Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XVI Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 09 января 2014 г.)

Наука: Филология

Секция: Лингвистика

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Лебедева Д.В. СТИЛИСТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РОМАНА ТЕРРИ ПРАТЧЕТТА И НИЛА ГЕЙМАНА «GOOD OMENS» // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XVI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 1(16). URL: http://sibac.info/archive/guman/1(16).pdf (дата обращения: 24.08.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

СТИЛИСТИЧЕСКИЕ  ОСОБЕННОСТИ  РОМАНА  ТЕРРИ  ПРАТЧЕТТА  И  НИЛА  ГЕЙМАНА  «GOOD  OMENS»

Лебедева  Дарья  Викторовна

студент  4  курса,  кафедра  английской  филологии  и  теории  языка,  РФ,  Республика  Хакасия,  г.  Абакан

Е-mailLebedeva_d@mail.ru

Свистунова  Наталья  Иннокентьевна

научный  руководитель,  канд.  филолог.  наук,  доцент  ХГУ,  РФ,  Республика  Хакасия,  г.  Абакан

 

Данная  статья  посвящена  анализу  стилистических  особенностей  жанра  фэнтези.  Для  данного  анализа  был  взят  роман  Терри  Пратчетта  и  Нила  Геймана  «Good  Omens».  Роман  повествует  о  грядущем  конце  света.  Демон  Кроули  получает  задание  подменить  Антихристом  сына  американского  атташе  по  культурным  связям,  который  вот-вот  должен  родиться  в  маленькой  больнице  при  монастыре  Сатанински  Болтливого  Ордена  св.  Бериллы.  Кроули  и  ангел  Азирафель  понимают,  что  конец  света  не  сулит  им  ничего  хорошего  независимо  от  исхода  последней  битвы.  Поразмыслив,  они  решают,  что  Антихрист  не  несет  в  себе  зла,  только  возможность  зла,  как  и  возможность  добра,  а  значит  конца  света  не  произойдет,  если  не  дать  ему  склониться  ни  к  одной  из  сторон.  Оба  пытаются  разными  способами  поучаствовать  в  воспитании  будущего  Антихриста.  Вот  только  сын  американского  дипломата  на  самом  деле  обычный  мальчик,  и  он  был  не  единственным,  родившимся  в  ту  ночь  в  той  больнице.

Анализируемый  текст  включает  в  себя  описания,  диалоги,  размышления  героев.  Следует  отметить,  что  в  данном  романе,  повествование  ведется  от  третьего  лица;  рассказчики  знают  о  главных  героях  все  и  могут  повествовать  не  только  о  действиях  героев,  их  прошлом  и  чертах  характера,  но  и  об  их  мыслях  и  чувствах.  Можно  предположить,  что  таким  образом  авторы  общаются  с  читателем,  пытаются  донести  свои  мысли  через  описание  жизни  своих  героев.

Одним  из  наиболее  часто  встречающихся  в  романе  “Good  Omens”  стилистических  приемов  является  эпитет. 

Adam  greeted  this  with  the  chilly  stare  he  reserved  for  any  of  them  who  came  up  with  an  idea  he  really  wished  he'd  thought  of  first  [3,  с.  88[.

"Excuse  me,  love,"  said  a  warm  female  voice  [3,  с.  186[.

В  данных  примерах  эпитеты  выполняют  функцию  определения  и  наличием  в  них  эмотивных  или  экспрессивных  коннотаций,  с  помощью  которых  автор  выражает  яркость  своих  отношений  к  предметам. 

Роман  изобилует  таким  стилистическим  приемом  как  гипербола. 

But  Crowley  liked  sleep;  it  was  one  of  the  pleasures  of  the  world.  He'd  slept  right  through  most  of  the  nineteenth  century,  for  example.  Not  because  he  needed  to,  simply  because  he  enjoyed  it  [3,  с.  19].

His  accountant  had  polished  her  meat  and  two  veg  off  in  under  fifty  seconds,  and  had  spent  the  rest  of  the  meal  staring  at  the  plate  [3,  с.  33].

Каждый  из  примеров  содержит  в  себе  заведомое  преувеличение,  повышающее  экспрессивность  высказывания  и  сообщающее  ему  эмфатичность.  Следует  заметить,  что  данный  роман  содержит  гиперболы  количественного  аспекта  для  яркого  выражения  временных  промежутков  в  романе,  а  также  более  четкого  ориентирования  читателя  во  временных  событиях  романа.  Также  авторы  используют  данный  вид  стилистического  приема  для  достижения  юмористического  эффекта.

Авторы  прибегают  к  сравнению  понятий,  обычно  относящихся  к  разным  классам  явлений,  сравнивающихся  между  собой  по  какой-либо  одной  из  черт.

“I  said  that  one  went  down  like  a  lead  ballon,”  said  serpent  [3,  с.  1].  В  данном  примере  два  главных  героя  наблюдают  за  дождем.  Данный  пример  показывает,  насколько  крупными  и  тяжелыми  были  капли.

"Ah,  yes,"  he  said  doubtfully.  "He  looks  like  my  side  of  the  family  [3,  с.  15].  В  этом  примере  герой  романа  впервые  видит  ребенка  и  находит  схожесть  со  своей  семьёй.

Сравнение  является  мощным  средством  характеристики  явлений  и  предметов  действительности  и  в  значительной  степени  способствует  раскрытию  мироощущения  героев,  выявляя  их  субъективно-оценочное  отношение  к  фактам  этой  объективной  действительности  [2,  с.  169].

В  романе  используется  немалое  количество  метафор.  В  качестве  примеров  можно  привести  следующие  предложения: 

They  sat  in  silence,  watching  the  raindrops  bruise  the  first  flowers  [3,  с.  1].  Авторы  используют  данную  метафору,  чтобы  передать  ощущения  героев,  наблюдающими  за  крупными  каплями,  бьющими  первые  цветы. 

The  events  of  last  night  hung  in  his  memory  like  a  cloud,  constantly  changing  whenever  he  thought  he  could  make  out  a  picture  [3,  с.  215].  Данный  пример  показывает,  насколько  серьезными  были  предшествующие  события  ввиду  наступления  конца  света. 

  Проанализированные  примеры  очень  ярко  передают  события,  эмоциональные  состояния  и  переживания  героев  романа.

В  отличие  от  метафоры,  основанной  на  ассоциации  по  сходству,  метонимия  —  троп,  основанный  на  ассоциации  по  смежности.  Она  состоит  в  том,  что  вместо  названия  одного  предмета  употребляется  название  другого.  Эта  связь  может  быть  между  предметом  и  материалом;  между  местом  и  людьми,  которые  в  нем  находятся;  между  процессом  и  его  результатом;  между  действием  и  инструментом  и  т.  д.  [1,  с.  64]. 

He  had  more  than  sixty  books  of  predictions  concerning  developments  in  the  last  handful  of  centuries  of  the  second  millennium.  He  had  a  penchant  for  Wilde  [3,  с.  26].  В  этом  примере  авторы  ассоциируют  всю  коллекцию  книг  одного  из  главных  героев  собственным  именем  писателя,  издавших  эти  книги.

She  was  interrupted  by  a  skeleton.  A  skeleton  in  a  Dior,  with  tanned  skin  stretched  almost  to  snapping  point  over  the  delicate  bones  of  the  skull  [3,  с.  34].  В  данном  примере  под  “skeleton”  подразумевается  топ-модель.  “Dior”  ассоциируется  с  одеждой  человека,  который  ее  создал.

Все  данные  примеры  используются  авторами  для  изображения  живых  образов  в  романе.

Следующим  стилистическим  приемом  характерным  для  романов  жанра  фэнтези  является  антономазия.  Это  особое  использование  собственных  имен:  переход  собственных  имен  в  нарицательные,  или  превращение  слова,  раскрывающего  суть  характера,  в  собственное  имя  персонажа,  или  замена  собственного  имени  названием,  связанного  с  данным  лицом  события  или  предмета  [1,  с.  65].

Currently  she  is  being  handed  a  golden-haired  male  baby  we  will  call  the  Adversary,  Destroyer  of  Kings,  Angel  of  the  Bottomless  Pit,  Great  Beast  that  is  called  Dragon,  Prince  of  This  World,  Father  of  Lies,  Spawn  of  Satan,  and  Lord  of  Darkness  [3,  с.  13].  Авторы  прибегают  множеству  нарицательных  имен  для  того  чтобы  показать  яркое  представление  о  данном  персонаже.  Авторы  стремятся  показать,  насколько  опасен  младенец  в  будущем.

Также  в  романе  “Good  Omens”  авторы  используют  абстрактные  нарицательные  имена:  Голод,  Война,  Смерть,  Загрязнение  как  имена  собственные.  Каждый  герой  отвечает  за  свое  «кричащее»  имя  соответствующими  действиями,  повадками. 

Использование  оксюморона  состоящего  в  соединении  двух  контрастных  по  значению  слов  (обычно  содержащих  антонимичные  семы),  раскрывает  противоречивость  описываемого.  В  романе  жанра  фэнтези  данный  прием  используется  довольно  часто. 

The  Devil's  child  looked  ominously  normal  [3,  с.  13].  Авторы  используют  данный  прием  для  точного  выражения  состояния  ребенка,  без  каких  бы  то  ни  было  физических  отклонений. 

"Exactly,  Mister  S.  Exactly.  Shangri-La."  She  smiled  at  him.  "Are  you  comfortable,  love?"  Shadwell  realized  with  dawning  horror  that  he  was  comfortable.  Horribly,  terrifyingly  comfortable  [3,  с.  221].  В  данном  примере  герои  сидят  за  столиком  в  ресторане.  Разговор  идет  об  уютной  обстановке  ресторана.  Данный  оксюморон  показывает  высшую  степень  эмоционального  и  физического  состояния  удовлетворения  который  испытывает  герой  романа.

Следует  отметить,  что  роман  “Good  omens”  состоит  из  множества  диалогов,  которые  порождают  некоторые  важные  особенности  разговорной  речи.  В  данном  случае  приведем  примеры  эллипсиса,  характерного  именно  для  устной  речи.

He'd  been  particularly  pleased  with  Manchester.

"The  Powers  that  Be  seem  to  be  satisfied,"  he  said.  "Times  are  changing.  So  what's  up?"

Hastur  reached  down  behind  a  tombstone.

"This  is,"  he  said.

Crowley  stared  at  the  basket.

"Oh,"  he  said.  "No."

"Yes,"  said  Hastur,  grinning.

"Already?"

"Yes."

"And  it's  up  to  me  to-?"

"Yes."  Hastur  was  enjoying  this.

"Why  me?"  said  Crowley  desperately.  "You  know  me,  Hastur,  this  isn't,  you  know,  my  scene  .  .  ."

"Oh,  it  is,  it  is,"  said  Hastur.  "Your  scene.  Your  starring  role.  Take  it.  Times  are  changing."

"Yeah,"  said  Ligur,  grinning.  "They're  coming  to  an  end,  for  a  start."

"Why  me?"

"You  are  obviously  highly  favored,"  said  Hastur  maliciously.  "  [3,  с.  8—9].

Авторы  использую  эллипсис  для  достижения  эффекта  естественной  разговорной  речи.  Это  объясняется  тем,  что  участники  диалога  демонстрируют  неподготовленную,  спонтанную  речь,  темп  и  ситуативность  которой  определяют  тенденции  употребления  тех  или  иных  фраз,  присущих  устной  речи.

Следующий  стилистический  прием,  который  был  взят  для  анализа  —  повтор.  Это  повторение  слова,  словосочетания  или  предложения  в  составе  одного  высказывания  предложения,  сложного  синтаксического  целого,  абзаца.  Приведем  ряд  примеров. 

The  author  of  the  book,  one  Agnes  Nutter,  was  not  surprised  by  this,  but  then,  it  would  have  taken  an  awful  lot  to  surprise  Agnes  Nutter  [3,  с.  27].  Данный  пример  лексического  повтора  привлекает  внимание  к  данному  герою,  его  эмоциональному  состоянию  безразличности.

The  table  in  front  of  the  two  of  them  was  covered  with  bottles.

"The  point  is,"  said  Crowley.  He  tried  to  focus  on  Aziraphale.

"The  point  is,"  he  said,  and  tried  to  think  of  a  point.

"The  point  I'm  trying  to  make,"  he  said,  brightening,  "is  the  dolphins.  That's  my  point."  [3,  с.  28].

В  этом  примере  используется  анафорический  повтор,  который  в  свою  очередь  базируется  на  параллельной  конструкции.  Эмоциональная  экспрессивность  достигается  повторением  слов  и  сопровождается  соответствующим  интонационным  оформлением  высказывания  и  выражает  определенное  психическое  состояние  говорящего.  В  данном  случае  герой  рассеян  и  не  может  сосредоточиться. 

Параллельные  конструкции,  одна  из  значимых  тенденций  анализируемого  романа.  В  своем  романе  авторы  используют  различного  рода  песни,  стихи.  Ниже  приведен  отрывок  из  песни,  содержащий  параллельную  конструкцию.

At  night,  Nanny  Ashtoreth  sang  nursery  rhymes  to  Warlock.

This  little  piggy  went  to  Hades

This  little  piggy  stayed  home

This  little  piggy  ate  raw  and  steaming  human  flesh

This  little  piggy  violated  virgins

And  this  little  piggy  clambered  over  a  heap  of  dead  bodies  to  get  to  the  top  [3,  с.  37].  Данный  вид  параллельной  конструкции  используется  для  создания  ритма  песни.  В  свою  очередь  песня  является  также  примером  анафорического  повтора  и  носит  аналогичную  функцию.

Прием  параллелизма,  как  и  любой  другой  повтор,  также  подчеркивает  ритмичность  текста.

Довольно  часто  в  романе  можно  заметить  обособление.  Это  интонационно-смысловые  отрезки  речи,  которые  образуются  путем  выделения  того  или  другого  второстепенного  члена  предложения  —  одного  или  с  относящимися  к  нему  и  зависящими  от  него  словами.

On  the  back  seat  the  thing  in  the  basket  began  to  cry;  the  air-raid  siren  wail  of  the  newly  born.  HighWordless  [3,  с.  11].  В  данном  примере  авторы  выражают  мнение  о  младенце.  Обособление  в  данном  случае  характеризует  плач  ребенка. 

Tyler  grinned,  tightly,  triumphantly  [3,  с.  188].  Авторы  делают  акцент  на  том,  как  высокомерно  и  торжественно  улыбнулся  герой  романа.

Данные  обособления  выражают  индивидуальное  мнение  автора  к  героям  романа.  Этот  эффект  достигается  путем  интонации  и  ударения  говорящего.

В  своем  романе  авторы  также  часто  используют  умолчание.  В  живой  разговорной  речи  умолчание  обычно  является  следствием  сильного  наплыва  чувств,  мешающего  закончить  речь,  или  иногда,  —  нежелания  продолжать  мысль  [2,  с.  198].

He  wondered  what  would  happen  if  he  just  stopped  the  car  here,  on  this  dark  and  damp  and  empty  road,  and  took  the  basket  and  swung  it  round  and  round  and  let  go  and  .  .  .  [3,  с.  11]. 

"No,  I'm  not  going  to  wake  her  up  and  ask  her,"  he  said.  "And  tell  me,  Miss,  uh  .  .  .  Miss  Morrow,  why  don't  you  lot  take  Sundays  off,  like  everybody  else  does?"  [3,  с.  213].        

В  данных  примерах  умолчание  является  результатом  наплыва  чувств,  сильного  возбуждения,  которое  мешает  говорящему  логически  закончить  мысль.

Риторический  вопрос  —  это  особый  стилистический  прием,  сущность  которого  заключается  в  переосмыслении  грамматического  значения  вопросительной  формы.  Другими  словами,  предложение,  которое  по  своему  содержанию  является  утверждением,  облечено  в  вопросительную  форму  [2,  с.  215—216].

Crowley  pulled  himself  together.  What  could  he  tell  them?  That  twenty  thousand  people  got  bloody  furious?  That  you  could  hear  the  arteries  clanging  shut  all  across  the  city?  And  that  then  they  went  back  and  took  it  out  on  their  secretaries  or  traffic  wardens  or  whatever,  and  they  took  it  out  on  other  people?  [3,  с.  8].  В  данном  примере  основной  функцией  риторического  вопроса  является  передача  эмоционального  состояния  героя.  Его  мысли  по  поводу  жизни  людей  в  городе,  которых  каждодневно  преследуют  всякого  рода  неприятности.

Так  как  данный  роман  изобилует  диалогами,  нельзя  не  обойтись  таким  приемом  как  употребление  вопросительных  предложений  в  повествовательном  тексте.

"Sorry,  sir.  He  is  a  little  sweetheart,  though.  Does  he  look  like  his  daddy?  I  bet  he  does.  Does  he  look  like  his  daddywaddykins  .  .  ."  [3,  с.  14]. 

В  этом  примере  вопросительное  предложение  использовано,  чтобы  показать  эмоциональное  состояние  героини,  насколько  сильно  она  была  увлечена  ребенком.

Многосоюзие  —  это  стилистический  прием  связи  отдельных  частей  высказывания,  в  котором  союз  или  союзное  речение  повторяются  перед  каждым  компонентом  [2,  с.  256].

They  just  get  carried  away  by  new  ideas,  like  dressing  up  in  jackboots  and  shooting  people,  or  dressing  up  in  white  sheets  and  lynching  people,  or  dressing  up  in  tie-dye  jeans  and  playing  guitars  at  people  [3,  с.  14—15]. 

Данный  пример  показывает,  что  герои  вовлечены  в  различные  образы  жизнедеятельности  людей  и  каждый  раз  придумывают  и  одеваются  во  что-то  новое.  Пример  используются  для  выражения  ритма  в  описании  жизни  героев,  а  также  для  яркого  изображения  их  представления. 

Наряду  с  многосоюзными  предложениями  следует  привести  примеры  бессоюзных  предложений. 

That  he  grew  to  be  a  normal,  happy,  laughing  child,  active  and  exuberant;  and  after  that,  grew  further  to  become  a  normal,  fairly  contented  adult  [3,  с.  21].  Авторы  показывают  процесс  взросления  человека:  то  каким  он  был  будучи  ребенком,  и  каким  стал,  будучи  взрослым.  Данный  пример  используются  для  выражения  живого  ритмического  эффекта.

Анализируя  данный  роман,  можно  также  заметить  прием  внутренней  речи.  Это  речь,  обращенная  человеком  к  самому  себе.

Crowley  thumped  the  wheel.  Everything  had  been  going  so  well,  he'd  had  it  really  under  his  thumb  these  few  centuries.  That's  how  it  goes,  you  think  you're  on  top  of  the  world,  and  suddenly  they  spring  Armageddon  on  you.  The  Great  War,  the  Last  Battle.  Heaven  versus  Hell,  three  rounds,  one  Fall,  no  submission.  And  that'd  be  that.  No  more  world.  That's  what  the  end  of  the  world  meant.  No  more  world.  Just  endless  Heaven  or,  depending  who  won,  endless  Hell.  Crowley  didn't  know  which  was  worse.  Well,  Hell  was  worse,  of  course,  by  definition.  You  couldn't  get  a  decent  drink  in  either  of  them,  for  a  start.  And  the  boredom  you  got  in  Heaven  was  almost  as  bad  as  the  excitement  you  got  in  Hell.  But  there  was  no  getting  out  of  it.  You  couldn't  be  a  demon  and  have  free  will.  Well,  at  least  it  wouldn't  be  this  year  [3,  с.  11]. 

Данный  пример  показывает  мысли  героя,  переживания,  размышления  о  проходящей  мимо  его  жизни.  Герой  размышляет  о  грядущем  конце  света,  а  также  о  разнице  между  раем  и  адом. 

Также  в  романе  широко  используются  односоставные  предложения. 

The  Great  War,  the  Last  Battle.  Heaven  versus  Hell,  three  rounds,  one  Fall,  no  submission.  And  that'd  be  that.  No  more  world  [3,  с.  11].

"My  people  are  more  than  happy  for  it  to  happen,  you  know.  It's  what  it's  all  about,  you  see.  The  great  final  test.  Flaming  swords,  the  Four  Horsemen,  seas  of  blood,  the  whole  tedious  business."  [3,  с.  24]. 

Каждый  из  примеров  несет  функцию  детального  описания  грядущей  действительности.  Данные  предложения  наводят  читателя  на  мысль  грядущего  конца  света,  безысходности.

В  завершении  проведенного  анализа  следует  сказать,  что  авторы  сумели  красочно  описать  все  переживания  главных  героев:  привязанность  к  работе,  желанием  спасти  мир  от  разрушительного  конца  света. 

Задачей  авторов  было  заставить  читателя  прочувствовать  все  эмоции  героев  романа  прочувствовать  неизбежное  наступление  Армагеддона,  используя  всевозможные  стилистические  приемы;  передать  все  напряжение  и  драматизм  ситуации,  а  также  некоторые  юмористические  моменты  с  помощью  фэнтезийного  романа. 

 

Список  литературы:

1.Арнольд  И.В.  Современный  английский  язык.  М.:  Флинта,  Наука,  2002.  —  384  с.

2.Гальперин  И.Р.  Очерки  по  стилистике  английского  языка.  М.:  Издательство  литературы  на  иностранных  языках,  1958.  —  462  с.

3.Terry  Pratchett,  Good  Omens.  2  изд.,  испр.  и  доп.  М.:  Высш.  школа,  1979.  —  269  с.

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий