Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: VII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ» (Россия, г. Новосибирск, 17 октября 2016 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Соликова А.Ш. ИЗОБРАЖЕНИЕ ГРАЖДАНИНА КАК СРЕДСТВО ПЕРЕДАЧИ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ ИНОГО ЛИЦА // Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ: сб. ст. по мат. VII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 4(7). URL: https://sibac.info/archive/meghdis/4(7).pdf (дата обращения: 17.01.2022)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ИЗОБРАЖЕНИЕ ГРАЖДАНИНА КАК СРЕДСТВО ПЕРЕДАЧИ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ ИНОГО ЛИЦА

Соликова Анастасия Шухратовна

студент магистратуры «государственная и муниципальная служба» ЗФО Института истории и права Хакасского государственного университета им. Н. Ф. Катанова, гр. МЮз-142 г. Абакан

Научный руководитель Никиташина Наталья Александровна

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса, Института истории и права Хакасского государственного университета им. Н. Ф. Катанова, г. Абакан

В соответствии с пунктом 1 статьи 3 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ "О персональных данных" под персональными данными следует понимать любую информацию, относящуюся к определенному или определяемому на основании такой информации физическому лицу (субъекту персональных данных) [4, п. 1 ст. 3]. К такой информации относится, в том числе, и изображение.

Исследователями отмечается, что правовой режим персональных данных допустимо называть «личной тайной» [3, с. 16]. Объектом охраны такой личной тайны считается информация о частной жизни физического лица. Соответственно, такие сведения также можно отнести к персональным данным гражданина, если на основании этой информации можно безошибочно установить его личность.  Указанные сведения о частной жизни гражданина могут передаваться посредством демонстрации некоторого изображения.

Между тем, статья 152.1 Гражданского Кодекса Российской Федерации содержит нормы, направленные исключительно на охрану именно облика конкретного гражданина, который был использован при создании изображения [1, ст. 152.1]. В научной литературе отмечается, что непосредственным объектом охраны в данном случае должен являться внешний вид человека, изображение является лишь способом его передачи [3, с. 17]. Таким образом, к персональным данным и, соответственно, к объектам охраны в данной области должен относиться именно внешний вид человека, а не его изображение. С такой точкой зрения полагаем возможным не согласиться по следующим причинам.

Необходимость охраны персональных данных физического лица обусловлена обязанностью государства ограничивать вмешательство посторонних лиц и государственных огранов в частную жизнь физического лица, в его личную и семейную тайну. Право гражданина на такое ограничение прямо вытекает из положений Конституции Российской Федерации [2, ст. 23, 24]. Для того, чтобы какое-либо изображение являлось способом передачи информации об определенном физическом лице и включало бы в себя сведения о персональных данных этого физического лица, оно не всегда обязано воспроизводить облик именно того физического лица, персональные данные которого разглашаются. Несмотря на отсутствие закрепленного на законодательном уровне порядка разрешения возникающих в связи с этим споров, право гражданина на неприкосновенность его частной жизни в действительности может быть нарушено путем использования изображения в качестве передачи персональной информации о физическом лице без воспроизведения в указанном изображении облика непосредственно того физического лица, чьи персональные данные стремится разгласить правонарушитель.

Однако, полагаем, что исследуемая ситуация имеет свою специфику, в связи с чем каждый конкретный случай нуждается в анализе. Так, стоит учитывать, что опасность распространения изображения, раскрывающего персональные данные третьего лица, имеет место быть только при распространении такого изображения среди лиц, достоверно знающих о родственном или дружеском отношении изображенного и третьего лица. Тем не менее, это условие не должно расцениваться как отсутствие обнародования и, соответственно, как отсутствие в данном случае какой-либо угрозы для носителя персональных данных.

Таким образом, полагаем, что изображение является способом передачи облика конкретного человека, являющегося объектом защиты, но также изображение может являться способом передачи иных персональных данных, являющихся самостоятельными объектами защиты.

В связи с этим представляется довольно серьезным вопрос о защите персональных данных детей, которые могут распространяться путем использования (в том числе и отвечающего действующему законодательству Российской Федерации) изображений их родителей.

Защита персональных данных человека и гражданина – это в первую очередь защита права человека на неприкосновенность частной жизни личности. Таким образом, неприкосновенность частной жизни личности является объектом защиты, а изображение – носителем информации о человеке, в результате разглашения которой будет нарушаться его право такую защиту. Полагаем, что неприкосновенность частной жизни человека может быть нарушена путем использования изображения не только его облика, но и облика другого человека, имеющего прямое отношение к указанному лицу.  

Возможно привести ряд примеров, при которых при обнародовании изображения лица вполне поддается определению и индивидуум, состоящий в родстве с указанным лицом.

Не смотря на то, что при признании на законодательном уровне данного положения, возникнет ряд коллизий, связанных с осуществлением прав одного и другого лица, опровергнуть тот факт, что резонансные события, происходящие в жизни одного человека, влияют на общественное мнение в отношении не только него, но и людей, состоящих в родственных и иных близких с ним отношениях, невозможно. Зачастую для близких не вызывают проблем положительные события, сделавшие их родственника известным (хотя не стоит забывать и о таких случаях, а также и просто о желании человека не становиться публичным лицом). Общественное же порицание, вызванное негативным поступком лица, безусловно, накрывает его родственников и близких друзей, и последствия такого порицания для них зачастую становятся крайне негативными. Да, законодатель не может однозначно предусматривать человеческий фактор и в каждом случае предпринимать попытку регулировать его. Но справедливо ли такое положение по отношению к людям, необоснованно подвергающимся негативным воздействиям со стороны иных лиц? В данном случае речь идет не о социальных неудобствах, выражающихся в осуждении или ином выражении негативного отношения со стороны граждан, речь идет о реальных юридически значимых событиях, вызванных непосредственно фактом распространения на человека негативной информации, обнародованной не по его желанию, и, вместе с тем, относящейся к его персональным данным.

К примеру, распространение информации о венерическом заболевании гражданина А привело к увольнению его супруги гражданки Б. Информация о заболевании гражданина А является его личной тайной и семейной тайной гражданки Б, и, соответственно, относится к ее персональным данным. Любые сведения о личной жизни, вероисповедании в определенной ситуации могут повлиять на отношение к человеку тех лиц, которые имеют возможность оказать на него давление.

В рамках рассматриваемого вопроса представляется необходимой рассмотрение ситуаций, при которых несовершеннолетние становятся жертвами распространения информации, относящейся к личным данным их родителей.

Законодатель повсеместно старается предпринять все возможные меры для защиты неустойчивой психики ребенка от негативных на него воздействий. Этому пример как уголовно-процессуальное законодательство, предусматривающее особенные правила ведения уголовного процесса с участиме несовершеннолетних, так и правила деперсонализации судебных актов, в частности, судебные акты с участием несовершеннолетних не выкладываются на сайте суда в свободном доступе. Почему же законодатель не остается последовательным и не продолжает на том же уровне охранять психику несовершеннолетних, вместо этого позволяя распространять информацию, составляющую семейную тайну ребенка?   

Отдельный вопрос возникает о правовом положении информации о семейной тайне тех детей, родители которых добровольно деяниями, имеющими негативную нравственную оценку: преступлениями, проституцией, порнографией. Неоспорим факт нанесения тяжкого психического травмирования ребенку в случае обсуждения обществом действий его родителя. Полагаем, что это как негуманно по отношению к человеку, у которого заведомо формируется определенный стиль поведения, так и просто нарушение его прав на его персональные данные, которые уже защищаются действующим законодательством РФ, в данном случае возникает коллизия интересов ребенка и права родителя.

Имеет ли право третье лицо обратиться за защитой его песональных данных в подобном случае?  Действующее законодатлеьство не содержит норм, препятствующих этому, однако подобная практика в настоящее время в Российской Федерации отсутствует.

 

Список литературы:

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации. от 30 ноя. 1994 г. № 51-ФЗ: принят Гос. Думой Федер. Собр. Рос. Федерации 21 окт. 1994 г.: одобр. Советом Федерации Федер. Собр. Рос. Федерации 30 ноя. 2001 г.: введ. Федер. законом Рос. Федерации 01 фев. 2001 г. № 90-ФЗ: в ред. Федер. закона от 30 дек. 2015 г. № 434-ФЗ // Рос. газ. – 2001. – 31 дек.
  2. Конституция Российской Федерации от 12 дек. 1993 г.: в ред. Законов Рос. Федерации о поправках к Конституции Рос. Федерации от 30 дек. 2008 г. № 6-ФКЗ, от 30 дек. 2008 г. № 7-ФКЗ, от 05 фев. 2014 г. № 2-ФКЗ, от 21 июл. 2014 г. № 11-ФКЗ // Собрание Законодательства РФ. – 2014. – 04 авг. - № 31. – Ст. 4398.
  3. Малеина, М.Н. Понятие и виды нематериальных благ как объектов личных неимущественных прав / М.Н. Малеина // Государство и право. – 2014. - № 7. – С. 15-20.
  4. О персональных данных: Федер. закон от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ: принят Гос. Думой Федер. Собр. Рос. Федерации 08 июл. 2006 г.: одобр. Советом Федерации Федер. Собр. Рос. Федерации 14 июл. 2006 г.: в ред. Федер. закона от 21 июл. 2014 г. № 216-ФЗ // Рос. газ. – 2006. – 29 июл.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом