Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65

Статья опубликована в рамках: LII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 20 апреля 2017 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Шабанова Е.М. КОНСТИТУЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВА ИЗРАИЛЬ: ИСТОРИЧЕСКИЙ И НОРМАТИВНЫЙ АСПЕКТЫ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 4(51). URL: https://sibac.info/archive/social/4(51).pdf (дата обращения: 22.09.2021)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

КОНСТИТУЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВА ИЗРАИЛЬ: ИСТОРИЧЕСКИЙ И НОРМАТИВНЫЙ АСПЕКТЫ

Шабанова Елизавета Максимовна

студент 1 курса международно-правового факультета МГИМО МИД РФ,

РФ, г. Москва

Завершение первой половины XX века, которая была полна войнами, революциями и тотальным кровопролитием, было ознаменовано рождением нового государства – Государства Израиль на Земле обетованной (Эрец-Исраэль). Ныне оно является важным актором на мировой и региональной аренах, принимающим самое активное участие в геополитических процессах, а потому заслуживает пристального к себе внимания и интереса. Целью данной работы является освещение ключевых особенностей и характера израильского законодательства. Исследование ставит перед собой следующие задачи: во-первых, рассмотреть предпосылки (исторические условия) возникновения и развития государства на Земле Сиона, без чего невозможно постижение его правовой реальности; во-вторых, уделить внимание конкретно конституционно-правовому аспекту развития, в-третьих, выделить специфические особенности, свойственные главенствующим в стране нормативно-правовым актам.

Итак, с чего всё началось? Как известно, еврейский народ, еще со времён египетского рабства и полного подчинения Риму (вспомним образование провинции Иудея в 6 г. и последующим разрушением Иерусалима императором Титом), являлся, за неимением собственной признанной международным сообществом территории, гонимым, в том числе и вследствие свойственных ему партикуляристских настроений. Вспомним хотя бы слова Леона Пинскера о «чужеродности еврейского элемента среди приютивших народов». Но ряд событий всё же прервал столь трагичный ход истории, наполненный погромами и гонениями, пусть и ненадолго. Речь идет об основании сионистского течения, «крестным отцом» которого справедливо называют Теодора Герцеля, человека, выдвинувшего идею создания еврейского национального очага в Палестине. Интересной деталью является то, после Базельского конгресса 1897 г. он писал о предполагаемом создании государства через 50 (sic!) лет. Столь точные прогнозы редко насыщают ход истории. Кроме того, в 1917 г. последовал такой важный акт, как Декларация Бальфура, провозглашавшая готовность Великобритании оказать поддержку сионистским устремлениям. Приход к власти в Германии НСДАП, Хрустальная ночь, холокост чуть было не лишили мировое еврейство шансов даже не образование государства, а элементарно на сохранение генофонда. Но освобождение Аушвица советскими войсками 27 января 1945 г. даровало новый глоток свободы и надежды. После этого начался довольно благоприятный ход событий, который ознаменован резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 181/11 от 29.11.1947 г.[7], провозгласившей раздел Палестины с последующим образованием там арабского и еврейского государств, а также Декларацией независимости от 14.05.1948 г.[4], представленной Давидом Бен-Гурионом. Данная Декларация стала отправной точкой для дальнейших конституционно-правовых преобразований.

Сразу отметим, что вышеупомянутая Декларация независимости, по выражению первого Верховного судьи Государства Израиль, Моше Змора, лишь отражает волю и кредо народа, но не является актом конституционного характера в силу отсутствия показаний и руководствующий начал по правоприменительной практике, а также правотворчеству и действию актов. Основное ее значение заключается все же в подтверждении права еврейского народа на самоопределение и построение государственности в Палестине. В то же время она содержит ряд провозглашенных гражданских прав и свобод, что является аргументом в пользу отстаивания позиции данного акта как конституционного.

Говоря о базисе правовой системы Государства Израиль, следует сказать о тех факторах, которые повлияли на его развитие. Это, с одной стороны, принципы английского «Common law» и положения «Equity» [1] (вспомним лат. Ius est ars boni et aequi), но с оговоркой, что применение это осуществляется только при отсутствии норм, регулирующих данные отношения, в системе местного права. Де факто же с незначительными модификациями использовалась т.н. «межель» - плод оттоманской кодификации [2]. Но такая практика вызывала ряд препон, а именно вследствие таких аспектов, как наличие текстов лишь на турецком языке (как следствие – коллизии при интерпретации израильскими доктринерами) и излишняя устарелость источника, существовавшего еще со второй половины XIX в. Стабильность сохраняла лишь одна сфера чисто израильского права, а именно религиозная. После разрешения ряда арабо-израильских конфликтов и установления относительного спокойствия в регионе (вспомним Кэмп-Дэвидские соглашения 1979 г.), а также смягчения расхождений между различными политическими партиями и движениями появилась возможность для освобождения от уз английского права (Закон об основах права 1980 г. окончательно закрепил автономию Государства Израиль в выборе собственной траектории конституционно-правового развития). Важной чертой вышеупомянутого закона является ссылка на еврейскую традицию, которой должен руководствоваться справедливый судья при решении спорных вопросов. Отметим и еще одну важную особенность израильской правовой системы: определенную роль как источник права играет и религиозный элемент (e.g. Пятикнижие).

Переходя к ключевой части исследования, сразу следует указать на то, что Государство Израиль обладает конституцией некодифицированного, или же неконсолидированного, характера (опять же под влиянием вышеупомянутой британской правовой традиции). Несомненно, возникает типичный обывательский взгляд на проблему и вопрос: а почему бы не принять единый акт? Ведь, даже судя по истории советского государства, вовсе не трудно принять за 70 лет целых 4 акта! Но на все есть свои причины. Действительно, по изначальным планам, берущим свое начало в Резолюции ГА ООН от 29.11.1947 г., Декларации 14.05.1948 г. и уверенных заявлений в пользу конституции  1.10.1948 г., на первый взгляд, существовала твердая решимость в намерении принять единый основной закон. В то же время имела место быть своеобразная препона – противодействие религиозной общины. Как было сказано однажды таким депутатом Кнессета от ШАС, как Ицхак Перец, у народа израилева уже есть конституция, причем на протяжении целых 4 тысяч лет, имея в виду не иначе как Тору. В этой связи вспоминается и изначальная концепция Теодора Герцеля, который видел наиболее желательной монархию как форму правления будущего государства [3]. Оно и неудивительно, ведь монарх всегда Божий ставленник!

Итак, начиная с проекта Иехуды Пинхаса Коэна 1947 г. и вплоть до 1950 г., шли напряженные дебаты, в том числе на 9 заседаний Кнессета. Высказывались прямо противоположные точки зрения: так, например, Моше Ланда, будущий председатель Верховного суда, полагал, что Конституция есть «уход от действительности», ведь она не будет способна отразить текущего положения акторов на израильской политической арене, в то время как Меир Шамгар и Моше Гафни утверждали необходимость немедленного принятия конституции во избежание возможного «своеобразия» трактовок норм, относящихся к вере, Верховным судом, а также для избавления от статуса не имеющего основного закона государства. Давид Бен-Гурион, один из отцов-основателей еврейской государственности, все же сменил милость конституции на гнев, выразив идею о возможном откладывании срока ее принятия, но, в то же время не категорического отказа от плана вообще. В конце концов был достигнут спасительный консенсус, который зачастую интерпретируют как «компромисс (или резолюция) Харари» [8]. Суть его сводится к предложению принять Кнессетом комплекс законов, который в итоге будет преобразован в соответствующие по содержанию главы единой конституции. Интуитивно возникает проекция на законодательство Третьей Французской Республики, содержание которого фигурировало в совокупности законов, принятых с 1873 и до 1926 гг. В этом можно наблюдать своеобразную структурную рецепцию.

Спустя 8 лет после данной резолюции, т.е. лишь к 1958 г. Кнессет приступил к созданию реальных конституционных основ государства. К 1996 г. были изданы следующие основные законы [6]:

  • Основной закон о государственных землях;
  • Основной закон о Кнессете;
  • Основной закон о президенте Государства;
  • Основной закон о правительстве;
  • Основной закон о бюджете;
  • Основной закон об армии обороны Израиля;
  • Основной закон об Иерусалиме, столице Израиля;
  • Основной закон о юридической власти;
  • Основной закон о контролере Государства;
  • Основной закон о профессиональной свободе;
  • Основной закон о чести и свободе личности.

Таким образом, мы видим, что несмотря на формальное отсутствие кодифицированной конституции, базис законодательства составляют Основные законы. Кроме них в качестве базовых источников конституционного права выступают нормы и принципы международного права, религиозная еврейская традиция, указы, таканот (установления), цавим (правила и распоряжения) и т.д.

Принятие двух последних из вышеперечисленных Основных законов по сути своей ознаменовало окончательную ликвидацию пробела в праве в области законодательного закрепления прав и свобод человека и гражданина. Для описания данного процесса зачастую используют понятие «конституционной революции». Это понятие является своеобразным keyword для понимания хода конституционного развития Государства Израиль. Всё дело в том, что на протяжении всего, пока довольно краткого, периода своего существования Государство Израиль вынуждено участвовать в ряде региональных конфликтов (вспомним хотя бы арабо-израильскую войну 1948-1949 гг. и Шестидневную войну 1967 г.), в связи с чем гуманистические представления о правах человека иногда отходят на второй план (иначе говоря, происходит сужение и ограничение некоторых прав и свобод, которые кажутся естественными и провозглашаются в т.ч. такими международными документами, как Всеобщая декларация прав и свобод человека и гражданина 1948 г., Международные пакты о гражданских и политических, социально-экономических и культурных правах 1966 г. И это при формальном провозглашении основных прав и свобод еще в Декларации независимости. При такой коллизии необходимым стало принятие мер по реальному внедрению прав и свобод путем своего рода «поправок». Такими поправками и стали Основной закон о профессиональной свободе и Основной закон о чести и свободе личности. Их принятие Кнессетом в 1992 г. стало самобытным аналогом американского Билля о правах (Bill of rights, вступивший в силу в 1791 г.). Эти Основные законы постановили, что никакие нормативно-правовые акты, принимаемые в условиях даже чрезвычайного положения, не могут «наносить ущерб достоинству человека». Разумеется, этот шаг стал огромным прорывом на пути к либерализации системы, но в то же время Государство Израиль продолжает зависеть в данном аспекте от как внутренней расстановки политических сил, так и от внешнеполитических вопросов, которые продолжают оставаться на повестке дня. Кроме того, самое непосредственное влияние на реальность соблюдения прав и свобод оказываю Кнессет и Верховный суд по охране прав личности.

В результате изучения данной проблематики стало возможным прийти сделать определенные выводы. Во-первых, Государство Израиль, будучи относительно молодым государством, показывает высокие темпы развития в конституционно- правовой сфере и в демократическом аспекте в частности.

Во-вторых, оно не теряет своего глубокого своеобразия, самобытности и отсутствие как-либо даже смутно схожих аналогов. Этим объясняется в том числе и отказ от британского common law и местного палестинского законодательства, а создание своей собственной системы с преобладающей еврейской правовой традицией.

В-третьих, изучение правовой системы Государства Израиль представляется необходимым в силу развитости многих её разработок.

В-четвертых, Государство Израиль твердо стоит на пути к утверждению демократии и уже сейчас признается рядом исследователей демократическим государством (особенно на фоне региона). Этому способствует деятельность Кнессета – израильского парламента, а также Верховного суда.

 

Список литературы:

  1. Воробьев В.П. Конституционно-правовое развитие Государства Израиль/ В. П. Воробьев // Ближний Восток и современность. – М., 2004. – С.3-25.
  2. Воробьев В.П. Конституционно-правовая система Государства Израиль. – М.: Издательский дом «Национальное обозрение», 2002г. – 319 с.
  3. Герцль Т. Еврейское государство: Опыт современного решения еврейского вопроса. Автоэмансипация. Издательство «Текст», 2008г.
  4. Декларация независимости Государства Израиль. [электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: https://www.knesset.gov.il/docs/ru/megilat_ru.htm
  5. Нойбергер Б. Проблема Конституции в Израиле.- Израиль: издательство Открытый университет, 1997 г., Т.3.
  6. Основные законы Государства Израиль. [электронный ресурс] — Режим доступа.— URL:  http://knesset.gov.il/description/ru/mimshal_yesod1_ru.htm
  7. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН №181/11. [электронный ресурс] — Режим доступа.—URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/RESOLUTION/GEN/NR0/040/42/IMG/NR004042.pdf?OpenElement
  8. Эпштейн А. Путь, оказавшийся слишком длинным. «Компромисс Харари» и умножающиеся основные законы так и не привели к принятию конституции Израиля. Сайт Открытого университета. 2012 г.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом