Статья опубликована в рамках: LXIX Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 24 сентября 2018 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Исмаилова П.С. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ОТДЕЛЬНЫХ АСПЕКТОВ СОВМЕСТНОГО ЗАВЕЩАНИЯ В РФ И ЛАТВИЙСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LXIX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 9(68). URL: https://sibac.info/archive/social/9(68).pdf (дата обращения: 07.08.2020)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 12 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ОТДЕЛЬНЫХ АСПЕКТОВ СОВМЕСТНОГО ЗАВЕЩАНИЯ В РФ И ЛАТВИЙСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ

Исмаилова Полина Сергеевна

магистрант, кафедра гражданского права юридического факультета, ПГНИУ,

РФ, г. Пермь

Федеральным законом от 19.07.2018 № 217-ФЗ [5] внесены крупномасштабные изменения в часть 3 ГК РФ. В частности, новой редакцией ГК РФ предусмотрено, что завещание может являться не только единоличным, но и совместным. Указанные изменения носят поистине революционный характер: в российской цивилистике завещание традиционно рассматривается как односторонняя сделка, содержащая волеизъявление лишь одного лица [1].

Правовая конструкция завещания с множественностью лиц на стороне завещателя критиковалась в юридической литературе в первую очередь по причине того, что такая конструкция противоречит сущности завещания, поскольку в результате каждый из завещателей утрачивает свободу завещания [4]. Р.Ю. Закиров также отмечал, что требование об исключительно единоличном характере завещания способствовало формированию более единообразной правоприменительной практики (органов нотариата и судов), связанной с наследованием по завещанию [3].

Авторы же законопроекта объясняли вносимые изменения необходимостью предотвращения семейных конфликтов в связи с разделом наследственного имущества после смерти одного из супругов. Однако, вступающие в силу с 2019 г. изменения, касающиеся совместных завещаний, порождают еще большее количество вопросов и противоречий, нежели ранее действовавшие нормы.

Для анализа проблемных вопросов, связанных с новым для РФ институтом совместных завещаний, представляется необходимым обратиться к опыту зарубежных стран, в которых данный институт уже существует и применяется на практике. При этом наиболее актуальным видится анализ опыта бывших социалистических республик в связи с исторической общностью их правовых систем с правовой системой России и с наличием сходных проблем при переходе к рыночной экономике и к правовому регулированию, соответствующему новым потребностям гражданского оборота.

Одной из таких стран является Латвийская Республика, в Гражданском Законе (далее – ГЗ ЛР) которой закреплен институт взаимных завещаний [2], имеющий определенное сходство с вводимым в России институтом совместных завещаний. В то же время, сравнительный анализ правовых норм ГЗ ЛР и части 3 ГК РФ в новой редакции позволяет выявить ряд существенных различий в правовом регулировании совместных завещаний в Латвии и РФ.

Новой редакцией п. 4 ст. 1118 ГК РФ предусматривается возможность совершения совместного завещания. Однако, субъектами такого завещания могут быть только супруги, при этом важно отметить, что требуется состоять в браке на момент совершения совместного завещания (следовательно, невозможно совершение совместного завещания между будущими или бывшими супругами).

В Латвии же институт совместных завещаний носит более широкий характер. ГЗ ЛР допускается совершение многосторонних завещаний, субъектный состав и количество субъектов для которых не ограничены. В рамках многосторонних завещаний дополнительно выделяются взаимные завещания, отличающиеся тем, что в таком завещании два или более лиц (которые, очевидно, могут не являться супругами) взаимно назначают себя наследниками один после другого (ст. 604 ГЗ ЛР).

Из новой редакции п. 4 ст. 1118 ГК РФ можно сделать вывод о том, что совместное завещание носит предельно фидуциарный характер: супруги, совершившие такое завещание, фактически не связаны им и вправе в любой момент, в том числе и после смерти другого супруга, отменить совместное завещание или совершить новое завещание. Единственной гарантией, предусмотренной для супруга-участника совместного завещания, является закрепление в законе обязанности нотариуса уведомлять другого супруга о факте отмены совместного завещания или совершения последующего завещания.

Несколько иные правила предусмотрены в Латвии. Согласно ст. 606 ГЗ ЛР, отмена одним из участников взаимного завещания своих распоряжений по общему правилу не влечет недействительности распоряжений других завещателей. В ГК РФ же возможна лишь полная отмена совместного завещания как единого акта, но не допускается отдельная отмена распоряжений одного из завещателей.

Исключением являются предусмотренные ст. 604 ГЗ ЛР корреспективные завещания – завещания, для действительности распоряжений в которых необходимо наличие согласованной воли на их установление, исходящей от всех завещателей. Взаимное завещание супругов, согласно ст. 605 ГЗ ЛР, презюмируется корреспективным.

Корреспективные завещания отличаются в первую очередь тем, что, согласно ст. 608 ГЗ ЛР, отмена распоряжения одним из завещателей приводит к отмене всего взаимного завещания, за исключением случая, когда другой завещатель, получив информацию о совершенной отмене, сохранил в силе свои распоряжения.

Таким образом, проведя аналогию с правовыми нормами, действующими в Латвии, можно прийти к выводу о том, что по ГК РФ все совместные завещания супругов являются корреспективными; при этом отмена распоряжения одним из супругов возможна лишь в форме отмены всего совместного завещания, без исключений и какой-либо возможности сохранить в силе распоряжения второго супруга, извещенного об отмене. Представляется, что подобное регулирование в РФ обусловлено сущностью совместного завещания как единого акта, в котором выражена согласованная воля обоих супругов: в случае, если воля на сохранение в силе таких распоряжений со стороны одного из супругов отсутствует, совместное завещание утрачивает свою силу.

Право на отмену совместного завещания после смерти одного из завещателей в Латвии не является безусловным. Возможны два варианта, для которых предусмотрено различное правовое регулирование. В соответствии со ст. 610 ГЗ ЛР, если переживший завещатель был назначен в качестве наследника умершего и принял наследство, то завещание, составленное вторым в пользу первого завещателя, вследствие смерти первого погашается. Если же взаимное завещание было составлено в пользу третьего лица (например, в пользу детей), то, согласно ст. 609 ГЗ ЛР, после смерти одного из завещателей второй может отменить совместное завещание только в том случае, если откажется от наследования по завещанию того имущества, которое перейдет к наследникам по закону после умершего.

Интересно, что аналогичная норма предусмотрена и в ГГУ: переживший супруг может отменить свои распоряжения, содержащиеся в совместном завещании, в случае отказа от наследственного имущества, причитавшегося ему по совместному завещанию [6].

Представляется, что право на отмену совместного завещания после смерти одного из супругов должно быть ограничено и в РФ, поскольку в противном случае отсутствуют какие-либо гарантии исполнения завещательной воли первого супруга: фактически, ее реализация полностью зависит от усмотрения пережившего супруга. Полагаем, что отвечать целям данного института будет закрепление в качестве условия отмены пережившим супругом совместного завещания его отказ от наследства по совместному завещанию. В таком случае будет, на наш взгляд, снижена возможность злоупотребления правом со стороны пережившего супруга.

Таким образом, представляется, что институт совместного завещания в РФ и Латвии имеет значительное сходство. В то же время, анализ зарубежного опыта показывает необходимость совершенствования норм о совместном завещании в ГК РФ, в частности, путем ограничения права пережившего супруга на отмену совместного завещания.

 

Список литературы:

  1. Барщевский М.Ю. Наследственное право. М., 2006. С. 56.
  2. Гражданский закон Латвийской Республики // [Электронный ресурс] – режим доступа. – URL: http://www.pravo.lv/likumi/05_2_gz.html (дата обращения: 22.09.2018).
  3. Закиров Р.Ю. Наследование по завещанию: вопросы теории и практики: Монография. Казань: Отечество, 2008. С. 68.
  4. Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. – М.: Юрист, 2002. С. 80.
  5. О внесении изменений в статью 256 части первой и часть третью Гражданского кодекса Российской Федерации: Федеральный закон от 19.07.2018 № 217-ФЗ // Российская газета. № 160. 25.07.2018.
  6. Путинцева Е.П. Способы выражения последней воли наследодателя по законодательству РФ и ФРГ // [Электронный ресурс] – режим доступа. – URL: http://old.notariat.ru/press_2593_23.aspx.htm (дата обращения: 22.09.2018).
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 12 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Комментарии (1)

# Жмышенко Валерий Альбертович 29.09.2018 17:24
Пожалуй лучшая статья которую я когда-либо видел в Интернете

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом