Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXXI Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 14 апреля 2015 г.)

Наука: Филология

Секция: Лингвистика

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Потапова О.И. ЭВФЕМИЗАЦИЯ В СОВРЕМЕННОМ ЯКУТСКОМ ЯЗЫКЕ (НА МАТЕРИАЛЕ ГАЗЕТ «КЫЫМ» И «САХА СИРЭ») // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XXXI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 4(31). URL: http://sibac.info/archive/guman/4(31).pdf (дата обращения: 12.11.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ЭВФЕМИЗАЦИЯ  В  СОВРЕМЕННОМ  ЯКУТСКОМ  ЯЗЫКЕ  (НА  МАТЕРИАЛЕ  ГАЗЕТ  «КЫЫМ»  И  «САХА  СИРЭ»)

Потапова  Олимпиада  Иннокентьевна

студент  2  курса,  кафедра  общего  языкознания  и  риторики  СВФУ  им.  М.К.  Аммосова,  РФ,  г.  Якутск

Еmailpotapova_olimpiada@mail.ru

Павлова  Ирина  Петровна

научный  руководитель,  канд.  филол.  наук,  доцент  СВФУ  им.  М.К.  Аммосов  г.  Якутск,  Республика  Саха  (Якутия),  РФ,  г.  Якутск

 

В  настоящее  время  информационная  функция  языка  стала  одной  из  главных.  Информация  приобрела  свою  цену,  имеет  влияние  на  огромные  массы  общества.  Теперь  информация  в  любом  виде  от  точки  «А»  до  точек  всего  мира  распространяется  с  мгновенной  скоростью.  «Информация  —  предмет  потребления  столь  же  неосязаемый,  как  и  энергия,  однако  едва  ли  не  самый  распространенный  во  всех  сферах  человеческой  деятельности»  [9,  с.  37].

Главными  поставщиками  информации  являются  печать,  радио,  кино  и  телевидение  как  основные  средства  массовой  коммуникации.  «Массовая  коммуникация  —  это  систематическое  распространение  сообщений  среди  численно  больших,  рассредоточенных  аудиторий  с  целью  воздействия  на  оценки,  мнения  и  поведение  людей»  [12,  c.  344].  Поэтому  язык,  при  помощи  которого  передается  какая-либо  информация,  крайне  важен.  Что  такое  язык  газеты?  Есть  такая  цитата,  высказанная  еще  в  1923  г.  Винокуром  Г.О.,  «язык  газеты  в  идеале  есть  сообщение  по  преимуществу,  коммуникация,  обнаженная  и  абстрагированная  до  крайних  мыслимых  своих  пределов»  [3,  c.  229].

Нам  было  интересно  изучать  явление,  широко  используемое  в  газетных  изданиях  —  эвфемизация.  Объектом  нашей  работы  стали  выпуски  республиканских  газет  «Кыым»  и  «Саха  Сирэ»  за  2014—1015  года. 

Явления  табу  и  эвфемизации  в  современных  газетах  на  якутском  языке  до  настоящего  времени  практически  не  изучались.  Сам  народ  саха  с  древних  времен  накопил  огромное  количество  табуированных  слов.  Связано  это  с  мифологическим  освоением  окружающего  мира.  В  якутском  языке  сохранился  специальный  термин  харыс  тыл  для  обозначения  подставных  имен,  возникших  вследствие  табу. 

Э.К.  Пекарский  в  «Словаре  якутского  языка»  в  качестве  пометы  для  эвфемизмов  использовал  сочетание  харыстаан  этэр  тыллар  (сокр.  х.  э.  т.),  буквально:  «слово,  сказанное  оберегаючи»,  и  сущность  термина  определил  так:  «Условное  название,  даваемое  какому-либо  предмету  из  предосторожности,  боязни,  ради  охранения  от  несчастья,  «оберегаючи»  (  напр.  вм.  Ат  говорят  талаьа,  вм.  Сугэ  —  киргил  и  т.  п.)»  [11,  с.  3378].  Существует  еще  одно  определение  эвфемизма,  данное  якутским  писателем  А.Е.  Кулаковским:  сирэйинэн  ааттыахтарын  харыстаан  саҥарар  саҥалара,  которое  дословно  переводится  как  «слова,  оберегающие  от  прямого  употребления»  [6,  c.  409].  Обозначения  эвфемизмов  в  якутском  языке  существуют,  следовательно,  термин  «табу»  тоже  есть.  Якутский  вариант  обозначения  «табу»  предложил  лингвист  А.С.  Луковцев:  словосочетание  муннаран  этии,  что  буквально  означает  «слово,  приводящее  к  заблуждению»  [7,  c.  94]. 

Из  множества  определений  табу  в  нашем  случае  наиболее  подходит  следующее  толкование:  «табу  —  запрет  на  употребление  определенных  слов,  обусловленный  социально-политическим,  историческими,  культурными,  этическими  или  эмоциональными  факторами»  [2,  c.  345].  Отсюда  видно,  что  табуирование  не  разрешает  использования  тех  или  иных  слов.  Вместо  этих  «неподобающих»  названий  употребляются  более  «приличные».  Эти  слова-заменители  и  называются  эвфемизмами.  «Назначение  эвфемизмов,  как  справедливо  отмечает  И.Р.  Гальперин,  разъясняется  и  происхождением  соответствующего  термина.  Поморфемный  перевод  последнего  А.П.  Квятковский  даже  включает  в  словарную  дефиницию:  «Эвфемизм,  или  эвфемизм…  —  благоречие,  вежливое  выражение  (порой  мнимо  вежливое),  смягчающее  прямой  смысл  резкого,  грубого  или  интимного  высказывания»  [8,  c.  22].  Это  высказывание  четко  определяет  цель  эвфемизмов.  «Для  того  чтобы  стать  эвфемизмом,  новое  наименование  должно  создавать  ассоциации  в  сознании  говорящего  и  слушающего  с  предметом  или  явлением  более  позитивной  оценки,  чем  денотат»  [5,  c.  5]. 

Эвфемизмы  в  современной  речи  якутского  народа  не  утеряли  актуальность,  а  расширили  сферу  действия.  Если  в  древности  они  употреблялись  в  определенных  областях  человеческой  деятельности  (рождение,  смерть,  именование,  охотничий  промысел,  болезнь  и  т.  п.),  то  сейчас  к  этому  можно  добавить  и  политику,  и  экономику,  профессиональную  сферу  и  многие  другие  сферы  развития  общества.  Например,  КБДь  —  это  эвфемизм,  возникший  в  разговорной  речи  у  представителей  молодого  поколения  в  виде  аббревиатуры,  который,  на  первый  взгляд,  не  совсем  понятен  людям.  Расшифровывается  так:  кырдьа  барбыт  дьахтар,  что  дословно  переводится  как  «стареющая  женщина,  т.  е.  женщина,  не  успевшая  выйти  замуж  в  определенном  возрасте».  На  примере  данного  эвфемизма  можно  сказать,  что  «языковому  запрету  подвергаются  не  содержание  слова,  не  понятие,  а  некоторые  формы  слов»  [10,  c.  43].  Исходя  из  этого,  мы  видим,  что  эвфемизация  слов  приобрела  некую  тайность,  скрытую  информацию,  которую  не  должны  узнать  люди  с  определенным  семейным  статусом  ,  а  не  злые  духи.  Такие  виды  эвфемизмов  называют  маскирующими,  используются  они  «с  целью  искажения  или  маскировки  подлинной  сущности  обозначаемого»  [1,  c.  590]. 

Такой  вид  эвфемизмов  широко  используется  и  средствами  массовой  информации.  В  качестве  примера  приведем  из  газеты  «Кыым»  следующее:  мэтээлэ  суох  кэлбиппит  «приехали  без  медали»  вместо  хотторон  кэлбиппит  «приехали  с  поражением»  («Кыым»,  №  (22196)  2015,  15  янв.).  И  еще  один  пример:  таhырдьа  атааран  иhэллэр  можно  перевести  «сразу  провожают  на  улицу»  вместо  таhырдьа  үүрэн  иhэллэр  «сразу  выгоняют  на  улицу»  («Кыым»  2№  (22197)  2015,  22  янв.).  В  якутских  печатных  изданиях,  на  наш  взгляд,  широко  распространена  практика  эвфемизации  слов,  и  это  связано  с  особенностями  менталитета  народа  саха,  которые  не  позволяют  слишком  открыто  выражать  свои  мысли  и  чувства.  У  якутов  существует  особое  отношение  к  слову,  когда  нельзя  говорить  много  и  попусту,  каждое  слово  должно  быть  взвешено  и  продумано,  поэтому  нет  той  раскрепощенности  в  якутских  изданиях,  какая  есть  в  американских  или  европейских.  Однако  в  настоящее  время  заметно  влияние  русского  менталитета,  что  также  отражается  на  смелом  языке  газетных  изданий,  например,  появились  рубрики  «Имэҥ»,  «Дьылҕа»,  «Криминал»  и  другие.

Практический  материал  собран  нами  методом  сплошной  выборки,  из  газетных  изданий  выявлено  72  эвфемизма.  Представим  их  тематическую  классификацию:

Эвфемизмы,  обозначающие  человека:

·     Смерть  и  рождение:  тута  барбыт  «сразу  ушел»,  дьону  самнарбыта  «повалил  людей»,  күн  сириттэн  матардылар  «лишили  земли  солнца»,  күн  сириттэн  барбыта  «ушел  с  земли  солнца»,  тыына  быhынна  «прервался  дух»,  суорума  суолламмыт  «обрел  несчастную  дорогу»,  олохтон  барбыта  «ушел  из  жизни»,  орто  дойдуттан  барбыта  «ушел  из  среднего  мира»,  күн  сирин  кѳрбʏт  «увидел  землю  солнца».

·     Внешность:  субурхай  муруннаах  «у  него  продолговатый  нос»  вместо  уhун  муруннаах  «у  него  длинный  нос»,  киэҥ  харахтаах  «с  широкими  глазами»  вместо  улахан  хараахтаах  «с  большими  глазами»,  сүгэhэрдээх  «с  ношей»  вместо  айанньыт  «путник»,  икки  атахтаах  «двуногий»  вместо  киհи  «человек».

·     Возраст:  сааhырыы  «годы  уходят»  вместо  кырдьыы  «стареть»,  КБДЬлар  «стареющие  женщины»  вместо  кэргэн  тахсыбакка  хаалбыт  дьахталлар  «незамужние  женщины»,  кʏѳгэйэр  кʏнэ  «день  его  рассвета»  вместо  орто  сааhа  «средний  возраст»,  кʏнэ  киирбит  «его  солнце  закатилось»  вместо  кырдьыбыт  «постарел»,  тайахтаах  «человек  с  тростью»  вместо  кырдьаҕас  «старый».

·     Деятельность:  сүрэхтээhин  «благословить»  вместо  олоҕурдуу  «утвердить»,  буhа-хата  «потеть»  вместо  үлэлии  «работать»,  айахпытын  булунарбыт  «находить,  что  положить  в  рот»  вместо  аhыырбыт  «ели»,  хармаанын  иччилээбит  «оживил  карман»  вместо  харчыламмыт  «заработал  деньги»,  мэтээлэ  суох  кэлбиппит  «вернулись  без  медали»  вместо  хотторон  кэлбиппит  «проиграли»,  ытык  иэhин  толорботох  «не  исполнил  свой  священный  долг»  вместо  армияҕа  баран  кэлбэтэх  «не  служил  в  армии».

·     Взаимоотношения  между  людьми:  ытыктабыла  суох  сыhыан  «неуважительное  отношение»  вместо  куhаҕан  сыhыан  «плохое  отношение»,  ааттарын  түhэн  биэрбит  «опустил  их  имя»  вместо  ситиспэтэх  «не  добился»,  уот  харахха  этитэлээтэ  «сказал  в  глаза»  вместо  утары  көрөн  туран  этитэлээтэ  «сказал  все  сразу  в  его  присутсвии»,  хараҕын  ортотугар  ааста  «прошел  под  его  взглядом»  вместо  кини  баарына  ааста  «прошел  под  его  руководством».

·     Эмоции:  көмүскэлэрин  уута  «слезы  защиты»  вместо  харахтарын  уута  «слезы»,  сүрэҕим  хамсыыр  «сердце  вздрагивает»  вместо  долгуйабын  «волнуюсь»,  хааным  оонньуур  «играет  кровь»  вместо  абарабын  «злюсь»,  иэйиилэрэ  күөдьүйбүтэ  «вспыхнула  страсть»  вместо  таптаабыттара  «влюбились»,  атын  тыыннаммыта  «приобрел  другую  душу»  вместо  кубулуйбута  «изменился»,  сүрэхпитин  аймаата  «сердце  всполошил»  вместо  соhутта  «испугал»,  сүрэҕим  хайыта  барбыта  «сердце  разрывалось»  вместо  хомойбутум  «огорчилась»

·     Здоровье:  ыксаллаах  балаhыанньа  «неудобное  положение»  вместо  куhаҕан  балаhыанньа  «плохое  положение»,  бэттэх  кэлбит  курдук  буолбута  «было  похоже,  что  он  подошел  к  нам»  вместо  үтүөрэн  испитэ  «было  видно  улучшение  его  состояния  здоровья»,  кутталлаах  бѳлѳх  «опасная  группа»  вместо  өлүөн  сөптөөх  дьон  «больные,  которые  могут  умереть»,  орон  киhитэ  буолбут  «стал  человеком  постельного  режима»  вместо  ыарыhах  буолбут  «стал  инвалидом»,  көхсүн  этитэр  «греет  спину»  вместо  сөтөллөр  «кашляет»,  ууламмыт  «накопилась  вода»  вместо  хат  буолбут  «забеременнела»,  хотугу  ыарыы  «северная  болезнь»  вместо  араҥ  «оспа».

·     Вредные  привычки: 

1)  Алкоголизм:  чөмпүйүөннэр  «чемпионы»  вместо  итириктэр  «пьяные»,  аhыы  утах  «горький  напиток»  вместо  арыгы  «алкоголь»,  күөх  моҕой  «ядовитая  змея»  вместо  арыгы  «алкоголь»,  сынньаммыт  көрүҥнээхтэри  «отдохнувшие»  вместо  итириктэри  «пьяные»,  куолайы  минньитэр  утах  «услада  горла»  вместо  арыгы  «алкоголь»,  аhаабыт  «поел»  вместо  арыгылаабыт  «выпил  алкоголь».

2)  Драка:  өс-саас  ситиспитэ  «добился  мести»  вместо  аахсыбыта  «отомстил»,  таhырдьа  атааран  иhэллэр  «сразу  провожают  на  улицу»  вместо  таhырдьа  үүрэн  иhэллэр  «сразу  выгоняют  на  улицу»,  быhаарсааччы  «объяснялся»  вместо  охсуhааччы  «дрался»,  быhыта  тыытыhыы  «дергать  друг  друга»  вместо  кыргыhыы  «драка»,  кэпсэтиэххэ  «поговорим»  вместо  аахсыахха  «подеремся»,  бэртээхэй  көр  «развлечение»  вместо  охсуhуу  «драка».

3)  Нарушение  закона:  көҥүлүн  быспыттар  «отрезали  его  свободу»  вместо  хаайбыттар  «заключили  в  тюрьму»,  олоро  сылдьыбыт  «сидел»  вместо  хаайыылаах  «заключенный»,  ʏѳhэ  тыыныахтара  «вдохнут  воздуха»  вместо  ыарахантан  босхолонуохтара  «освободятся»,  эппиэккэ  тардыллыахтара  «будут  отвечать»  вместо  сууттаныахтара  «предстанут  перед  судом»,  хармааныгар  уктубут  «засунул  в  карман»  вместо  уорбут  «украл».

Эвфемизмы,  обозначающие  объекты: 

·     Предметы:  тахсан  киирэр  сир  «место  куда  выходят»  вместо  туалет,  улахан  экран  «большой  экран»  вместо  киинэ  театра  «кинотеатр»,  күөх  экран  «голубой  экран»  вместо  телевизор.

·     Природа:  тыатааҕы  «лесной»  вместо  эhэ  «медведь»,  эhэ  «дедушка»  вместо  уот  «огонь»,  эбэ  «бабушка»  вместо  өрүс  «река»,  ыраахтааҕы  кыыл  «король-  зверь»  вместо  хахай  «лев».

Классификация  выявленных  эвфемизмов  включает  в  себя  две  большие  группы:  эвфемизмы,  обозначающие  человека  и  эвфемизмы,  обозначающие  объекты,  каждая  группа  может  иметь  подгруппы.  В  процессе  распределения  эвфемизмов  по  группам,  мы  столкнулись  с  тем,  что  смысл  некоторых  эвфемизмов  вытекает  из  контекста.  Исходя  из  ситуации,  эвфемизмы  могут  переходить  из  одной  подгруппы  в  другую.  Например:  ыксаллаах  балаhыанньа  «неудобное  положение»  —  этот  эвфемизм  мы  отнесли  в  подгруппу  ЗДОРОВЬЕ,  так  как  в  контексте  понималось  «плохое  состояние»  больного,  но  если  подойти  с  другой  стороны,  можно  перевести  как  «щекотливое  положение»,  тогда  в  этом  случае  его  следует  перенести  в  подгруппу  —  ВЗАИМООТНОШЕНИЯ  МЕЖДУ  ЛЮДЬМИ.  Күнэ  киирбит  «его  солнце  закатилось»  —  можно  понять  как  кырдьыбыт  «постарел»  или  как  өлбут  «умер». 

Также  необходимо  отметить  тот  факт,  что  некоторые  эвфемизмы  настолько  укоренились,  что  изначальное  табуированное  слово  утратилось.  В  качестве  примера  можно  взять  эвфемизм,  обозначающий  медведя,  тыатааҕы  «лесной»,  который  замещает  слово  эhэ.  Но  это  слово  эhэ  (дедушка)  так  же  является  эвфемизмом.  Есть  еще  множество  эвфемизмов  называющих  медведя:  кырдьаҕас  «старик»,  арҕахтаах  «имеющий  берлогу»,  улуу  кыыл  «великий  зверь»  и  других.  Но  первоначального  запретного  названия  животного  мы  не  знаем.

Изучение  материала  показало,  что  эвфемизмы  в  печатных  изданиях  служат  для  создания  определенного  эффекта:  в  статьях,  где  речь  идет  о  несчастных  людях,  эвфемизмы  вызывают  у  читателя  сочувствие  (сүрэҕим  хайыта  барбыта  в  переводе  —  «сердце  разрывало  на  части»  вместо  хомойбутум  —  «огорчился»).  В  статье  о  спорте,  говоря  о  поражении  спортсменов,  используют  более  мягкие  выражения,  например,  мэтээлэ  суох  кэлбиппит  «вернулись  без  медали»  вместо  хотторон  кэлбиппит  «проиграли»,  чтобы  читатель  отнесся  снисходительно.  А  там,  где  пишут  об  алкоголизме,  функционирует  эвфемизм,  создающий  негативное  отношение,  например,  күөх  моҕой  «ядовитая  змея»  вместо  арыгы  «алкоголь».  Также  используют  осмеивающие  эвфемизмы  —  чөмпүйүөннэр  «чемпионы»  вместо  итириктэр  «пьяные».  Корреспонденты  криминальной  рубрики  используют  эвфемизмы,  выражающие  осуждение  —  эппиэккэ  тардыллыахтара  «ответят  за  содеянное»  вместо  сууттаныахтара  «подадут  на  него  в  суд».

Таким  образом,  эвфемизмы  газетной  речи  могут  быть  подвергнуты  классификации  с  точки  зрения  семантики.  По  смысловой  структуре  наиболее  многочисленной  является  группа  эвфемизмов,  характеризующих  человека  внешне  и  как  носителя  определенных  нравственных  качеств,  а  также  человека  деятельного,  совершающего  различного  рода  поступки.  Отметим,  что  эвфемизации  более  всего  подвергаются  качества  и  поступки,  выходящие  за  пределы  общепринятых  норм.  Это  явление  вполне  закономерное,  именно  в  этом  заключается  и  весь  смысл  запрета  (табуирования),  а  значит,  и  эвфемизации.

Процесс  эвфемизации  в  языке  газет,  кроме  вышесказанного,  выполняет  также  и  особые  функции,  а  именно  —  является  средством  воздействия  на  читателей,  своего  рода  манипулятором  общественного  сознания.  Поэтому  эвфемизмы  могут  способствовать  выражению  сочувствия,  осуждения,  поддержки,  сарказма  и  иронии.

«Средствами  массовой  информации  создается  особый  аудиовизуальный  мир,  воздействию  которого  вольно  или  невольно  подвергается  каждый  из  нас,  что  заставляет  серьезно  ставить  вопрос  об  ответственности  средств  массовой  информации  перед  обществом»  [4].

 

Список  литературы:

  1. Арапова  Н.С.  Эвфемизмы:  лингвистический  энциклопедический  словарь.  М.,  1990. 
  2. Варбот  Ж.Ж.  Табу  //  Русский  язык:  энциклопедия.  М.,  1979.
  3. Винокур  Г.О.  Язык  газеты.  М.,  1923.
  4. Володина  Н.М.  Язык  СМИ  —  основное  средство  воздействия  на  массовое  сознание  /  Н.М.  Володина  //Язык  СМИ  как  объект  междисциплинарного  исследования.  М.:  Изд-во  МГУ,  2003.  —  [Электронный  ресурс].  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://evartist.narod.ru/text12/03.htm#з_09.  (дата  обращения  12.02.15).
  5. Кацев  А.М.  Языковое  табу  и  эвфемия.  Л.,  1988
  6. Кулаковский  А.Е.  Научные  труды.  Якутск:  Кн.  Изд-во,  1979.
  7. Луковцев  А.С.  Слова  табу  в  лексике  якутских  охотников  //  Актуальные  вопросы  якутской  лексикологии  и  лексикографии.  Якутск:  ЯФ  СО  АН  СССР,1980.
  8. Москвин  В.П.  Эвфемизмы  в  лексической  системе  современного  русского  языка.  М.:  ЛЕНАНД,  2010. 
  9. Маккарти  Дж.  Информация.  Информация.  М.,  1968 
  10. Павлова  И.П.  Лексическая  система  эвфемизмов  якутского  языка:  учеб.  пособие.  Якутск:  Изд-во  Якутского  ун-та,  2002. 
  11. Пекарский  Э.К.  Словарь  якутского  языка.  Ленинград,  1927.
  12. Философский  энциклопедический  словарь.  М.,  1989.  

 

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий