Статья опубликована в рамках: XVI Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 25 февраля 2014 г.)

Наука: Медицина

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Махраб А.В., Рашад Ф., Махмудов М. СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА АФГАНИСТАНА, ПАКИСТАНА И ТАДЖИКИСТАНА // Научное сообщество студентов XXI столетия. ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XVI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 2(16). URL: http://sibac.info/archive/nature/2(16).pdf (дата обращения: 21.09.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

СРАВНИТЕЛЬНАЯ  ХАРАКТЕРИСТИКА  РАЗВИТИЯ  ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО  ПОТЕНЦИАЛА  АФГАНИСТАНА,  ПАКИСТАНА  И  ТАДЖИКИСТАНА

Махраб  Али  Ваджия

Рашад  Файсал

Махмудов  Махмуджон

студенты  5  курса,  кафедра  общественного  здоровья,  здравоохранения  и  гигиены  РУДН,  РФ,  г.  Москва

Максименко  Людмила  Витальевна

научный  руководитель,  канд.  биол.  наук,  доцент  РУДН,  РФ,  г.  Москва

E-mailmaxgig@mail.ru

 

Актуальность.  Пакистан  и  Таджикистан  являются  непосредственными  соседями  Афганистана.  Многовековая  история  отношений  между  Афганистаном  и  Таджикистаном  в  1960  году  приобрела  официальный  характер  с  заключением  «Соглашения  о  культурном  сотрудничестве  между  Советским  Союзом  и  Афганистаном».  Данное  соглашение  среди  множества  пунктов  культурного  континуума  содержит  пункт  относительно  сотрудничества  в  здравоохранении.  Данное  направление  было  подкреплено  через  12  лет  программой  культурного  и  научного  сотрудничества,  подписанной  в  1972  г.  в  Кабуле  [2]. 

Отношения  между  Афганистаном  и  Пакистаном  имеют  давнюю  историю.  Периодические  обострения  отношений  между  этими  странами  происходили  по  причине  границы,  установленной  по  т.  н.  «Линии  Дюранда»,  с  момента  получения  независимости  бывшей  Британской  Индии  и  образования  государства  Пакистан,  но  стали  налаживаться,  начиная  с  обмена  визитами  президентов  этих  стран  в  2002  г.  в  соответствии  с  Кабульской  декларацией  от  22.12.2002  о  добрососедских  отношениях.  В  перечне  соседей  Афганистана,  с  которыми  планировалось  наладить  добрососедские  отношения,  фигурировали  наряду  с  прочими  Пакистан  и  Таджикистан  [3,  4].

Цель.  Исследовать  и  охарактеризовать  развитие  человеческого  потенциала  в  Афганистане  по  сравнению  с  Пакистаном  и  Таджикистаном.

Материалы  и  методы.  Аналитическое  исследование  опубликованных  данных  в  материалах  и  базах  данных  международных  организаций  и  научной  литературе. 

Результаты  и  обсуждение.  Ранжированный  ряд  исследуемых  стран  по  численности  населения  представлен  Пакистаном  (185  млн.  чел.),  Афганистаном  (31  млн.  чел.),  Таджикистаном  (7,07  млн.  чел.).  Между  исследуемыми  странами  имеется  много  общих  черт  социального  плана,  например,  этническая  и  религиозная  составляющая.  В  Афганистане  87  %  населения  представлены  четырьмя  национальными  группами  —  пуштунами  (42  %),  таджиками  (27  %),  хазарами  (9  %),  узбеками  (9    %).  В  Пакистане  пуштуны  составляют  15,4%  и  являются  второй  национальной  группой  по  численности  после  пинджаби  (44,7  %).  В  Таджикистане  таджики  составляют  79,9  %,  узбеки  —  15,3  %  и  пр.  Большинство  населения  этих  стран  исповедуют  ислам  (Афганистан  —  98  %,  Пакистан  —  96  %,  Таджикистан  —  84  %),  хотя  название  Исламская  республика  закреплено  только  за  Афганистаном  и  Пакистаном,  но  не  за  Таджикистаном.

Индекс  развития  человеческого  потенциала  представляет  собой  интегральный  показатель  качества  человеческого  потенциала,  используемый  ПРООН  с  1990  г.  для  ранжирования  стран.  Этот  показатель  представляет  собой  среднее  арифметическое  трех  базовых  индексов  —  долголетия,  дохода  и  образования.  Каждый  из  индексов  может  принимать  значения  в  диапазоне  от  0  до  1  и  является  монотонно  возрастающей  функцией,  соответственно,  ожидаемой  продолжительности  жизни  (ОПЖ),  валового  внутреннего  продукта  (ВВП)  на  душу  населения  по  паритету  покупательной  способности  (ППС)  в  долларах  США,  уровня  грамотности  взрослого  населения  страны  и  совокупной  доли  учащихся.  Высоким  считается  уровень  ИРЧП  от  0,8  и  выше,  низким  —  ниже  0,5  [5]. 

По  ИРЧП  в  группе  исследуемых  стран  лидирует  Таджикистан  (0,607),  затем  следует  Пакистан  (0,504)  и  Афганистан  (0,398)  (рис.  1). 

 

Рисунок  1.  Индекс  развития  человеческого  потенциала  Афганистана,  Пакистана  и  Таджикистана  (World  Bank,  2011)

 

Используя  градацию  уровней  ИРЧП  можно  заключить,  что  развитие  человеческого  потенциала  в  Таджикистане  среднее  (<0,5<0,607<0,8),  в  Пакистане  —  пограничное  между  средним  и  низким  (0,504≈0,5),  в  Афганистане  —  низкое  (0,398<0,5). 

По  жизненным  стандартам,  зависящим  от  продолжительности  жизни,  первое  место  занимает  Пакистан  (0,464),  затем  следует  Таджикистан  (0,425)  и  Афганистан  (0,38).  В  Афганистане  наименьшая  ожидаемая  продолжительность  жизни  по  сравнению  с  этими  соседними  странами  и  составляет  44,6  лет  против  65—66  лет  в  Таджикистане  и  Пакистане.  Наименьшая  продолжительность  жизни  в  Афганистане  определяет  медианный  возраст  населения  на  уровне  17,6  лет,  и  это  наименьший  среди  исследуемых  стран  (Пакистан  —  20,8  лет,  Таджикистан  —  21,9  лет).  При  этом  Афганистан  опережает  Пакистан  и  особенно  Таджикистан  по  росту  численности  населения  (рис.  2).

 

Рисунок  2.  Ожидаемая  продолжительность  жизни,  медианный  возраст  и  рост  численности  населения  Афганистана,  Пакистана  и  Таджикистана  (World  Bank,  2011)

 

По  уровню  безработицы  Афганистан  занимает  75-е  место  в  мире  (официально  удельный  вес  безработных  граждан  составляет  8,5  %  по  данным  на  2005  г.)  при  численности  относимого  к  трудовым  ресурсам  населения  9,06  млн.  чел.,  что  составляет  26,35  %  населения  (2011  г.).  В  Пакистане  уровень  безработицы  соответствует  5  %  (131-е  место  в  мире)  на  2008  г.  Данные  по  безработице  в  Таджикистане  отсутствуют.

Таджикистан  значительно  опережает  Пакистан  и  Афганистан  по  уровню  образования  (рис.  1),  что  является  одним  из  позитивных  последствий  членства  Таджикистана  в  составе  СССР  (0,704  против  0,386  в  Пакистане  и  0,367  в  Афганистане).  Причем  в  2011  г.  13,03  %  жителей  Таджикистана  использует  интернет  против  9  %  в  Пакистане  и  4,58  %  в  Афганистане. 

По  уровню  здоровья  населения  Афганистан  так  же  на  последнем  месте  (0,452)  и  значительно  отстает  от  контрольных  стран,  причем  разница  между  Таджикистаном  (0,750)  и  Пакистаном  (0,717)  незначительна  (рис.  1).  То  есть  уровень  здоровья  афганского  населения  крайне  низок,  поскольку  не  только  уровень  риска  инфекционных  заболеваний  здесь  высок,  но  Афганистан  входит  в  группу  стран  с  наибольшей  смертностью  от  неинфекционных  заболеваний  [6]. 

В  наибольшей  степени  распространены  инфекционные  заболевания,  обусловленные  загрязненностью  источников  питьевого  водоснабжения.  Инфекционная  патология  афганского  населения  обусловлена  на  58—75,4  %  кишечными  инфекциями,  вирусными  гепатитами  с  фекально-оральным  механизмом  передачи,  тифо-паратифозными  инфекциями,  шигеллезами  и  другими  диарейными  болезнями  недизентерийной  этиологии,  малярией  и  амебиазом,  а  в  некоторых  провинциях  (Нангархар,  Лагман,  Кунар)  угроза  распространения  холеры  наиболее  выражена  вследствие  присутствия  холерного  вибриона  в  большинстве  частных  колодцев.  Их  доля  составляет  около  80  %  [1]. 

 

Рисунок  3.  Доступность  населения  Афганистана,  Пакистана  и  Таджикистана  к  улучшенным  источникам  питьевой  воды  и  санитарным  условиям  проживания  (WHO,  2006)

 

На  рис.  3  представлены  удельные  веса  населения,  имеющего  доступ  к  улучшенным  источникам  питьевой  воды  и  улучшенным  санитарным  условиям.  По  данным  ВОЗ  санитарная  обстановка  в  Афганистане  неудовлетворительна.  Так,  доступ  к  улучшенным  санитарным  условиям  имеет  только  30  %  населения  на  фоне  58  %  жителей  Пакистана  и  92  %  Таджикистана  (2006  г.).  Усугубляющим  обстановку  негативным  моментом  является  отсутствие  положительной  динамики  данного  показателя  в  Афганистане,  по  крайней  мере,  за  последние  10—15  лет.  Доступ  афганского  населения  к  улучшенным  источникам  питьевой  воды  еще  ниже:  всего  22  %  населения  обеспечены  качественной  питьевой  водой  (а  в  сельской  местности  всего  17  %)  против  90  %  в  Пакистане  и  67  %  в  Таджикистане.  Анализ  различий  в  доступности  улучшенных  источников  питьевой  воды  и  санитарных  условий  между  городским  и  сельским  населением  исследуемых  стран  показывает,  что  по  доступности  улучшенных  источников  питьевой  воды  в  Таджикистане  эти  различия  наибольшие  и  составляют  35  %  населения,  в  Пакистане  —  наименьшие  (8  %).  По  доступности  улучшенных  санитарных  условий  различия  наиболее  велики  в  Пакистане  (50  %),  а  минимальные  различия  выявлены  в  Таджикистане  (всего  4  %).  Афганистан  занимает  промежуточное  положение  —  на  20  %  населения  меньше  в  сельской  местности  имеют  доступ  и  к  качественной  питьевой  воде  и  к  улучшенной  санитарии.

В  2001  году  ЮНИСЕФ  с  партнерами  по  акции  “Work  around  the  war”  организовал  строительство  и  восстановление  уборных,  источников  питьевой  воды,  ручных  водоразборных  колонок  и  путей  подачи  воды  в  деревни  в  некоторых  районах  Афганистана,  обеспечив  минимальным  количеством  воды  около  300  тыс.  человек,  проживающих  в  более,  чем  500  деревнях.  Благодаря  трансграничным  действиям  Туркменистана,  Ирана  и  Пакистана  ЮНИСЕФ  с  партнерами  «Work  around  the  war»  удалось  доставить  в  северный  Афганистан  (г.  Andokhoy)  контейнеры  с  водой  для  10  тысяч  семей,  таблетки  для  очистки  воды,  соль  для  пероральной  регидратации,  традиционно  применяемой  в  этом  регионе  для  предупреждения  обезвоживания  при  диарее,  более  100  тысяч  аптечек  и  лекарственных  средств  для  детей  [8].

В  2006  г.  Международный  Комитет  Красного  Креста  реализовал  программу  по  улучшению  санитарной  обстановки  путем  строительства  и  реконструкции  уборных  в  столице  Афганистана  г.  Кабуле,  в  результате  чего  заболеваемость  диарейными  заболеваниями  в  городе  снизилась.  Однако  локальный  характер  предпринятых  действий  снижает  значимость  этих  усилий  [7].

Выводы.  Санитарные  условия  проживания  населения  Афганистана  можно  признать  неудовлетворительными,  в  том  числе  относительно  соседних  Пакистана  и  Таджикистана,  что  влечет  за  собой  значительные  различия  в  величинах  индекса  развития  человеческого  потенциала,  особенно  в  уровнях  здоровья  населения  и  рисках  инфекционных  заболеваний.  На  этом  фоне  международная  помощь  в  области  санитарии  и  обеспечения  населения  питьевой  водой  носит  эпизодический  и/  или  локальный  характер.

 

Список  литературы:

1.Логвиненко  С.М.  Опыт  организации  медицинской  помощи  инфекционным  больным  в  Республике  Афганистан//  Вестник  Витебского  Государственного  Медицинского  Университета,  —  2009.  —  Т.  8,  —  №  1.  —  С.  68—74. 

2.Назаров  Н.Д.  Из  истории  культурных  связей  советского  Таджикистана  с  Афганистаном  (1945—1988  гг.):  автореферат  диссертации  по  истории,  специальность  ВАК  РФ  07.00.02.

3.Паничкин  Ю.Н.  Отношения  между  Пакистаном  и  Афганистаном  после  свержения  режима  талибов//  Ислам  на  Ближнем  и  Среднем  Востоке,  —  2011.  —  №  6.  —  С.  165—178.

4.Паничкин  Ю.Н.  «Линия  Дюранда»  и  пуштунский  вопрос  в  отношениях  между  Пакистаном  и  Афганистаном//  Ислам  на  Ближнем  и  Среднем  Востоке,  —  2011.  —  №  6.  —  С.  179—187.

5.Смирнова  Т.М.,  Крутько  В.Н.  Развитие  человеческого  потенциала:  тенденции,  проблемы  мониторинга  и  управления//  Труды  ИСА  РАН,  —  2009.  —  Т.  42.  —  С.  155—173.

6.Kicha  D.I.,  Makaryan  A.S.,  Maksimenko  L.V.  Socio-economic  aspects  of  non-communicable  diseases  in  the  world//  Europaische  Fachhochschule,  —  2013.  —  №  9  (V1).  —  P.  24—26. 

7.Meddings  D.R.,  Ronald  L.A.,  Marion  S.,  Pinera  J.F.,  Oppliger  A.  Cost  Effectiveness  of  a  latrine  revision  programme  in  Kabul,  Afghanistan//  Bulletin  WHO,  —  2004.  —  №  82.  —  Р.  281—289. 

8.Real  lives.  Afghanistan:  water  and  sanitation  services  under  fire  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.unicef.org/infobycountry/  afghanistan_7167.html#sthash.1SvE7FgG.dpuf  (дата  обращения  01.03.2013). 

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Оставить комментарий