Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: LXIII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 26 марта 2018 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Москаленко М.А. ПРЕСТУПЛЕНИЯ КОРРУПЦИОННОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ: ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ И ОТВЕТСТВЕННОСТИ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LXIII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 3(62). URL: https://sibac.info/archive/social/3(62).pdf (дата обращения: 01.11.2020)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом Выбор редакционной коллегии

ПРЕСТУПЛЕНИЯ КОРРУПЦИОННОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ: ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ И ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Москаленко Мария Алексеевна

магистрант Юридического института Югорского государственного университета

РФ, г. Ханты-Мансийск

Научный руководитель Авдеев Вадим Авдеевич

д-р юрид. наук, проф., кафедра уголовного права и уголовного процесса, Югорский государственный университет

РФ, г. Ханты-Мансийск

Реформация правовой системы Российской федерации с 90-х годов и по сегодняшний день, направленна на обеспечение главной потребности человека - безопасности. Государство в первую очередь является гарантом безопасной реализации личных прав и свобод человека и гражданина.

Государственная политика признает преступления коррупционной направленности одной из угроз безопасности Российской Федерации. Коррупция является негативным явлением, которое подрывает государственный суверенитет и подвергает риску безопасность само государство, а также подрывает общечеловеческие устои, снижает нравственность людей и усугубляет материальное положение население. [5]

Борьбе с преступлениями коррупционной направленности уделяется большое внимание со стороны правительства, формируется собственная нормативно-правовая база для противодействия данному социально-правовому явлению. 19 мая 2008 г. издается Указ Президента РФ «О мерах по противодействию коррупции». Следующий Указ Президента РФ от 31 июля 2008 г. утверждает Национальный план противодействия коррупции, на основании которого 25 декабря 2008 г. принимается Федеральный закон «О противодействии коррупции». [1] Далее ежегодно выходят указы Президента РФ «О Национальном плане противодействия коррупции», последним был Указ Президента РФ от 1 апреля 2016 г. № 147 «О Национальном плане противодействия коррупции на 2016 - 2017 годы».

Следует отметить, что несмотря на принятие многочисленных нормативно-правовых актов, достижение предполагаемого антикоррупционного эффекта не последовало. Так на основании социологического исследования состояния и эффективности противодействия коррупции в Ханты-Мансийском Автономном округе-Югре за 2017 год, больше половины опрошенных (63,9 %) считают, что уровень коррупции не изменился, а 23,2 % утверждают, что уровень коррупции повысился, и только 13,0 % соглашаются, что уровень коррупции снижается.

В оценке понятия «коррупция» население Ханты-Мансийского автономного округа – Югры на первое место ставит взяточничество (70,8 %). «Использование бюджетных средств в личных целях» и «Использование должностного положения в личных целях» – эти противоправные действия 30 % и 37,9 % опрошенных соответственно, определяют, как проявления коррупции. [6]

Пристального внимание в современный период заслуживает квалификация преступления коррупционной направленности в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд. Только при правильной квалификации преступления достигается цель привлечения лица к уголовной ответственности и назначения ему справедливого наказания.  Ошибки при квалификации преступления могут иметь разнообразные правовые последствия: во-первых, повлечь освобождение от уголовной ответственности, так как преступное деяние может быть оценено как непреступное, во-вторых, вызвать неправильное применение уголовного закона. Выявление ошибок ограничено профессиональными качествами лиц, поддерживающих обвинение от имени государства в суде, либо осуществляющих правосудие, либо проверяющих законность и обоснованность процессуальных решений.

Для квалификации правонарушений и преступлений, совершаемых в сфере закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд, выявляются нарушения законодательства в закупочной деятельности, устанавливаются их уголовно-правовая противоправность и процессуальная закрепленность за субъектом совершение конкретного преступления, предусмотренного статьей Основной части УК РФ.

Основной признак контрактной системы в сфере осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд заключается в объемном правовом регулировании, на основании большой нормативно-правовой базы. В связи с этим при квалификации данных преступлений сложно выявить нарушения законодательства. Помимо этого, при осуществлении правового регулирования этих коррупционных преступлений возникает конкуренция административно-правовых и уголовно-правовых норм.

Особенностью квалификации коррупционных преступлений, связанных с госзакупками, является отсутствие в нормах Особенной части УК РФ положений, регулирующих уголовную ответственность за преступное нарушение законодательства о государственных и муниципальных закупках. Отсутствие конкретной уголовной ответственности затрудняет квалификацию данных преступлений, довольно часто встречаются составы преступлений или совокупности преступлений, расположенные в разных главах или даже разделах УК РФ, которые очень сложно определить.

Исходы из особенностей коррупционной преступности при осуществлении госзакупок не удивляет то обстоятельство, что только минимальная часть нарушений законодательства влечет за собой возбуждение уголовного дела. Так, по данным ФКУ «ГИАЦ МВД России», в 2012-2016 годах выявлено 1807 преступлений, связанных с госзакупками. Окончены расследованием уголовные дела о 957 преступлениях, из которых 777 направлены в суд. Установлено 585 лиц, совершивших преступления данного вида из которых 466 привлечено к уголовной ответственности.  При этом почти каждое второе (44,9 %) преступление, связанное с госзаказом, имеет коррупционную направленность, что свидетельствует о многочисленных фактах использования должностными лицами своих служебных полномочий при подготовке, совершении и сокрытии экономических преступлений рассматриваемого вида. В 2016 году зарегистрировано 121 преступление, связанное с подкупом должностных лиц при осуществлении ими полномочий в сфере государственных и муниципальных закупок («откатов»), из которых более половины (67 преступлений) выявлено органами внутренних дел. Причиненный ущерб по указанной категории преступлений составил 59,3 млн рублей. [4, с. 45]

По краткому анализу оперативно-служебной деятельности УМВД России по Ханты-Мансийскому автономному округу – Югре за 2017 год в сфере экономической безопасности округа сотрудниками органов внутренних дел больше пресечено коррупционных проявлений (249), выявлен ряд значимых должностных преступлений (130), взяточничества (91). [7] А возбуждение уголовного дела в отношении коррупционных преступлений при осуществлении госзакупок по округу данных не обнаружено.

Особенности квалификации рассматриваемых преступлений, связаны с существованием теневой экономики, которая имеет корпоративную или монопольную структуру в таких значимых для государства сферах, как электроэнергетика, нефти и газа, коммуникация, строительство, что делает возможным совершение преступлении на таких стадиях госзаказа, как формирование закупки, так и совершение закупки. Появляются новые преступные сообщества, которые активно устанавливают коррупционные связи с должностными лицами органов государственной власти.

Правильная квалификации предполагает установление фактической и юридической связи между преступными деяниями поставщика товаров, работ, услуг (например, ненадлежащее исполнение или неисполнение условий контракта, в комплексе с оформлением документации, свидетельствующей о добросовестном исполнении обязательств) и преступными действиями заказчика (подписание таких документов при достоверном знании об их ложности). Если такая уголовно-правовая связь отсутствует, то оценка преступных действий будет неполной: например, будет ограничена предъявлением обвинения в совершении мошенничества лицам, возглавляющим фирму-исполнителя (поставщика, подрядчика), либо обвинения должностному лицу в совершении преступления коррупционной направленности. Эту связь можно установить следующими способами: 1) анализом информации о деятельности исполнителя (поставщика, подрядчика), охватывающим изучение вопроса о его возможных взаимозависимостях с кем-либо; 2) анализом информации об других государственных (муниципальных) контрактах, которые были заключены с данным исполнителем в период служебной деятельности одного и того же представителя заказчика (либо с одним и тем же заказчиком); 3) анализом данных о планировании и осуществлении закупки, результатов осуществления закупочных процедур; 4) анализом исполнительной документации государственного (муниципального) контракта; 5) анализом информации о его фактическом исполнении (например, по некоторым уголовным делам, связанным с преступными злоупотреблениями в сфере жилищно-коммунального хозяйства, изученным автором, было установлено, что в документации заказчика получило отражение надлежащее и добросовестное исполнение контракта, хотя фактически работы были профинансированы за счет граждан).[3, с. 38]

Осложняется выявление всей последовательности преступных действий тем, что данные преступления имеют групповой характер, притом отношения в таких преступных группах направлены на сокрытие следов преступления, затрудняя расследование уголовного дела. В результате этого на членов одной приступной группы возбуждаются разные уголовные дела, в различные промежутки времени и даже разными судами. Теряется часть доказательственной информации во время установления фактических обстоятельств дела, вследствие чего эти доказательства не получают однозначною уголовно-правовую оценку. Отсутствие конкретной уголовной ответственности за преступное нарушение законодательства о государственных и муниципальных закупках, способствуют применению к членам группы положений, расположенных в разных главах или даже разделах УК РФ. Исходя из этого нарушается объективная оценка содеянного именно как коррупционные преступления в сфере госзакупок, поскольку только часть членов группы осуждается за совершение преступлений коррупционной направленности, а часть - за совершение хищений.

Резюмируя вышеизложенное, хотелось бы отметить, что уголовно-правовая политика РФ на современном этапе ориентирована на правильную квалификацию преступлений коррупционной направленности. Вместе с тем совершенствование уголовного законодательства настоятельно требует, как устранения коллизий в законодательной формуле, так и адекватизации назначаемых наказания и иных мер уголовно-правового характера. [2, с. 125]

Таким образом, возникшая проблема квалификации коррупционных преступлений в сфере осуществления закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд заключается: 1) в недостаточном профессионализме и знание отраслевого законодательства, недостатках действующей системы правового регулирования; 2) в групповом способе совершения данных преступлений, не установление которого  исключает из приоритетной доказательственной деятельности злоупотребления при заключении и исполнении государственного контракта.

 

Список литературы:

  1. Авдеев В.А. Актуальные вопросы квалификации преступлений коррупционной направленности [Текст] // Актуальные проблемы теории и практики правотворчества и право-применения (к 20-летию юридического образования в БГУЭП): сб. науч. тр. преподавателей и аспирантов. – Иркутск: Изд-во БГУЭП, – 2015г. – С.83
  2. Авдеева О.А. Наказание как мера противодействия преступности: ретроспективный анализ законодательной регламентации в национальном праве [Текст] / О.А. Авдеева // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. – 2013. – № 1. – С. 119–126
  3. Курбанов М.С.-М. Квалификация правонарушений и преступлений в сфере расходования бюджетных средств при осуществлении государственных закупок [Текст] // Финансовое право. 2015. N 12. С. 37 – 39.
  4. Лапин В.О. Актуальные проблемы выявления и расследования преступлений в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд [Электронный ресурс] // ППД. – 2017. – №2. – С. 44–50 URL: https://cyberleninka.ru/article/n/aktualnye-problemy-vyyavleniya-i-rassledovaniya-prestupleniy-v-sfere-zakupok-tovarov-rabot-uslug-dlya-obespecheniya-gosudarstvennyh-i
  5. Нарышкин С.Е. Международное сообщество в борьбе с коррупцией [Текст] // Журнал российского права. 2012г. – № 7. – С. 5
  6. Противодействие коррупции Ханты-Мансийского автономного округа-Югры [Электронный ресурс] // https://corruption.admhmao.ru/
  7. Управление МВД России по Ханты-Мансийскому АО-Югре [Электронный ресурс] // https://86.мвд.рф/
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом Выбор редакционной коллегии

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом