Статья опубликована в рамках: LIX Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ» (Россия, г. Новосибирск, 17 декабря 2018 г.)

Наука: Филология

Секция: Литературоведение

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Колесова А.И. СИНТЕЗ ЛИРИЧЕСКОГО И ЭПИЧЕСКОГО НАЧАЛА В СТИХОТВОРЕНИИ В. Я. БРЮСОВА «БАЛЬДЕРУ – ЛОКИ» // Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ: сб. ст. по мат. LIX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 24(59). URL: https://sibac.info/archive/meghdis/24(59).pdf (дата обращения: 17.09.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

СИНТЕЗ ЛИРИЧЕСКОГО И ЭПИЧЕСКОГО НАЧАЛА В СТИХОТВОРЕНИИ В. Я. БРЮСОВА «БАЛЬДЕРУ – ЛОКИ»

Колесова Арина Игоревна

студент, Лингвистический институт АлтГПУ,

РФ, г. Барнаул

Творческая жизнь В. Брюсова многогранна. Он известен как поэт, автор романов, драматург и старший символист. Стихотворение «Бальдеру – Локи» было написано в ноябре 1904 г. Оно состоит из трёх строф. Один из персонажей стихотворения – Бальдер, скандинавский бог весны, света [1]. Он является символом умирающей и возрождающейся природы. По преданиям, Бальдер настолько красив и чист душой, что от него исходит сияние. К нему в этом стихотворении обращается Локи – бог хитрости и коварства, обмана, огня, трикстер. Стихотворение написано от первого лица. Лирический герой, возможно, сливается с образом Локи. В скандинавских мифах говорится, что он изначально с Асами (основной группой скандинавских богов во главе с Одином) не жил, но Асы за чрезвычайный ум и смекалку приняли Локи к себе.

Первая строфа стихотворения посвящена взаимоотношениям между Локи и Бальдером. Она начинается с обращения бога хитрости к богу света – «Светлый Бальдер!». Интересную особенность может заметить читатель, внимательно прочитав первую строфу: насколько бы не поднимался Локи, пространственно он остается ниже Бальдера. Локи говорит: «Я взбегу к снегам, на кручи», а про Бальдера – «Ты смеешься с высоты»; про себя – «Я взнесусь багряной тучей», про него – «Как звезда сияешь ты». Локи так же упоминает о второй «стороне» Бальдера – боге разрушения, метающем стрелы. Эта часть его натуры вызывает отчаяние, которое мы можем увидеть в восклицании «И что же!». Стрела прилетает в цель – «Я, дрожа, сжимаю труп».

Вторая строфа включает себя мотивы сказания о смерти Бальдера, и наказании Локи. Строфа начинается с предсказания «Нерты мудрой» о смерти Бальдера: «На тебя, о златокудрый, лук волшебный наведен». В легенде о Рагнарёке говорится, что Бальдер будет убит своим слепым братом Хёдом (Брюсов в своем стихотворении его имени не упоминает, он называет его «слепец»). Тогда мать Бальдера – Фригг, взяла клятву с каждого животного, птицы, рыбы, растения, металла, камня – что никто из них не причинит вреда богу весны [1]. Однако Локи, узнав, что Фригг еще не взяла клятву с омелы, сделал из этого растения стрелу. Он хитростью заставил Хёда выстрелить: «В час веселья, в ясном поле, я слепцу вручу стрелу».  Стрела попала прямо в сердце – «вскрикнешь ты от жгучей боли, вдруг повергнутый во мглу!». За этот поступок Локи был связан и помещен в пещеру, где он, предав «тело» «всем распятьям», «всем цепям» был заточен. Только находясь в заключении, он оказывается пространственно выше Бальдера, «повергнутого во мглу». Над головой бога обмана была подвешена змея, из пасти которой непрерывно капал «Яд змеиный». Супруга трикстера, «моя Сигина», держала над его головой миску, в которую капал яд. Когда миска наполнялась до краев, Сигина отходила от мужа, чтобы вылить яд. В этот момент яд попадая на Локи «Жжет лицо». У художника Говарда Дэвида Джонса есть картина «Локи и Сигунн» (одно из вариативных имен Сигины), изображающая этот момент.

В третьей строфе мы можем увидеть мотив предания о Рагнарёке – конце света. Смерть Бальдера была знаком начала Рагнарёка. В германо-скандинавской мифологии в этот день, после битвы богов с хтоническими существами (существа, олицетворявшие дикую природную мощь, силу земли), боги и весь мир должны погибнуть. И «день настанет». Читатель может проследить этот мотив по таким строкам стихотворения как: «Рухнут Одина чертоги», «сломят мощь небесных сил» - боги будут сломлены, лишаться своего дома, «Рухнет древний Игдразил».

Из проявлений природы в стихотворении есть «древний Игдразил» - исполинский ясень, в виде которого скандинавы представляли себе вселенную. В большинстве мифов используется другой вариант названия этого дерева – Иггдрасиль. Оно определяет пространственную модель мира скандинавов, соединяя различные миры: небесные чертоги, землю, подземный мир. В энциклопедии символов, знаков и эмблем ясень символизирует плодородие, единство противоположностей, гармонию, и непрерывность жизни. Будет интересно заметить, что славяне верили в то, что ясень гонит и устрашает змей, от него они якобы цепенеют. Было поверье, что змея никогда не заползет в тень ясеня. Очень необычно само описание Иггдрасиля в легендах. На вершине его сидит мудрый орёл, а между его глазами – ястреб Ведрфёльнир (имя дословно переводится как «полинявший от непогоды»), корни ясеня гложут дракон Нидхёгг и змеи. Перебранку между орлом и драконом переносит снующая по стволу белка Рататоск – своеобразный посредник между «верхом» и «низом» древа. Кроме того, Иггдрасиль связан с одинической мифологией. Слово «Иггдрасиль» буквально означает «конь Игга», то есть конь Одина (Игг – вариативное имя Одина) и отражает миф о мучительной инициации («шаманском» посвящении) Одина, который провисел, пронзённый копьём, девять дней на этом дереве. Это название, возможно, также подчёркивает роль древа как пути, по которому обожествлённый шаман (каким отчасти является Один) странствует из одного мира в другой.

Интересную особенность читатель может заметить если посмотрит на времена глаголов в стихотворении. Большинство из них стоят в форме будущего времени: «вскрикнешь», «отвечу», «вручу», «предам», «сойдешь», «взнесусь», «припаду», «метнешь», сломят», «рухнет», «встанет». Лирический герой еще не совершил того поступка, за который «предаст со смехом тело» наказанию, но уже знает, что произойдет в будущем.

 В первой строфе есть два сравнения Бальдера с солнцем («Ты, как солнце, взносишь лик») и со звездой («Как звезда сияешь ты»). С одной стороны, возможно, такое сравнение Брюсов дает исходя от детали облика бога света – его свечения, которому Локи не в силах противостоять: «Опаленный я поник».  С другой стороны, трикстер находится от бога весны далеко, как от земли находится солнце, и расстояние это не меняется с попыткой приблизиться, Бальдер будто уходит на уровень звезд, когда Локи оказывается на уровне неба.

В тексте присутствуют такие метафоры как «призрак будущих времен», который «явлен» «Нертой мудрой». Это предсказание о судьбе «златокудрого» Бальдера.  В первой строфе есть метафорическое выражение «Взнестись багряной тучей». «Багряные тучи» - это грозовые тучи, дословно это выражение можно понять, как «подняться выше облаков».

Брюсов использует образные определения – эпитеты. Багряные (тучи) – густо-красные, темные. Багряными могут быть отблески молнии в грозовой туче. Скандинавы верили, что такие тучи приносят беду [2]. «Жгучая боль» - невыносимая, очень сильная. «Зловещие» сны – мрачные, являющиеся дурным предзнаменованием. В этом стихотворении сошествие Бальдера к «Зловещим снам» - это переход в подземный мир, в который ведет «Темная Гела» - богиня мертвых.

Автор использует архаичную лексику. По толковому словарю Даля «вещать» - проповедовать, рассказывать [3]. В стихотворении В. Брюсова норны, волшебницы, наделенные даром определять судьбы людей, богов и всего мира, «вещали» «таинственный обет». По толковому словарю Ожегова «обет» - торжественное обещание, обязательство [4]. Интересным фактом является значение имен норн: Урд – «прошлое», Верданди – «настоящее», Скульд – «будущее». «Чертоги» Одина – пышное, великолепное здание, в данном случае место, где живут боги (Асгард). По толковому словарю Ушакова «зарево» - отсвет огня, пожара, который поднимется «выше радуги священной» - прохода в Асгард [5].

Стихотворение написано хореем. Рифмовка в нем перекрестная – рифмуются первый и третий стих («мудрой» - «златокудрый»), второй и четвертый («времен» - «наведен»). Во всех трех строфах идет чередование мужской («лик» - «поник») и женской («навстречу» - «отвечу»), рифмы. Рифма неточная, с частичным созвучием.

Таким образом в стихотворении Брюсов раскрывает события, представленные в скандинавских легендах о смерти Бальдера, наказании Локи и Рагнарёке, который начнется со смерти бога весны. Каждая строфа стихотворения интересна своим мотивом. В первой строфе это мотив взаимоотношений между Бальдером и Локи. Во второй – мотив легенд о смерти бога света и наказании трикстера. В третьей – мотив предания о конце света Рагнарёке. Легенды, мотивы которых можно проследить в стихотворении, стоят в своей хронологической последовательности: сперва смерть Бальдера, потом наказание Локи, а после Рагнарёк. Автор использует такие средства выразительности как метафоры, эпитеты, сравнения, а также архаичную лексику.  Лирический герой, частично сливающийся с образом бога Локи, сюжетное воспроизведение героического повествования о прошлом (от первого лица) дает возможность читателю считать, что стихотворение представляет собой синтез лирического и эпического начал.

 

Список литературы:

  1. Салливан К. Мифы и легенды народов мира. Викинги / Пер. с англ. А.В. Милосердовой. – Москва : Мир книги, 2008. – 128 с.
  2. Энциклопедия суеверий / Перевод Гайдук Д.А./ Сост. Э. Редфорд, М.Э. Редфорд, Е.В. Минёнок. – Москва : МИФ Локид, 1995. – 560 с.
  3. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. – Москва : Эксмо, 1997. – 736 с.
  4. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений. 4-е изд., дополненное. – Москва : Азбуковник, 1999. – 944 с.
  5.  Толковый словарь русского языка / Под ред. Д.Н. Ушакова. – Москва : Альта-Принт, 2005. – 1216 с.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий