используемое более слабым по отношению к более сильному [1, с. 23].

Советские и российские юридические доктринальные источники содержат разнообразные определения терроризма. При этом исследователи используют различные подходы к дефиниции. Например, В.П. Емельянов рассматривает терроризм как явление уголовно-правового свойства, понимая под ним публично совершаемое общеопасное действие или угрозы таковыми, направленные на устрашение населения или социальных групп в целях прямого или косвенного воздействия на принятие какого-либо решения или отказ от него в интересах террористов [6, c. 84].

Неординарный подход демонстрировал А.Н. Трайнин, не конкретизируя понятие, а используя положения Конвенции по предотвращению и наказанию актов терроризма Совета Лиги Наций 1937 г., в котором дефиниции не было, но имелся перечень действий, которые могли быть отнесены к группе террористических. К таковым причислялись: всякое умышленное действие, направленное к убийству глав государств или ответственных должностных лиц государства; разрушение или повреждение государственного имущества или средств транспорта; действия, подвергающие опасности человеческие жизни. Следует отметить, что подобный перечень лишен причинно-следственной связи, характерной для дефиниции, что не способствует пониманию содержания явления.

П.А. Сельцовский терроризм (акт терроризма) рассматривает, как составную часть преступлений террористического характера (террористической направленности). К их категории он относит терроризм, террористический акт и другие преступления (захват заложников, похищение человека, захват зданий, сооружений водного или воздушного судна и т.д.) если это деяние совершается публично и направлено на устрашение населения в целях оказания влияния на принятие какого-либо решения или отказ от него [9, c. 25].

Вышеперечисленные доктринальные трактовки позволяют рассуждать о существовании ключевых признаков, характерных только для изучаемого феномена, что, однако необходимо подтвердить, проанализировав международно-правовые и национальные нормативно-правовые акты.

В Декларации о мерах по ликвидации международного терроризма 1994 года, одобренной резолюцией Генеральной ассамблеи ООН, терроризм определяется как «преступные акты, направленные или рассчитанные на создание обстановки террора среди широкой общественности, группы лиц или конкретных лиц в политических целях» [5].

Управление Верховного Комиссара ООН по правам человека в издании «Права человека, терроризм и борьба с терроризмом» понимает под терроризмом «акты насилия, совершаемые по отношению к гражданскому населению в политических или идеологических целях».

Необходимо отметить, что в настоящее время Генеральная Ассамблея ООН работает над принятием всеобъемлющей конвенции против терроризма, в которой определение терроризма будет иметь более содержательный характер.

В Конвенции Шанхайской организации сотрудничества против терроризма от 16 июня 2009 года под терроризмом понимается идеология насилия и практика воздействия на принятие решений органами власти или международными организациями путем совершения либо угрозы совершения насильственных и (или) иных преступных действий, связанных с устрашением населения и направленных на причинение ущерба личности, обществу и государству [7]. Данная Конвенция ратифицирована Российской Федерацией, ее положения имеют обязательный характер для государства, а значит законодатель в ходе правотворческого процесса должен руководствоваться ее положениями.

В Российской Федерации легальное определение понятию дано в Федеральном законе РФ от 06.03.2006 N 35-ФЗ «О противодействии терроризму», в соответствии с которым:

«Терроризм ‑ идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий» [10].

Данное определение используется в национальной правовой и судебной практике, в том числе при квалификации преступлений террористической направленности. Однако оно не лишено недостатков, в качестве которых можно указать: 1. Отсутствие указания на конкретный идеологический аспект при осуществлении насилия, что не позволяет отграничить терроризм от других форм идеологически обоснованного насилия. 2. Расширительная трактовка механизма террористического воздействия посредством устрашения населения или «иными формами противоправных насильственных действий». При таком подходе к терроризму можно отнести мятеж, захват власти, массовые беспорядки, военная агрессия и иные формы нелегитимного насилия. 3. Неправомерное сужение законодателем целевых установок субъектов террористической деятельности. По его мнению, они сводятся к принуждению принять определенные решения только структурами, обладающими определенным статусом и властными полномочиями.

Предполагается, что подобные недостатки возможно устранить лишь при существовании определения терроризма, разработанного международной экспертной комиссией, состоящей из ведущих представителей различных областей науки, так или иначе касающихся террористической проблемы. При этом конечным результатом их работы станет последующее закреплению дефиниции в соответствующем международно-правовом акте ООН.

Таким образом, изучив доктринальные определения терроризма, дефиниции в международно-правовых актах и национальном законодательстве, следует отметить, что все они обладают набором ключевых общих признаков, позволяющих отразить объективное представление о терроризме, отличить его от иных форм нелегитимного насилия. Таковыми являются:

  • наличие и достижение определенной политической, социальной (в меньшей степени экономической) цели;
  • угроза применения или применение крайних форм насилия;
  • обязательное создание обстановки страха (как правило она сопровождает насилие);
  • чрезвычайная общественная опасность;
  • обязательная публичность и заинтересованность в широкой публичной огласке [3, c. 243];
  • причинение непосредственного вреда первоначально неопределенному кругу объектов (мирному населению, определенному имуществу) для принуждения других лиц к определенному поведению в интересах поставленной субъектами цели.

Эти ключевые признаки позволят квалифицированно определять на современном этапе развития юридической науки терроризм вне зависимости от семантического характера и внутренней структуры самой дефиниции. Вместе с тем успешная выработка согласованного международного определения, которое со временем станет общепризнанным в юридической науке и будет использоваться правовыми системами государств, позволит решить ряд актуальных проблем по противодействию терроризму как международного, так и национального масштаба.

 

Список литературы:

  1. Bernard A. Strategia terroryzmu. Warszawa: Wydawnictwo Ministerstwa Obrony Narodowej, 1978. ‑ 222 s.
  2. Горбунов Ю.С. Об определении понятий «террор» и «терроризм» // Журнал российского права. ‑ 2010. ‑ С. 31-40.
  3. Грачев С.И., Корнилов А.А. К вопросу о дефиниции «Терроризм» // Вестник Нижегородского университета им. Лобачевского. ‑2014. ‑ №3. ‑ С. 242-245.
  4. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4т. ‑ М.: Русский язык, 1989-1991. – T.4. – 631 с.
  5. Декларация о мерах по ликвидации международного терроризма 9 декабря 1994 года [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://docs.cntd.ru/document/8308922 (дата обращения 21.04.2018).
  6. Емельянов В.П. Терроризм и преступления с признаками терроризирования: Уголовно-правовое исследование. – СПб., 2002. – 291 с.
  7. Конвенция Шанхайской организации сотрудничества против терроризма // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2012. ‑ № 11. Ст. 1274.
  8. Ожегов С.И. Словарь русского языка. ‑ М.: Русский язык, 1984. ‑ 797 с.
  9. Сельцовский П.А. Современный терроризм: вызовы и ответы в условиях России : дис. … канд. полит. наук. 23.00.02 / П.А. Сельцовский Москва, М., 2003. ‑ 126 c.
  10. Федеральный закон от 06.03.2006 №-35 ФЗ «О противодействии терроризму» // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2006. ‑№ 11. – Ст. 1146. с изм. и доп. в ред. от 06.07.2016 г.
  11. Чеботарев В.В. Терроризм: проблемы выработки общепризнанного понятия. // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. ‑ 2013. ‑ № 4. ‑С. 199-203.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 2 голоса
Дипломы участников
Диплом Выбор редакционной коллегии

Оставить комментарий