Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: CXXX Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 16 октября 2023 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Булычева В.О. СУЩНОСТЬ И ИСТОРИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О СУБЪЕКТЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. CXXX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 10(126). URL: https://sibac.info/archive/social/10(126).pdf (дата обращения: 01.03.2024)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

СУЩНОСТЬ И ИСТОРИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О СУБЪЕКТЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Булычева Валерия Олеговна

студент, кафедра уголовно-процессуального права и криминалистики, Волго-Вятский институт (филиал) Московского государственного юридического университета (МГЮА),

РФ, г. Киров

THE ESSENCE AND HISTORICAL DEVELOPMENT OF DOMESTIC LEGISLATION ON THE SUBJECT OF CRIME

 

Valeria Bulycheva

student, Department of Criminal Procedure Law and Criminalistics, Volga-Vyatka Institute (branch) Moscow State Law University (MSLA),

Russia, Kirov

 

АННОТАЦИЯ

Статья посвящена исследованию сущности и историческому развитию отечественного законодательства о субъекте преступления возраста, уголовной ответственности как обязательного признака субъекта преступления.

ABSTRACT

The article is devoted to the study of the essence and historical development of domestic legislation on the subject of the crime of age, criminal responsibility as a mandatory feature of the subject of the crime.

 

Ключевые слова: субъект преступления, специальный субъект преступления, признаки субъект преступления, история развития института субъекта преступления.

Keywords: the subject of the crime, the special subject of the crime, the signs of the subject of the crime, the history of the development of the institution of the subject of the crime.

 

Как известно, в число обязательных элементов состава преступления входит субъект преступления, т.е. совокупность признаков лица, совершившего преступное деяние и подлежащего уголовной ответственности. Отсутствие в деянии признаков субъекта преступления, установленных уголовным законом, свидетельствует об отсутствии состава преступления и является основанием для освобождения от уголовной ответственности.

Субъект преступления - это лицо, способное нести уголовную ответственность в случае совершения им умышленно или неосторожно общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом. Из всех многочисленных свойств личности преступника закон выделяет именно такие, которые свидетельствуют о его способности нести уголовную ответственность.

Итак, в уголовном законе сформулированы три обязательных признака, характеризующие субъекта преступления, - лицо:

1) физическое,

2) вменяемое,

3) достигшее возраста, с которого предусмотрена уголовная ответственность [1, с. 51].

В теории уголовного права наряду с понятием субъекта преступления существует еще одно понятие «специального субъекта» преступления. В составе конкретного преступления, предусмотренного специальной частью Уголовного закона, субъект преступления должен иметь дополнительные признаки и качества. Определение субъекта конкретного преступления влияет и на деятельность правоохранительных органов в сфере правоприменения. Именно поэтому формирование понятия специального субъекта преступления имеет не только теоретическое, но и большое практическое значение.

Как указано в работе Батычко В.Т. «признаки специального субьекта могут относиться к различным характеристикам личности преступника: к занимаемому положению по службе или работе, должности, профессии, к отрицательной характеристике, связанной с совершением преступления, к военной обязанности, семейному положению и так далее» [2, с.188].

По справедливому замечанию профессора А.И. Рарога, «иногда признаки специального субъекта не указываются в конкретной норме Особенной части УК, но их можно уяснить путем систематического, логического и грамматического толкования нормы» [3, с. 66].

Специальным субъектом преступления признается лицо, обладающее наряду с обязательными признаками еще и дополнительными, которые указываются в статьях уголовного кодекса и являются обязательными. Также следует отметить и значение специального субъекта.

Во-первых, признаки специального субъекта, вследствие того, что входят в основной состав преступления позволяют разграничить смежные составы преступлений.

Во-вторых, следствие того, что признаки входят в состав с отягчающими обстоятельствами, определение специального субъекта преступления служит основанием для отягчения либо смягчения уголовной ответственности.

И, в-третьих, основываясь на индивидуальные личностные качества лица совершившего преступление, образуются определенные признаки специального субъекта, что в свою очередь позволяет максимально индивидуализировать ответственность за совершенное деяние, тем самым, назначая справедливое наказание [4, с.62].

С учетом изложенного можно констатировать, что специальный субъект преступления – это лицо, обладающее наряду с вменяемостью и возрастом уголовной ответственности и иными дополнительными юридическими признаками, предусмотренными в уголовном законе или прямо вытекающими из него, ограничивающим круг лиц, которые могут нести ответственность по данному закону.

Развитие уголовно-правовой мысли началось еще в древнерусском государстве. Это развитие происходило с девятого века по семнадцатый век. В первую очередь уголовная мысль появилась в договорах между Русью и Византией в девятом веке. Так это различные договоры при Олеге (907 год, 911 год), при Игоре (945 год), при Святославе (971 год). Однако все нормы с уголовным содержанием, которые были представлены в договорах были разрозненны, не было разделения на гражданские и уголовные правонарушения. Также в них не было никаких записей о «субъекте преступления».

Даже в первом писанном правовом акте Руси, нормативного характера, «Русской Правде» не было никакого понятия «субъекта преступления». Однако есть возможность судить о том, что составители все же указывали субъект преступления. Эта возможность проистекает исходя из анализа некоторых положений этих законов. Так, например, из тезиса об отсутствии возможность признания того, что холоп является субъектом ответственности по определенным категорий преступлений (правонарушений).

Вместе с «Русской Правдой», которая была светским источником законов, на Руси действовали церковные каноны уголовного права, которые были образованы совокупностью русских и заимствованных из греческого церковного права сборников Номоканонов. К русским сборникам относились церковные уставы Владимира, Ярослава, а греческие Нормоканоны назывались на Руси Кормчими книгами, из-за их содержания. Однако, переводом греческих текстов и их толкованием на Руси не ограничились. К греческим кодексам стали добавлять различные материалы, написанные на Руси. К таким материалам относится, например, «Закон судным людям», который содержал Эклогу и законы Моисея. Именно данные церковные акты служили основанием возникновения первого специального субъекта преступления – вероотступника.

На формирование зарождающегося уголовного законодательства большое влияние оказали Новгородская и Псковская судные грамоты, в которых начало формироваться учение о преступлении.

Социально-политические изменения Руси нашли свое отражение в первую очередь в судебниках Ивана Васильевича 1497 г. Судебники, однако, рассматривают главным образом процессуальные вопросы, касаясь лишь отдельных преступлений. Уголовно-правовым актом можно признать лишь «Уставную книгу разбойного приказа», представлявшую собой особое Уголовное уложение, созданное Иваном IV приблизительно в 1555 г.

Свод законов 1832 года был единственным источником права, с момента вступления. В него входил свод законов уголовных. В 1845 году было принято новое Уложение о наказаниях.  Именно в этот период сформировались и получили законодательное закрепление признака субъекта преступления - вменяемость, возраст наступления уголовной ответственности. Также в этот период признали недопустимым признания субъектом животных и вещей.

Субъектом преступления признается только физическое лицо. Однако в Уложении 1845 года оставалась статьи, по которым за нарушение некоторых правил к ответственности привлекалась не одна личность, а группа людей. Также в статье Уложения была статья, в которой давался перечень состояний, которые исключали способность к вменению.

Также долгое время оставался неразрешенным вопрос о возрасте, с которого наступает уголовная ответственность. Первую попытку предприняли в Воинском уставе Петра Первого. Однако в статье не был конкретно указан возраст. Только в 1742 году Сенат указал, что до 17 лет лица обоих полов считаются малолетними и таких лиц нельзя подвергать наказанию, равному наказанию для взрослых. Указом Екатерины II возраст наступления уголовной ответственности был определен с 10 лет. Уложение 1845 г. отступило от этой системы, понизив возраст до 7 лет.

Таким образом, сформировавшиеся признаки субъекта преступления нашли свое законодательное закрепление. Однако все равно в законодательстве не было понятия субъекта преступления.

После вступления на престол Александра Второго начались законодательные реформы, в результате чего потребовался пересмотр Уложения.

С 60-х годов девятнадцатого века велась подготовка серьезной реформы Уложения. Так в 1881 году был даже образован специальный комитет для создания нового проекта Уложения. В 1882 году уже был разослан проект для доставления замечаний практиков и теоретиков. Новое Уголовное уложение стояло на более высоком уровне, по сравнению с предшественником. Оно соответствовало тому, что происходило на данном этапе и было не хуже зарубежных кодексов того же времени. Оно просуществовало до 1917 года. Значительное развитие в нем получило понятие субъекта преступления. В нем был доработан перечень состояний, исключающих вменяемость. Была принята формула невменяемости, которая содержала психический критерий и перечень условий.

Новое Уголовное уложение вновь закрепило возраст наступления уголовной ответственности с 10 лет, хотя многие практики при подготовке проекта высказывали желание повысить этот предел до 12 лет, а некоторые - до 14 и даже 15-16 лет.

В уголовном законодательстве Советского государства с первых лет его существования сказалась тенденция к ограничению уголовной ответственности несовершеннолетних. Основы уголовного законодательства СССР и союзных республик 1958 г. установили возраст уголовной ответственности за все преступления с 16 лет, а за некоторые с 14 лет, что и сохранилось до нашего времени и действует, в соответствии с современным кодексом.

Эволюция научных знаний о субъекте преступления не привела ученых к устоявшейся теоретической модели субъекта преступления. Были сформулированы признаки субъекта преступления, однако не было на законодательном уровне понятие «субъекта преступления» так и не было закреплено, хотя в практике оно используется [5, с. 325].

Также считаем важным рассмотреть развитие института специального субъекта преступления. Начнем с древнейшего из известных правовых источников - Русской Правды. В обеих ее редакциях — Краткой и Пространной - содержится незначительное количество норм, описывающих преступления со специальными субъектами.

Статья 11 Краткой редакции Русской Правды говорит об ответственности иностранцев (варяга или колбяга) за укрывательство раба или феодально-зависимого человека (челядина), скрывшегося от господина.

Статья 61 Пространной редакции предусматривает ответственность господина за распоряжение закупом (феодально-зависимого крестьянина) как холопом или за его продажу, ст. 62 говорит об ответственности господина за злоупотребление побоями в отношении закупа, ст. 78 предусматривает ответственность смерда за самоуправство в отношении других смердов, ст. 85 регламентирует порядок использования холопа в качестве свидетеля, а ст. 107 предусматривает уплату пошлин осужденными в судебном процесс [6].

Стоит отметить, что субъект преступления по Русской правде не обладал определенными признаками, такими как возраст или вменяемость. Таким образом, мы можем проследить в Русской Правде попытки отнесения отдельных категорий лиц к специальным субъектам преступлений.

Следующий правовой сборник, который стоит рассмотреть в контексте данного исследования — «Судебник», который был написан в 1497 г. при Иване III. Согласно данному документу, судебные чиновники и «ведомые лихие люди» входили в категорию специальных субъектов правонарушений. Под «ведомыми лихими людьми» понимались лица, которые повторно совершали преступления, были известны как укоренённые преступники или отличались асоциальным поведением. Преступления, совершаемые этими лицами, рассматривались как более серьезные и наказывались более строгими мерами, часто вплоть до смертной казни (статьи 8, 9, 13 Судебника 1497 года) [7].

Судебник 1497 года уделял значительно больше внимания преступлениям против жизни человека, чем преступлениям против чести. Особое место среди таких преступлений занимал состав преступления, известный как «государский убойца» - убийство зависимого человека своего господина. Судебник подчеркивал связь между зависимым человеком и его «господином» и особый характер отношений между ними. В этой системе отношений зависимый человек выступал в качестве специального субъекта, а его господин — в качестве специального объекта преступления.

Важно отметить, что хотя холопы часто считались недостойными защиты, Судебник признавал их в качестве объекта преступного посягательства и в определенных ситуациях предоставлял им защиту по закону.

Соборное уложение 1649 года представляло собой развитую систему преступлений, в которых были упомянуты специальные субъекты. Среди таких субъектов могли быть родственники лица, совершившего государственную измену (ст. ст. 6–10 гл. 2), воеводы и приказные люди (ст. 22 гл. 2), а также денежные мастера, которые были специалистами на государственной службе (ст. 1 гл. 5).

В главе 7 «О службе всяких ратных людей Московского государства», которая регулировала организацию вооруженных сил, содержался ряд преступлений, совершаемых специальными субъектами. Этими субъектами могли быть ратные люди, находившиеся на военной службе. Среди них можно выделить воевод, кормовых людей, стрельцов, казаков, даточных людей и сотенных головы — начальников сотни (ст. ст. 6, 8, 9, 10, 11, 16, 19, 20 гл. 7) [8].

Таким образом, существовала особая категория лиц, которые обладали определенными полномочиями со стороны государства. В период становления абсолютизма в Российской империи основным законом стал Артикул Воинский 1715 года, который предусматривал в качестве субъектов преступлений следующих лиц:

  • рядовых (арт. 26, 36, 124, 125, 138, 158, др.), офицеров (арт. 21, 31, 32, 33, 36, 38–40, 42, 45, 48, 64, 65, 69–75, 124, 125, 134, 151, 178, 208, др.);
  • лиц, выполняющих обязанности караульной службы (арт. 192, 207);
  • дезертиров (арт. 95);
  • лиц, которым вверено имущество и денежные средства (арт. 193, 194);
  • генерал-гевальдигера (судейского служителя) и профоса (воинского служителя, палача) (арт. 207).

В дополнение к этому попали осужденные (арт. 205); мужчины (арт. 167), в том числе холостые (арт. 176).

В Артикуле Воинском можно проследить особый критерий для возможной классификации специальных субъектов преступления — отношение к воинской службе, что соответствовало данному времени. Первым документом, в котором можно проследить четкую классификацию преступлений со специальным субъектом, является Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Специальных субъектов в соответствии с указанным Уложением можно классифицировать по целому ряду критериев:

– По вероисповеданию выделялись мусульмане, иудеи, христиане, сектанты, церковнослужители и другие.

– По подданству — российские подданные.

– По должностному положению — должностные лица, чиновники, служащие в судебном ведомстве, чиновники, осуществляющие расследование по уголовным делам, чиновники по межевым делам и другие [9].

В Уголовном уложении от 22 марта 1903 г. четко сформулированы нормы со специальным субъектом преступления. Они объединены в соответствующие главы. Например, гл. 7 предусматривает ответственность «за противодействие правосудию», гл. 37 говорит о преступных деяниях «по службе государственной и общественной». Кроме того, указанный документ расширяет понятие специальных субъектов за счет российских подданных (ст. ст. 7, 8, 108–110, 118); родителей, опекунов, попечителей или лиц, имеющих надзор за несовершеннолетними (ст. ст. 525); лиц мужского пола (ст. ст. 524, 527, 529).

Таким образом, в дореволюционном законодательстве, в котором регламентировались вопросы, связанные субъектом, мы можем проследить четкую последовательность, с которой развивались положения о данном институте. Каждый документ соответствовал эпохе своего принятия, что отражалось и на системе субъектов преступления, благодаря чему он был сформирован.

 

Список литературы:

  1. Гуляев, В. В. Соотношение понятий субъект преступления и личность преступника / В. В. Гуляев // Форум молодых ученых. – 2021. – № 9(61). – С. 51-54
  2. Батычко В.Т. Уголовное право. Общая и особенная часть. М., 2006. 510 с.
  3. Рарог А. И. Проблемы квалификации преступлений по субъективным признакам. - М.: проспект, 2015. - 232 с.
  4. Лохтин, Д. А. Понятие субъекта преступления и его признаки / Д. А. Лохтин // Студенческий вестник. – 2022. – № 2-3(194). – С. 62-64.
  5. Пичугина, А. А. Понятие субъекта преступления и его признаки / А. А. Пичугина, А. В. Андрущенко // Молодой ученый. – 2022. – № 23(418). – С. 325-327
  6. Русская правда. — Текст: электронный // Исторический факультет Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова: [сайт]. — URL: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/RP/ (дата обращения: 18.08.2023)
  7. Судебник 1497 г. — Текст: электронный // Высшая школа экономики. Национальный исследовательский институт Нижний Новгород: [сайт]. — URL: https://nnov.hse.ru/ba/law/igpr/sudebnik1497?ysclid=lhovp7tqqp203097759 (дата обращения: 17.08.2023);
  8. Чистяков, О. И. Российской законодательство Х-ХХ веков / О. И. Чистяков. — Текст: электронный // https://djvu.online: [сайт]. — URL: https://djvu.online/file/RUgl5KFGlfNoY (дата обращения: 17.08.2023).
  9. Тарасова, Ю. В. История формирования понятия специального субъекта преступления / Ю. В. Тарасова. — Текст: электронный // https://wiselawyer.ru: [сайт]. — URL: https://wiselawyer.ru/poleznoe/26916-istoriya-formirovaniya-ponyatiya-specialnogo-subekta-prestupleniya (дата обращения: 18.08.2023)
Удалить статью(вывести сообщение вместо статьи): 
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.