Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65

Статья опубликована в рамках: XXI Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ» (Россия, г. Новосибирск, 18 мая 2017 г.)

Наука: История

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Антоновская А.С. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МЕТОДОВ КАРАТЕЛЬНОЙ ПСИХИАТРИИ ПО ОТНОШЕНИЮ К ДИССИДЕНТАМ В СССР В 1960 – 1980 ГГ // Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ: сб. ст. по мат. XXI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 10(21). URL: https://sibac.info/archive/meghdis/10(21).pdf (дата обращения: 17.10.2021)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 57 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МЕТОДОВ КАРАТЕЛЬНОЙ ПСИХИАТРИИ ПО ОТНОШЕНИЮ К ДИССИДЕНТАМ В СССР В 1960 – 1980 ГГ

Антоновская Анастасия Сергеевна

студент, факультет истории и права ТГПУ им. Л. Н. Толстого

РФ, г. Тула

Научный руководитель Сенина Наталия Викторовна

канд. ист. наук, доц. кафедры истории и археологии ТГПУ им. Л. Н. Толстого,

РФ, г. Тула

Аннотация: данная статья рассматривает использование методов карательной психиатрии в СССР в частности по отношению к политическим диссидентам в 1960-1980 гг. Рассматриваются такие способы психиатрического воздействия как медикаментозное и физическое.

Ключевые слова: диссидентство, карательная психиатрия.

 

1960–1980-е гг. в Советском Союзе отмечены массовым проявлением инакомыслия. В то же время психиатрия была превращена в одно из средств репрессий по отношению к советскому диссидентству. Данный метод был весьма удобен власти для использования: во-первых, он давал возможность ограничивать свободу на неограниченно долгий срок, «перевоспитывать» пациента с помощью психофармакологических средств, ставить под его же сомнение собственное психическое здоровье и усложнять борьбу за гласность суда над пациентами специализированных лечебниц по вопросу их освобождения. Во-вторых, затруднял дачу показаний на следствии и защиту в суде весьма подготовленных юридически людей, которые оказывались в тупиковой ситуации, оставаясь с глазу на глаз с опытным квалифицированным психологом, чьей задачей было признание инаковерцев невменяемыми. В результате подобной практики, увеличивался страх и упаднические настроения в диссидентской среде, что породило частые случаи неожиданных «признаний» собственной вины.

Карательная психиатрия – это своеобразное явление, возникающее в странах тоталитарного режима, направленное на осуществление механизма угнетения неугодных государству антиобщественных элементов. Непосредственно в психиатрии, это явление произрастает на почве двойственных ценностей врача, выступающего как в качестве специалиста, так и гражданина, содействующего режиму своей страны.

В Докладе о нарушениях прав человека в Российской Федерации при оказании психиатрической помощи «Карательная психиатрия в России», отмечается, что судебная психиатрия возникла на основе сочленения трех социальных факторов:

  • идеологизации науки, ее отрыве от достижений мировой психиатрии;
  • отсутствия правовой основы психиатрической службы – закона о психиатрической помощи, контроля за его исполнением и доработки в ходе реального использования;
  • тотального огосударствления психиатрической службы, которое может быть преодолено за счет частичного разгосударствления, утверждения состязательной судебно-психиатрической экспертизы. [2, с. 54-554]

В отношении политических диссидентов отечественной психиатрией 1960 – 1980-х гг. использовались в основном два диагноза: паранойяльное (бредовое) развитие личности и вялотекущая шизофрения. Данные психические расстройства относятся, в большинстве своем, к мягким, даже латентным формам, чьи границы порой сливаются с нормой. Поэтому, подобные формы расстройств в международной классификации не рассматривались как непосредственно шизофрения, что расширяло границы возможностей использования данных диагнозов в СССР и позволяло беспрепятственно злоупотреблять ими в качестве карательных мер.

Согласно уголовному законодательству и доктрины уголовного права, лицо, находящееся в состоянии невменяемости при совершении им общественно опасного деяния, не несет уголовной ответственности и наказания, к такому лицу могут быть применены лишь принудительные меры медицинского характера. [5] Судебно-психиатрическая экспертиза назначалась по решению органов следствия и суда. Признать лицо невменяемым мог только суд. Признание лица невменяемым являлось юридическим актом, влекущим правовые последствия.

Именно от решения суда зависел тип психиатрической больницы, куда направляли на «лечение»: общий (обычная городская, областная или республиканская психиатрическая больница) или специальный, т.е. тюремного типа (психбольница специального типа – далее «СПБ»). [5] Психиатрические больницы общего типа находились в ведении Министерства здравоохранения СССР. Помещение в психбольницы специального типа назначалось судом в отношении душевнобольных, представлявших по психическому состоянию и характеру совершенного им общественно опасного деяния особую опасность для общества. При этом больной по своему психическому состоянию должен быть склонен к проявлению агрессивности и другим подобным действиям, а совершенное им общественно опасное деяние должно быть тяжким. [5]

К политическим заключенным применялись различные медицинские средства: аминазин, галоперидол, мелипрамин, сульфазин, тизерцин, трифтазин, циклодол и т.д. Следует подробнее рассмотреть предлагаемые пациентам психиатрических больниц препараты, чтобы понять саму сущность данного лечения. В частности, препараты аминазин и галоперидол.

Аминазин – нейролептический седативный препарат, который показан к применению в случаях наличия у человека психических заболеваний, сопровождающихся психомоторным возбуждением, страхом, бессонницей; острых алкогольных психозов. Противопоказаниями же при присутсвии которых лечение данным препаратом невозможно являются заболевания печени и почек, сердечно-сосудистая декомпенсация (недостаточность), выраженная гипотония (пониженное кровяное давление), нарушение функции желудка, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки. [6] Прием препарата подразумевает постоянный контроль врача за состоянием крови, печени и желудка, постельный режим, которые по свидетельствам барда Петра Старчика, находившегося на лечении в Казанской, а затем Московской психиатрических больницах с 1972 по 1974 годы, не выполнялись, а противопоказания игнорировались сотрудниками психиатрических лечебных заведений, несмотря на такие осложнения от препарата как как дерматиты, помутнение роговицы и хрусталика, аллергические реакции с отеками лица и ног, фотосенсибилизация кожи (повышение чувствительности), токсический гепатит (поражение печени в результате токсического действия химических веществ). [4, c. 113]

Одним из самых распространенных лекарственных средств, исходя из данных А. Подрабинека, являлся нейролептик галоперидол. [4, с. 114] Его фармакологическое действие заключается в устранении стойких изменений личности, бреда, галлюцинаций, маний. Влияет на вегетативные функции (снижает тонус полых органов, моторику и секрецию ЖКТ, устраняет спазмы сосудов) при заболеваниях, сопровождающихся возбуждением, беспокойством, страхом смерти. Длительный прием препарата сопровождается изменением эндокринного статуса, в передней доле гипофиза увеличивается продукция пролактина и снижается — гонадотропных гормонов. [6] Побочные эффекты на препарат возникают как со стороны нервной системы (спазмы мышц, тики, головная боль, сонливость, тревога, возбуждение, приступы эпилепсии, спутанность сознания и др.), так и в отношении сердечно-сосудистой, респираторной, мочеполовой систем и др.

Медикаментозная терапия сочеталась с психотерапией, физиотерапией, трудовой терапией. Также применялись меры физического воздействия, такие как избиение, фиксация заключенных (привязывание пациента психиатрической больницы за руки и за ноги к спинкам или раме кровати и удерживание его в таком положении от нескольких часов до нескольких месяцев), влажная укрутка (плотное пеленание заключенного в мокрую простыню, чтобы та, постепенно высыхая, сдавливала тело), электрошоковая и стенотерапия. [2, с. 75-81] Подобные садистские методы воздействия на сознание имели под собой цели признания членами оппозиции своей психической неполноценности и раскаяние в содеянном.

В разное время через систему психиатрических больниц прошли Ж. Медведев, Патрушев, Горбаневская, Григоренко, Нарица, Буковский, Есенин-Вольпин и др.

В 1988 году психиатрические больницы специального типа МВД СССР были переданы под управление Минздрава СССР, что означало конец карательной психиатрии.

Кузнецов А.Ю. Консорциум – механизм организации подписки на электронные ресурсы // Российский фонд фундаментальных исследований: десять лет служения российской науке. – М.: Науч. мир, 2003. – С.340–342.

 

Список литературы:

  1. Буковский В. Пособие по психиатрии для инакомыслящих. // Хроника защиты прав в СССР. – Нью-Йорк.: Изд-во «Хроника», 1975. – № 13. – С. 36-60.
  2. Карательная психиатрия в России: Доклад о нарушениях прав человека в Российской Федерации при оказании психиатрической помощи. –  М.: Изд-во Международной хельсинкской федерации по правам человека, 2004. – 496 с.
  3. Королева Л. А. Власть и диссидентство, 1950 - 1980-е гг. : дис. … д-ра ист. наук. М., 2001. – 403 с.
  4. Подрабинек А. Карательная медицина. Под ред. Алексеевой Л. – Нью-Йорк.: Изд-во «Хроника», 1979. – 192 с.
  5. УК РСФСР [электронный ресурс]. – Режим доступа. – Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс». – URL: http://www.consultant.ru/ (дата обращения 28.10.2015)
  6. Энциклопедия лекарств и товаров аптечного ассортимента. [электронный ресурс] – Режим доступа к энциклопедии:  свободный. – URL: http://www.rlsnet.ru/ (дата обращения 28.10.2015)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 57 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Комментарии (1)

# Виктор 28.05.2017 19:56
здОрово

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом