Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XVII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 06 февраля 2014 г.)

Наука: Филология

Секция: Лингвистика

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Юровских А.В. РОЛЬ ВЫМЫШЛЕННЫХ ЯЗЫКОВ В ФОРМИРОВАНИИ ЖАНРА АНТИУТОПИИ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XVII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 2(17). URL: http://sibac.info/archive/guman/2(17).pdf (дата обращения: 23.02.2020)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

РОЛЬ  ВЫМЫШЛЕННЫХ  ЯЗЫКОВ  В  ФОРМИРОВАНИИ  ЖАНРА  АНТИУТОПИИ

Юровских  Анастасия  Владимировна

студент  5  курса,  Институт  иностранных  языков  УРГПУ,  РФ  г.  Екатеринбург

E-mailLazzzy-Blacky@yandex.ru

Знаменская  Татьяна  Анатольевна

научный  руководитель,  канд.  филол.  наук,  профессор,  зав.  кафедры  германской  филологии  РГППУ,  РФ,  г.  Екатеринбург

 

Неологизмы  это  самый  динамичный  словарный  слой  любого  языка.  Неологизмы  сопровождают  все  новые  явления  в  жизни  и  возникают  как  в  письменной,  так  и  в  устной  речи,  они  могут  быть  результатом  коллективного  употребления  языка,  но  могут  иметь  и  конкретного  автора.  Так,  одним  из  видов  неологии  являются  окказионализмы,  имеющие  ряд  специальных  характеристик  и  особенностей,  которые  отличают  индивидуальный  стиль  создателя.  Некоторые  слова,  изобретенные  известными  писателями  в  своих  произведениях,  становятся  частью  национального  и  даже  международного  словаря,  например,  «лилипут»  Дж.  Свифта  или  «робот»  К.  Чапека  и  др.

В  отдельных  случаях  авторы  изобретают  не  только  лексические  единицы,  но  также  и  вымышленные  языки,  посредством  которых  характеризуются  действия  и  быт  главных  героев,  отражается  специфика  культуры  и  цивилизации.  Изучение  лексических  новообразований,  составляющих  структуру  вымышленных  языков,  ведется  различными  направлениями  лингвистики.  Вместе  с  тем,  остаются  открытыми  многие  проблемы,  в  частности,  определение  роли  вымышленных  языков  в  формировании  стилистики  жанра.

С  начала  XX  века  многие  авторы,  работающие  в  жанрах  фантастики  и  антиутопии,  стали  обращаться  к  искусственным  языковым  концепциям.  Вымышленные  языки  изобретали  Е.  Замятин  («Мы»),  Дж.  Оруэлл  («1984»),  Э.  Берджесс  («Заводной  Апельсин»),  Р.  Хайнлайн  («Бездна»)  [5,  с.  92]  и  др.

В  произведениях  этих  авторов  вымышленные  языки  выполняют  множество  функций,  главной  из  которых  является  художественная,  служащая  прежде  всего  для  передачи  главных  мыслей,  идей  и  взглядов  самого  автора.  Реализуется  она  по-разному,  так  например,  в  романе  «1984»  Дж.  Оруэлла  система  тоталитарного  государства  пытается  избавиться  от  привычного,  общего  языка  для  граждан,  заменив  его  искусственным  и  ограничительным  «Новоязом».  Это  делает  невозможным  любое  инакомыслие,  так  как  в  новом  языке  просто  не  существует  слов  и  выражений,  означающих  понятия  свободы,  независимости,  революции  и  т.  п.  [4,  с.  116]. 

Одной  из  основных  характеристик  «Новояза»  Дж.  Оруэлла  является  его  разделение  на  три  словаря:  А,  В  и  C. 

Словарь  А  содержит  слова,  употребление  которых  необходимо  в  повседневной  жизни.  Структуру  этого  словаря  составляют  несколько  групп  слов,  не  употребляющихся  в  новом  значении  и  грамматическом  статусе  в  национальном  английском  языке.

1.  Слова,  образованные  с  помощью  конверсии:

Глаголы,  образованные  от  существительных:  knife  (n)  —  knife  (v)  (в  значении  «резать»).

2.  Слова,  образованные  с  помощью  аффиксации:

Прилагательные  от  существительных  и  наречий:  speed  (n)  —  speed-ful  (adj)  (в  значении  «быстрый»);

Наречия  от  существительных:  speed  (n)  —  speed-wise  (adv)  (в  значении  «быстро»); 

Наречия  от  наречий:  cold  (adj)  —  uncold  (adj)  (в  значении  «теплый»).

Словарь  B  содержит  слова,  специально  сконструированные  для  политических  нужд,  иначе  говоря,  слова,  которые  не  только  обладают  политическим  смыслом,  но  и  навязывают  человеку  определенную  позицию.  Все  слова  этого  словаря  составные:

goodthink  «благомыслить»,  oldthink  «старомыслить»,  crimethink  (thoughtcrime)  «мыслепреступление»,  Miniplenty  (Ministry  of  Plenty)  «Министерство  изобилия»,  Minitrue  (Ministry  of  Truth)  «Министерство  правды».

Словарь  С  является  вспомогательным  и  состоит  исключительно  из  научных  и  технических  терминов.  Дж.  Оруэлл  не  описывает  их,  т.  к.  термины  были  недоступны  для  граждан,  только  научный  или  инженерный  работник  имел  право  доступа  к  особому  списку,  где  мог  найти  нужное  слово  и  его  определение. 

В  антиутопическом  романе  Э.  Берджесса  «Заводной  Апельсин»  критика  социальных  и  политических  процессов  не  является  первостепенной  задачей  автора.  Ко  времени  публикации  романа  «Заводной  Апельсин»,  множество  опасений  и  страхов,  отраженных  в  антиутопиях  О.  Хаксли  и  Дж.  Оруэлла,  пошли  на  спад.  Если  первая  половина  XX-го  века  была  отмечена  двумя  мировыми  войнами  и  установлением  деспотического  тоталитарного  режима,  то  Э.  Берджесс  начинал  свою  карьеру  в  качестве  писателя  в  середине  1950-х  годов,  когда  в  Англии  начинались  процессы  модернизации.  Таким  образом,  Э.  Берджесс  отошел  от  первоначальной  антиутопической  идеи  отрицания  достижения  социальных  идеалов,  однако,  не  отказывается  от  нее  полностью  [3,  с.  24].  Общество  «Заводного  Апельсина»  придерживается  определенного,  единого  образца  поведения  и  стиля  жизни,  навязываемых  политической  системой. 

Вымышленный  сленг  «Надсат»,  язык  главных  героев,  используется  больше  как  стилистический  прием,  чем  сюжетный.  В  вымышленном  языке  Э.  Берджесса  можно  обнаружить  несколько  словарных  групп,  включающих  различные  модели  словообразования.

«Надсат»  представляет  собой  довольно  неожиданную  смесь  английского  и  русского  языков.  Само  название  сленга  также  взято  из  русского  —  это  суффикс  порядковых  числительных  от  13  до  19,  -надцать.

1.  Первая  модель  включает  в  себя  слова,  в  которых  используются  корни  русского  происхождения.  Учитывая  тот  факт,  что  заимствования  подвергались  различным  изменениям,  их  можно  разделить  на  два  вида:

·     Слова,  заимствованные  прямым  способом  и  изменяющиеся  в  соответствии  с  правилами  грамматики  английского  языка:  shoom  «шум»,  zoobies  «зубы»,  mesto  «место»,  slovo  «слово»  и  др. 

·     Слова,  подвергшиеся  сокращению.  Этот  вид  составляют  все  заимствованные  глаголы,  которые  теряют  финальную  часть,  т.  е.  окончания:  viddy  «видеть»,  pony  «понимать»,  sloochat  «случаться».  У  имен  существительных  и  прилагательных  усекается  не  только  окончание,  но  и  суффиксы:  biblio  «библиотека»,  chasso  «часовой». 

2.  Ко  второй  модели  относятся  слова,  сочетающие  русские  и  английские  морфемы.  Cлова  английского  и  русского  происхождения  образуют  новую  лексему  с  помощью  слияния  и  словосложения:

·     Начало  первого  слова  и  полное  второе  слово: 

underveshches  «нижнее  белье»  (underwear  и  вещи),  glazlids  «веки»  (глаза  и  lids).

·     Слова,  образованные  с  помощью  словосложения:

hen-korm  «гроши»  (образовано  от  chicken  feed).

3.  В  состав  третьей  модели  входят  слова,  образованные  путем  заимствования  корневых  морфем  различных  других  языков  (кроме  русского  и  английского).  Такие  слова  образуются  с  помощью  усечения  финальной  части  слова,  например:  cravat  «галстук»  от  французского  слова  сravateshlaga  «клуб»  образованное  от  немецкого  schlager.  Прямым  способом  заимствуется  слово  dook  «призрак»,  образованное  от  цыганского  dook  «магия». 

4.  Четвертую  модель  составляют  авторские  окказионализмы,  образованные  с  использованием  только  английских  морфем: 

·     Слова  с  усечением  центральной  части: 

Staja  «тюрьма»  (State  Jail);  pop-disk  «диск  с  популярной  музыкой»  (pop-music  disk). 

·     Слова,  образованные  с  помощью  словосложения: 

Godman  -  man  of  God

·     Слова,  сформированные  на  основе  лондонского  сленга  Кокни: 

cutter  «деньги»  (bread-and-butter);  rozz  «полицейский»  (сформировалось  путем  усечения  суффикса  от  слова  rozzer). 

В  романах  «1984»  и  «Заводной  Апельсин»  авторы  обращаются  к  искусственным  языковым  концепциям,  которые  не  только  определяют  стилистику  романа,  но  также  выполняют  множество  других  функций. 

Так,  во  многом  вымышленный  язык  «Новояз»  используется  не  только  как  стилистический,  но  и  как  сюжетный  прием.  «Новояз»  выполняет  важную  манипулятивную  функцию,  благодаря  которой  государство  осуществляет  тотальный  контроль  над  жизнью  граждан.  Подтверждая  своим  романом  тезис  о  неразрывной  связи  языка  и  мышления,  Дж.  Оруэлл  показывает,  что  именно  язык  структурирует  и  ограничивает  идеи,  которые  люди  способны  сформулировать  и  выразить:  «чем  меньше  выбор  слов,  тем  меньше  искушение  задуматься»  [4,  с.  120].  Во  многом,  основой  для  создания  «Новояза»  послужили  процессы  деградации  речи  в  английской  печати  1930—1940-х  гг.,  например,  издание  в  1934  словаря  сокращенного  английского  языка  «System  of  Basic  English»  объемом  850  слов. 

В  своем  романе  Дж.  Оруэлл  обращается  к  реалиям  эпохи  фашизма  и  большевизма,  заимствуя  образцы  построения  слов,  например,  «наци»,  «гестапо»,  «коминтерн»,  «агитпроп»  [2,  с.  697].  Таким  образом,  слова  «Новояза»,  выражающие  политические  понятия  и  убеждения,  образуются  по  моделям  словосложения  и  сокращения. 

В  отдельных  случаях  некоторые  слова  претерпевали  изменения  в  семантической  структуре:  полисемные  слова  были  убраны  из  словаря  и  заменялись  однозначными  синонимами,  что  еще  раз  подтверждает  роль  языковой  политики  в  манипулировании  сознанием  граждан.

Описывая  роль  и  функции  вымышленного  сленга  «Надсат»,  невозможно  не  учесть  идею  его  создания.  Изначально  предполагалось,  что  вымышленный  сленг  использовался  Э.  Берджессом  исключительно  для  эстетических  целей,  выполняя  стилистическую  функцию.  Однако  во  многом  главный  герой  произведения  романа  Алекс  воплощает  в  себе  идеологию  «Надсата».  Первоначальный  эффект  от  прочитанного  представляет  собой  смешанное  чувство  изоляции  и  отчуждения,  точно  также  возникающее  и  от  жестоких  поступков  Алекса,  но  прежде  чем  оценить  их,  мы  должны  идентифицировать  себя  с  ним,  говорить  «на  одном  языке».  Главный  герой  вовлекает  нас  в  атмосферу  «Заводного  Апельсина»,  а  читатель  в  свою  очередь  начинает  проявлять  к  нему  симпатию  как  к  рассказчику  своей  истории.  Э.  Берджесс  через  «Надсат»  демонстрирует  нам  тонкий,  подсознательный  путь  к  сознанию,  который  способен  изменять  наши  взгляды  на  те  или  иные  события,  и  этим  доказывает,  что  язык  может  контролировать  сознание  людей. 

Сочетание  русского  и  английского  языков  показывает,  что  общество  главных  героев  вдохновлено  двумя  основными  сверхдержавами  середины  XX  в.,  когда  был  создан  роман  Э.  Берджесса.  По  мнению  автора,  два  противостоящих  режима  не  так  уж  далеки  друг  от  друга,  и  это  сочетание  символизирует  парадоксальную  близость  капиталистической  демократии  и  советской  коммунистической  идеологии.

Большинство  авторских  неологизмов  употребляется  и  уместно  только  в  том  контексте,  в  котором  автор  создал  их,  однако  некоторые  входят  в  основной  словарь  языка.  Но  даже  спустя  десятилетия  после  своего  создания  многие  окказионализмы  не  теряют  своей  новизны,  яркости  и  продолжают  отражать  индивидуальность  стиля  создателя,  выполняя  важные  в  произведении  функции:  художественную  и  экспрессивно-эмоциональную.

Рассматриваемые  в  данной  статье  вымышленные  языки  играют  огромную  роль  не  только  в  контексте  тех  произведений,  где  они  помогают  понять  мир,  создаваемый  автором,  но  также  и  в  формировании  стилистики  антиутопии,  являясь  жанрообразующим  фактором.  Комплексное  описание  вымышленных  языков  поможет  в  составлении  их  классификации  на  основе  той  роли  и  тех  функций,  которые  они  выполняют  не  только  в  рамках  одного  произведения,  но  и  в  истории  формирования  жанров  художественной  литературы  в  целом.

 

Список  литературы:

1.Берджесс  Э.  Заводной  апельсин:  Книга  для  чтения  на  английском  языке.  СПб.:  КОРОНА,  2009.  —  288  с.

2.Грицанов  А.А.  Новейший  философский  словарь.  Мн.:  Книжный  Дом,  2003.  —  1280  с.

3.Ильичёв  Л.Ф.  Философский  энциклопедический  словарь.  —  М.:  Советская  энциклопедия,  1983.  —  840  с.

4.Оруэлл  Дж.  «1984».  М.:  Прогресс,  1989.  —  122  с.

5.Петров  А.  Зачем  люди  придумывают  языки?  //  Популярная  механика.  —  2012.  —  №  4.  —  90—93  с.

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Оставить комментарий