Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: LXV Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 28 мая 2018 г.)

Наука: Политология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Ершов Н.С. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА И ГОСУДАРСТВА В УСЛОВИЯХ ТРАНСФОРМАЦИИ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LXV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5(64). URL: https://sibac.info/archive/social/5(64).pdf (дата обращения: 06.12.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 1 голос
Дипломы участников
Диплом Выбор редакционной коллегии

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА И ГОСУДАРСТВА В УСЛОВИЯХ ТРАНСФОРМАЦИИ

Ершов Никита Святославович

студент Института Общественных Наук РАНХиГС при Президенте РФ

РФ, г. Москва

В статье представлен анализ исследований, посвященных проблеме взаимодействия гражданского общества и государства с периода зарождения политической науки до сегодняшних дней. Представлены позиции основных теоретиков политической мысли, посвященные данной тематике. Изучена роль профсоюзов как институтов гражданского общества в современной России. Проведен анализ терминов «информационное общество» и «сетевое общество», а также их влияния на становление институтов гражданского общества в условиях социально-политических изменений. Исследована роль экологического движения в контексте тезисов М. Кастельса о трансформации и деформации институтов гражданского общества в условиях современных глобализационных процессов. Изучена значимость государства в контексте создания современного сетевого общества, выявлена роль влияния сетевых ресурсов на актуальные формы проявления гражданской активности. Описана роль как государственных, так и народных порталов сбора общественного мнения в механизме построения коммуникации «власть-общество». Проведено исследование существующих сетевых форм проявления гражданской активности в Российской Федерации, согласно трехкомпонентной классификации, сделана попытка объяснить успех проекта «Активный Гражданин» как системы электронного голосования и сбора общественного мнения на местном и региональном уровнях.

Ключевые слова: гражданское общество, гражданская активность, трансформация, М. Кастельс, правовое государство, онлайн-петиции, глобализация, экологические движения, профсоюзы.

На сегодняшний день мир находится в состоянии постоянных социально-политических изменений, происходит процесс трансформации многих социальных систем, в том числе таких, как государство и гражданское общество. Именно этим обосновывается необходимость не только социального, но и политического прогнозирования дальнейших путей развития данных институтов. Актуальность данной проблематики видится в том, что процесс глобализации постоянно привносит в социально-политическое пространство все новые вызовы, такие как терроризм, высокий уровень бедности, демографические кризисы, экологические проблемы, медленные уровень и темпы реформирования властных институтов, перед лицом которых государство и гражданское общество могут противостоять только вместе.

Впервые проблеме взаимосвязи государства и гражданского общества были посвящены работы, созданные в эпоху античности. Их характерной особенностью служит концептуальный подход, внутри которого общество и государство – одно целое. Так, например, Платон первый в своих трудах сформулировал положение о месте и роли граждан, а также сословий в обществе и государстве. Аристотель позднее полагал, что государство является продуктом естественного развития общества, отражая интересы общества, ибо суть самой личности как социального существа неразрывно связана с системой гражданское общество-государство.

Позднее в трудах XVI-XVII века с развитием общественных отношений и появлением новых форм собственности происходит переосмысление концепции гражданского общества, вследствие чего они разъединяются в самостоятельные феномены. Так, в трудах Т. Гоббса, Дж. Локка, Ш. Монтескье, Ж. Ж. Руссо мы встречаем суждения о том, что не все формы государственного устройства соответствуют идеям гражданского общества. Томас Гоббс, размышляя о модели гражданского общества, пишет, что: «Гражданское общество — это союз индивидуальностей, коллектив, в котором все его члены обретают высшие человеческие качества. Государство превалирует над гражданским обществом». [3, с. 289] Соответственно, Гоббс полагает, что государство стоит над гражданским обществом, сдерживая проявление «естественных законов», в результате чего образуются «гражданские сообщества, основанные на договоре, для создания которых необходимы взаимные верность и согласие». [3, c. 374] Шарль Монтескье в своих трудах формулирует суждение о том, что: «Гражданское общество — это общество вражды людей друг с другом, которое для её прекращения преобразуется в государство». Соответственно, именно Монтескье является первым теоретиком концепции правового государства, полагая, что без верховенства права невозможно существование и функционирование гражданского общества. [7, с. 135]

Позднее в развитие концепции взаимосвязи государства и гражданского общества существенный вклад внесли Г. Гегель, И. Кант, К. Маркс. Первый полагал, что: «Государство, объединяя индивидов, группы, сословия, поднимается над обществом, разрешая его противоречия, в то время как гражданское общество представляет собой сферу действия частного интереса». [1, c. 24] При этом, по мнению Гегеля, существование гражданского общества реально только при республиканской форме правления, при деспотии же его функционирование становится практически невозможным. Карл Маркс, рассматривал общество, с одной стороны, как объект прямой эксплуатации со стороны правящего класса, осуществляемого при помощи государства, с другой стороны – как сферу, образованную с целью реализации интересов частной собственности, олицетворяемой буржуазией. В результате данная форма самопроявления свободных граждан была подвержена критике со стороны последователей теории «научного коммунизма» как несоответствующая общественному развитию.

В современной политической науке правовое государство и гражданское общество являются парными понятиями, поскольку ни одно из них не может существовать без наличия другого, так М. Дюверже писал, что государство является своеобразным «ночным сторожем» гражданского общества, выражая его интересы. И, действительно, на сегодняшний день, среди признаков функционирования гражданского общества, множество связано именно с существованием правового государства, например, такие, как правовая защищенность граждан, высокий уровень политической культуры и гражданской активности, свободно формируемое общественное мнение, плюрализм точек зрения по различным вопросам, высокий образовательный уровень, в том числе в правовой сфере.

Среди современных ученых, чей взгляд на проблему взаимоотношения государства и гражданского общества актуален и интересен, следует выделить М. Кастельса, известного своими трудами: «Информационная эпоха: экономика, общества и культура. Новые пути социальных изменений», «Информационное общество и государство благосостояния», а также недавно вышедшим изданием: «Власть коммуникации». В своих трудах ученый вводит термины «сетевое общество», «информационное общество». Отметим, что эти понятия рассматриваются в работах российского ученого, В.А. Лукова, который полагает, что: «в современных условиях трансформации институты государства постепенно размываются, а гражданское общество может функционировать только в таких условиях, при которых не подвергает отрицанию основы власти и соответственно государства как системы, обеспечивающей осуществление этой власти и ее безопасность». [6, с. 15]

С данной позицией нельзя не согласиться, поскольку, действительно, современные реалии Российской Федерации доказывают нам, что многие институты гражданского общества становятся прогосударственными, не осуществляя своих первоначальных функций. Например, такими институтами гражданского общества являются профсоюзы, зачастую не только не защищающие права сотрудников, но и действующие вопреки им, в интересах администрации предприятий. Так, А.В. Петров, в своей статье: «Профсоюзы – институт гражданского общества» приводит данные опроса общественного мнения, проведенного ВЦИОМ, по итогам которого две трети опрошенных россиян полагают, что руководство предприятия игнорирует мнение профсоюзов при формировании взаимоотношений со своими сотрудниками. В результате в данной форме проявления, профессиональные союзы, вероятнее всего, не могут способствовать формированию развитого гражданского общества. [8, с. 59]

Возвращаясь к трудам М. Кастельса, стоит отметить, что в рамках его концепции сетевого общества, существуют два основных термина: сеть – множество взаимосвязанных узлов, а также узел – это значимая для сети точка, любой ее компонент, функция и значение которого зависят от коммуницирования с другими узлами в сегменте сетевого пространства. [5, с. 37] В результате чего принадлежность или ее отсутствие к определенной сети в условиях современности, становятся источником власти и источником перемен, происходящих в обществе и его институтах.

Каким образом это связано с гражданским обществом и государством? В условиях информационного общества типичным для общественных движений и культурных проектов становится тот факт, что они формируются не в институтах гражданского общества. Например, в эпоху индустриализма, рабочие сражались с капиталистами, однако в целом и та, и другая социальная общность разделяли ценности движения индустриализации, такие как рост производительных сил и общественный прогресс, несмотря на то, что обе стороны стремились их контролировать. В эпоху информатизации происходит явление, при котором логика глобальных информационных сетей является столь великой и всепроникающей, что единственный путь выхода из господства заключается в выходе из самой информационной системы, и, соответственно, базировании интереса на другой структурной ценностной модели. Так, в результате государство, конечно, не исчезает, однако сильно понижается в своем статусе, в результате чего возникает «растущее противоречие между структурацией инструментальных отношений в глобальных сетях и сокращением властных полномочий национального государства в рамках территориальных границ». [5, с. 57]

Кастельс полагает, что государство постепенно множится в форме региональных, местных правительств, которые начинают создавать свои потенциальные электоральные массы, ведут переговоры с ТНК, международными объединениями и национальными правительствами. В результате чего одновременно с процессом глобализации начинают формироваться и локализационные процессы. Те недостатки властных полномочий и ресурсов, которые есть у местных правительств, они восполняют при помощи сетевой деятельности и информационных ресурсов. Люди же, по мнению Мануэля Кастельса, будут все более отдалены от властных институтов, и разочарованы в процессах деформации гражданского общества. Единственным движением гражданского общества, которое, по мнению М. Кастельса, будет перспективным и интегрирующим, является экологическое.  Причинами этого послужат следующие факторы: 1) произойдет конструирование новой модели экологического сознания, основную роль в становлении которого сыграет глобальная сеть; 2) начнется процесс повсеместной корпоративной глобализации, перенос ряда «экологически вредных производств» в бедные страны, следствием чего станет низкий уровень жизни, и высокий уровень экологической угрозы в этих государствах, который неизбежно повлечет за собой негативную реакцию многих членов общества, направленную на формирование такого феномена, как «справедливая глобализация». В доказательство позиции М. Кастельса можно привести ряд процессов гражданской активности в Российской Федерации. Так, в статье В.Б. Гольбрайха «Экологические общественные инициативы в интернете как новая практика политического участия», автор пишет о том, что на сегодняшний день одной из наиболее популярных форм общественного участия граждан становится сбор подписей под онлайн-петициями. [2, с. 343] Автор в результате своего исследования количества петиций по различным тематикам на одной из популярных площадок – «Наше мнение» выяснил, что: «доля экологических петиций была сравнима с долей петиций, поднимающих проблемы, связанные с социальной сферой (15 %) и выше процентного соотношения петиций, связанных с вопросами образования (7 %), коррупции (7 %), медицины (5 %) или вопросами ЖКХ (3 %)». [2, с. 345] Таким образом, действительно, проблемы, связанные с экологией служат определенным стимулом для формирования гражданской активности, что косвенно подтверждает тезис о возрастающей роли экологических движений в условиях трансформации.

М. Кастельс также полагает, что демократическая форма правления, как один из основных признаков правового государства, «может быть восстановлена лишь в конкретных условиях сетевого общества, если гражданское общество во всем его многообразии может пробить корпоративный, бюрократический и технологический барьеры». [5, c. 331] Скорее всего, под бюрократическим барьером М. Кастельс понимает те барьеры, которые искусственно создаются государством для предотвращения функционирования ряда форм самопроявления гражданской активности. Так в России на сегодняшний день одной из разновидностей этих реально функционирующих форм служат упомянутые ранее в статье различные порталы для подачи онлайн-петиций.

Для сложившейся ситуации будет уместно воспользоваться типологией сайтов, составленной О.Н. Демушиной в ее статье: «Порталы электронных петиций как форма взаимодействия институтов власти и граждан в России». Автор полагает, что в России существуют три основные группы: 1) созданные органами власти; 2) представителями партий; 3) возникшие по инициативе общественности. [4, с. 177] К первой группе относятся порталы «Российская общественная инициатива» и «Петиции Президенту». Представителями второй категории являются ресурсы «Народная инициатива КПРФ» и «Просто россияне». Третья группа – самая многочисленная, она включает в себя сайты «Online Petition.ru», «Демократор.ру», «Change.org», «Наше мнение», «Демократия 2». По количеству поданных петиций абсолютное большинство принадлежит сайтам третьей группы, при этом проблемой их функционирования является то, что единственным сайтом, имеющим юридическую силу, а соответственно, при помощи которого существует возможность привлечь внимание властей к проблемам населения является портал «Российская общественная инициатива». Однако, обратившись к статистике, можем отметить, что, несмотря на долгую историю проекта, на сегодняшний день положительное решение о принятии петиции принято всего по 13 общественным инициативам. Исходя извышесказнного можно сделать вывод о том, что зачастую результат рассмотрения инициативы и мнение людей, проголосовавших за нее, расходятся, что нехарактерно для развитого гражданского общества.

Но, среди реально функционирующих проектов гражданской активности в Российской Федерации, действующих на региональном и местном уровне, нельзя не отметить такой проект, как «Активный гражданин» - систему электронного голосования жителей Москвы по особо значимым вопросам. Так, на момент мая 2018 года, в проекте зарегистрировано 1984459 человека, всего было проведено 2726 голосований, было принято 358 городских новинок, на основании предпочтений населения города. [9] К феномену успеха данного проекта, вероятнее всего, можно отнести следующие факторы: 1) открытость и понятность формулировок вопросов, их актуальность для каждого из граждан (к примеру, голосование о методе уборки придворовой территории); 2) развитая система поощрений за проявление активности (возможность потратить бонусные баллы на проездной билет, покупку парковочного пространства, билеты в музеи и театры); 3) простота интерфейса и кроссплатформенность приложения (возможность проголосовать практически с любого устройства).

Таким образом, данная платформа представляется эффективной по сравнению с уже существующими для реализации не только на региональном уровне, но и на федеральном, в формате общедоступной площадки для принятия важных как политических, так и социальных решений.

Подводя итог вышесказанному в исследовании, отметим, что на сегодняшний день становление институтов гражданского общества неизменно переходит из традиционного пространства в сетевое, что было предсказано М. Кастельсом, при этом важная роль государства в связи с данным процессом видится в сохранении партнерских отношений в формате диалога «гражданская инициатива-государство», поскольку существование этого факта является условием эффективного функционирования и развития как гражданского общества, так и демократического государства.

 

Список литературы:

  1. Гегель Г. В. Сочинения: В 14 т. М., 1956. Т.7.
  2. Гольбрайх В. Б. Экологические общественные инициативы в интернете как новая практика политического участия // Вестник Томского государственного университета. - 2016. - № 4. - С. 340-350.
  3. Гоббс Т. Философские основания учения о гражданине. М.: АСТ, 2003.
  4. Демушина О. Н.  Порталы электронных петиций как форма взаимодействия институтов власти и граждан в России // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС -  2016. - № 8. - С. 176-180.
  5. Кастельс М. Власть коммуникации: учеб. пособие.— М.: Изд. дом. Высшей школы экономики, 2016. — 564 с.
  6. Луков В. А. Биосоциология молодежи и будущее гражданского общества // Гуманитарные науки: теория и методология. - 2012. - № 1. - С. 13-19.
  7. Монтескье Ш. Избранные произведения. — М., 1955
  8. Петров А. В. Профсоюзы – институт гражданского общества // Общество. Среда. Развитие - 2008. - № 10. - С. 55-67.
  9. Результаты работы портала «Активный гражданин». [Электронный ресурс]. - URL: https://ag.mos.ru/results (дата обращения 03.05.2018).
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 1 голос
Дипломы участников
Диплом Выбор редакционной коллегии

Оставить комментарий