Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: II Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ» (Россия, г. Новосибирск, 16 апреля 2012 г.)

Наука: Экономика

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Коноплева В.Ю. АНАЛИЗ СТРАТЕГИЙ ПОВЕДЕНИЯ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ ПИЩЕВОЙ ПРОДУКЦИИ ПРИ НАЛИЧИИ РЕГУЛИРОВАНИЯ ОБРАЩЕНИЯ ПРОДУКТОВ, СОДЕРЖАЩИХ ГЕННО-МОДИФИЦИРОВАННЫЕ ОРГАНИЗМЫ // Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ: сб. ст. по мат. II междунар. студ. науч.-практ. конф. № 3. URL: https://sibac.info//sites/default/files/conf/file/stud_3_2.pdf (дата обращения: 20.10.2020)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

АНАЛИЗ СТРАТЕГИЙ ПОВЕДЕНИЯ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ ПИЩЕВОЙ ПРОДУКЦИИ ПРИ НАЛИЧИИ РЕГУЛИРОВАНИЯ ОБРАЩЕНИЯ ПРОДУКТОВ, СОДЕРЖАЩИХ ГЕННО-МОДИФИЦИРОВАННЫЕ ОРГАНИЗМЫ

Коноплева Вероника Юрьевна

студент 4 курса, факультет «Экономика», НИУ ВШЭ – Пермь, г. Пермь

E-mail: 

Шеина Марина Витальевна

научный руководитель, канд. физ.-мат. наук, доцент кафедры

экономической теории НИУ ВШЭ – Пермь, г. Пермь

 

 

Генно-инженерно-модифицированные организмы стали применяться на Российском рынке пищевых продуктов сравнительно недавно, в отличие от таких стран как США, Канада и прочих страны-производителей ГМО. Отношение к использованию ГМО в пищевой промышленности у основных участников Российского рынка – потребителей, государства и производителей – находится в стадии формирования. По причине различающихся подходов к выбору стратегий поведения между государством, потребителями и производителями на настоящий момент нет единого устоявшегося мнения насчет применения ГМО в пищевых продуктах и регулирования обращения подобных пищевых продуктов.

Исследованию отношения потребителей к использованию ГМО в пищевых продуктах посвящено большое количество исследований, как в России, так и за рубежом. В частности, в исследовании, поведенном в Новой Зеландии, в городе Крайстчерч, была рассмотрена роль потребительского мнения и поведения по отношению к рискам, связанным с потреблением генно-модифицированных продуктов, а также прочих ситуаций, с которыми респонденты связывали значительный риск [13].

В 2006 году был проведен опрос 1,100 потребителей в 11 городах Китая с целью выявления отношения потребителей к ГМО и готовности потребителей платить больше за продукцию, не содержащую ГМО [8]. Также аналогичные исследования проводились в Канаде, Америке, Турции, Франции, Великобритании и прочих странах (Determiningthefactors) [10].

Зависимость спроса на продукты, не содержащие ГМО от уровня информированности потребителей изучалась в работе MarionDesquilbetи DavidS. Bullock [9].

Также актуален и широко представлен в исследованиях вопрос, связанный с маркировкой продукции содержащей или не содержащей ГМО. Согласно данным исследованиям, основная часть потребителей Индии, Тайваня, Австралии, Канады, Германии и многих других выступают за введение обязательной маркировки ГМО [12].

Российские исследования также уделяют значительное внимание восприятию потребителем проблемы использования ГМО. В 2005 году ВЦИОМ провел исследование при содействии «Гринпис» с целью выяснить информированность потребителей о ГМ-технологии и выявить детерминанты уровня потребительской информированности [4].

В 2007 году компания ФОМ проводила сравнительный анализ информированности и уровня недоверия к ГМО российских потребителей и потребителей в ЕС и США [3]. Весной 2009 года в Национальном Исследовательском Университете Высшая Школа Экономики в Перми было проведено эмпирическое исследование группой исследователей под руководством Шеиной М. В. с целью выяснения уровня информированности потребителей о наличии различных характеристик пищевой продукции, связанных с использованием ГМО, и о последствиях употребления такой продукции [6].

Помимо мнения потребителей, широко изучается мнение государства и способы регулирования обращения пищевой продукции, содержащей ГМО. Моделированием выбора государственными органами оптимальной политики регулирования в отношении ГМО занимался Veyssiere L. [14]. Проблемы, сопутствующие применению существующих режимов регулирования обращения пищевой продукции, содержащей ГМО, в ЕС изучал GianCarloMoschini [11].

Юридическую сторону вопроса, связанного с регулированием обращения продукции, содержащей ГМО, на российском рынке пищевой продукции исследовала Воронцова Е. В., соискатель кафедры конституционного и муниципального права Елецкого государственного университета им. Бунина И. А. Она исследовала проблемы, связанные с реализацией конституционного права граждан на охрану здоровья в сфере контроля над оборотом пищевой продукции, содержащей генно-модифицированные организмы [2].

Не остаются без внимания исследования выбора стратегий поведения производителями. В частности, в статье VolkerBeckmann, ClaudioSoregaroli, и Justus Wesseler была построена модель, с помощью которой анализируется и изучается возможность сосуществования фермеров, выращивающих ГМ и неГМ урожаи. Их сосуществование или наоборот, концентрация в определенной области ГМ или не ГМ фермеров, зависит от издержек соблюдения нормативных требований и экономических выгод [7].

Также анализ поведения производителей на рынке пищевой продукции и исследование информированности производителей о ГМ-технологии проводился в Национальном Исследовательском Университете Высшая Школа Экономики в Москве группой исследователей под руководством Бердышевой Е.С. [1].

Таким образом, по имеющимся данным проводившихся исследований можно сделать вывод о том, что отношение производителей и анализ их стратегического поведения представляет наибольший интерес для нашего изучения, по причине того, что стороны потребителей и государства были исследованы намного шире, чем сторона производителей.

Объект исследования – пермские производители продуктов питания. Выбор в качестве объекта изучения участников потребительского рынка города Пермь обусловлен тем, что в российских регионах потребители позже сталкиваются с продуктами новых технологий – биотехнологий в производстве продуктов питания, и позже формируются условия, поддерживающие эффективное функционирование механизмов государственного регулирования обращения пищевой продукции, содержащей ГМО, что дает возможность изучать поведение производителей пищевой продукции на начальной стадии формирования регулируемого рынка продуктов питания.

Предметом исследования является стратегическое поведение агентов на рынках пищевых продуктов при наличии сигналов в виде маркировки пищевых продуктов, информирующей об отсутствии или о наличии ГМО.

Целью исследования является анализ поведения производителей продуктов питания на рынке пищевой продукции, содержащей генно-модифицированные организмы.

Основные задачи исследования:

  1. Изучить отношение производителей к использованию ГМО в производстве пищевой продукции.
  2. Выявить, как производители оценивают необходимость проверки закупаемого сырья, и определить уровень доверия институту маркировки.
  3. Оценить уровень оснащенности Пермских лабораторий, проводящих анализ продукции на содержание ГМО, с точки зрения производителей.
  4. Установить уровень информированности производителей о политике государственных органов в отношении использования ГМО, маркировки продукции, проверок продукции производителей.
  5. Определить, как осуществляется оценка производителями эффективности и обоснованности нормативных мер регулирования.
  6. Исследовать оценку производителями влияния соблюдения правил регулирования продукции, содержащей или не содержащей ГМО, на хозяйственную деятельность фирмы.
  7. Изучить восприятие производителями отношения к ГМО потребителей, оценка необходимости маркировки для обеспечения потребительского права выбора, влияния маркировки на принятие решений потребителем.
  8. Выяснить, как, по мнению производителей, введение правил по маркировке продукции «содержит/не содержит ГМО» отражается на политике торговых сетей.

Структура выборки

В рамках данного исследования для реализации поставленных задач, объект исследования составила 1 целевая группа: производители.

Для получения данных по вопросам относительно ГМО от производителей был выбран метод экспертных интервью. Отбор случаев внутри совокупности производителей Пермского края был производен по критерию - продуктовая категория. В качестве продуктовых отраслей были выбраны категории, в которых возможно появление ГМО и которые представлены на Пермском рынке:

  • производители мясных продуктов
  • производители кондитерских изделий
  • производители продукции из кукурузной муки
  • производители хлебобулочных изделий
  • производители молочной продукции

Всего в разведывательном исследовании стратегического поведения производителей приняло участие 8 компаний. Две из них используют маркировку «Не содержит ГМО». Набор участников для глубинного интервью производился с помощью метода «снежного кома».

Перейдем к изложению полученных результатов исследования.

Результаты исследования.

Первоочередной задачей нашего исследования было выяснение отношения руководящего состава к ГМО и к возможному использованию ГМ-технологии в производстве, а также оценка информированности производителей Пермского края относительно ГМО и последствий их использования в пищевых продуктах. По результатам опросов мы можем наблюдать «эффект положительного запаздывания»: пермские производители в большинстве случаев только начинают знакомство с ГМ-технологиями, основная часть производителей имеют общие представления о том, что такое ГМО, могут в общих чертах описать, какие преимущества может дать использование ГМО в производстве. Лишь некоторые опрошенные всесторонне изучали вопрос применения ГМО в производстве, знают о российских и зарубежных исследованиях, посвященных ГМО. «Возможно, ГМО – панацея против голода, однако о долгосрочных последствиях употребления ГМО ничего не известно, однозначных результатов нет, необходимы длительные исследования» [Компания-производитель мясопродуктов].

Большинство производителей описывают преимущества ГМО следующим образом: возможность удешевления продукции, увеличение объемов производства. Однако данное мнение принадлежит тем производителям, которые не используют ГМО в производстве, не изучали возможности и издержки применения ГМО, считают, что данная технология в России не применяется в их отрасли. С другой стороны, те производители, которые используют ГМО в производстве – в нашем исследовании это производители кондитерской продукции, отмечают как плюсы использования ГМО: увеличение сроков хранения, внешнего вида продукции, так и минусы: рост себестоимости продукции – «добавки, улучшители, стабилизаторы, содержащие ГМО, дороже, что ведет к росту себестоимости» [Компания-производитель кондитерской продукции].

Также, по-разному производители оценивают возможность появления в используемом ими сырье ГМО. Компании-производители хлебобулочных изделий считают, на территории России нет ГМ-пшеницы и ГМ-ржи. «Наша отрасль является традиционной. Россия занимает третье место в мире по экспорту пшеницы, поэтому нет потребности использовать ГМО, так как в России большие посевные площади. ГМО имеет смысл использовать в маленьких странах» [Компания-производитель хлебобулочных изделий].

Компании-производители кондитерских изделий в большинстве считают, что все представители их отрасли используют ГМ-добавки в своей продукции.

Как отмечает эксперт – производитель изделий из кукурузной муки, «по мнению специалистов из Пермской Государственной Сельскохозяйственной Академии, вся кукурузная мука содержит ГМО». Тем не менее, эксперт уверен, что их сырье ГМО не содержит.

В мясной и молочной промышленности ГМО может присутствовать в добавках, в кормах, следовательно, в данном случае от самих производителей зависит, будут ли они проверять сырье и выбирать тех поставщиков, которые могут предоставить сертификаты, свидетельствующие об отсутствии ГМО.

Исходя из представлений о возможности присутствия в закупаемом сырье ГМО, производители формируют свое отношение к необходимости проверки закупаемого сырья (в случае если поставщики не предоставляют сертификатов об отсутствии ГМО), либо к отбору поставщиков на основании предоставления последними сертификатов об отсутствии ГМО. Далеко не все производители требуют от поставщиков сертификаты на отсутствие ГМО (в нашем исследовании 2 из 8). Причем две данные компании занимаются производством органической продукции – данная продукция подвержена более сложному механизму государственного регулирования. Органическая продукция – «сельскохозяйственные культуры и растения, продукты животноводства, птицеводства и пчеловодства, полученные с использованием технологий, обеспечивающих изготовление пищевых продуктов из сырья, полученного без применения пестицидов и других средств защиты растений, химических удобрений, стимуляторов роста и откорма животных, антибиотиков, гормональных и ветеринарных препаратов, ГМО и не подвергнутого обработке с использованием ионизирующего излучения, а также продукты их переработки, содержащие в своем составе не менее 95 % ингредиентов, полученных с учетом требований настоящих санитарных правил, а содержание остальных ингредиентов в конечном продукте не превышает 5 % от массы всех ингредиентов (за исключением пищевой соли и воды)» [5]. Данное определение, а также порядок регулирования и маркировки введены дополнениями и изменениями N 8, утв. Постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 21.04.2008 N 26. В соответствии с СанПин 2.3.2.1078-01 п. 6.15 «Допускается транспортировать и реализовать продукты органического производства только в упакованном виде, с маркировкой «органический продукт», и сопровождаться документами, подтверждающими их происхождение как органических продуктов, качество и безопасность». «Поставщики проходят государственное лицензирование – это сложная, скрупулезная процедура на различных уровнях. Поставщики комплексных пищевых добавок являются европейскими производителями, следовательно, вызывают доверие» [Компания-производитель мясопродуктов]. Немаловажным является также тот факт, что те производители, чья продукция направляется непосредственно конечному потребителю, более ответственно относятся к выбору поставщиков и анализу собственной продукции, в отличие от производителей в секторе B2B– производители промежуточного звена – у них присутствует тенденция к перекладыванию ответственности на производителей конечной продукции.

Все остальные производители, не причисляющие свою продукцию к органической, не обращают внимания на содержание или отсутствие ГМО в закупаемом сырье, не проверяют закупаемое сырье на наличие ГМО в специализированных лабораториях и не проводят отбор поставщиков по критерию наличия у них сертификатов, подтверждающих отсутствие ГМО.

Также в области нашего внимания находился вопрос об оснащенности пермских лабораторий, проводящих проверку на отсутствие ГМО, о стоимости подобного анализа, о достаточности количества данных лабораторий для удовлетворения спроса производителей на проведение проверок. Ответ на эти вопросы также смогли дать лишь производители органической продукции, для которых исследование продукции на отсутствие ГМО и маркировка «органический продукт» являются обязательными. «По регламенту нужно проводить проверку продукции на отсутствие ГМО 1 раз в год, но мы проверяем 1 раз в квартал. Проверка проводится в аккредитованных лабораториях – лаборатории в Перми проводят ПЦР. Мы сотрудничаем с Пермским ветеринарным диагностическим центром. Стоимость проверки занимает незначительную долю в себестоимости продукции» [Компания-производитель мясопродуктов]. Центр гигиены и эпидемиологии в Пермском крае, Пермский центр сертификации также предоставляют услуги по проверке продукции на отсутствие ГМО. Также подобными исследованиями занимаются многие частные медицинские лаборатории, таким образом, Пермский край в достаточной степени оснащен лабораториями, и данный анализ не является дорогим по сравнению с издержками производства единицы продукции.

Также в рамках нашего исследования мы попытались установить уровень информированности производителей о политике государственных органов в отношении использования ГМО, маркировки продукции, проверок продукции производителей. Большинство производителей говорят о своей слабой информированности о нормативных актах, регулирующих обращение пищевой продукции, содержащей ГМО. Основное мнение, которое выражало большинство экспертов: эффективность государственных мер не является высокой. Институту маркировки сами эксперты не доверяют, считают, что маркировка не отражает действительный состав продукции, порог в 0,9 % равносилен для некоторых экспертов отсутствию регулирования. Тем не менее, некоторые эксперты уверены в том, что государственные меры работают эффективно, и данное регулирование необходимо из-за неизвестности результата применения ГМО, отмечая при этом, что «остается надеяться лишь на сознательность производителей в вопросе соблюдения механизмов государственного регулирования» [Компания-производитель мясопродуктов].

Следующий аспект наших интересов: исследование оценки производителями влияния соблюдения/не соблюдения правил регулирования продукции, содержащей или не содержащей ГМО, на хозяйственную деятельность фирмы. В данном случае нас интересуют две подзадачи: как часто и с какими последствиями для производителей государство проверяет продукцию, и какое влияние, по мнению производителей, окажет маркировка продукции на потребительский выбор. Контроль осуществляют Роспотребнадзор, карантинная служба, СЭС. В соответствии с Федеральным Законом № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» плановые проверки предприятия осуществляются не чаще чем раз в три года, план проверок на год вперед вывешивается на сайте соответствующего подразделения. Внеплановые проверки осуществляются по жалобам потребителей и иных указанных в законе случаях, если в этом случае будут выявлены нарушения, то дело будет передано в прокуратуру и мировой суд, где будет назначен административный штраф.

Эксперты отмечают, что проверки либо еще не проводились, поскольку не прошло три года с момента основания предприятия или не поступало жалоб, поэтому проверка предприятия является, в основном, предсказуемой и не вызывает проблем у предприятий. Также, важно отметить то, что Роспотребнадзор и прочие регулирующие подразделения проверяют предприятия по массе различных параметров, но на ГМО проверяется продукция только тех предприятий, которые ставят маркировку «органический продукт», в то время как продукцию предприятий, которые не маркируют продукцию, не проверяют на наличие ГМО.

Отдельным пунктом нашего исследования был анализ восприятия производителями отношения потребителей к ГМО, а также к такому инструменту, как маркировка продукции.

Т.е. производители, которые используют ГМО в производстве (кондитерское производство в нашем исследовании), считают, что потребители вряд ли информированы о том, используют ли в данной отрасли ГМО и не обращают внимания на маркировку, по мнению экспертов, основной фактор, влияющий на потребительский выбор – это цена. Данный вывод подтверждается тем, что «производительность по недорогим тортам, содержащим сою, выше, чем по более дорогим тортам, не содержащим сою» [Компания-производитель кондитерской продукции]. Кроме того, данный ряд экспертов считает, что маркировка «Не содержит ГМО» не отражает действительный состав продукции и не доверяют подобной маркировке как потребители.

Основная часть экспертов из других отраслей считают, что информированность потребителей о свойствах ГМО растет, соответственно потребители чаще обращают внимание на продукцию с маркировкой «Не содержит ГМО» и, вероятно, маркировка «Содержит ГМО» оттолкнет потребителя. Соответственно, в данных условиях эксперты полагают, что маркировка «Не содержит ГМО» стала, в основном, маркетинговым инструментом, служащим для привлечения потребителя. Тем не менее, те эксперты, которые начали использовать маркировку «Не содержит ГМО» (здесь необходимо отметить, что стимул к использованию данной маркировки бы не внутренним, а внешним, так как данные предприятия производят органическую продукцию), не обнаружили роста прибыли и продаж. Однако они надеются, что данный инструмент будет способствовать увеличению лояльности потребителей и стабильности продаж в будущем.

Таким образом, мы видим, что мнения производителей разделились: те производители, которые используют ГМО, не доверяют маркировке «Не содержит ГМО». Т.е. производители, которые ГМО не используют или недостаточно информированы о составе используемого в производстве сырья, маркировке «Не содержит ГМО» в основном, доверяют, хотя и отмечают, что данная маркировка является преимущественно маркетинговым ходом.

Наконец, рассмотрим как, по мнению производителей, введение правил по маркировке продукции «содержит/не содержит ГМО» отражается на политике торговых сетей. В результате интервьюирования мы установили, что в небольших торговых сетях и маленьких магазинах товароведы не интересуются тем, маркирует ли предприятие свою продукцию как содержащую или не содержащую ГМО. Крупные торговые сети, такие как СемьЯ, рекомендуют предприятиям, не использующим ГМО, наносить соответствующую маркировку на упаковку. Кроме того, получение разрешения на нанесение маркировки «Не содержит ГМО» необходимо для тех фирм, которые производят PrivateLabelдля Семьи.

Таким образом, на начальном этапе формирования регулирования рынка пищевой продукции, содержащей ГМО, можно проследить два типа стратегий, которых придерживаются производители пищевых продуктов:

  1. Изучение вопросов, связанных с государственным регулированием ГМ-содержащей и ГМ-не содержащей продукции и использование маркировки «Не содержит ГМО» в случае производства органической продукции, для которой данная маркировка обязательна.
  2. Игнорирование государственных механизмов регулирования данных типов продукции по причине того, что большинство потребителей, по мнению производителей, не интересуются вопросами наличия ГМО в продукции.

Данный вывод отличается от ситуации на рынках пищевой продукции, где регулирование продукции, содержащей ГМО, находится на развитой стадии, например на рынке города Москвы, где в результате введения постановления о добровольной маркировке «Не содержит ГМО» к регулированию обращения пищевой продукции, содержащей ГМО, подключились также торговые сети [1]. В результате для многих производителей получение добровольной маркировки стало обязательным, превратившись, по мнению компаний, в маркетинговый инструмент, создающий конкурентное преимущество. Однако на более развитом, с точки зрения регулирования обращения продукции, содержащей ГМО, рынке пищевых продуктов г. Москва, также прослеживается тенденция к восприятию использования маркировки как социальной ответственности бизнеса пред потребителем.

 

Список литературы:

  1. Бердышева Е. С., Камальдинова Л. Ф., Караева О. С., Щербина Т. А. г. Москва, НИУ ВШЭ «Не содержит ГМО»: новые принципы глазами участников потребительского рынка. Материалы конкурса научно-исследовательских работ студентов НИУ ВШЭ, Москва, 2010.
  2. Воронцова Е. В. Проблемы реализации конституционного права граждан на охрану здоровья в сфере контроля за оборотом пищевой продукции, содержащей генно-модифицированные организмы («Общество и право», 2009, N 1).
  3. Климова C. Генно-модифицированные продуктовые добавки: информированность и мнение, ФОМ, 2007. – [электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://bd.fom.ru/report/map/d074823(дата обращения: 10.04.2012)
  4. Россияне не хотят есть ГМ-пищу, 2005. – [электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://www.greenpeace.org/russia/ru/press/releases/138535(дата обращения: 10.04.2012)
  5. Санитарно-эпидемиологические правила и нормативы СанПин 2.3.2.1078–01
  6. Шеина М. В., Тюрикова Н. А. Институциональные механизмы решения проблемы неблагоприятного отбора на рынках пищевой продукции, связанного с наличием генетически модифицированных организмов // Шихобаловские чтения: опыт, проблемы и перспективы развития потребительского рынка. Материалы Международной научно-практической конференции. Часть 1. Самара, 17–19 ноября2009 года. – 390 с. (с. 328–334).
  7. Beckmann V., Soregaroli C., Wesseler J. Ex-Ante Regulation and Ex-Post Liability under Uncertainty and Irreversibility: Governing the Coexistence of GM Crops // Economics: The Open-Access, Open-Assessment E-Journal. 2010. Vol. 4. № 9. p. 1–33.
  8. Chakraborty K. Consumer’s attitude and product labeling for GM Food in China and hormone induced milk in the United States // International Journal of Economics and Finance. 2001. Vol. 3. № 2. p. 3–11.
  9. Desquilbet M., Bullock D. Who pays the costs of non-GMO segregation and identity preservation? // American Journal of Agricultural Economics. 2009. Vol. 91. № 3. p. 656–672.
  10. Esengun K. Determining the factors affecting the consumers' willingness to pay higher prices for genetically unmodified products: Tomato case study in Turkey // British Food Journal. 2009. Vol. 111. № 11. p. 1188-1199.
  11. Moschini G. Biotechnology and the development of food markets: retrospect and prospects // European Review of Agricultural Economics. 2008. Vol. 35. № 3 p. 331– 55
  12. Premanandh J. Global consensus – Need of the hour for genetically modified organisms (GMO) labeling // Journal of Commercial Biotechnology. 2010. Vol. 17. № 1. p.37–44.
  13. Scully J. Genetic engineering and perceived levels of risk // British Food Journal. 2003. Vol. 105, № 1/2. p. 59–78.
  14. Veyssiere L. Strategic response to GMOs by GM-free countries // European Review of Agricultural Economics. 2007. Vol. 34. № 3. p. 365–392.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом