Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XX Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 06 мая 2014 г.)

Наука: Филология

Секция: Литературоведение

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Нужняк М.С. ВАЙОЛЕНСОЛОГИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД НА ТВОРЧЕСТВО М. ХВЫЛЕВОГО // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5(20). URL: http://sibac.info/archive/guman/5(20).pdf (дата обращения: 23.08.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ВАЙОЛЕНСОЛОГИЧЕСКИЙ  ВЗГЛЯД  НА  ТВОРЧЕСТВО  М.  ХВЫЛЕВОГО

Нужняк  Марина  Станиславовна

студент  5  курса,  кафедра  украинского  языка  и  литературы  ЧНПУ  имени  Т.Г.  Шевченко,  Украина,  г.  Чернигов

E-mail:  marina.nuzhnyak@mail.ru

Сазонова  Елена  Владимировна

научный  руководитель,  канд.  филол.  наук,  доцент  ЧНПУ  имени  Т.Г.  Шевченко,  Украина,  г.  Чернигов

 

В  работе  предполагается  рассмотреть  понятие  «агрессия»  как  ключевое  в  творчествае  Мыколы  Хвылевого,  раскрыть  признаки,  характерные  для  вайоленсологии,  на  тематических  и  образных  уровнях  литературных  произведениях  Мыколы  Хвылевого.

Феномен  агрессии  всегда  привлекал  к  себе  внимание  общества.  Поэтому  не  удивительно,  что  первые  попытки  проанализировать  это  явление,  понять  его  причины  осуществлялись  еще  в  донаучных  период  —  в  сфере  религии.  Появление  в  начале  ХХ  века  двух  мощных  теоретико-методологических  направлений  —  психоанализа  и  бихевиоризма  –  обусловила  два  основных  подхода  к  проблеме  агрессии:  как  к  врожденному  свойству  (учение  о  «Танатосе»  Зигмунда  Фройда  )  и  как  реакции  на  неблагоприятный  внешний  стимул  (концепция  «фрустрации  —  агрессии»  Д.  Долларда  и  Н.  Миллера)  [1].  Проблема  агрессивного  поведения  личности  уже  почти  полвека  является  объектом  исследований  в  различных  гуманитарных  науках  (психологии,  биологии,  социологии,  экологии).  Изменения  в  обществе,  которые  вызвали  социальные  конфликты,  рост  насилия,  поставили  феномен  агрессии  в  центр  внимания  психологии.  То,  что  проблема  агрессивного  поведения  личности  является  одной  из  актуальных  как  в  психологической  так  и  в  других  гуманитарных  (социология,  криминология)  и  естественных  науках  (медицина,  биология,  физиология  и  т.  д.),  обусловило  появление  ряда  методологических  проблем.  Основным  из  них  является  наличие  различных  определений,  теорий,  моделей.  Актуальность  этого  феномена  в  наше  время  обуславливается  следующими  факторами.  Во-первых,  уже  сама  по  себе  агрессия  является  серьезной  психолого-педагогической  проблемой  ведь  приводит  к  «экстремальным»  явлениям  (криминальное  поведение  и  т.  д.).  Во-вторых,  различные  формы  третирования  человека  могут  приводить  к  целому  ряду  опасных  последствий,  начиная  с  академической  неуспеваемости  и  заканчивая  появлением  психологических  расстройств.  В-третьих,  явление  агрессии,  которое  было  раньше  проблемой  преимущественно  западных  обществ,  в  последние  годы  распространилось,  к  сожалению,  и  в  нашей  стране.

Агрессия  —  это  поведение,  которое  наносит  вред  другим  людям.  Агрессия  проявляется  в  избиении  других  людей,  в  вербальных  угрозах,  враждебных  насмешках,  шутках,  а  также  содержит  косвенные  формы  физической  и  вербальной  агрессии  (бойкот,  враждебная  мимика  и  жестикуляция).

Исследователи  разделяют  комплекс  демографических,  индивидуально-психологических  и  социально-психологических  факторов,  которые  прямо  или  косвенно  влияют  на  появление  и  особенности  проявлений  агрессии.  Следует  отметить,  что  подавляющее  большинство  этих  факторов  совпадает  с  уже  известными  факторами  агрессивного  поведения  (насилие  в  семье,  влияние  асоциальных  субкультур  сверстников,  характерологические  особенности  и  т.  п.).  Также  было  обнаружено,  что  существуют  различия  в  распределении  ролей  в  данных  ситуациях  (мужчины  чаще  выступают  в  роли  агрессора,  они  больше  склонны  к  проявлениям  агрессии  физического  типа,  а  девушки  -  к  вербальной  и  социальной.  Поскольку  агрессивная  ситуация  по  своим  характеристикам  является  разновидностью  интенсивной  длительной  стрессовой  ситуации,  то  она  имеет  серьезные  психологические  последствия.  Как  жертвы,  так  и  агрессоры  подвержены  нервно-психическим  расстройствам  (различные  расстройства  поведения,  депрессии),  что  может  привести  к  совершению  преступлений.

В  настоящее  время  существует  междисциплинарное  направление  исследований  такого  рода  социальных  явлений,  получившее  название  вайоленсология  —  (англ.  violence  —  насилие  и  гр.  logos  —  слово,  учение).  Это  —  отрасль  знания,  изучающая  природу  человеческой  агрессивности  и  ее  политическое  проявление.  В  рамках  вайоленсологии  исследуются,  в  основном,  4  направления  в  объяснении  человеческой  агрессивности:  биогенетическое  (этологическое),  психологичное,  экологическое  и  социальное. 

Анализируя  творчество  Мыколы  Хвылевого,  целесообразно  опираться  на  основные  принципы  вайоленсиологии. 

Произведения  Хвылевого  полные  болью  писателя-романтика,  который  потерял  веру,  ему  изменила  его  же  мечта.  Вместо  желанной  «загорной  коммунны»  он  получил  страшную  действительность.  Речь  идет  о  тоталитарной  системе,  основанной  на  разрушении  личности,  поскольку  главным  своим  заданием  система  ставила  «отнять  то,  чем  владел»,  вырвать  с  корнем».  В  чем  и  проявлялись  агрессия  и  насилие  в  отношении  писателя. 

События  в  новелле  «Я(Романтика)»  разворачиваются  на  фоне  войны,  а  это  в  свою  очередь  само  собой  подразумевает  насилие:  «Атака  за  атакой  […]Опять  вспыхивали  дымки  на  горизонте.  Над  городом  облаком  стоит  пыль  [...]  А  тут  бухали  пушки.  Летели  кавалеристы.  Отходили  на  север  тачанки,  обозы  [....]  В  огороде  стояла  энергичная  перестрелка»  [4,  c.  323—324].  Именно  в  такой  атмосфере  будут  происходит  дальнейшие  события  в  новелле.

Подтверждением  вайоленсологической  основы  произведения  также  являются  слова  обывателя:  «Тогда  из  каждого  угла  смотрит  настоящая  и  воистину  ужасная  смерть:  Здесь  заседает  садизм!»  [4,  c.  324].  Что  же  такое  садизм?  В  широком  смысле  —  склонность  к  насилию,  получение  удовольствия  от  унижения  и  мучения  других.  Таким  образом,  герои  сами  признают,  что  поклоняются  насилию  и  агрессии,  творят  их  собственными  действиями  в  отношении  людей.

Перед  нами  главный  герой,  с  обобщенным  именем  «Я»,  руководитель  одной  из  большевистский  троек,  что  вершат  революционные  «правосудия»,  расстреливая  сотни  инакомыслящих:  «Дело  все.  Доктор  Тагабат,  как  вы  думаете?

Доктор  (динамически):

—  Расстрелять!»  [4,  c.  325].

В  то  же  время,  мы  не  можем  обвинять  во  всем  главного  героя,  безликого  «Я»,  который  сомневается  во  многих  своих  решениях.  Он  является  марионеткой  в  руках  умелого  кукловода,  такого  же  агрессора  и  садиста,  как  и  «Я»,  а  возможно,  еще  более  жестокого.  Именно  с  легкого  взмаха  его  руки  творятся  ужасные  вещи,  подписываются  приговоры  без  какого-либо  сожаления:  «Но,  когда  доктор  Тагабат  бросил  на  бархатный  ковер  пустую  бутылку  и  четко  написал  свою  фамилию  под  постановлением  —  «Расстрел»  —  меня  внезапно  взяло  отчаяние.  Этот  доктор  с  широким  лбом  и  белой  лысиной,  с  холодным  умом  и  с  камнем  вместо  сердца,  —  это  он  и  мой  безысходный  хозяин,  мой  звериный  инстинкт.  И  я,  главковерх,  черного  трибунала  коммуны,  —  ничтожество  в  его  руках,  которая  отдалась  на  волю  хищной  стихии»  [4,  c.  326]. 

Главного  героя  постоянно  одолевают  сомнения,  муки  совести:  «...К  расстрелу  присуждено:  Шесть!  Я  возвращаюсь  и  смотрю  туда,  и  тогда  вдруг  вспоминаю,  что  шесть  на  моей  совести.  Шесть  на  моей  совести?  Нет,  это  неправда.  Шесть  сотен,  шесть  тысяч,  шесть  миллионов  —  тьма  на  моей  совести!»  [4,  c.  326].  Так,  может,  он  на  самом  деле  не  такой  жестокий,  каким  его  хотят  видеть?  Возможно,  среди  мира  насилия  и  агрессии,  именно  он  станет  спасителем  невинных  людей?  Но,  к  сожалению,  следующим  своим  поступком  он  убивает  какие-либо  надежны  на  это:  «...  Мужчина  упал  на  колени  и  просил  милости.  Я  с  силой  толкнул  его  ногой  —  и  он  раскинулся  на  спине.  Женщина  приложила  траур  к  виску  и  в  отчаянии  опустилась  на  стол.  Женщина  сказала  глухо  и  мертво:  Слушайте,  я  мать  троих  детей!  Я:  Расстрелять!»  [4,  c.  330].

Но  самым  большим  испытанием  как  для  героя  новеллы,  так  и  для  читателей  является  эпизод,  когда  «Я»  видит  свою  мать,  которая  приговорена  к  расстрелу.  Именно  это  является  последним  испытанием  на  верность  «черному  трибуналу»,  которое,  в  отличии  от  предыдущих,  проходит  через  душу  и  сердце  героя,  касается  его  существования  и  жизни  матери.  Главный  персонаж  должен  решиться,  и  не  последнюю  роль  в  этом  решении  сыграет  тот  самый  кукловод:  «Но  тот  холодно  посмотрел  на  меня  и  сказал:  Ну,  ну,  тише,  предатель  коммуны!  Сумей  расправиться  и  с  «мамой»  (он  подчеркнул  «с  мамой»),  как  умел  расправляться  с  другими»  [4,  c.  332].

Моментом  перелома  героя  стал  эпизод,  когда  ему  отказывают  в  праве  остаться  с  матерью  наедине.  В  настоящее  время  «Я»  не  способен  на  бунт,  он  равнодушен  ко  всему,  даже  к  самому  святому,  что  есть  в  жизни  —  матери.

Поэтому  он  без  сопротивления  делает  то,  что  требуют  от  него  другие  —  становится  матереубийцей:  «Мать!  Говорю  тебе:  иди  ко  мне!  Я  должен  убить  тебя.  И  режет  мой  мозг  невеселый  голос.  Я  снова  слышу,  как  мать  говорит,  что  я  (ее  мятежный  сын)  совсем  замучил  себя»  [4,  c.  338].

Глубокое  психологическое  впечатление  несет  эпизод  самого  убийства:  «Тогда  я  в  томлении,  охвачен  пожаром  какой-то  невозможной  радости,  забросил  руку  за  шею  своей  матери  и  прижал  ее  голову  к  своей  груди.  Потом  поднял  маузер  и  нажал  спуск  на  висок.  Как  усеченный  колос,  наклонилась  она  на  меня»  [4,  c.  338].  Именно  после  содеянного  герой  автоматически  превращается  в  человека,  перестающего  существовать  морально.  У  него  в  жизни  появляются  навязчивые  идеи  убийства,  насилия,  жестокости,  которые  будут  ему  верной  спутницей  всю  оставшуюся  жизнь.

Доказательством  того,  что  произведения  Мыколы  Хвылевого  пропитаны  насилием  и  агрессией,  является  также  его  новелла  «Мать».

Уже  в  эпиграфе  к  новелле  мы  читаем  слова  Тычины:

«Приехали  к  матери  три  сына:

Три  сына  воины…»  [4,  c.  536].  Именно  «три  сына  воины»  наталкивает  нас  на  вполне  логическое  умозаключение  о  том,  что  произведение  основывается  именно  на  насилии,  вражде,  возможно,  убийстве.

В  начале  произведения  мы  сталкиваемся  с  вполне  мирной  картиной,  где  мать-одиночка  воспитывает  своих  сыновей  Андрея  и  Остапа.  Но  очень  скоро  картина  меняется  на  жестокое  побоище,  которое  приносит  с  собой  война:  «Так  проходили  дни,  месяцы  и,  наконец,  годы.  По  селам,  городам  и  городкам  свирепствовала  гражданская  война.  То  тут,  то  там  сверкали  пожары,  и  дни  исполнились  пулеметным  татаканьям.  То  тут,  то  там  разрывались  снаряды,  и  банды  бродили  по  всем  большим  и  малым  степных  путях.  То  эти  победят,  то  те,  и  казалось  полумертвой  матери,  что  этому  никогда  не  будет  конца  и  она  уже  никогда  не  найдет  прежнего  покоя»  [4,  c.  537].  Именно  на  фоне  этих  событий  и  будет  развиваться  история  о  братоубийцах.

Уже  с  раннего  детства  «сама  судьба  повела  двух  братьев  по  разным  дорогам  и  случилось  так,  как  в  сентиментальных  народных  сказках:  один  всегда  носил  чистенький  костюмчик  и  уже  с  детства  имел  тенденцию  сделаться  отрицательным  типом,  а  второй  и  не  снимал  засаленной  рубашки.  И  поэтому  у  Остапа,  как  и  следовало  ожидать,  всегда  играла  на  лице  веселая  улыбка,  а  Андрей  никогда  не  улыбался:  он  всегда  смотрел  на  мир  суровым  взглядом  неудовлетворенной  человека»  [4,  c.  537].  Уже  в  этот  период  братья  недолюбливали  друг  друга,  что  стало  почвой  для  настоящей  вражды  в  будущем.

«В  1914  году,  как  известно,  началась  большая  европейская  война.  В  это  время  Остап  был  уже  в  восьмом  классе  гимназии,  а  Андрей,  закончив  ремесленных  школу,  работал  в  местечковой  кузнице.  В  это  время  мать  уже  не  знала  прежней  нищеты,  потому  что  хоть  от  старшего  сына  еще  и  не  было  помощи,  но  зато  Андрей  теперь  каждый  месяц  приносил  ей  какой-то  заработок»  [4,  c.  538].  Получилось,  что  Андрей  помогал  матери,  как  мог,  в  то  время,  как  Остап  всячески  игнорировал  нужды  своей  семьи  и  эгоистично  придавал  значение  только  собственной  персоне.

Но  вот  суровая  реальность  войны  начала  наносить  свои  удары  по  семье:  «Тогда  и  пришёл  первый  удар  для  матери.  Пришёл  тогда,  когда  Остап  вдруг  заявил  за  ужином,  что  он  решил  идти  добровольцем  на  фронт  и  что  он  хочет  этим  решением,  так  сказать,  почтить  память  своего  отца…Тогда  мать  перенесла  следующий  удар.  Задумала  война  отобрать  у  нее  и  ее  второго  сына,  и  позвали  Андрея  к  военной  службе.  Но  не  пошел  на  военную  службу,  и  объявлено  было  его  дезертиром»  [4,  c.  539—540].  Как  видим,  два  брата  выбрали  диаметрально  разные  дороги.  Вполне  логично  предположить,  что  со  временем  они  встретятся  и  эта  встреча  будет  отнюдь  не  любящих  родственников.

Вполне  символическое  видение  матери  об  этой  будущей  встречи:  «Тогда  где-то  вдруг  ударил  гром  и  метнулась  молния.  Будто  кто-то  мудрый  и  великий  взялся  убедить  мать,  что  ничего  бесконечного  нет,  и  взялся  найти  ей  долгожданный  покой.  И  еще  раз  ударил  гром  и  метнулась  молния:  это  отступал  за  свой  родной  городок  ее  родной  сын  Андрей  и  наседал  на  него  его  родной  брат  Остап»  [4,  c.  542].  Именно  так  все  и  произойдет.  Мы  видим  мир  насилия,  в  котором  увязли  два  брата,  погрязшие  в  своих  разных  политических  убеждениях,  они  оказались  по  разные  стороны  баррикад.  Они  являются  живим  воплощением  агрессии,  которую  направляют  не  только  друг  на  друга,  а  так  же  и  на  ни  в  чем  неповинную  мать:  «Она  бросилась  к  порогу  и  увидела,  наконец,  своего  дорогого  Андрея.  Но  и  его  увидела  таким  же  далеким  и  чужим,  как  и  Остапа.  Он  даже  не  поздравил  ее,  он  даже  не  смотрел  на  нее  и,  как  неприрученный  зверь,  все  время  прятал  на  полу  свои  некогда  добрые  глаза.  Спасибо  тебе,  что  ты  меня  родила  и  воспитала,  но  не  гордись  этим!  Потому  породить  —  это  совсем  не  трудная  штука...  и  даже  некоторое  удовольствие...Ха-ха!  А  воспитать  —  это  твой  природный  долг...  Ну,  словом,  я  хочу  жить  и  во  имя  каких-то  благородных  побуждений  совсем  не  думаю  подставлять  свою  голову  своему  брату  Андрею!»  [4,  c.  544].  Вот  такую  благодарность  получила  мать  за  все  годы  воспитания  своих  любимых  сыновей.

Но  все  же,  ключевым  моментом,  который  говорит  нам  о  вайоленсологической  природе  данного  произведения  является  следующий  эпизод:  «Мать  уже  видит,  как  крадется  к  ее  затененной  кровати  ее  младший  дорогой  сын.  Она  хочет  предупредить  его  и  сказать  ему,  что  не  Остап,  а  она,  его  мать,  лежит  на  кровати,  и  почему-то  не  может  этого  сделать.  Да  и  зачем  предупреждать,  когда  так  приятно  мечтать.  И  она  продолжает  мечтать.  И  мечтает  она  о  счастливой  жизни,  и  мечтает,  пока  к  ней  подходит  Андрей,  пока  случилось  то,  чего  и  следовало  ожидать...  Он  действительно  подошел.  Подошел  братоубийца  тихо,  неслышно  и  остановился  как  призрак.  Но  как  же  он  стоит?  Неужели  и  теперь  не  конец!  Нет,  пожалуй,  теперь  конец!  И  тогда  вдруг  ударило.  Это  Андрей,  думая,  что  на  кровати  лежит  его  брат  Остап,  спешит  выполнить  свой  гражданский  долг.  И  вместо  грез,  перед  материнскими  глазами  вдруг  загорелись  какие-то  розовые  потусторонние  миры.  Мать  даже  не  успела  вскрикнуть.  Матери  уже  не  было.  И  совершенно  зря  топор  снова  падала  на  голову  и  так  настойчиво  бухал  в  предутренней  темноте.  Матери  уже  не  было...»  [4,  c.  546].  Момент,  пропитан  агрессией,  показывает  нам,  что  для  Андрея  нет  ничего  святого  в  этой  жизни,  будь  то  брат  или  мать.  «Матери  уже  не  было»  —  фрaзa,  как  рефрен,  несколько  раз  повторяясь,  мaксимaльно  сосредоточивает  внимание  читaтеля  нa  конечном  результате,  к  которому  автор  вел  с  первых  строк  произведения  —  «сыны-воины».

В  данной  работе  была  сделана  попытка  проанализировать  творчество  Мыколы  Хвылевого  с  новой,  вайоленсологической,  точки  зрения.  Агрессивная  природа  произведений  автора  —  яркое  подтверждение  враждебных  ситуаций  в  обществе,  когда  молодые  люди  пытливо  пытаются  реализоваться,  ищут  для  этого  соответствующую  их  мироощущению  идеологическую  платформу,  которая  в  силу  шаткости  общественного  положения  оказывается  порочной  по  отношению  к  нормам  морали.  Насильственное  поведение  героев  в  отношении  своих  близких  логично  рассматривать  именно  с  вайоленсологичной  позиции. 

 

Список  литературы:

  1. Бэрон  Р.,  Ричардсон  Д.  Агрессия.  СПб:  Питер,  2001.  —  352  с.
  2. Гилинский  Я.И.  Социология  девиантного  поведения  и  социального  контроля  //  Социология  в  России.  М.:  ИС  РАН,  1996  —  546  с.
  3. Реан  А.А.  Агрессия  и  агрессивность  личности  //  Психологический  журнал.  —  1996.  —  Т.  17.  —  №  5.  —  С.  3—18.
  4. Хвильовий  М.  Твори:  У  2  т.  К.:  Дніпро,  1997.  Т.  1:  Поезія.  Оповідання.  Новели.  Повісті.  —  650  с.

 

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий