Статья опубликована в рамках: XXIII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 07 августа 2014 г.)

Наука: Филология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Михалчева А.В. КУРСИВ КАК СРЕДСТВО ЭКСПРЕССИВНОСТИ В РОМАНЕ ДЖ. СЭЛИНДЖЕРА «НАД ПРОПАСТЬЮ ВО РЖИ» // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XXIII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 8(23). URL: http://sibac.info/archive/guman/8(23).pdf (дата обращения: 18.10.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

КУРСИВ  КАК  СРЕДСТВО  ЭКСПРЕССИВНОСТИ  В  РОМАНЕ  ДЖ.  СЭЛИНДЖЕРА  «НАД  ПРОПАСТЬЮ  ВО  РЖИ»

Михалчева  Анастасия  Витальевна

студент  4  курса,  кафедра  филологии  ТГПУ  им.  Л.Н.  Толстого,  РФ,  г.  Тула

E-mail: 

Чусова  Анна  Александровна

научный  руководитель,  канд.  филолог.  наук,  доцент  ТГПУ  им.  Л.Н.  Толстого,  РФ,  г.  Тула

 

Категория  экспрессивности  всегда  привлекала  внимание  как  отечественных,  так  и  зарубежных  исследователей  лингвистики,  вследствие  того,  что  именно  она  способствует  выражению  субъективного  отношения  говорящего  к  предмету  речи.  В  последние  десятилетия  данная  категория  стала  особенно  актуальной,  что  объясняется  вспыхнувшим  интересом  к  языковой  личности,  к  описанию  языка  как  средства  воздействия  на  читателя.

Являясь  категорией  лингвистики,  литературоведения,  стилистики,  логики  и  психологии,  экспрессивность  многогранна,  поскольку  она:

·     охватывает  гомогенные  и  гетерогенные  связи  формальных,  семантических,  функциональных  и  категориальных  единиц;

·     отражает  и  выражает  сознательное,  целенаправленное,  субъективное  и  эмоциональное  отношение  говорящего  (автора)  к  собеседнику  (читателю)  или  предмету,  содержанию  сообщения;

·     обладает  функцией  воздействия;

·     служит  для  подчеркивания,  усиления,  актуализации  определённой  информации  в  процессе  общения  [3,  с.  9].

Экспрессивность  как  стилистический  феномен  рассматривают  И.В.  Арнольд,  Ю.М.  Скребнев  и  др.  Они  считают,  что  экспрессивность,  соединяя  элементы  разных  стилей,  придает  стилистическую  окраску  языковым  средствам  и  цельному  тексту.  И.В.  Арнольд  дает  следующее  определение  экспрессивности:  «свойство  текста  или  части  текста,  которое  передаёт  смысл  с  увеличенной  интенсивностью,  выражая  внутреннее  состояние  говорящего,  и  имеет  своим  развитием  эмоциональное  или  логическое  усиление,  которое  может  быть,  а  может  и  не  быть  образным»  [1,  с.  18].

В.Н.  Телия  предложила  рассматривать  экспрессивность  как  эффект,  создаваемый  в  речевой  деятельности  выражением  эмотивного  отношения  говорящего  к  обозначаемому  высказыванию  [2,  с.  85].  Другими  словами,  она  считает  экспрессивность  функцией,  которая  устанавливает  отношения  между  интенцией  автора  и  средствами  языка,  выражающими  такую  интенцию.  В  этом  определении  выделяется  в  качестве  основного  признака  семантики  экспрессивных  средств  эмоционально-оценочный  компонент,  связанный  с  субъективным  восприятием  человеком  реальной  действительности.

Естественно  предположить,  что  экспрессивность  является  одной  из  важнейших  движущих  сил  развития  языка,  так  как  способствует  наиболее  емкой  передаче  мыслей  и  чувств  говорящего,  тем  самым  выражая  в  речи  саму  личность  говорящего  или  пишущего,  что  особенно  важно  для  художественных  текстов.

Лингвистическим  механизмом  экспрессивности  является,  главным  образом,  отклонение  от  нормы  в  использовании  языковых  единиц  различных  уровней.  Именно  благодаря  своей  необычности,  выразительности  она  привлекает  внимание  читателей  и  влияет  на  их  восприятие  текста,  поддерживает  интерес  к  происходящему.  Экспрессивность  помогает  читателям  полностью  понять  весь  скрытый  смысл  высказывания,  его  роль  в  тексте.

Как  показывает  фактический  материал,  средства  экспрессивности  многообразны  и  затрагивают  все  уровни  языка.  Эти  средства  используются  в  речи  для  передачи  определенной  информации  различного  содержания.

На  фонетическом  уровне  экспрессивность  проявляется,  в  первую  очередь,  в  интонации,  которая,  создавая  экспрессивность  текста,  оказывает  тем  самым  огромное  воздействие  на  адресата.  Понятно,  что  именно  благодаря  интонации  реципиент  понимает  чувства  и  мысли  коммуникатора.  На  письме  интонация  обычно  передается  графическими  средствами.  Наиболее  часто  встречающимся  графическим  средством  передачи  экспрессивности  на  фонетическом  уровне  является  курсив,  который  указывает  на  рему  высказывания.  Исследуемый  материал  изобилует  такими  примерами.  Как  правило,  курсивом  выделяются  личные  местоимения,  которые  обычно  являются  безударными.

Для  передачи  экспрессивности  часто  выделяются  языковые  единицы,  которые  в  обычной  речи  являются  безударными.  Чаще  всего  в  этой  связи  выделяются  местоимения.  Рассмотрим  следующие  примеры:

1.  «I’ve  been  fine,  Holden».  She  closed  the  closet  door.  «How  have  you  been?»  [4,  с  8].

2.  But  if  you  get  on  the  other  side,  where  there  aren’t  any  hot-shots,  then  what’s  a  game  about  it?  [4,  с.  10].

3.  Everybody  says  that,  especially  my  father.  It’s  partly  true,  too,  but  it  isn’t  all  true.  People  always  think  something  all  true  [4,  с.  11].

4.  Anyway,  first  he’d  take  a  swallow  and  squirt  it  all  over  her,  then  she  did  it  to  him  —  they  took  turns,  for  God’s  sake  [4,  с.  63].

В  первом  примере  курсивом  выделено  личное  местоимение.  Героиня  интересуется  здоровьем  Холдена.  Курсив  здесь  выражает  эмоциональные  переживания  героини  за  мальчика.

Во  втором  случае  Холден  рассуждает  о  своей  школе  и  старается  объяснить,  что  всегда  есть  два  взгляда  на  одну  ситуацию.  Он  выражает  свое  несогласие  со  всеобщим  мнением.

Третий  пример  является  особо  экспрессивным  в  силу  того,  что  местоимение  не  только  выделено  курсивом,  но  и  дважды  повторяется.  Холден  опять  выступает  против  всеобщего  мнения  и  против  людей,  которые  всему  верят,  хотя  он  знает,  что  не  всегда  всё  является  правдой.

В  четвертом  примере  автор  выделяет  личные  местоимения,  показывая,  что  парень  с  девушкой  танцуют,  друг  за  другом  совершая  различные  движения.  Чтобы  точнее  выразить  весь  юмористический  характер  происходящего  также  выделяется  слово  turns.

Предлоги  тоже  могут  являть  собой  экспрессивы,  как  в  следующих  примерах:

1.  He  came  over  and  sat  down  on  the  arm  of  Stradlater’s  chair.  He  never  sat  down  in  a  chair.  Just  always  on  the  arm  [4,  с.  24].

2.  What  I  might  do,  I  might  say  something  very  cutting  and  snotty,  to  rile  him  up  —  instead  of  socking  him  in  the  jaw  [4,  с.  90].

В  обоих  случаях  автор  использует  выделенные  курсивом  предлоги  для  выражения  оппозиции,  противоречия  в  предложении,  в  то  же  время,  привнося  в  высказывания  определенную  долю  иронии  и  сарказма.

Как  видно  из  вышеприведённых  примеров,  выделяя  личные  местоимения  и  предлоги,  автор  ставит  логическое  ударение  во  фразе,  вследствие  чего  меняется  смысл  высказывания,  добавляя  речи  эмоциональности  и  ироничности.

Также  курсивом  могут  быть  выделены  и  знаменательные  части  речи.  В  таких  случаях  курсив  играет  роль  эмфазы.  Проиллюстрируем  сказанное  следующими  примерами:

1.  Even  the  couple  of  nice  teachers  on  the  faculty,  they  were  phonies,  too  [4,  с.  169].

2.  But  I  just  thought  something  fell  out  the  window,  a  radio  or  a  desk  or  something,  not  a  boy  or  anything  [4,  с.  171].

3.  He  didn’t  want  you  to  think  he  was  visiting  you  or  anything.  He  wanted  you  to  think  he’d  come  in  by  mistake,  for  God’s  sake  [4,  с.  22].

В  первой  ситуации  курсив  показывает,  что  Холден  разочарован  и  расстроен,  что  даже  те  хорошие  учителя,  которые  ему  нравились,  могут  вести  себя  фальшиво  и  неправильно.

Во  второй  —  рассказывается  про  случай,  когда  мальчик  из  школы  выпрыгнул  в  окно,  а  Холден  слышал  звук  его  падения.  Он  был  удивлен,  что  из  окна  выпал  именно  мальчик,  так  как  ожидал,  что  это  будет  стол  или  радио.

Третий  пример  описывает  соседа  Холдена.  Он  смеется  над  поведением  мальчика,  который  ведет  себя  высокомерно  и  фальшиво.

Курсивом  могут  быть  выделены  и  имена  собственные:

Holden!”  she  said  right  away.  She  put  her  arms  around  my  neck  and  all.  She’s  very  affectionate  [4,  с.  162] 

В  этом  примере  имя  собственное,  выделенное  курсивом,  говорит  об  удивлении  говорящего.  Для  более  полного  понимания  эмоций  героев  нам  помогает  контекст.  Так,  мы  понимаем,  что  человек  приятно  удивлен  и  не  ожидал  появления  Холдена.

Весьма  интересными  представляются  ситуации,  в  которых  курсивом  выделяется  вспомогательный  глагол  “do”,  приобретающий  в  подобных  случаях  эмфатическое  значение.  Эмфатический  “do”  в  таких  структурах  не  несет  какого-либо  дополнительного  лексического  или  грамматического  значения,  а  лишь  усиливает,  подчёркивает  важность  происходящего.  Рассмотрим  следующие  примеры:

1.  You  don’t  like  a  million  things.  You  don’t  [4,  с.  170].

2.  I  hope  to  hell  when  I  do  die  somebody  has  sense  enough  to  just  dump  me  in  the  river  or  something  [4,  с.  156].

В  первом  из  приведённых  примеров  мы  видим,  что  говорящий  показывает  свою  полную  уверенность  в  том,  о  чем  идет  речь,  его  тон  достаточно  критический  и  убедительный.  Во  втором  мы  понимаем,  что  собеседники  выражают  очень  сильную  надежду  и  хотят  верить  в  то,  о  чем  они  говорят.

Рассмотрим  еще  несколько  примеров  с  экспрессивами:

1.  It  wasn’t  too  bad  when  the  sun  was  out,  but  twice  —  twice  —  we  were  there  when  it  started  to  rain  [4,  с.  156].

2.  Even  if  I  did  go  around  saving  guys’  lives  and  all,  how  would  you  know  if  you  did  it  because  you  really  wanted  to  save  guys’  lives,  or  because  you  did  it  because  you  really  wanted  to  do  was  be  a  terrific  lawyer,  with  everybody  slapping  you  on  the  back  and  congratulating  you  in  court  when  the  goddam  trial  was  over,  the  reporters  and  everybody,  the  way  it  is  in  the  dirty  movies?  [4,  с.  173].

В  обоях  примерах  курсив  иллюстрирует  реализацию  еще  одного  средства  экспрессивности  —  повтора.  Сочетание  этих  двух  средств  в  одном  контексте  делает  предложения  еще  более  экспрессивными.

В  первом  примере  такая  структура  предложения  помогает  читателю  понять  глубокую  степень  возмущения  героя,  его  отрицательное  отношение  к  происходящим  событиям,  ярко  выражает  чувства  персонажа.

Второй  пример  примечателен  тем,  что,  несмотря  на  то,  что  одна  конструкция  повторяется  дважды,  разные  слова  этой  конструкции  выделены  курсивом.  Это  дает  читателю  возможность  поставить  правильное  логическое  ударение  в  высказывании  и  лучше  понять  весь  противоречивый  характер  описываемой  ситуации.

В  литературе  также  встречаются  случаи,  когда  курсивом  выделяется  только  часть  слова.  Часто  такой  прием  используется  для  постановки  правильного  ударения  слова.  Подобные  случаи,  естественно,  не  имеют  отношения  к  актуализации  курсива  как  средства  экспрессивности.  Однако  в  анализируемом  материале  наличествует  данный  прием,  используемый  для  передачи  различных  эмоций,  что  явствует  из  следующих  примеров:

1.  I’m  not  interested.  Annapolis,  for  God’s  sake  [4,  с.  165].

2.  “Holden,”  she  said,  «how  come  you’re  not  home  Wednesday?”  [4,  с.  165].

3.  “Coffee,  gentlemen,  finally,”  Mrs.  Antolini  said  [4,  с.  186].

В  первом  примере  Холден  просто  исправляет  ударение  в  слове.  Этот  случай  не  несет  экспрессивности.  Второй  пример  демонстрирует  сильное  удивление  и  тревогу,  так  как  Холдена  ждали  только  в  конце  недели,  а  он  уже  приехал.  Сестра  пытается  выяснить,  что  произошло.  В  третьем  примере  мы  видим,  что  хозяйка  дома,  Миссис  Антолини,  рада,  что,  наконец,  готов  долгожданный  кофе.

Курсив  используется  не  только  для  выделения  отдельных  слов,  но  даже  и  словосочетаний  и  даже  целых  клаузем.  Например:

1.  “No  wonder  you’re  flunking  the  hell  out  of  here,”  he  said.  “You  don’t  do  one  damn  thing  the  way  you’re  supposed  to.  I  mean  it.  Not  one  damn  thing”  [4,  с.  43].

2.  On  the  contrary,  you  have  a  great  deal  to  gain  —  especially  after  you’re  dead  [4,  с.  19].

В  первой  иллюстрации  словосочетание,  выделенное  курсивом,  используется  для  передачи  критики.  Это  значение  дальше  подчеркивается  повтором  фразы,  что  придает  эмоции  большую  экспрессивность.  Во  втором  примере  курсив,  выделяющий  целую  клаузему,  служит  выражению  иронии.

Таким  образом,  мы  рассмотрели  различные  примеры  использования  курсива  в  романе  Дж.  Сэлинджера  «Над  пропастью  во  ржи».  Выяснилось,  что  роман  пестрит  такими  примерами.  Из  этого  можно  сделать  вывод,  что  курсив  является  одним  из  ведущих  способов  передачи  экспрессивности  в  данном  произведении.  Использование  автором  курсива  помогает  раскрывать  все  необходимые  мысли  романа,  понимать  переживания  героев,  их  внутренний  мир  и  субъективное  восприятие  происходящего.  Именно  благодаря  такому  средству  экспрессивности  читатель  может  правильно  поставить  логическое  ударение  в  высказывании,  понять  все  скрытые  интенции  автора  и  расшифровать  истинное  значение  произведения.

 

Список  литературы:

  1. Арнольд  И.В.  Интерпретация  художественного  текста:  типы  выдвижения  и  проблемы  экспрессивности  [Текст]  /  И.В.  Арнольд  //  Экспрессивные  средства  английского  языка.  Ленинград,  1975.  —  с.  11—20.
  2. Телия  В.Н.  Семантика  экспрессивности  [Текст]  /  В.Н.Телия  //  Семантические  категории  языка  и  методы  их  изучения.  Ч.  1.  Уфа:  Башкирский  гос.  Ун-т,  1985.  —  С.  85—86.
  3. Тошович  Б.  Экспрессивный  синтаксис  глагола  русского  языка  и  сербского/хорватского  языко  [Текст]  /  Б.  Тошович.  М.:  Языки  славянской  культуры,  2006.  —  560  с.
  4. Сэлинджер  Д.  Над  пропастью  во  ржи:  книга  для  чтения  на  английском  языке  [Текст]  /  Д.  Сэлинджер.  Спб.:  Антология,  2005.  —  256  с.

 

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий