Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: LXV Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 28 мая 2018 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Колмогорова Е.В. АНАЛИЗ ЗАКОНОПРОЕКТА О ВВЕДЕНИИ ОБЯЗАТЕЛЬНОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЛЯ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ В СУДЕБНОМ ПРОЦЕССЕ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LXV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5(64). URL: https://sibac.info/archive/social/5(64).pdf (дата обращения: 12.12.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

АНАЛИЗ ЗАКОНОПРОЕКТА О ВВЕДЕНИИ ОБЯЗАТЕЛЬНОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЛЯ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ В СУДЕБНОМ ПРОЦЕССЕ

Колмогорова Екатерина Витальевна

студент, факультет экономики и права, Челябинский филиал РАНХиГС,

РФ, г. Челябинск

Научный руководитель Палий Любовь Владимировна,

преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин, Челябинский филиал РАНХиГС,

РФ, г. Челябинск

Институт представительства есть во всех процессуальных отраслях права, однако его конструкция различна с учетом состава участников конкретного судопроизводства. Представители в судебном процессе оказывают квалифицированную юридическую помощь сторонам и заинтересованным лицам

[8, с. 154]. Наиболее часто к услугам представителей прибегают участники арбитражного процесса, поскольку ими являются юридические лица и индивидуальные предприниматели, категории споров которых касаются достаточно сложных вопросов имущественной и иных видов ответственности, и речь идет о достаточно больших суммах исковых требований.

Статья 54 АПК РФ устанавливает, что наряду с лицами, участвующими в деле, могут участвовать их представители [3]. То есть, организации и граждане могут вести свои дела в арбитражном суде лично или же через представителей (ст. 9 АПК РФ). Однако, факт ведения дела лично не лишает лицо права иметь представителей. Так, например, права и интересы недееспособных граждан в арбитражном суде защищают их законные представители – родители, опекуны и т.д., которые, в свою очередь, могут поручить ведение дела другому, избранному ими представителю.

Необходимо отметить, что закон не относит представителей к числу лиц, которые участвуют в деле, по той причине, что цель их участия в арбитражном процессе – защита не своих собственных интересов, а представляемых ими лиц.

Итак, представительство в арбитражном процессе – это выполнение процессуальных действий одним лицом (представителем или поверенным) от имени и в интересах другого лица (доверителя или представляемого).

Выделяют два вида представительства: законное и договорное. Законное представительство основывается непосредственно на прямом указании закона при наличии определенного фактического состава и возможно в ряде случаев: при защите прав и законных интересов недееспособных граждан и в сфере предпринимательских отношений (например, законное представительство ликвидационной комиссии в отношении ликвидируемых организаций).

В основе договорного представительства лежат: договор поручения (ст. 971-979 ГК РФ) и агентский договор (ст.1005-1011 ГК РФ) – в особых случаях. То есть, подобный вид представительства становится возможным только на основании соглашения сторон.

Полномочия представителя в арбитражном процессе подтверждаются доверенностью, выданной и оформленной в соответствии с законом (п.2 ст.62 АПК РФ). Основные правила оформления доверенности закрепляет гл. 10 ГК РФ [2], а также Письмо Федеральной нотариальной палаты от 22.07.2016 № 2668/03-16-3 «О Методических рекомендациях по удостоверению доверенностей» [5].

Кроме того, в ст. 62 АПК РФ также приводится перечень процессуальных действий, которые представитель может совершать, только если они предусмотрены в доверенности, выданной представляемым. К подобным действиям относятся: подписание искового заявления и отзыва на исковое заявление; подписание заявления об обеспечении иска; передача дела в третейский суд и др. [2].

В настоящее время институт представительства развит достаточно хорошо. У граждан и организаций есть возможность, как нанять профессионального адвоката для защиты своих интересов, так и довериться члену семьи, знакомому или просто человеку, хорошо разбирающемуся в юридических вопросах (при условии, что эти лица полностью дееспособны). Данный факт наличия выбора позитивно сказывается на настроении общества в целом, поскольку создает некую иллюзию независимости от свободы выбора. [9]

Однако, в настоящее время готовится к принятию законопроект №273154-7 «Об осуществлении представительства сторон в судах и о внесении изменений в отдельные законодательные акты» [6], который призван установить единые требования о наличии отечественного юридического образования у лиц, которые оказывают квалифицированную помощь гражданам и организациям по представительству в судах. Этот проект, предложенный П.В. Крашенниковым, по замыслу автора, призван защитить граждан от некачественного представления интересов в суде теми лицами, которые не имеют специального образования и в результате невольно способствуют вынесению судебных актов, не соответствующих интересам сторон. «Подобные некомпетентные представители бросают тень на профессию юриста и, в результате, заставляют усомниться в эффективности судебной системы» - заявляет П.В. Крашенников [9].

В обоснование необходимости подобных изменений можно отметить, что Кодекс административного судоустройства РФ (ст. 55) изначально, закрепляет требование высшего юридического образования или статуса адвоката для представителей по делам административного судопроизводства [4]. К тому же, не следует забывать, что реформа судебной системы Российской Федерации, проводимая с 2014 года, имеет четкую направленность обеспечить единство судебного процесса, будь то гражданского, арбитражного или административного. Представляется, что все новеллы процессуального законодательства должны себе ставить это в качестве одной из задач. Следовательно, появление введение обязательного юридического образования как требования к представителям в арбитражном и гражданском процессе, также будет служить цели унификации и сближению всех видов судопроизводства в РФ.

Однако, анализируемый законопроект содержит еще ряд пунктов, которые вызывают многочисленную критику как в рядах профессиональных юристов, так и в рядах самих законодателей. В частности, законопроект требует получения представителями только российского высшего юридического образования. А, кроме того, для представителей появляется дополнительное требование –получения разрешения (аккредитации) в некой «общероссийской общественной организации, определяемой Правительством РФ» [6]. Пока неясно, что это будет за организация, но, очевидно, что допуск к представительству в суде будет осуществлять непосредственно Ассоциация юристов России (далее - АЮР), председателем которой, кстати, является автор законопроекта - П.В. Крашенников.

Идея этого законопроекта уже подверглась жесткой критике со стороны Федеральной палаты адвокатов (далее - ФПА), вице-президент которой, А.В. Сучков, увидел в предложении не просто конфликт интересов, а использование полномочий руководителя профильного комитета Государственной Думы ФС РФ в интересах возглавляемой им же (П.В. Крашенниковым) организации (АЮР), что абсолютно неприемлемо. В ФПА также заметили, что законопроект в принципе недоработан, противоречит действующему правовому регулированию и, к тому же, не выносился на обсуждение с представителями профессионального юридического сообщества. [9]

И, хотя большинство юристов согласны с тем, что представлять интересы участников процесса должны профессионалы (что, в общем-то, и так происходит: большинство организаций и граждан всё-таки предпочитают нанять профессионального адвоката для защиты своих интересов) проведение специального отбора и аккредитации какой-либо государственной или общественной организацией признается избыточным, а тем более необоснованным является предоставление таких полномочий АЮР.

Такого мнения придерживаются, в частности, Е.Н. Шестаков, управляющий партнер группы правовых компаний «Интеллект-С», член адвокатской палаты Москвы и управляющий бюро «Коблев и партнеры» Р.П. Коблев и многие другие уважаемые члены юридического сообщества.

Совершенно иной позиции придерживается Д.О. Шнигер из юридической компании «Хренов и партнёры», считая, что «законопроект провальный целиком и полностью, включая и нормы об образовании, и условие об аккредитации АЮР».  С его точкой зрения трудно не согласиться, ведь аргументы, которые он приводит, весьма обоснованы.

Во-первых, основным мотивом введения обязательного юридического образования для представителей провозглашается защита граждан от некачественной юридической помощи. Но как скажется подобное новшество на тех, у кого нет средств для того, чтобы нанять себе защитника?

Во-вторых, по мнению юриста, предлагаемая система попросту несправедлива. Зачем принуждать человека, который, хотя и не имеет специальной подготовки, может защитить себя в суде сам, платить представителю за то, чтобы, например, взыскать судебную неустойку, задолженность за работы по подписанным актам или признать незаконным увольнение? Для подобных дел не требуется юридическое образование, вполне достаточно здравого смысла, жизненного опыта и умение пользоваться Интернетом. [9]

В-третьих, авторы законопроекта предлагают предоставить всем лицам, имеющим специальность «юрист» привилегию в виде исключительного права вести дела клиентов в судах. При этом на них не возлагается никаких обязанностей и никакой особой ответственности. Зачем тогда вообще существование адвокатуры с её обязательной сдачей квалифицированного экзамена, уплаты адвокатами взносов, дисциплинарной ответственностью и т.д.?

С этой позицией в целом согласны исследователи Т.А. Голованова и Е.А. Занина, которые считают, что требование КАС РФ об обязательном юридическом образовании законного представителя (обязательное представительство в силу закона), предусмотренное ч. 9 ст. 208 документа, нарушает принцип правовой определенности, а также право граждан на судебную защиту, закрепленное в ч. 1 ст. 46 Конституции РФ [1] и ч. 1 ст. 4 КАС РФ [4], ведь гражданин, не соответствующий  требованиям, закрепленным в законе, не имеет возможности реализовать свое конституционное право путем подачи административного искового заявления [7, с. 149].

Хотя некоторые исследователи, например Д.В. Татьянин, не просто солидарны с требованием об обязательном юридическом образовании представителя, но даже предлагают увеличить квалификационные требования, добавив к ним наличие не менее одного года профессионального стажа, а также ввести подтверждение полномочий представителя только надлежащим образом оформленной доверенностью, ликвидировав  возможность заявлять лицам устно в судебном процессе о своем желании, чтобы то или иное лицо выступило их представителем. [6, с. 157]

Из всего вышесказанного можно сделать вывод о том, что сама идея принятия законопроекта №273154-7 выглядит с одной стороны обоснованной, а с другой (благодаря наличию пункта об аккредитации) - весьма сомнительной и которую планируется воплотить явно в интересах определенной организации (АЮР) для установления ею монополии. Предпосылки, на которых основывается вывод о необходимости введения образовательного ценза, недостаточно обоснованы. К тому же, ошибочно будет утверждать, что наличие юридического образования определяет качество судебного представительства. Само по себе наличие диплома и разрешения каких-либо организаций не делают представительство профессиональным.

В заключение можно добавить, что пока у законопроекта гораздо больше противников, чем сторонников, но документ относительно недавно внесли в Госдуму. Возможно, в ходе рассмотрения в него внесут изменения или переработают с учетом всех выявленных недостатков и заявленных юридическим сообществом претензий.

 

Список литературы:

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) (в ред. от 21 июля 2014 г.) [Текст] // Собрание законодательства РФ. – 2014. - № 31. - Ст. 4398.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (в ред. от 29 декабря 2017 г.)  [Текст] // Российская газета. - № 238-239. - 08.12.1994
  3. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 № 95-ФЗ (в ред. от 28 декабря 2017 г.) [Текст] // Собрание законодательства РФ. – 2002. - № 30. - Ст. 3012.
  4. Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации от 08 марта 2015 г. № 21-ФЗ (в ред. от 28 декабря 2017 г.) [Текст] // Собрание законодательства РФ. – 2015. - № 10. - Ст. 1391
  5. Письмо Федеральной нотариальной палаты от 22 июля 2016 г. № 2668/03-16-3 «О Методических рекомендациях по удостоверению доверенностей» (вместе с «Методическими рекомендациями по удостоверению доверенностей»). Утв. Решением Правления ФНП от 18 июля 2016 г., протокол № 07/16) [Текст] // Документ официально опубликован не был.
  6. Проект Федерального закона № 273154-7 «Об осуществлении представительства сторон в судах и о внесении изменений в отдельные законодательные акты» [Электронный ресурс] //  Справочно-правовая система «Консультант Плюс». URL: http://www.consultant.ru/law/hotdocs/50992.html/ (дата обращения: 01.05.2018)
  7. Голованова Т.А., Занина Е.А. Обязательное представительство в административном судопроизводстве / Т.А. Голованова, Е.А. Занина // Вестник университета им. О.Е. Кутафина. – 2017. - №3. -  С. 148-152.
  8. Татьянин Д.В. Представительство в административном судопроизводстве. (Дискуссионные вопросы) / Д.В. Татьянин // Вестник Удмуртского универститета. - 2016. - Т.26. - № 4. - Серия «Экономика и право». - С. 154-157.
  9. Юристы прокомментировали идею обязательного юробразования для представителей в судах // Право. Ru. Юридический портал. URL: https://pravo.ru/review/view/144735/. (дата обращения: 10.05.2018).
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий