Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XVI Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 09 января 2014 г.)

Наука: Филология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Пособчук О.А. СЕМАНТИЧЕСКАЯ ТРАНСПОЗИЦИЯ В АНГЛИЙСКОМ И УКРАИНСКОМ ЯЗЫКАХ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XVI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 1(16). URL: http://sibac.info/archive/guman/1(16).pdf (дата обращения: 27.02.2020)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

СЕМАНТИЧЕСКАЯ  ТРАНСПОЗИЦИЯ  В  АНГЛИЙСКОМ  И  УКРАИНСКОМ  ЯЗЫКАХ

Пособчук  Оксана  Александровна

студент  6  курса,  кафедра  теории,  практики  и  перевода  английского  языка,  Национальный  технический  университет  Украины  «Киевский  политехнический  институт»,  Украина,  г.  Киев

E-mailoksana.posobchuk@gmail.com

Ткачик  Елена  Владимировна

научный  руководитель,  канд.  филолог.  наук,  доцент  кафедры  ТППАМ  Национального  технического  университета  Украины  «Киевский  политехнический  институт»,  Украина,  г.  Киев

 

Важным  вопросом,  связанным  с  семантической  транспозицией,  является  проблема  классификации  типов  семантических  изменений.  Существует  много  пограничных  случаев,  когда  очень  сложно  определить  вид  способа  номинации.  Лингвисты  констатируют,  что  наиболее  продуктивными  механизмами  формирования  новых  лексико-семантических  вариантов  слов  в  большинстве  языков  являются  метафора  и  метонимия  [1,  c.  82—87].

Сначала  рассмотрим  семантическую  транспозицию  в  английском  языке.  Метафора  —  это  перенос  значения  на  основании  сходства.  Это  сходство  может  быть  как  перцепционным,  так  и  функциональным,  может  касаться  следствий,  поведения,  абстрактной  формы  и  т.  п.  Метафоры  всегда  интенциональны,  то  есть  произвольны,  образованы  произвольными  усилиями  говорящих.  Например:

beam  ‘ray  of  light  <  log  (of  a  tree)’;

sweet,  напр.  sweet  voice;

peach  в  значении  «привлекательный»  [6,  c.  41].

Так,  например,  новое  значение  слова  mover  —  «компания,  акции  которой  покупаются  и  продаются  в  большом  количестве»,  сформировалось  на  базе  главного  признака  исходного  значения  «тот,  что  приводит  в  движению».  Семантическая  мотивированность  метафоры  в  слове  footprint  «место,  которое  занимает  компьютер  на  столе»  основывается  на  ассоциации  между  следом,  который  оставляет  ступня  человека  и  следом  от  компьютера.  Метафора  является  наиболее  продуктивным  видом  семантической  транспозиции  в  английском  и  украинском  языках,  как  и  в  большинстве  других  языков.  Это  объясняется  тем,  что  сравнение,  которое  лежит  в  основании  метафорического  переноса  является  уникальным  орудием  человеческого  мышления  и  наиболее  характерным  приемом  представления  мира  в  процессе  познавательной  деятельности  людей.

Метонимия  —  это  семантическая  транспозиция  по  смежности.  Метонимизация  проявляется  в  различных  видах  переноса  формы  с  одного  референта  на  другой  на  основании  смежности  в  пространстве  и  времени.  Например:

horn  «музыкальный  инструмент»  (который  изначально  изготавливался  из  рогов  животных)  <  horn  «роговое  образование  на  коже  животных»;

judgement  ‘the  result  of  judging’  <  ‘the  action  of  judging’.

Новый  лексико-семантический  вариант  слова  suit  «человек,  особенно  менеджер,  который  работает  в  офисе  и  обязан  всегда  носить  костюм»  сформировался  на  основании  метонимии  —  смежности  предметов  (человек  —  его  одежда).

Иногда  имя  собственное  начинает  использоваться  как  имя  нарицательное  для  обозначения  соответствующего  предмета.  Этот  тип  метонимии  называют  эпонимия.  Например:

hoover  ‘vacuum  cleaner’  [компания  Hoover  была  популярным  производителем  пылесосов];

casanova  ‘womanizer’  [6,  с.  42].

Генерализация  и  специализация  (расширение,  сужение)  значения  характеризуют  случаи  семантической  транспозиции,  в  которых  предыдущее  и  новое  значение  находятся  в  гипо-гиперонимических  отношениях,  например:  протогерм.  *deuza  «дикое  животное»  >  англ.  deer  «конкретный  вид  животных,  олень».  Протогерм.  *deuza  является  гиперонимом  по  отношению  к  англ.  deer,  который  выступает  гипонимом  [6,  c.  42].

Семантические  изменения,  которые  основываются  на  контрастных  отношениях,  называются  энантосемия  и  антифраз.  Рассмотри  каждое  из  этих  явлений.  Энантосемия  —  это  сосуществование  противоположных,  контрастных  значений  в  семантической  структуре  одной  языковой  единицы.  Например,  глагол  to  overlook  означает  как  «присматривать,  следить»,  то  есть  пристально  на  что-то  смотреть,  так  и  «не  замечать,  недосмотреть»,  иначе  говоря,  не  уделить  чему-то  достаточно  внимания  и  таким  образом  упустить  из  виду.  В  некоторых  английских  диалектах  teach  употребляется  для  обозначения  глагола  “learn”.  Но  по  своему  характеру  эти  случаи  демонстрируют  действие  процессов  метонимизации.

Антифраз  —  это  использование  слов  в  негативном,  пейоративном  смысле,  который  прямо  противоположен  буквальному.  Например,  в  современном  английском  сленге  perfect  lady  используется  в  значении  «женщина,  занимающаяся  проституцией».  В  английском  сленге  слово  bad  употребляется  для  обозначения  противоположного  по  значению  “good”  [6,  c.  43].

Иноязычные  слова  входят  в  лексико-семантическую  систему  языка  путем  либо  заимствования,  либо  калькирование.  Можно  либо  затранскрибировать  заимствованное  иноязычное  слово,  либо  же  адаптировать  его  на  материале  языка-реципиента  с  помощью  его  средств  (замена,  калькирование).  В  истории  английского  языка  в  староанглийском  преобладала  замена,  а  на  последующих  этапах  развития  языка  все  более  стало  преобладать  транскрибирование.

Можно  привести  следующие  примеры  транскрибирования  (англ.  importation)  в  английском  языке:

англ.  weltanschauung  <  нем.  Weltanschauung;

итал.,  исп.  mouse  «компьютерная  мышка»  <  англ.  mouse;

англ.  Renaissance  <  франц.  Renaissance  [6,  c.  47].

Некоторые  лингвисты  различают  ассимилированные  и  неассимилированные  номинативные  структуры,  образованные  путем  транскрибирования,  например,  в  зависимости  от  произношения  слова  Renaissance  —  как  во  французском  оригинале  или  по  правилам  английской  фонетики.  Но  эту  оппозицию  сложно  применить  к  промежуточным  стадиям  интеграции  и  адаптации  слова.

Существует  несколько  путей  моделирования  номинативных  структур  (в  этом  случае  калек)  на  материале  иноязычных  номинативных  единиц.  Если  заимствованное  обозначение  является  композитом,  замена  осуществляется  путем  перевода  его  составляющих  частей.  Например:  нем.  Welt-anschauung  >  англ.  world·view.  Калькироваться  может  не  только  форма  заимствованного  слова,  но  и  его  значение.  В  английском  языке  случаются  также  примеры  частичной  замены,  когда  одна  часть  иноязычного  композита  заимствуется  в  оригинальной  форме,  а  вторая  часть  переводится,  например:  англ.  Saterday  <  лат.  Saturni  dies  [6,  c.  48].

В  украинском  языке  можно  наблюдать  сходные  номинативные  процессы.  Рассмотрим  их  на  конкретных  примерах.  Е.А.  Карпиловская  утверждает,  что  автономная,  или  внутрисловная,  контекстно-независимая  вторичная  номинация,  как  и  номинация  неавтономная,  или  междусловная,  контекстно-зависимая,  наблюдается  в  современном  украинском  языке  как  в  первоначальной,  так  и  в  заимствованной,  иноязычной,  формах  [3,  c.  28].  Для  обозначения  новых  значений,  которые  появились  в  рамках  уже  существующей  в  языке  формы,  исследовательница  употребляет  термин  неосемантизм,  позаимствовав  его  у  польских  лингвистов  [3,  c.  28].  Термин  неосемантизм,  таким  образом,  истолковывают  как  разновидность  неологизма,  новое  в  семантике  слово,  форма  которого,  первоначальная  или  позаимствованная,  уже  известна  носителям  языка.  Несмотря  на  прозрачность  его  формы,  термин  пока  не  получил  широкого  распространения  [3,  c.  27].

А.О.  Тараненко,  рассматривая  новые  значения  в  украинском  языке  таких  слов  как  як  вируспакет,  в  статье  «Неологизм»  в  последнем,  3-ем,  исправленном  и  дополненном,  издании  энциклопедии  «Украинский  язык»  употребляет  термин  семантические  неологизмы-слова  [5,  c.  427].

А.А.  Билецкий  считал  такие  номинации  как  голова  как  часть  тела  и  голова  колхоза  или  завода  следствиями  семантического,  или  внутреннего  словообразования,  в  отличие  от  аффиксальных  производных  или  различных  типов  сложных  слов  (композитов,  юкстапозитов,  абревиатур)  как  результатов  морфологического,  или  внешнего  словообразования,  то  есть  акта  образование  нового  слова  с  помощью  определенного  формального  средства,  специальной  модели  словообразования  [2,  c.  29].

А.А.  Стишов,  исследовав  материал  языка  масс-медиа,  констатирует,  что  в  украинском  языке  наиболее  активно  происходят  процессы  расширения  семантического  объема  слов.  Ниже  приведены  лексические  единицы,  которые  наряду  с  установившимися  значениями  приобрели  новые  лексико-семантические  варианты:  лікнеп  «обучение  тому,  чего  кто-либо  не  знает;  просветительство»,  коктейль  «любая  смесь  чего-либо»;  макіяж  «средство  укрывания,  маскирования  изъянов».  Расширению  семантики  слов  способствует  также  метонимия,  например:  багнет  «активный  член,  участник  определенного  объединения,  группировки».

Явление  метафоризации  является  разновидностью  семантического  переосмысления  слова.  А.А.  Стишов  отмечает,  что  довольно  продуктивными  являются  зоометафоры,  то  есть  перенос  названий  животных,  птиц,  рыб,  насекомых  и  др.  на  людей  (зозуля  «женщина,  которая  бросила  своего  ребенка»;  піранії  «агрессивные,  жестокие  (кровожадные)  люди»;  метелики  «проститутки»  и  т.  п.),  медицинские  метафоры  (інєкція  «денежная  поддержка»,  імунітет  «стойкость,  невосприимчивость»),  спортивные  (пресинг  «давление,  влияние  на  кого-либо»;  нокдаун  «ошеломление,  угнетение»),  связанные  с  искусством  (премєра  «участие  в  чем-то  впервые»;  антракт  «перерыв  в  деятельности»),  военные  (інтервенція  «вмешивание»;  окупувати  «пленить,  захватить»),  финансово-экономические  (інфляція,  девальвація  «обесценивание»),  конфессионные  метафоры  (інквізиція  «жестокий  тоталитарный  режим»;  індульгенція  «разрешение  на  что-либо»)  [4,  c.  23].  Ученый  также  отмечает,  что  продуктивными  являются  метафоры,  мотивированные  семантикой  «строительство»,  например:  дім  «государство»,  квартира  «бывшая  республика  СССР,  которая  стала  независимым  государством»,  дах  «прикрытие;  охрана»,  архітектор  «идейный  вдохновитель  чего-либо».

Как  пример  специализации  Е.А.  Карпиловская  приводит  новое  значение,  в  котором  в  средствах  массовой  информации,  профессиональной  речи  употребляют  украинское  имя  прилагательное  сірий.  Например:  сірий  паспорт,  сірий  імпорт,  сірий  піар,  сірі  схеми.  Так,  сочетание  сірий  паспорт  касается  документов  для  выезда  за  границу,  полученных  вследствие  фиктивного  брака.  Как  пример  употребления  такого  словосочетания  с  негативной  коннотацией  приводится  английский  экономический  термин  grey  area  of  economy  со  значением  «юридически  не  совсем  благополучная  отрасль  экономики».  Такие  же  английские  параллели  можно  найти  для  словосочетаний  сірий  імпорт  (англ.  grey  import(s)  со  значением  «товар,  изначально  проданный  вне  страны,  а  потом  снова  импортированный  в  страну»),  а  также  сірий  піар  (англ.  grey  propaganda  «сіра  пропаганда»  в  значении  «пропаганда,  которая  не  разоблачает  своих  источников»)  [3,  c.  29]. 

По  мнению  автора,  в  случае  со  специализацией  семантики  прилагательного  сірий  также  имеет  место  метафоризация  значения,  то  есть  мы  наблюдаем  пересечение  нескольких  видов  вторичной  номинации.

По  сравнению  с  семантическим  расширением,  явления  сужения  наблюдаются  реже.  Примером  первого  является  генерализация  значения  лексемы  толока,  в  которой  традиционное  значение  «одноразовая  совместная  работа  для  быстрого  выполнения  большой  по  объему  работы,  на  которую  созывают  соседей,  родственников,  друзей  (без  оплаты,  но  за  угощение)»  расширилось,  утратив  компонент  «без  дополнительной  оплаты,  за  угощение».  Примером  второго  процесса  является  разговорная  лексема  партієць.  В  словарях  советского  периода  она  имела  значение  «член  Коммунистической  партии  Советского  Союза».  В  наше  время  функционирование  многопартийной  системы  эта  номинативная  единица  обозначает  «лицо,  которое  принадлежит  к  определенной  (любой)  партии»  [4,  c.  29].

В  украинском  языке  наибольшее  количество  иноязычных  заимствований  (по  данным  А.А.  Стишова)  обнаружено  в  профессиональной  лексике  и  терминосистемах  в  отрасли  информатики  и  вычислительной  техники.  Это  в  основном  англицизмы  и  американизмы.  Заимствование  происходит  такими  путями:  а)  транскрибирование  с  максимальным  приближением  к  фонетическому,  грамматическому  оформлению  слов,  взятых  из  языка-источника,  например:  сканер  (с  англ.  scanner),  стример  (с  англ.  streamer),  сайт  (с  англ.  site);  б)  частичное  калькирование  с  использованием  свойственных  украинскому  языку  формантов,  например:  сканувати  (с  англ.  to  scan),  програміст  (с  англ.  programmer);  в)  полное  калькирование,  например:  вікно  (с  англ.  window),  допомога  (с  англ.  help),  користувач  (с  англ.  user)  [4,  c.  31].

Проанализировав  семантическую  транспозицию  в  английском  и  украинском  языках,  стоит  отметить,  что  украинская  теория  номинации  менее  разработана,  чем  английская.  Сопоставительные  исследования  всегда  зависят  от  наличия  соответствующих  данных  в  отдельных  языках.  Но  сейчас  сопоставительная  лингвистика  переходит  от  роли  интерпретатора  фактов,  накопленных  безотносительно  к  ее  потребностям,  к  активной  роли  «заказчика»,  который  требует  исследования  новых  языковых  фактов.

Исследование  теории  номинации,  семантической  деривации,  семантической  транспозиции  является  относительно  новым  направлением  развития  лингвистической  теории.  Характерным  явлением  для  начальных  этапов  развития  научных  направлений  является  отсутствие  унифицированного  метаязыка.  В  частности,  это  касается  и  термина  семантическая  транспозиция,  одного  из  видов  номинации.  Возрастающее  количество  исследований  в  этой  сфере,  в  частности  в  сопоставительном  аспекте,  приведет  к  гармонизации  терминосистемы.

 

Список  литературы:

1.Черникова  Н.В.  Метафора  и  метонимия  в  аспекте  современной  неологии  //  Филологические  науки,  —  2001.  —  №  1.  —  С.  82—90.

2.Білецький  А.О.  Програма  курсу  «Загальне  мовознавство»  [Текст]  /  А.О.  Білецький.  К.:  Вид-во  Київ.  ун-ту,  1962.  —  50  с.

3.Карпіловська  Є.А.  Вторинна  номінація  у  сучасній  українській  мові:  тенденції  розвитку  /  Лінгвістичні  студії.  —  2010.  —  Вип.  20.  —  С.  27—32.

4.Стишов  О.А.  Динамічні  процеси  в  лексико-семантичній  системі  та  в  словотворі  української  мови  кінця  ХХ  ст.  (на  матеріалі  мови  засобів  масової  інформації):  Автореф.  дис.  д-ра  філол.  наук:  10.02.01  /  О.А.  Стишов;  НАН  України.  Ін-т  мовознав.  ім.  О.О.  Потебні.  К.,  2003.  —  35  с.

5.Тараненко  О.О.  Неологізм  [Текст]  /  О.О.  Тараненко  //  Українська  мова:  енциклопедія  /  НАН  України;  Інститут  мовознавства  ім.  О.О.  Потебні;  Інститут  української  мови;  Видавництво  "Українська  енциклопедія"  ім.  М.П.  Бажана  /  В.М.  Русанівський  (голова  ред.  кол.).  вид.  3-тє,  зі  змінами  і  доп.  К.:  "Українська  енциклопедія  "  ім.  М.П.  Бажана,  2007.  —  С.  426—427.

6.Grzega  J.,  Schöner  M.  English  and  General  Historical  Lexicology.  Materials  for  Onomasiology  Seminars  //  Onomasiology  Online  Monographs.  Katholische  Universität  Eichstätt-Ingolstadt.  —  2007.  —  Vol.  1.  —  73  p.

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Оставить комментарий