Статья опубликована в рамках: XXI Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 05 июня 2014 г.)

Наука: Филология

Секция: Лингвистика

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Кононова А.О. ОСОБЕННОСТИ АКТУАЛИЗАЦИИ ПРЕЦЕДЕНТНЫХ СИТУАЦИЙ В РУССКИХ И АМЕРИКАНСКИХ СМИ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XXI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 6(21). URL: http://sibac.info/archive/guman/6(21).pdf (дата обращения: 19.10.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ОСОБЕННОСТИ  АКТУАЛИЗАЦИИ  ПРЕЦЕДЕНТНЫХ  СИТУАЦИЙ  В  РУССКИХ  И  АМЕРИКАНСКИХ  СМИ

Кононова  Анастасия  Олеговна

студент  5  курса,  кафедра  лингвистики  и  межкультурной  коммуникации,  МГУ  имени  М.В.  Ломоносова,  РФ,  г.  Москва

E-mail:  

Арапова  Мария  Александровна

научный  руководитель,  канд.  культурологии,  ст.  препод.  МГУ,  РФ,  г.  Москва

 

Язык  средств  массовой  информации  является  одним  из  факторов,  воздействующих  на  национальный  язык  и  речевое  поведение  его  носителей;  с  другой  стороны,  он  также  отражает  и  фиксирует  актуальные  процессы  в  национальном  языке.  Язык  СМИ  необходимо  изучать  не  изолированно,  а  в  совокупности  с  его  экстралингвистическими  факторами,  т.  е.  в  формате  медиадискурса. 

Роль  прецедентных  феноменов  (ПФ)  в  современном  медиадискурсе  двойственна.  Они  становятся  инструментом  в  механизме  манипуляции  сознанием:  посредством  известных  ПФ  «манипулятор  сводит  сложную  информацию  к  ее  простейшим  элементам».  В  то  же  время,  ПФ  в  медиатекстах  служат  инструментом  поддержания  контакта  и  установлению  доверительных  отношений  между  читателем,  слушателем,  зрителем  и  средством  массовой  информации,  так  как  последнее  дает  своему  потребителю  возможность  «самому  делать  выводы  из  сообщенных  фактов»  [2].

Выявление  ПФ  входит  в  метод  лингвокультурологического  анализа  текста,  основанного  на  концепции  лингвокультуры,  отражающей  неразрывную  связь  между  национальным  языком  и  культурой  и  подчеркивающей  их  органичное  единство  и  целостность.  Медиатексты  неизбежно  включают  в  себя  культурозначимую  информацию,  в  них,  более  того,  фиксируются  и  отражаются  как  общие,  так  и  специфические  особенности  функционирования  национальных  языков  и  культур. 

В  основе  явления  прецедентных  феноменов  лежит  их  актуализация  в  речи  и  сознании  коммуникантов.  Актуализация  прецедентного  феномена  —  это  его  «узнавание»  реципиентом  и  «срабатывание»  художественного  эффекта,  если  он  предполагался  автором  высказывания.  Логично  предположить,  что  получатель  сообщения  поймет,  что  значит  прецедентный  феномен  в  речи  отправителя  сообщения,  если  инвариант  этого  феномена  существует  в  индивидуальной  когнитивной  базе  получателя.  ПФ,  принадлежащий  универсальной  когнитивной  базе,  в  идеальных  условиях  должен  актуализироваться  всегда.  Если  участники  коммуникации  являются  носителями  разных  когнитивных  баз  (национальных  либо  социумных),  то  актуализация  ПФ  происходит  при  пересечении  их  когнитивных  пространств. 

Второй  аспект  актуализации  ПФ  —  реализация  художественного  эффекта,  предусмотренного  автором  высказывания.  Есть  некоторые  обязательные  условия,  при  которых  ПФ  становится  выразительным  средством  и  при  несоблюдении  которых  он  теряет  свой  художественный  потенциал.  Если  ПФ  сопровождает  некое  пояснение,  т.  е.  есть  семантизация  его  значения  (например,  источник  прецедентного  текста  или  высказывания,  его  содержание,  перечисление  событий  прецедентной  ситуации  и  т.  д.),  его  художественные  свойства  ставятся  под  вопрос.  Также  нельзя  путать  ПФ  с  их  омонимами,  выполняющими  номинативную  функцию,  то  есть  обозначающими  денотат,  не  реминисцирующими  с  «идеальным»  именем,  ситуацией  и  т.  д.,  не  содержащими  намека  или  имплицитного  смысла  и  игнорирующими  дифференциальные  признаки  прецедентного  феномена. 

В  качестве  предмета  исследования  мы  выбрали  прецедентные  ситуации  (ПС),  т.  к.  это  самая  широкая  и  интересная  для  изучения  группа  ПФ.  Практически  за  любым  прецедентным  именем  (ПИ),  высказыванием  (ПВ)  или  текстом  (ПТ)  в  когнитивной  базе  закреплена  определенная  динамическая,  потенциально  прецедентная  ситуация.  Можно  говорить,  что  любой  ПФ,  имеющий  в  качестве  лексического  фона  какое-либо  реальное  или  вымышленное  действие,  может  актуализировать  ПС.  Таким  образом,  ПС  выполняют  некую  «объединяющую»  функцию.  Исходя  из  этого  положения,  можно  сказать,  что  и  способы  вербализации  ПС  самые  разнообразные  из  всех  прецедентных  феноменов.  Все  вербальные  формы  ПС  можно  разделить  на  две  группы:  другие  ПФ,  описание  ситуации  и  апелляция  к  ее  атрибутам.

В  качестве  материала  исследования  мы  выбрали  художественно-публицистические  тексты  «авторской»  журналистики  печатных  и  электронных  изданий.  Такие  тексты  делают  акцент  на  факторе  человеческого  интереса,  ориентированы  на  воздействие,  поэтому  содержат  богатый  культуроспецифичный  материал.  Исследование  включало  анализ  100  текстов  статей  (50  из  русской  прессы  и  50  из  американской)  на  различные  темы:  международная  политика,  внутренняя  политика  России  и  США,  общественные  и  культурные  события,  портретные  очерки  политиков,  деятелей  культуры,  спорт  и  т.  д.)  Источники  текстов  —  сетевые  версии  газет  (Ведомости,  Известия,  Коммерсантъ,  Московский  комсомолец,  Новая  газета,  New  York  PostNew  York  TimesWall  Street  JournalWashington  Post),  журналов  (Русская  жизнь,  Русский  репортер,  Foreign  PolicyNew  York  MagazineNew  Yorker),  электронные  периодические  издания  (Взгляд,  Газета.ру,  Huffington  Post)  за  период  2013—2014  годов.  Таким  образом,  исследование  охватило  довольно  широкий  спектр  изданий  (9  русских  и  8  американских). 

Одним  из  методов  изучения  медиатекста  является  контент-анализ  –  анализ  содержания,  «основанный  на  статистическом  подсчете  специально  выбранных  единиц  текста»  [1,  с.  52].  Метод  контент-анализа  был  выбран  для  нашего  исследования,  чтобы  выявить  следующие  позиции:  1)  частотность  ПС  в  художественно-публицистических  текстах  в  русской  и  американской  прессе;  2)  количественное  распределение  ПС  по  заданным  критериям:  способ  вербализации  ПС,  источник  ПС,  когнитивная  база,  в  которую  входит  ПС,  семантическая  окраска. 

В  ста  исследованных  текстах  было  выявлено  142  случая  актуализации  ПС  (82  в  русских  текстах,  60  —  в  американских).  Общее  положение,  доказанное  в  результате  исследования,  связано  с  глобальной  природой  прецедентных  феноменов:  это  явление  было  обнаружено  как  в  русском,  так  и  в  американском  медиадискурсах.  Тем  не  менее,  говоря  о  медиадискурсах  каждой  из  двух  лингвокультур,  отметим,  что  художественно-публицистические  тексты  американской  прессы  кажутся  более  «сухими»  и  документальными,  что  и  было  доказано  в  результате  контент-анализа:  в  американских  текстах  частотность  актуализации  ПС  на  27  %  ниже,  чем  в  русских.

Распределение  ПС  по  способу  вербализации  показывает,  что  актуализация  той  или  иной  вербальной  формой  распространена  в  обоих  медиадискурсах  примерно  на  равных  уровнях  (см.  диаграмму  1).

 

Диаграмма  1.  Способ  вербализации  ПС

 

Исключение  составляет  прецедентный  текст:  вербализация  таким  образом  в  американских  публицистических  текстах  составляет  больше  трети  найденных  примеров.  Этот  показатель  так  высок,  благодаря  частой  апелляции  к  фильмам  (что  еще  раз  подтверждает  невероятную  популярность  киноискусства  в  американском  обществе)  и  употреблению  крылатых  фраз  и  пословиц.  I'm  not  calling  for  a  full-blown  comic  assault  on  the  military,  the  arms  industry,  or  even  the  CIA,  but  at  this  point  some  Strangelove-quality  satire  might  be  just  what  we  need  (Stephen  M.  Walt  Two  Chief  Petty  Officers  Walk  Into  a  Bar,  Foreign  Policy  7  Apr  2014).  Апелляция  к  фильму  Стэнли  Кубрика  «Dr.  Strangelove  or:  How  I  Learned  to  Stop  Worrying  and  Love  the  Bomb»  («Доктор  Стрейнджлав,  или  Как  я  перестал  бояться  и  полюбил  бомбу»)  в  жанре  антимилитаристской  сатиры.  Greenlight  Bookstore,  in  Fort  Greene-my  current  local-is  such  an  exemplar  of  Brooklyn  literary  energy  that  entering  its  doors  can  feel  like  wandering  into  a  Noah  Baumbach  movie…  (Rebecca  Mead  Lost  Illusions  at  the  Local  Bookstore,  New  Yorker  27  Mar  2014).  Back  in  November,  after  years  of  hedging  his  bets,  Ukrainian  President  Viktor  Yanukovych  suddenly  scrapped  a  pending  trade  pact  with  the  European  Union:  Putin  had  made  him  an  offer  he  couldn’t  refuse  (Benny  Avni  US  failing  again  as  Ukraine  descends  into  chaos,  New  York  Post  20  Feb  2014).  Популярная  фраза  из  классики  кино  «Крестный  отец».

Для  сравнения  приведем  все  случаи  апелляции  к  кино,  найденные  в  русских  текстах.  С  его  подачи  с  братским  украинским  народом  следует  вести  диалог  в  стиле  балабановского  «Брата-2»:  «Вы  мне  еще  за  Севастополь  ответите»  (Слава  Тарощина  Реальность  в  свете  юбилеев  Познера  и  Киселева,  «Новая  газета»  9  апреля  2014).  Одиночка  —  один  из  главных  архетипов  современной  массовой  культуры.  И  неважно,  кто  он:  Крепкий  Орешек  или  Ганнибал  Лектер.   (О.  Туханина  Грань  стерлась  «Взгляд»  12  ноября  2012).  Берегись  велосипедиста  (Заголовок  статьи  Григория  Ревзина,  «Коммерсантъ»  31  января  2014). 

Вербализация  с  помощью  прецедентного  текста  в  русском  медиадискурсе  также  частотна,  но  апелляция  происходит  к  классической  литературе,  что  составляет  принципиальное  отличие  от  американского  медиадискурса,  где  было  найдено  всего  три  примера:  Lost  Illusions  At  The  Local  Bookstore  (Заголовок  статьи  Rebecca  Mead,  New  Yorker  27  Mar  2014).  Crimea  And  Punishment  (заголовок  статьи  Charles  M.  Blow,  New  York  Times  26  Mar  2014). 

 

Диаграмма  2.  Источник  ПС

 

Частотность  апелляции  к  литературе  в  русском  медиадискурсе  можно  увидеть  на  диаграмме  2.  Популярной  для  русской  прессы  является  апелляция  к  текстам  повествований  барона  Мюнхгаузена:  Минувшие  годы  представляют  собой  отголоски  прежних  российских  попыток  вытянуть  себя  за  волосы  из  болота  (Максим  Трудолюбов  Мировая  революция  сверху,  «Ведомости»  28  марта  2014).  В  этих  условиях  слова  вице-премьера  Рогозина  выглядят  неуместной  мюнхаузеновщиной  (Юлия  Латынина  Тот  самый  Рогозин,  Луна  и  Элон  Маск,  «Новая  газета»  12  апреля  2014).

Апелляция  к  текстам  М.  А.  Булгакова  встретилась  в  ходе  исследования  три  раза:  При  ближайшем  рассмотрении,  как  писал  Михаил  Булгаков  про  судьбу  благородного  Лариосика,  Милочка  Рубцова  оказалась  подколодной  змеей  —  и  здесь  так  может  получиться   (Григорий  Ревзин  Берегись  велосипедиста,  «Коммерсантъ»  31  января  2014).  Враги,  как  интересовался  Михаил  Александрович  Берлиоз,  —  интервенты,  которых  под  каждым  кустом  ждет  партизан  с  берданкой?  (Максим  Трудолюбов  Мировая  революция  сверху,  «Ведомости»  28  марта  2014).  Уж  если  в  стране  завелся  политик,  который  начал  обещать  булки  на  деревьях,  —  пропал  калабуховский  дом.  (Ю.  Латынина  Голосую,  ибо  абсурдно,  «Газета.ру»  19  апреля  2013).

И,  конечно,  русский  медиадискурс  не  может  обойти  стороной  А.С.  Пушкина:  Интонационные  виртуозы  докиселевской  эпохи,  Невзоров  и  Доренко,  гораздо  талантливее  и  честнее  нынешних  властителей  дум  —  они  особо  не  скрывали  своей  продажности  (Слава  Тарощина  Реальность  в  свете  юбилеев  Познера  и  Киселева,  «Новая  газета»  9  апреля  2014).  Русский  бунт,  бессмысленный  и  беспощадный,   —  такая  же  традиция,  как  самодержавие,  и  они  даже  взаимно  обусловлены…  (Д.  Быков  Зеленые  человечки  российской  культуры,  «Новая  газета»  9  апреля  2014).  Фактически  главные  инвесторы  этого  пира  во  время  чумы  говорят  государству  открытым  текстом:  вы  нас  заставили  строить  —  будьте  добры  компенсировать.  (С.  Новопрудский  Олимпийские  субъекты,  «Газета.ру»  5  апреля  2013).

Итак,  анализ  источников  ПС  показывает,  что  ПС,  связанные  с  кино,  занимают  большую  нишу  в  когнитивной  базе  американской  лингвокультуры,  а  ПС,  связанные  с  классической  и  современной  литературой  —  в  русской  когнитивной  базе.

Продолжая  говорить  об  источниках  ПС,  отметим,  что  русские  журналисты  чаще  апеллируют  к  современным  событиям,  а  американские  –  к  историческим  (см.  диаграмму  2).  Например,  твердо  закрепилось  в  русской  когнитивной  базе  прецедентное  высказывание  В.В.  Путина  о  духовных  скрепах  (в  послании  Федеральному  Собранию  в  2012  году  президент  коснулся  темы  духовности,  объявив,  что  «сегодня  российское  общество  испытывает  явный  дефицит  духовных  скреп»).  Это  ПВ  актуально  и  в  текстах  2014  года.  И  приспосабливаются  все  —  от  авторов  (точнее,  исполнителей)  заказанных  на  Старой  площади  материалов  до  «мастеров  культуры»;  от  прикормленных  бизнесменов,  несущих  дань  политическому  руководству,  до  чиновников,  готовых  «выполнить  любой  приказ  любого  правительства»;  от  пиарщиков,  которым  вообще  на  все  наплевать,  до  простых  обывателей,  с  мозгами,  склеенными  «консервативными»  духовными  скрепами  (Андрей  Колесников  Бегущие  впереди  паровоза,  «Новая  газета»  17  марта  2014).  Русский  мат  объединяет  русский  мир  поверх  политических,  религиозных  и  прочих  барьеров,  и  объединяет  посильнее  остальных  скреп  (Андрей  Плахов  Глянец  вместо  мата,  «Коммерсантъ»  8  апреля  2014). 

В  статьях  на  политические  темы  американские  журналисты  часто  апеллируют  к  историческим  событиям,  связанным  с  нацистской  Германией  (пятая  часть  примеров  исторических  источников  ПС).  Такую  «популярность»  в  русской  прессе  не  имеет  ни  Октябрьская  революция,  ни  даже  Великая  Отечественная  война.  Indeed,  there  are  reasons  to  be  skeptical.  But  there  is  a  decided  logic  in  Renzi’s  political  blitzkrieg  (Alexander  Stille  Italy’s  Young  Prime  Minister  In  a  Hurry,  New  Yorker  6  Mar  2014).  Mr.  Putin's  decisive  actions  on  behalf  of  his  imperiled,  Russian-speaking  victims  in  Crimea,  Ukraine,  Moldova,  and  soon  the  Baltics  are  being  supplemented  in  Moscow  by  a  sophisticated,  Goebbels-like  brainwashing  operation  (Daniel  Henninger  The  Putin  Temptation,  Wall  Street  Journal  9  Apr  2014). 

 

Диаграмма  3.  Принадлежность  ПС  к  когнитивным  базам

 

Русские  и  американские  художественно-публицистические  тексты  примерно  в  равных  пропорциях  содержат  ПС,  входящие  в  социумные  когнитивные  базы,  но  важное  различие  заключается  в  использовании  национально-прецедентных  и  универсальных  ПС  (см.  диаграмму  3).  На  этом  основании  можно  сделать  предположение,  что  тексты  американских  журналистов  рассчитаны  на  многонациональную  аудиторию,  а  русский  медиадискурс  более  национальный.

Нам  встретилось  большое  количество  примеров,  когда  ПС,  которая  должна  входить  в  русскую  национальную  когнитивную  базу,  актуализируется  в  американских  текстах,  что  также  свидетельствуют  об  универсальном  составе  ПС  в  американском  медиадискурсе.  But  they  really  didn't  have  to:  it's  the  plumage  of  the  fledging  modernizatsiya  that  matters  most  of  all  (Michael  Weiss  The  Russians  Are  Coming,  Foreign  Policy  28  Mar  2014).  Putin  doesn't  want  the  truth  to  penetrate  his  national  Potemkin  village  because  the  lie  needs  to  be  sold  complete…  (Michael  Weiss  The  Russians  Are  Coming,  Foreign  Policy  28  Mar  2014). 

 

Диаграмма  4.  Выражение  оценки

 

Анализ  оценки,  отношения,  выражаемые  актуализированными  ПС,  показывает,  что  около  половины  ПС  и  в  русских  статьях,  и  в  американских,  эмоционально  окрашены  (см.  диаграмму  4). 

Разница  заключается  в  соотношении  ПС,  выражающих  положительную  оценку  и  отрицательную.  Для  обоих  медиадискурсов  характерно  содержание  большого  количества  негативно  окрашенных  ПС,  но  содержание  положительных  в  русских  статьях  критично  мало  —  всего  три  найденных  примера.  Соответственно  после  краха  СССР  космические  программы  пришли  в  запустение.  Элон  Маск  —  это  Шлиман  космоса  (Юлия  Латынина  Тот  самый  Рогозин,  Луна  и  Элон  Маск,  «Новая  газета»  12  апреля  2014).  Генрих  Шлиман  —  немецкий  предприниматель  и  археолог.  Автор  поясняет  свое  сравнение:  «Как  Шлиман  разбогател,  чтобы  раскопать  Трою,  так  Элон  Маск,  сооснователь  PayPal  разбогател,  чтобы  колонизовать  Марс».  Таким  образом,  ПС  (финансирование  успешным  предпринимателем  грандиозного  проекта  во  благо  общества),  актуализированная  ПИ,  выражает  положительное  отношение  автора. 

Эмоционально-оценочная  окрашенность  ПС  не  всегда  зависит  от  общепринятой  прототипической  оценочности:  иногда  авторская  актуализация  ПС  меняет  знак  оценочности  (например,  в  приведенном  выше  тексте  нейтральное  прецедентное  имя  «Шлиман»  используется  как  похвала).  Прецедентные  имена  политиков  часто  становятся  именами  нарицательными  с  негативными  коннотациями:  В  Аргентине  президент  Нестор  Киршнер,  чтобы  не  баллотироваться  второй  раз,  поставил  аргентинским  медведевым  свою  жену  Кристину.  (Ю.  Латынина  Безумства  народа,  «Газета.ру»  5  апреля  2013).  Даже  в  нищих  странах  Милоны  и  Клодии  состязаются  со  своими  противниками  только  на  выборах,  а  на  выборах  они  совершенно  непобедимы.  (Ю.  Латынина  Голосую,  ибо  абсурдно,  «Газета.ру»  19  апреля  2013).  Древнеримские  фигуры,  Милон  —  политик,  народный  трибун,  Клодий  —  влиятельный  демагог.  Известны  участием  в  заговорах,  популизмом,  беспринципностью.  Moreover,  some  parents,  maybe  a  lot,  would  assume  any  new  education  scheme  would  be  administered  by  the  education  establishment,  meaning  a  lot  of  Lois  Lerners  —  apparatchiks,  ideologues,  politicos  (Peggy  Noonan  Jeb,  the  Ambivalent  Bush,  The  Wall  Street  Journal  10  Apr  2014).

В  целом  при  анализе  американских  публицистических  текстов  создается  впечатление  более  позитивного  настроения,  что  подтверждается  полученными  результатами:  меньше  негативно  окрашенных  единиц  и  больше  позитивно  окрашенных. 

Эти  наблюдения  позволяют  сделать  вывод  о  наличии  как  сходных  черт  актуализации  прецедентных  ситуаций  в  русском  и  американском  медиадискурсах,  так  и  особенностей.  Необходимо  помнить,  что  анализ  включает  в  себя  только  четыре  аспекта  актуализации  —  способ  выражения,  источник,  когнитивная  база  и  оценка,  поэтому  сходства  и  различия  национально-культурного  компонента  прецедентных  феноменов  в  двух  медиадискурсах  на  этом  не  исчерпываются,  а  становятся  предметом  для  дальнейших  исследований.

Результаты  исследования  подтверждают  национально-культурную  природу  актуализации  прецедентных  ситуаций  в  медиадикурсе  какой-либо  лингвокультуры.  Несмотря  на  наличие  специфических  черт,  прослеживаются  и  общие  черты,  что  связано,  как  мы  можем  предположить,  с  универсализацией  языка  СМИ,  заимствованиями  в  сфере  масс-медиа,  в  том  числе  на  уровне  языка,  и  размытием  границ  между  национальными  медиакультурами  в  информационном  мировом  пространстве.

 

Список  литературы:

1.Добросклонская  Т.Г.  Медиалингвистика:  системный  подход  к  изучению  языка  СМИ.  М.:  Флинта,  Наука,  2008.  —  264  с.

2.Кузьмина  Н.А.  Интертекстуальность  и  прецедентность  как  базовые  когнитивные  категории  медиадискурса  //  Медиаскоп  (электронный  научный  журнал  Факультета  журналистики  МГУ  им.  М.В.  Ломоносова).  —  2011.  —  №  1.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://mediascope.ru/node/755   (дата  обращения  15.04.2013). 

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий