Статья опубликована в рамках: III Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ» (Россия, г. Новосибирск, 23 мая 2012 г.)

Наука: Филология

Секция: Литературоведение

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Коситов Н.С. КОНЦЕПТ «ЛЮБОВЬ» В СИСТЕМЕ НРАВСТВЕННО-ЭСТЕТИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ В. В. МАЯКОВСКОГО // Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ: сб. ст. по мат. III междунар. студ. науч.-практ. конф. № 3. URL: https://sibac.info//sites/default/files/conf/file/stud_3_3.pdf (дата обращения: 20.10.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

КОНЦЕПТ «ЛЮБОВЬ» В СИСТЕМЕ НРАВСТВЕННО-ЭСТЕТИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ В. В. МАЯКОВСКОГО

Коситов Никита Станиславович

студент специальности Автоматика, телемеханика на железнодорожном транспорте (по видам) Федеральное агентство железнодорожного транспорта Филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Омский государственный университет путей сообщения»-«Омский техникум железнодорожного транспорта» (ОТЖТ — филиал ОмГУПСа), г. Омск

Е-mailkostya_iz_ubojki@mail.ru

Додонова Инна Викторовна

Научный руководитель, преподаватель высшей квалификационной категории Федеральное агентство железнодорожного транспорта Филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Омский государственный университет путей сообщения»-«Омский техникум железнодорожного транспорта»(ОТЖТ — филиал ОмГУПСа), г. Омск

 

Введение

Не смоют любовь

                          ни ссоры,

                                     ни версты.

Продумана,     

                     выверена,

                                    проверена.

Подъемля торжественно стих стокоперстый,

клянусь -

               люблю

                          неизменно и верно!

Вл. Маяковский «Вывод»

 

Изучение наследия В. Маяковского, одного из ярчайших поэтов в истории российской литературы, насчитывает не одно десятилетие. Его творчеству посвящены тысячи страниц фундаментальных исследований ведущих отечественных литературоведов: А. Абрамова, Г. Винокура, С. Владимирова, Б. Гончарова, Н. Калитина, В. Катаняна, И. Машбиц-Верова, А. Метченко, З. Паперного, В. Перцова, Ф. Пицкель, А. Субботина, В. Сарычева, В. Тимофеевой, В. Тренина, В. Холшевникова, М. Штокмара.

Советским литературоведением накоплен обширный материал, посвященный изучению различных аспектов творчества В. Маяковского, его проблематики и поэтики. При этом нельзя не отметить, что, если  до середины 1980-х гг. маяковедение было несколько увлечено утверждением фигуры В. Маяковского в статусе «лучшего, талантливейшего из советских поэтов», то вторая половина 1980-х гг. проходит под знаком переоценки личности и творческого наследия поэта.

Начало разрушению хрестоматийного облика «агитатора, горлана, главаря» положила в конце 1980-х гг.  книга Ю. Карабчиевского «Воскресение Маяковского», в которой автор, отдавая должное Маяковскому-художнику, игнорирует содержательные аспекты его поэзии,  называя их «беспомощными» и даже «аморальными». 

Между тем, тема любви, волновавшая как отечественное, так и зарубежное литературоведение на протяжении столетий, остается актуальной и в настоящее время.

Актуальность нашего исследования обусловлена необходимостью переосмысления творческого наследия В. Маяковского в связи с изменением концепции историко-литературного процесса первой трети ХХ в. Изучение концепта любви позволит сделать новые шаги в решении вопроса о нравственно-эстетических составляющих художественного мира поэта.

Слово «любовь» в мировой поэзии занимает одно из первых мест. Вспомним бессмертные художественные образы у Данте (Беатриче), у Петрарки (Лаура), Пушкина, Некрасова, Блока.

Лирика – это, прежде всего стихи о любви. Лучшее из того, что создано в поэзии, вызвано к жизни этим чувством, прекрасным и вечным.

В письме к любимой женщине Маяковский писал: «Исчерпывает для меня любовь всё? Всё, но только иначе. Любовь – это жизнь, это главное. От неё разворачиваются и стихи, и дела и всё прочее. Любовь – это сердце всего. Если оно прекратит работу, всё остальное отмирает, делается лишним, ненужным. Но если сердце работает, оно не может не проявляться во всём». Именно такое, любящее и потому отзывающееся на всё в мире «сплошное сердце» открывается в лирике Маяковского.

Любовная лирика занимает в поэзии Маяковского немного места, но в стихах, где идёт речь совсем о другом, вновь и вновь возникает слово «любовь».

О любви Маяковский пишет  необычно, своеобразно. В некоторых стихотворениях он нежен и понятен. Но чаще за внешней грубоватостью стиха, за нетипичными и непривычными для любовной лирики оборотами, сравнениями и рифмами не сразу разгадаешь слова любви. Поэт сознательно наступает на горло собственной песни, либо отказываясь во имя агиток и плакатов говорить о любви – «нынче не время любовных ляс», либо облекая свои лирические строки в непривычные формы.

В нашей работе слово «любовь» мы исследуем методом концептуального анализа. О множественности подходов к определению термина «концептуальный анализ» писали Л. Бабенко, С. Никитина и др. Под  концептуальным анализом мы подразумеваем особый тип исследования, задача которого заключается в выявлении доминантного концепта художественной системы писателя, определении содержания ценностно значимого для автора концепта и в выявлении изменения этого содержания в процессе творческого пути автора.

К проблеме концепта в филологических науках обращались такие исследователи, как Д. Лихачев, Н. Алефиренко, С. Воркачев, В. Карасик, Е. Кубрякова, З. Попова, Ю. Степанов, И. Стернин,  Л. Чурилина, С. Шулежкова.

Концепт как единица анализа литературного произведения представляет собой многокомпонентный философско-эстетический феномен, который интегрирует в себе знания,  представления, образы, ассоциации, чувства, связанные с тем или иным явлением действительности.

Обращение к концепту как к единице анализа обусловлено в первую очередь тем, что данная категория   в своей структуре имеет ценностный компонент, который, по мнению исследователя В. Карасика, является определяющим для того, чтобы концепт можно было выделить [1, с. 8].

Объектом нашего исследования является поэтическое наследие В. Маяковского 1910—1920-х гг.

Предмет – значимый концепт «Любовь» в творчестве В. Маяковского.

Цель: выявить основные компоненты значимого концепта «Любовь»  автора и героя в  творчестве В. Маяковского.

Основные положения исследования:

1.  Концепт как единица анализа художественного произведения представляет собой философско-эстетический феномен, ментальное образование со сложной динамичной структурой, в котором отражается система взглядов, представлений, ассоциаций, переживаний автора.

2.  Как многоэлементное ментальное образование концепт содержит в своей структуре ценностный компонент, анализ которого позволяет выявить ценностную ориентацию художника. Ценностная ориентация как составляющая мировоззрения определяет стратегию творчества: выбор тематики и проблематики произведений, а так же адекватной художественной  формы воплощения авторского замысла.

Задачи научной работы:

1. рассмотреть содержание и структуру концепта любви;

2. исследовать понимание студентами феномена любви.

Высшим проявлением человеческого духа выступает у В. Маяковского любовь, которая несет в себе социальную составляющую, является призмой, сквозь которую оценивается человек и мир. Идеальная любовь, по мнению В. Маяковского, – любовь-партнерство, лишенное собственнических инстинктов, преобразующее мир и ведущее к душевной гармонии.

Важную роль при формировании содержания ценностно значимого элемента В. Маяковского играет мотив преобразования окружающего мира.

Структура работы определена последовательностью решения поставленных задач. Работа состоит из введения, основной части, заключения и списка использованной литературы, составляющего  наименований.

Концепт «Любовь» в системе нравственно-эстетических ценностей В. Маяковского

Любовь как универсальный культурный концепт присутствует во всех лингвокультурных общностях и причисляется Ю. Степановым к культурным константам, то есть концептам, которые существуют «постоянно или, по крайней мере, очень долгое время» [2, с. 84]. Как базовая жизненная ценность, предстает любовь в учениях русских религиозных философов (Н. Бердяева, П. Флоренского, Н. Федорова и др.), которые под любовью понимали чувство, объединяющее людей и способствующее  гармонизации мира.

Любовь предстает как чувство, которое формирует смысл жизни человека и, являясь ценностной категорией, соотносится в представлении большинства с возможностью обретения абсолютного блага, является непременным условием индивидуального счастья.

Для Маяковского чувство, соединяющее двоих, не отграничивает их от мира. Чувство, заставляющее человека замыкаться в узеньком мирке («в квартирном маленьком мирке»), неотделимо для поэта от ненавистного ему старья, любящее сердце вмещает в себя весь мир. Утверждаемый поэтом высокий идеал любви осуществим лишь в светлом будущем, где человек будет свободен от еще сковывающих его сегодня пут прошлого, олицетворением которых является для Маяковского мещанство с его низменными интересами, безысходной пошлостью. И задача поэзии – ускорить путь в грядущее, дать возможность, преодолев «будничную чушь»  («Любовь заменяете чаем? Любовь заменяете штопкой носков?»), вбежать «по строчке в изумительную жизнь».

Чувство, связывающее двоих, вызывает в стихах Маяковского ощущение трогательной нежности ко всему живому, ощущение родства со всем миром и даже – вселенной.

При рассмотрении любви как ценностной категории в нравственно-эстетическом мире В. Маяковского мы выделили три компонента данного концепта: любовь как переживание, любовь как деяние, любовь как объект чувства (образ возлюбленной).

Любовь как переживание предстает в художественной системе В. Маяковского как чувство необычайной силы и творческого потенциала. Сила эмоционального проявления чувств лирического героя реализуется в ряде метафор, представляющих состояние субъекта как физические ощущения: «любовная пытка», «стон», «крик», «любовью ранен» и др. Классические эпитеты, сопровождающие описание любовного чувства в поэтической традиции – «нежно», «трепетно» – редко используются В. Маяковским, утверждавшим новый поэтический язык и относившим указанные эпитеты к арсеналу «старья»  как словесного, так и эмоционального.

 Любовь дарит поэту не упоение взаимным чувством с возлюбленной, а переживания, обусловленные ее изменой (замужеством). Как правило, герой В. Маяковского редко обретает ответное чувство. Поэтому с проявлением любви у В. Маяковского неразрывно связано чувство ревности: ревность к похитителю Марии в «Облаке в штанах», к «настоящему мужу» во «Флейте-позвоночнике», к «Повелителю Всего» – в «Человеке». В поэме «Про это» ревность персонифицируется в образ двойника лирического героя – медведя, воплощающего все «звериные» инстинкты человека. В позднем творчестве, к примеру, в стихотворении «Письмо Татьяне Яковлевой», ревность позиционируется поэтом как чувство социальное, говоря об этом чувстве, лирический герой создает целую метафорическую картину:

…не гроза,
а это
просто
ревность
двигает горами.

Как можно заметить, составляющие любовного чувства лирического героя В. Маяковского (переживание, ревность, осознание любви как смысложизненной ценности) вполне соотносимы с традиционным представлением о любви как о переживании сильном, но в немалой степени эгоистичном. Именно преодоление этой эгоистичности, изменение системы отношений мужчины и женщины составляет главную проблему самой пронзительной поэмы В. Маяковского о любви – поэмы «Про это».

Сюжет поэмы «Про это» представляет собой поэтический рассказ о поиске героем самого себя, о кризисе не только и не столько взаимоотношений с возлюбленной, сколько отношений с самим собой, о попытке привести свои личные устремления в соответствие со своими же идеалами. Любовь взаимная возможна, герой может обрести ее, обуздав свои надежды на «громаду-любовь», пойти по пути обывателей: целовать, есть, отпускать брюшко, в «семейное счастье … пролезть петушком». Однако такая любовь не устраивает поэта, и он не оставляет надежды, пусть в будущем, обрести любовь истинную. Гибель героя в настоящем, вносящая в поэму мотив жертвенности, знаменует моральную победу лирического героя над самим собой. Своей гибелью он, как ни парадоксально, преодолевает трагическую раздвоенность, противоречивость собственного «я», оставляет позади муки ревности, колебания и неуверенность в ответном чувстве. Для В. Маяковского счастье в компромиссе невозможно, и конфликт между идеалами нового времени и традиционными семейными ценностями побуждает лирического героя к действию, к соучастию в преобразовании мира.

Лирический герой «Флейты-позвоночника»  любящий, но отвергнутый. Он, хотя и называет Бога «Всевышним инквизитором», обращается к нему не с угрозами, а лишь с просьбой прекратить невыносимые страдания:

Только –

слышишь! –

убери проклятую ту,

которую сделал моей любимою!

Стихотворение «Лиличка», посвящённое Маяковским Лиле Брик, призвано «вместо письма» передать «горечь обиженных жалоб». Это обращение героя к своей возлюбленной, страстный монолог, написанный в форме письма.  Неразделенная любовь лирического героя висит на его возлюбленной «тяжкой гирей». И снова возникает, поднятая во «Флейте-позвоночнике», тема ревности:

Кроме любви твоей,

мне

нету солнца,

а я не знаю, где ты и с кем.

Ситуация, изображённая в стихотворении, внешне выглядит прозаичной. Герой страстно влюблён, но возлюблённая относится к нему далеко неоднозначно и, видимо, может оставить его в любой момент. Но предельно взволнованная интонация стихотворения позволяет нам убедиться в глубине и трагичности чувств, переживаемых лирическим героем.

Любовь героя уподобляется морю, солнцу – грандиозным природным силам

Несмотря на грандиозность любовного чувства, для героя соблазнительна мысль о самоубийстве. Перечисляются несколько видов добровольной смерти. Герой как бы «заговаривает» сам себя, всеми силами открещивается от рокового исхода. Как мы знаем, сам поэт от него всё-таки не ушёл…

В художественной системе В. Маяковского любовь раскрывается как чувство, направленное на гармонизацию мира: оно способно превратить прачек в прекраснейших «дочерей неба и зари», расцветить волшебной музыкой будни человека, облагородить его. Любовь предстает как нечто миротворящее, жизнеобразующее: «чтоб в лето / зимы, воду в вино превращать чтоб мог – / у меня / под шерстью жилета / бьется / необычайнейший комок»; «Это я / сердце флагом поднял. / Небывалое чудо двадцатого века! / И отхлынули паломники от гроба господня. / Опустела правоверными древняя Мекка». Аллюзии с Евангелием («воду в вино превращать чтоб мог») приравнивают любовь к божественным чудесам, а прямое уподобление сердца – вместилища любви главным святыням человечества («от гроба господня», «древняя Мекка») продолжает эту линию.

Маяковский считал: счастье в любви невозможно без обновления человеческих отношений. А потому вряд ли двое могли обрести счастье тогда, когда «ста мильонам было плохо». Не случайно на протяжении всего произведения «Письмо Татьяне Яковлевой» мы видим, как личное сливается с общественным. В строках стихотворения можно заметить это довольно необычное слияние. И даже ревность в этом свете приобретает возвышенный характер:

Я не сам,
а я
ревную
за Советскую Россию.

Обращенное к теме любви, стихотворение Маяковского абсолютно лишено традиционного противопоставления обыденного и возвышенного. Это объясняется тем, что для поэта разговор о любви не что иное, как разговор о жизни. Поэтому поэтический текст насыщен приметами окружающей автора действительности.

Понимание любви как деятельности, деяния свойственно русской ментальности, русской философии: «истинное назначение любви состоит не в простом испытывании этого  чувства, а в том, что посредством его совершается, – в деле любви…» [3, c. 74].

Любовь поэта трагична, однако именно эта трагедия служит В. Маяковскому своеобразным побудительным мотивом для творчества. Так, трагедия «украденной любви» в поэме «Облако в штанах» перерастает в осознание невозможности дальнейшего существования по старым законам, в старом мире, и актуализируется в идее всемирного, вселенского бунта. Осознавший невозможность воссоединения с возлюбленной герой поэмы «Флейта-позвоночник» видит единственный выход  для себя в творчестве (мотив деяния во имя любви традиционен для В. Маяковского): «Я хочу одной отравы – / пить и пить стихи»; «Забуду год, день, число. / Запрусь одинокий с листом бумаги я. / Творись, просветленных страданием слов / нечеловечья магия», причем образ «просветленных страданием слов» дает основание предположить, что любовное страдание понимается поэтом не только как источник высшего вдохновения, но и как некий путь очищения, своего рода катарсис.

Стихотворение «Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви» не просто о любви, а о сущности любви. Это не ослепляющая человека страсть, а земное, радостное чувство, наполняющее творческой силой. Это единство земного и небесного. Это размышления поэта о любви и творчестве. Адресованное редактору «Комсомольской правды», в которой сотрудничал Маяковский, стихотворение это представляет собой лирический монолог, где шутка соседствует с серьезной мыслью, разговорная речь – с высоким поэтическим словом, бытовая зарисовка – с подчеркнутой гиперболой.

Обывательским взглядам на любовь поэт противопоставляет большое чувство, которое является источником силы и творчества:

Любить –

это с простынь,

бессонницей рваных,

срываться,

ревнуя к Копернику…

Размышления о сущности любви постепенно и органично перерастают в размышления о вдохновении и творчестве:

Если б я

не был

поэтом,

я бы

стал бы

звездочетом…

Я хожу,

стишки пишу

в записную книжицу.

Любовь не отъединяет человека от мира, а крепче связывает его с ним, дает новую энергию для деятельности:

Мчат

авто

по улице,

а не свалят наземь.

Понимают

умницы:

человек –

в экстазе.

Поэтическое слово, окрыленное большим человеческим чувством, не знает преград и расстояний. Поэт сравнивает его с «золоторожденной кометой» и далее развертывает образ в целую живописную картину:

Распластан

хвост

небесам на треть,

блестит

и горит оперенье его,

чтоб двум влюбленным

на звезды смотреть

из ихней

беседки сиреневой.

Для поэта любовь – это чувство, вселяющее активность, делающее человека способным на творчество, на подвиг, на геройство, на деятельность во имя человечества:

Чтоб подымать,

и вести,

и влечь,

которые глазом ослабли.

Любовь Маяковского требует полной самоотдачи, в ней нет места для компромиссов и расчетов:

Себя

до последнего стука в груди,

как на свиданьи,

простаивая,

прислушиваюсь:

любовь загудит –

человеческая,

простая.

Лирический герой Маяковского – человек, сумевший выразить всю силу, глубину и благородство человеческой души. В одном из стихотворений он писал:

Грядущие люди!

Кто вы?

Вот – я,

весь

боль и ушиб.

Вам завещаю я сад фруктовый

моей великой души!)

Стихотворение «Письмо Татьяне Яковлевой» тоже заряжено неиссякаемой жизненной энергией. Этому во многом способствует композиционная, образная и ритмическая необычность стихотворного послания.

Особую выразительность лирическому монологу придают метафоры. Маяковский добивается емкости и глубины мысли, он не хочет остаться непонятым, а уверен, что его читатель дойдет «до самой сути» авторского замысла.
Например, о наступившей тишине вечернего города поэт пишет так: «… стих людей дремучий бар …», любимую он будет приглашать на «перекресток» своих «больших» и «неуклюжих» рук.

Любовные неудачи лирического героя В. Маяковского, его страдания перерастают в обвинение окружающему миру. Он обвиняет –  Бога, мироустройство, устоявшуюся и устаревшую систему отношений, но никогда – возлюбленную. Объект любви, образ возлюбленной всегда прекрасен: она волнует, слепит красотой. При этом нельзя сказать, что поэт считает возлюбленную воплощением ангельской чистоты и святости, он видит ее реальной женщиной, порой  полемически подчеркивая ее земную природу (в отличие от женских образов в эстетике символизма). Герой В. Маяковского видит обе ипостаси своей возлюбленной – и ее реальное лицо, и то, что В. Розанов называет «небесным двойником» человека, прозреть которого способен только влюбленный: «иногда хочется сказать, что любящий видит, собственно, не конкретного человека, … на которого все смотрят и ничего особенного в нем не находят, но как бы ангельскую сторону конкретного человека, двойника его, и лучшего, небесного двойника» [4, c. 307].

Можно сказать, что поэту всего несколькими штрихами удается создать зрительно воспринимаемый образ героини, возможный отказ которой разделить чувство лирического героя будет воспринят им как «оскорбление». И здесь опять личное сливается с общественным:

… и это
оскорбление
на общий счет накинем.

Образ возлюбленной не идеален, поэт осознает все ее недостатки. Но, с другой стороны, именно безответное чувство побуждает поэта к тому, чтобы реализовывать его не в счастливом соединении с возлюбленной, а выливать «до края полное сердце» в поэтической исповеди. Именно трагическая, неразделенная любовь рождает шедевры любовной поэзии В. Маяковского: стихотворения «Ко всему», «Лиличка!», поэмы «Облако в штанах», «Флейта-позвоночник», «Человек», «Люблю», «Про это».

Таким образом, любовь предстает в художественном мире В. Маяковского  двигателем не только жизни, но и творчества. Поэт не принимает прагматичного, утилитарного отношения к любви, актуализированного в образе будущего в пьесе «Клоп». Через любовное страдание, трагедию человек поднимается к более высоким уровням сознания, ищет путь к истине. Вне зависимости от финала отношений (чаще всего трагического), любовь воспринимается поэтом как явление вселенского, космического масштаба, и именно любовь, несмотря на всю неоднозначность ее для поэта, остается безусловной ценностью на протяжении всего творческого пути.

В ходе исследования было проведено анкетирование, в результате которого мы выяснили, что слово «любовь» ассоциируется у разных людей с разными словами.

Удивительно, что почти в каждом из ответов встречалось слово «ревность», в каждом третьем — «ненависть», но в то же время большинство ответов содержат слова  «счастье», «радость», «нежность», «романтика».

Составляющие концепта «любовь» людей юного возраста (15—20 лет)

·         взаимность/доверие – 32

·         нежность/ласка – 39

·         радость/счастье – 31

·         ревность – 48

·         ненависть – 16

Среди опрошенных наиболее частое определение этого слова:

Любовь – чувство, которое нужно ощущать сердцем;

Любовь – бескорыстная и радостная забота, чувство ответственности, чувство глубокой симпатии.

То, что характерно для  понимания слова «Любовь» в системе нравственно-эстетических ценностей Маяковского, оказывается близким и понятным для людей моего возраста.

        Заключение

В ходе исследования мы сделали вывод, что любовь предстает в художественном мире Маяковского  двигателем не только жизни, но и творчества. Через любовное страдание, трагедию человек поднимается к более высоким уровням сознания, ищет путь к истине. Вне зависимости от финала отношений, любовь воспринимается поэтом как явление вселенского масштаба, и именно любовь, несмотря на всю неоднозначность ее для поэта, остается безусловной ценностью на протяжении всего творческого пути.

Структура работы определена последовательностью решения поставленных задач. Работа состоит из введения, основной части, заключения и списка использованной литературы, составляющего  наименований, где во введении обосновывается выбор темы и актуальность исследования, определяются его объект и предмет, формулируются цели и задачи,  указывается методология исследования, раскрывается его научная новизна, теоретическая и практическая значимость, в основной части раскрывается все составляющие компоненты, входящие в смысл концепта «Любовь». В процессе работы было проведено анкетирование, в результате которого было выяснено, что слово «любовь» ассоциируется у разных людей с разными словами.

Маяковский-лирик нам понятен, близок и современен. Мы увидели неразделенность духовной и телесной стороны любви для поэта.

 

Список литературы:

1. Карасик В. О категориях лингвокультурологии // Языковая личность: проблемы коммуникативной деятельности: Сб. науч. трудов. Волгоград: Перемена, 2001. С. 8.

2. Степанов Ю. С. Константы. Словарь русской культуры. М., 2001. С. 84.

3. Соловьев В. С. Смысл любви // Философия любви. Ч. 2. Антология. М., 1990. С. 74.

4. Розанов В. В. Возрасты любви // Философия любви. Ч. 2. Антология любви. М., 1990. С. 307.

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий