Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: IX Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ» (Россия, г. Новосибирск, 16 ноября 2016 г.)

Наука: Педагогика

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Яруллина Г.Р. АКТУАЛЬНОСТЬ ПРОБЛЕМЫ ПРОФИЛАКТИКИ ШКОЛЬНОГО НАСИЛИЯ СРЕДИ ОБУЧАЮЩИХСЯ ПОДРОСТКОВОГО ВОЗРАСТА // Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ: сб. ст. по мат. IX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 6(9). URL: https://sibac.info/archive/meghdis/6(9).pdf (дата обращения: 28.07.2021)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 4 голоса
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

АКТУАЛЬНОСТЬ ПРОБЛЕМЫ ПРОФИЛАКТИКИ ШКОЛЬНОГО НАСИЛИЯ СРЕДИ ОБУЧАЮЩИХСЯ ПОДРОСТКОВОГО ВОЗРАСТА

Яруллина Гузель Ренатовна

студент факультета иностранных языков, IV курс, ЕИ К (П) ФУ, г. Елабуга

Научный руководитель Савина Надежда Николаевна

кандидат педагогических наук, доцент кафедры педагогики ЕИ К(П)ФУ, г. Елабуга

Аннотация

Данная статья посвящена исследованию такого явления в школьной среде, как травля среди подростков. В ней рассмотрен феномен школьного насилия, выделены основные его типы. В статье были выявлены актуальность и особенности проблемы профилактики школьного насилия среди обучающихся подросткового возраста.

Ключевые слова: школьное насилие, буллинг, моббинг, харассмент, травля, механизмы противодействия.

 

Введение. Школьное насилие рассматривается в современном мире как серьезная социальная проблема. Научное описание проблемы насилия в школах над детьми имеет различные трактовки и в связи с неоднозначностью терминологии, затрудняется. Сама категория «школьное насилие» многолика и в более современных подходах включает в это понятие целый спектр поведенческих феноменов. Так, под школьным насилием понимают «нанесение любого ущерба (физического, морального, психологического, идеологического и др.) или любые формы принуждения в отношении ученика, учителя или группы школьников, а также руководства учебного заведения» [10, с. 144]. Потребность в практических наработках и конкретных ненасильственных технологиях образовательной сферы возрастает, что свидетельствует о высоком уровне интереса к рассматриваемой проблеме.

Различные аспекты формирования ненасильственной образовательной среды в современных условиях исследовали как зарубежные (А.Гуггенталь, Д.Ольвеус и др.), так и отечественные (Е.Н. Волкова, Н.О. Зиновьева, Т.Н. Мерцалова, В.П. Устинов, М.В. Смагина и др.) ученые. В их трудах рассматриваются такие аспекты проблемы школьного насилия, как разработка её понятийного аппарата, выделение разновидностей и форм школьного насилия, механизмы противодействия ему.

В ходе данной работы были применены такие методы научно-педагогического исследования, как: анализ психолого-педагогических работ по проблеме исследования; метод сопоставительно-сравнительного анализа, моделирование, мысленный эксперимент и диагностические (анкетирование, интерьюирование) методы. Цель исследования – оценка современной ситуации и выявление основных тенденций в состоянии проблемы насилия в отношении детей в школе.

Основная часть. И.С. Кон определил школьную травлю как запугивание, физический или психологический террор, направленный на то, чтобы вызвать у другого страх и тем самым подчинить его себе [6, с. 15]. Агрессивное поведение имеет свои возрастные, половые (гендерные) и иные психологические закономерности.

В 1969 году П.-П. Хейманн впервые ввел в психолого-педагогическую литературу термин «моббинг». Данный термин был заимствован из этологии, где он обозначал групповую агрессию животных. Работы П.-П. Хейманна помогли понять механизм издевательства и выделить «моббинг» лишь как один из подвидов агрессии [2, с. 55]. В 1973 году норвежский психолог Дэн Ольвеус ввел понятие «буллинг», которое становится значимым в последующих исследовательских работах на тему школьного насилия во всем мире. Д.Ольвеус позже определил «буллинг», как длительные повторные негативные действия одного агрессора, направленные на одного человека, в то время, как моббинг является длительным негативным воздействием группы людей на жертву [1].

Унижения, вымогательства, оскорбления, угрозы, неприятие одноклассниками происходят за стенами школ по всему миру. Согласно первым крупномасштабным исследованиям, проведенным Д.Ольвеусом, в которых приняли участие около 568000 норвежских учащихся, одна седьмая опрошенных (осень 1983) учеников были подвергнуты травле своих одноклассников или сами становились жертвами детских преследований (Olweus, 1987, 1991, 1993a). Из них примерно одна девятая были жертвами и одна десятая являлись агрессорами и травили своих одноклассников регулярно [1].

На территории субъектов РФ также существует локальная и региональная статистика различных психолого-педагогических исследований феномена школьного насилия, проведенных отечественными специалистами. Так, Н.А. Хвыля-Олинтер на основе репрезентативного исследования в школах г. Москва установила, что только три четверти учеников из 1500 детей никогда не унижали и не оскорбляли, но каждого третьего ребенка грубо одергивали или высмеивали перед всем классом [10, с. 146].

Для криминологической диагностики масштабов школьного насилия в Воронежской области проводился анонимный интернет-опрос 200 школьников [9, с. 228]. Анализ ответов позволил сделать следующие выводы: половина опрошенных школьников были свидетелями насильственных актов физического характера в учебное время; пять респондентов признались, что иногда отнимали деньги или вещи у других учеников; с угрозами сталкивались треть респондентов; более четверти школьников отмечают факты насмешек и оскорблений по национальному или религиозному признаку; каждый десятый ученик испытывает чувство незащищенности, находясь в школе; наконец, 10 респондентов сталкивались с фактами принуждения к сексуальным отношениям.

В проведенном анонимном опросе А.И. Аверьянов выявил тот факт, что 91% респондентов были осведомлены и сталкивались с явлением насилия в школе постоянно. Половина обучающихся сами участвовали в травле своих одноклассников. Отвечая на вопрос о причинах травли, порядка половины участников опроса называют внешность, одна седьмая - поведение, одна девятая - национальность, 8% - материальное положение. Он пришел к выводу, что дети чаще проявляют интолерантность к различного рода отличиям. Говоря о формах школьного буллинга, обучающиеся на первое место поставили драку (44%), далее – сплетни (39%), бойкот (31%), оскорбления (13%) и высмеивание (11%) [4, с. 180].

Зарубежные исследователи выделяют два типа школьной травли: непосредственный, где физические побои прямо наносятся жертве, и косвенный, куда входит распространение негативных сплетен, кибербуллинг, эмоциональная манипуляция человеком, а также социальная изоляция жертвы, которую иначе называют социальной агрессией [1].

Для выявления состояния проблемы насилия в отношении детей в школе в марте 2016 года мы провели анкетирование, базой которого послужили школы МБОУ «Лицей-интернат №79», МБОУ «СОШ №58» г. Набережные Челны, МБОУ «СОШ № 4» г. Елабуги РТ. Для достижения цели исследования использовался анкетный опрос школьников 13 лет и старше. Количество опрошенных учеников – 120.

В результате опроса было выявлено, что для современных подростков в большей степени характерно применение психических видов насилия. На первом месте находятся высмеивание и насмешки детей перед классом (78,8%). Так, 63,3% опрошенных детей признались в регулярной частоте насмешек. На оскорбления на почве одежды, вещей и места проживания пожаловалась одна четвертая часть респондентов, а 56% учеников высмеивали своих сверстников из-за ограниченных умственных или физических возможностей. Был выявлен большой процент драк из-за реакции на обидные обзывания (53,3%). Унижения и оскорбления детей составляют (13,3%). Пятеро из всех опрошенных видели, как кто-то из учеников вымогал вещи у другого.

По мнению опрошенных учащихся, для учителей характерно предвзятое отношение к детям и безосновательное занижение отметок (редко − 18,4%, часто и очень часто – 20,7%). Безопасно чувствуют себя в школе 80% обучающихся.

Таким образом, наиболее распространенными формами проявления насилия между школьниками являются как отрицательное психологическое влияние, так и причинение физической боли. Следует учитывать, что официальная статистика не способна полностью охватить все видовое разнообразие школьного насилия, ее регулярность и уровень причиняемого ущерба, так как факты жестокого обращения с детьми обычно скрываются и замалчиваются, а насильственные действия психологического характера практически никогда не фигурируют в российской статистике.

Проблема школьной травли является актуальной в любом образовательном учреждении. Инциденты школьного насилия влияют на общую атмосферу в классе, самочувствие обучающихся и на успеваемость учеников. Вследствие этого процесс профилактики школьного насилия относят к ключевым в организации учебно-воспитательной деятельности.

В разработках зарубежных и отечественных ученых были выявлены последствия перенесенного насилия. Т.Г. Волкова установила, что вне зависимости от видов перенесенного насилия у детей и подростков отмечают различные психосоматические реакции, например, снижение потребности в общении со сверстниками и семьей, снижение уровня самооценки, субъектного самоконтроля. Ею было выявлено закономерное повышение уровня подозрительности и подчиняемости в межличностных отношениях после пережитого насильственного действия и факт посттравматического синдрома отсутствия идентификации со школой [5].

По мнению Т.В. Кропалевой, наиболее опасным последствием школьного насилия является нарастающая диленквентность и криминализация поведения, в результате которого у подростков развивается тревожность и подозрительность, снижается уровень интеллекта и коммуникативных компетенций [7]. В последствии риск проявления наклонности антисоциального поведения у школьников может многократно возрасти.

Д.Ольвеус считает, что детская травля влечет за собой негативные последствия не только для жертвы, но и для преследователя. Последствия издевательств сказываются на самочувствии незамедлительно и впоследствии, что обусловлено психологическими защитами. Он установил, что взрослые, испытавшие жестокие школьные отношения, были более подвержены депрессиям и имели проблемы с самоутверждением и формированием самооценки [1, c. 197]. Более того, если жертвы школьного насилия преследовались и во взрослой жизни, они сами начинали проявлять агрессивные черты характера и в дальнейшем. Так, в психиатрии существуют примеры патологической и деструктивной интроекции «идентификация с агрессором» (A.Freud,1936). В результате непосредственных наблюдений в естественных условиях (Bettelheim, 1960), и эмпирических исследований (Milgram, 1963), стало известно, что в ситуациях переживания страха или плохого обращения люди пытаются овладеть своим страхом и страданием, перенимая качества мучителей. Понимание данного механизма критически важно для процесса предотвращения и профилактики насилия над детьми в школе, так как этот механизм особенно ярко проявляет себя при характерологических предрасположенностях ребенка к садизму [8, с. 159].

Зарубежные исследования регулярно описывают школьные инциденты разной степени жестокости. Схожие случаи школьных преследований были выявлены, засвидетельствованы и изучены в странах по всему миру. Так, в Австралии, 1 ребенок из 6 подвергается запугиваниям или травле со стороны сверстников еженедельно (Rigby, 2002). Согласно анализу результатов эксперимента, проведенного в Соединенных Штатах, каждый опрошенный был травмирован хотя бы раз, за все время его обучения, а уровень агрессии среди подростков доходит до отметки «экстремальный» [3, с. 12-28].

Различные виды агрессии, школьная травля и запугивание одноклассников говорит о не здоровом развитии детей и подростков. Эти процессы являются предшественниками более тяжелого поведения в будущем. Кроме того, была выявлена существенная корреляция между запугиванием и последующими проявлениями детской жестокости у агрессоров, которая пропорционально увеличивается вдали от школ, в местах, неподконтрольных взрослым. Специалисты утверждают, что строгое соблюдение всех мер профилактики школьного насилия среди учащихся постепенно снижает уровень детской агрессии в классах, воспитывает в ребенке чувство эмпатии, укрепляет школьную атмосферу, повышает степень доверия учеников друг к другу [3, с. 18].

Заключение. Для проведения успешной профилактики школьного насилия необходимо учитывать различные уровни подвергаемости насилию, не только межличностные (горизонтальные), но и вертикальные, а также семейные и общественные уровни. За прошедшие 30 лет, несмотря на возрастающий интерес международных исследований к теме школьной травли, вопрос об эффективном процессе профилактики учебного насилия остается открытым. Многое остается неизвестным, касающееся оценки, измерения, разработки и осуществления эффективных программ профилактики преследований и гонений среди школьников. Разработка мер профилактики школьного насилия среди учащихся остается одной из наиболее острых проблем, которая касается дальнейшего развития системы образования в России. Школы нуждаются в разработке программ внешкольной воспитательной работы, направленной на полноценное развитие подрастающего поколения.

 

Список литературы:

  1. Аавик Х. Профилактика девиантного поведения подростка // Мир науки и образования. – 2011. - № 11. – С. 110-113.
  2. Аакер Д. Школьные исследования. - М.: Питер, 2004. - 840 с.
  3. Абаев В. И. Противодействие школьной травле // Первое сентября. – 2006. - № 14.- С. 16-21.
  4. Аверьянов А.И. Школьный буллинг как проблема в деятельности социального педагога // Социально-педагогическая поддержка ребенка в процессе социализации: Материалы Российской научно-практической конференции (6 ноября 2008 г., Москва). – М., 2008. – С.180-182.
  5. Волкова Т.Г. Особенности образа «Я» личности, считающей себя испытавшей насилие: дис. … канд. психол. наук. – Барнаул: Алтайский гос. ун-т, 2004. – 271 с.
  6. Кон И.С. Что такое буллинг и как с ним бороться // Семья и школа. – 2006. – № 11. – С. 15-18.
  7. Кропалева Т.Н. Роль насилия в генезисе противоправного поведения подростков: дис. … канд. психол. наук. – М.: Университет российской академии образования, 2004. – 130 с.
  8. Мак-Вильямс Н. Психоаналитическая диагностика. Понимание структуры личности в клиническом процессе. — М.: Класс, 2015. – 592 с.
  9. Соловьев В.С. Криминологическая диагностика масштабов школьного насилия (по материалам анонимного интернет-опроса школьников) // Вестник ВГУ. – 2014. – № 4. – С. 220-231.
  10. Хвыля-Олинтер Н.А. Проблема насилия над детьми в оценках московских школьников // Историческая и социально-образовательная мысль. – 2012. – № 1. – С. 143-147.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 4 голоса
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом