Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: LXIII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 26 марта 2018 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Двойникова Д.А. НЕКОТОРЫЕ ОШИБКИ В СОДЕРЖАНИИ ДОГОВОРА ОКАЗАНИЯ ПЛАТНЫХ МЕДИЦИНСКИХ УСЛУГ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LXIII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 3(62). URL: https://sibac.info/archive/social/3(62).pdf (дата обращения: 22.08.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

НЕКОТОРЫЕ ОШИБКИ В СОДЕРЖАНИИ ДОГОВОРА ОКАЗАНИЯ ПЛАТНЫХ МЕДИЦИНСКИХ УСЛУГ

Двойникова Дарья Андреевна

магистрант, институт права ВолГУ,

РФ, г. Волгоград

При обращении в частную медицинскую организацию потребитель подписывает договор об оказании платных медицинских услуг. Большинство клиентов подписывают его, не вчитываясь в текст, который составлен односторонне и, как правило, в пользу исполнителя услуг (медицинской организации). Последнее становится известным при возникновении конфликта и необходимости возмещения ущерба. Необходимо понимать, что договор нужен не для того чтобы исполнитель знал свои обязанности, а для закрепления произошедшего факта предоставления услуг данной организацией данному потребителю на определенных условиях, что просто необходимо при доказывании потребителю в суде своей позиции. Но в случае, если договор составлен не в пользу потребителя процесс доказывания значительно усложняется. Для того чтобы попытаться повлиять на условия договора нужно прежде всего изучить законодательство в этой сфере.

Согласно части 1 статьи 432 ГК РФ [1], договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Такие условия перечислены в статье 17 Постановления Правительства РФ от 04.10.2012 № 1006 «Об утверждении Правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг» [4]: сведения об исполнителе; фамилию, имя и отчество, адрес места жительства и телефон потребителя (законного представителя потребителя); перечень платных медицинских услуг, предоставляемых в соответствии с договором; стоимость платных медицинских услуг, сроки и порядок их оплаты; условия и сроки предоставления платных медицинских услуг; должность, фамилию, имя, отчество лица, заключающего договор от имени исполнителя, и его подпись, фамилию, имя, отчество потребителя (заказчика) и его подпись; ответственность сторон за невыполнение условий договора; порядок изменения и расторжения договора; другие условия, определяемые по соглашению сторон.

Медицинской организации для своего же блага следует облекать вышеуказанные условия договора в наиболее понятную, доступную, простую лексику, если это возможно, с избеганием сложной специализированной медицинской терминологии, которую объяснить обычному гражданину без каких либо познаний в медицине зачастую затруднительно. Если же избежать использование медицинской терминологии в силу специфики услуги не представляется возможным, то на наш взгляд необходимо делать пояснения, позволяющие вникнуть в суть оказываемой услуги. В качестве примера рассмотрим дело из судебной практики [6]. Гражданка О. заключила договор оказания платной медицинской услуги – лазерной коррекции зрения. После оказания данной услуги, гражданка О. обнаружила побочный эффект в виде дальнозоркости, которой до лазерной коррекции не наблюдала.  В связи с тем, что О. не только не стала лучше видеть, но еще её зрение ухудшилось, последняя потребовала возместить оказанный ущерб в виде возврата потраченных денежных средств, на что получила отказ. Отказ бы мотивирован тем, что в пункте подписанного О. договора об оказании медицинской услуги «Согласие пациента на лазерную коррекцию» было указано предупреждение о возможности сохранения у пациента после лазерной коррекции остаточной миопии гиперметропии, астигматизма. Несмотря на отказ в удовлетворении иска в первой инстанции, апелляционный суд все же посчитал требования пациента мотивированными. В решении суд указал,  что согласие гражданки О. на лазерную коррекцию содержало: «…специальные медицинские термины, затруднительные для восприятия обывателя, не имеющего специальных познаний в медицине». Как видно из приведенного примера далеко не последнюю роль играет доступность восприятия пациентом условий договора.

Отдельно следует рассмотреть вопрос о таком условии договора оказании платных медицинских услуг как цена услуги. Согласно статье 8 Правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 04.10.2012 № 1006, порядок определения цен (тарифов) на медицинские услуги, предоставляемые медицинскими организациями, являющимися бюджетными и казенными государственными (муниципальными) учреждениями, устанавливается органами, осуществляющими функции и полномочия учредителей. Медицинские организации иных организационно-правовых форм определяют цены (тарифы) на предоставляемые платные медицинские услуги самостоятельно. При этом в пункте 20 Правил оговорено, что «в случае, если при предоставлении платных медицинских услуг требуется предоставление на возмездной основе дополнительных услуг, которые не предусмотрены договором, исполнитель медицинских услуг обязан предупредить об этом пациента».  В то же время, поскольку врач при оказании услуг воздействует на здоровье пациента, которое в свою очередь может отреагировать на любые вмешательства непредсказуемо, не всегда можно заранее предугадать объем дополнительных услуг. Для того чтобы исключить какую либо неопределенность в данной вопросе законодатель предусмотрел уголовную ответственность за неоказание помощи больному в статье 124 УК РФ. Данная ответственность нашла свое отражение и в рассматриваемых нами Правилах в статье 21, где сказано, что если в ходе предоставления платных медицинских услуг потребуется предоставление дополнительных медицинских услуг по экстренным показаниям для устранения угрозы жизни потребителя при внезапных острых заболеваниях, состояниях, обострениях хронических заболеваний, такие медицинские услуги оказываются без взимания платы в соответствии с Федеральным законом «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Таким образом, законодатель подчеркивает однозначный приоритет здоровья пациента перед экономическими законами рыночной экономики, вводя административный элемент в казалось бы «чистые» гражданско-правовые отношения.

Одним из элементов любого договора является его форма. В отношении договора об оказании платных медицинских услуг форма однозначна и императивна: письменная. Пожалуй, другой формы в сфере медицинских услуг представить невозможно [10, с. 80]. В письменном договоре можно предусмотреть вероятность возникновения осложнений после оказания услуги (возникшие не по вине исполнителя), о чем пациент уведомляется, а ответственность с исполнителя за такие непредсказуемые последствия снимается; также в договоре часто оговариваются требования, предъявляемые к пациенту, при соблюдении которых вероятность достижения положительного эффекта от процедуры максимальна. Помимо этого, в договоре возможно указать условия, которые не связаны конкретно с процедурой предоставления услуги, но косвенно могут повлиять на ответственность исполнителя не самым лучшим образом. Например, по причине все большего вовлечения интернет-технологий в различные сферы жизнедеятельности человека, довольно остро встают вопросы  сохранения конфиденциальности информации. Предположим, пациент обратился в медицинскую организацию, осуществляющую забор биологического материала на лабораторные исследования с последующим сообщением результатов исследования пациенту. Поскольку результаты исследований могут быть переданы как «из рук в руки» так и через интернет ресурсы, то в последнем случае возникает риск нарушения режима конфиденциальности (например, из-за взлома электронной почты, куда пришли результаты). В таком случае медицинской организации во избежание ненужных судебных тяжб достаточно предусмотреть в условиях договора следующее: «При передаче результатов исследований по открытым каналам связи Исполнитель не несет ответственности в случае возможного нарушения конфиденциальности передаваемой информации. Потребитель, принимая такое решение, действует своей волей, в своих интересах и понимает риск возможного нарушения конфиденциальности передаваемо информации. Исполнитель также не несет ответственности при неосторожных действиях/бездействиях Потребителя, приведших к доступу третьих лиц к конфиденциальной информации». Также медицинские организации, осуществляющие лабораторные исследования анализов, как правило, предупреждают потребителей об определенных правилах поведения, предшествующих забору биологического материала: например сдача крови должна осуществляться натощак. В случае если пациент, по какой либо причине не будет соблюдать данные правила, результаты исследований могут оказаться недостоверными. За недостоверность результатов медицинская организация несет ответственность как за некачественное предоставление медицинской услуги. Именно поэтому в договоре следует предусмотреть пункт, обязывающий потребителя соблюсти все особенности подготовки к лабораторным условиям, для того чтобы в противном случае исполнитель не нес ответственности за некорректные данные результатов исследований.

Несмотря на то, что история оказания платных медицинских услуг насчитывает не одно десятилетие, все более нарастающий объем договоров о предоставлении данных услуг поднимает проблему некорректного формулирования условий договора медицинскими организациями в сторону ущемления прав пациентов. Попробуем рассмотреть данные ошибки на основе исследования содержания договоров, заключенных около 100 медицинскими организациями разных субъектов РФ, проведенным профессором Майером Е.О. [9, c. 157-159].

1) Исполнителем договора не учтена разница между такими сторонами договора об оказании медицинских услуг как заказчик и потребитель, предусмотренная Постановлением Правительства РФ от 04.10.2012 № 1006 «Об утверждении Правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг». Согласно статье 2 данного Постановления, «заказчик» - лицо, приобретающее платные медицинские услуги в соответствии с договором в пользу потребителя, потребитель соответственно лицо, получающее данные медицинские услуги. Заказчик и потребитель могут совпадать в одном лице, а могут не совпадать. В последнем случае договор будет считаться либо трехсторонним, либо двухсторонним, но заключенным в пользу третьего лица. Если ошибка касается только наименований сторон, то в целом негативных последствий возникнуть не должно, однако если из-за смешения понятий меняются права и обязанности той или иной стороны, то здесь можно говорить о нарушении прав пациента.

2) Указанная выше ошибка может привести к тому, что Заказчик неправомерно наделяется полномочиями Потребителя, например правом отказа или согласия на медицинское вмешательство, правом получать информацию о медицинском диагнозе пациента, несмотря на статус «врачебной тайны» информации подобного рода. Несмотря на то, что Заказчик как правило оплачивает медицинские услуги Потребителю, он не может наделяться правами последнего, в противном случае отсутствовал бы смысл изначального разделения сторон на Заказчика и Потребителя. Именно поэтому желание медицинской организации разработать универсальный договор зачастую приводит к плачевным последствиям.

3) Исполнителем неверно сформулирован предмет договора об оказании медицинских услуг в связи с несоответствием сущности отношений, складывающихся между сторонами. От того, как будет сформулирован предмет договора, зависит оформление документов, подтверждающих выполнение обязательств, а, следовательно, и экономическая безопасность контрагента [7, c. 319]. Так, некоторыми медицинскими организациями предмет договора формулируется как «предоставление информации об услугах». Возможно, данная ошибка является следствием отсутствия законодательного закрепления рассматриваемого нами договора. Правовая природа данного договора относит его к разновидности договора оказания возмездных услуг, определение которого указано в п.1 ст. 779 ГК РФ: «по договору... исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги». Поскольку в нашем случае речь идет о медицинской организации, услуга должна носить медицинский характер. Согласно пункту 4 статьи 2 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» [2], медицинская услуга это медицинское вмешательство или комплекс медицинских вмешательств, направленных на профилактику, диагностику и лечение заболеваний, медицинскую реабилитацию и имеющих самостоятельное законченное значение. Следовательно, никакие иные действия не могут быть предметом договора об оказании медицинских услуг, кроме перечисленных выше.

4) Несоблюдение исполнителем требований пункта 17 Постановления Правительства РФ от 04.10.2012 № 1006 «Об утверждении Правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг», где содержаться обязательные для включения в договор условия. В частности медицинские организации зачастую в договоре не указывают информацию о лицензии на осуществление медицинской деятельности.

5) Ошибка несоответствия содержания разделов договора его наименованиям. Например, в разделе «Права и обязанности сторон» содержится информация о стоимости и порядке оказания медицинских услуг или в разделе «Порядок и сроки оказания услуг» содержится информация об ответственности сторон.

6) Наличие лишней информации в тексте договора. Если мы обратимся к п. 17 рассматриваемого нами Постановления, то обратим внимание на отсутствие в перечне существенных условий договора на оказание платных медицинских услуг информации о правах и обязанностях сторон. Связано это прежде всего с тем, что и права и обязанности уже предусмотрены законодательством о защите прав потребителей и об охране здоровья граждан. Такие нормы носят императивный характер и действуют независимо от включения их в текст договора. Поэтому обязательство «соблюдать санитарные норма и правила» не носит какого либо информативного характера, а лишь отсылает к соответствующему законодательству, и на наш взгляд лишь загромождает договор лишним пунктом. В то же время думается намного логичнее указывать те полномочия сторон, которые определены в законодательстве диспозитивно, а не императивно.

7) Навязывание таких обязанностей пациенту, как предоставление полной информации и документов, касающихся состояния здоровья последнего и исполнение предписаний врача. Нигде в законодательстве не установлена обязанность пациента сообщать кому-либо в обязательном порядке сведения о личной жизни, в том числе и медицинскую информацию, поэтому подобный пункт в договоре нарушает права пациента. Также у пациента не может быть обязанности неукоснительно выполнять предписания врачей, в противном случае право пациента на отказ от медицинского вмешательства, закрепленное в статье 20 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» потеряло бы всякий смысл. В то же время закрепить пункт об информировании пациента о снижении эффективности лечения в случае невыполнений рекомендаций врача имеет смысл, поскольку здесь мы не обязываем пациента, а информируем его о последствиях отклонения от предписаний врача.

8) Включение в договор права исполнителя на односторонний отказ от исполнения обязательств по договору без конкретизации перечня таких оснований. Правомерность «одностороннего отказа исполнителя» рассматривалась Конституционным судом РФ в Определении от 06.06.2002 № 115-О [5], где было сделано сопоставление такого полномочия с частью 2 статьи 782 ГК РФ и положениями о публичном договоре (ст. 426 ГК РФ). Поскольку наличие у исполнителя возможности исполнить свои обязательства в рамках публичного договора изначально исключает возможность одностороннего отказа от заключения договора и от его исполнения, то сразу становится очевидна неправомерность такого правомочия. Помимо этого, такое право никак не согласуется с понятиями врачебного долга, существом медицинской деятельности, морально-этическими принципами, юридическими предписаниями, определяющими правоотношения врача и пациента. Единственной законной причиной в отказе исполнения договора может быть только объективная невозможность оказать медицинскую услугу.

9) установление Исполнителем произвольных условий в договоре, которые дают ему право на односторонних отказ от выполнения медицинской услуги. Например, при неадекватном поведении потребителя во время консультации с врачом. В данном случае непонятно, что подразумевает под собой «неадекватность», ведь данное понятие носит исключительно субъективный характер.

10) Указание Исполнителем в договоре гарантийного срока на медицинскую услугу. Согласно пункту 29 Постановления Правительства РФ от 04.10.2012 № 1006, исполнитель обязан информировать потребителя о сроках годности, используемых при реализации медицинской услуги, лекарственных препаратов  и медицинских изделий (например, имплантатов). Определяя существенные условия договора об оказании медицинских услуг в пункте 17 указанного Постановления, законодатель не называет среди них условие о гарантийном сроке. Медицинская услуга, в отличие от веществ, используемых при её оказании, не имеет овеществленного результата. Также при проведении операции на сердце, искусственный клапан сердца не будет является овеществленным результатом услуги, а лишь её вещественной компонентой.

11) В договоре на оказание медицинской услуги отсутствуют условия, свидетельствующие об исполнении медицинской организацией таких обязанностей как: предоставление потребителю/заказчику информации о возможности получения соответствующей медицинской помощи бесплатно в рамках федеральных и территориальных государственных программ; уведомление потребителя о возможном ухудшении качества медицинской услуги в случае несоблюдения последним назначенного режима лечения. В случае если в договоре не содержится соответствующих условий – практически невозможно доказать соблюдение вышеуказанных обязанностей. Данное обязательство исполнителя содержится в пунктах 6 и 15 Постановления Правительства от 04.10.2012 № 1006.

12) Навязывание дополнительных услуг пациенту непосредственно в договоре. Например, приходить на профилактические приемы к врачу (платные) в сроки, определенные договором. В соответствии со статьей 16 Закон РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» [3],  запрещается обусловливать приобретение одних услуг обязательным приобретением иных услуг. Думается, что профилактические приемы должны проводится по мере необходимости, в зависимости от состояния пациента, но никак не в заранее определенные исполнителем хаотичные сроки.

13) Использование в договоре об оказании медицинских услуг формулировок, не носящих, какой либо юридический смысл и вводящих потребителей в заблуждение. К таким формулировкам можно отнести следующие: «качественный осмотр», «оказание услуг на высоком профессиональном уровне, с соблюдением принятых в РФ стандартов и методик», «выполнение действий в строгом соблюдении всех требований медицинского законодательства РФ», «использование в процессе лечения только лицензированных и запатентованных способов, рекомендованных общемировой медицинской практикой», «оказание услуги с применением инструментов, сделанных из высококачественных материалов, с использованием последних разработок технологий лечения и обслуживанием высшего класса», «оказание качественных услуг в соответствии с предусмотренными медицинскими технологиями».

Как верно подмечает Казаченок О.П. [8, с. 8], на практике стороны довольно редко используют возможность урегулирования правового конфликта между пациентом и медицинской организацией во внесудебном порядке. Поэтому, при возникновении спора относительно условий договора, пациенту скорей всего придется разрешать его в судебном порядке. Однако бояться этого не стоит, поскольку условия договора, ухудшающие положение пациента по сравнению с действующим законодательством о защите прав потребителей, однозначно признаются недействительными. Ошибки в оформлении договоров увеличивают риск привлечения медицинских организаций к административной ответственности при проведении контрольных проверок, а в случаях конфликта с пациентом – к компенсации исполнителем морального и имущественного вреда. В этой связи медицинским организациям необходимо иметь действительно квалифицированный юридический персонал, периодически повышающий свои знания в медицинском праве и внимательно изучающий действующее законодательство и правоприменительную практику в данной сфере.

 

Список литературы:

  1. «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)» от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 31.01.2016) // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1964. - № 32. – Ст. 3301.
  2. Федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2011. - № 48. - Ст. 6724.
  3. Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1996. - № 3. -  Ст. 140.
  4. Постановление Правительства РФ от 04.10.2012 № 1006 «Об утверждении Правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг» // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2012. - № 41. - Ст. 5628.
  5. Определение Конституционного Суда РФ от 6 июня 2002 г. № 115-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Мартыновой Евгении Захаровны на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 статьи 779 и пунктом 2 статьи 782 Гражданского кодекса Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».
  6. Решение Красноармейского районного суда г. Волгограда от 13.01.2016 по делу № 2-641\2016 // СПС «КонсультантПлюс».
  7. Казаченок О.П. Актуальные вопросы заключения договора возмездного оказания услуг // Новый взгляд. Международный научный вестник. – 2014. – С. 319-327.
  8. Казаченок О.П. Правовое регулирование ответственности исполнителя по договору возмездного оказании медицинских услуг // Вопросы современной юриспруденции. – 2014. - № 38. – С. 5-9.
  9. Майер Е.О. Основные ошибки в договоре оказания платных медицинских услуг (на основе анализа условий договоров 100 медицинских организаций различных субъектов РФ за период с 2013-2014 гг.) // Наука и мир. – 2015. - № 9. – С. 157-164.
  10. Ситдикова Л.Б. Теория и практика применения законодательства в вопросе определения содержания круга существенных условий в договоре возмездного оказания медицинских услуг // Вестник МГПУ. Серия юридические науки. – 2016. - №4. – С. 77-82.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий