Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: XLI Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 19 апреля 2016 г.)

Наука: Филология

Секция: Лингвистика

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Сатановский С.В. Метафорическое моделирование российско-украинского конфликта в российских федеральных печатных СМИ (2014-2015 гг.) // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XLI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 4(41). URL: https://sibac.info/archive/guman/4(41).pdf (дата обращения: 07.10.2022)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Метафорическое моделирование российско-украинского конфликта в российских федеральных печатных СМИ (2014-2015 гг.)

Сатановский Сергей Владиславович

студент 4 курса факультета фотографии, дизайна и журналистики Санкт-Петербургского государственного института кино и телевидения

г. Санкт-Петербург

Прокофьева Виктория Юрьевна

научный руководитель,

доктор филол. наук., профессор СПбГИКиТ

г. Санкт-Петербург

Метафорическое словоупотребление становится особенно активным и более заметным в национальных дискурсах в периоды острых общественно-политических и экономических кризисов. Об этой связи говорят и отечественные теоретики метафорического моделирования (Баранов А.Н.[1], Будаев Э.В. [2]), и зарубежные исследователи (К. де Ландтсхеер [15]). Этот феномен объясняется тем, что метафора несёт в себе несколько функций, осуществление которых в резонансные времена является необходимым или выгодным для той или иной стороны конфликта.

Всякий кризис представляет собой антагонизм интересов, различных систем ценностей, столкновение элит. Это сложный процесс, в котором с трудом может разобраться обыватель, и на помощь массовому языковому сознанию приходит метафоризация, соотносящая новые общественные явления с привычными. В политическом дискурсе метафору используют для получения нового знания [7; 11]. Кроме того, она высвечивает одни характеристики объекта, в то время как другие оставляет в тени.

Основными функциями метафоры принято считать следующие: эмоциональное воздействие и моделирование действительности. В теории метафоры особое место занимает метафора политическая. Как отмечает Э.В. Будаев, именно «политические метафоры отражают и воспроизводят доминантные для определенных обществ ценности … оказывают значительное влияние на осмысление политической действительности, служат руководством к принятию решений и действию» [3]. Реализация национального политического дискурса происходит преимущественно через средства массовой информации.

Таким образом, можно выделить две главные причины, по которым метафоры активно присутствуют в политических текстах средств массовой информации в периоды общественно-политических кризисов: эмоциональное воздействие и моделирование действительности. Эти причины коррелируют с основными функциями метафоры, приведенными выше. Главное отличие в употреблении метафор в конфликтное время, в отличие от спокойного, состоит в частоте употребления тех или иных метафорических моделей. Ещё основоположники теории концептуальной метафоры Дж. Лакофф и М. Джонсон увидели, что в западной культуре спор чаще всего описывается в милитарных терминах (проекция СПОР – это ВОЙНА) [7; 26]. Соответственно и политические разногласия не являются в данном случае исключением из выведенного американскими исследователями правила.

В условиях информационного противостояния, осуществляемого современными СМИ, актуальность лингвостилистического подхода к анализу публицистического дискурса очевидна, так как воздействие на массовое сознание происходит не столько через видеоряд, сколько через слово. Метафора же используется в целях языкового манипулирования очень активно.

В данной работе на материале российских федеральных СМИ будет рассмотрено метафорическое моделирование кризиса в российско-украинских отношениях, наступившего во время украинской революции 2013-2014 гг. и продолжающегося до сих пор; будут выделены наиболее частотные метафорические модели (м-модели) и проведён их интент-анализ. В качестве источников данных привлекались материалы российских федеральных печатных (в том числе электронных) СМИ за период 2014-2015 гг.

Метафорическая модель со сферой-источником «война»

Предсказуемо самой распространённой оказалась модель войны: в большинстве рассмотренных журналистских материалов о российско-украинском кризисе для описания последнего использовались милитарные метафоры. Так, ситуацию вокруг продажи Францией России кораблей типа «Мистраль» автор «Российской газеты» [4] описывает развёрнутой метафорой: «Париж продолжает держать вертолетоносцы типа "Мистраль" в заложниках у украинского кризиса». И далее продолжает свою мысль: «отказ французов выполнять обязательства по контракту на поставку России двух вертолётоносцев типа "Мистраль" бьёт все сильнее по репутации Франции, а они продолжают удерживать в своих доках первый, уже давно готовый, корабль». Французская республика, таким образом, мыслится военным противником России (или даже террористом), который держит в плену нечто, принадлежащее РФ (в данном случае персонифицированные вертолётоносцы). Эту метафору можно расшифровать следующим образом: корабли типа «Мистраль» принадлежат России (об этом говорит лексема «заложник», хотя в действительности это не так), но руководство Франции, незаконно содержит их на территории своей страны. Интенция состоит в том, чтобы возложить ответственность за непоставку кораблей в Россию на Францию и снять её с РФ).

Милитарное стилистическое оформление свойственно также текстам об ограничительных мерах стран Запада, нацеленных на секторальное сотрудничество и торговые обмены с Россией. «Санкционная война и падение рубля расчистили российский рынок от импорта», – пишет газета «Аргументы недели» [12]. В той же стилистике описывает санкции информационное агентство «Россия сегодня», один из заголовков которого гласит: «Санкции ударили по Европе сильнее, чем по России» [16]. В другом тексте его автор пишет: «Российская экономика несет значительные потери из-за санкций» и «ЕС и США от точечных санкций против отдельных физлиц и компаний перешли к мерам против целых секторов российской экономики» [8]. Здесь мы наблюдаем отсылку к устойчивым выражениям «военные потери / потери личного состава» и «точечные удары».«Российская газета» цитирует председателя Государственной Думы РФ С. Нарышкина: «Мы обязаны в полной мере учесть опыт работы в условиях так называемых разбойничьих санкций Запада...»[9]. «Обмен» санкциями между Россией и странами Запада является проявлением кризиса в международных отношениях, следствием (или средством ведения) спора. Выше мы уже говорили о тенденции, отмеченной Дж. Лакофф и М. Джонсоном, что метафору войны применяют почти в любом споре и на любом уровне общения (бытовом, деловом и проч.). Таким образом, в мирную действительность переносятся концепты военного времени, в котором есть участники и жертвы, враги и союзники, победители и поверженные.

Метафорическая модель со сферами-источниками «театр»/«цирк»

Два этих метафоризатора объединены по причине их общего – игрового – основания. Так или иначе они говорят читателю об имитации действительности или зрелищности происходящего.

Подобного рода метафоры в российской прессе в период кризиса в российско-украинских отношениях активнее всего применялись к событиям, происходящим в Украине: будь то война, выборы или заявления официальных лиц. «Украина все больше напоминает водевиль. Только дурно пахнущий», – заявляет колумнист на страницах «Комсомольской правды» [5]. Далее он продолжает: «...украинский премьер-министр напоминает мне персонаж из совсем другого произведения. Арсений Петрович то сбивчиво навязывается: «Дай миллион! Дай миллион!» То, отряхнувшись от придорожной пыли, презрительно цедит: «Жалкие, ничтожные люди». И поступать с ним надо, как Остап Бендер с Паниковским». Реальность, таким образом, в газете представляется в виде сюжета комедийной пьесы, а живые люди наделяются характеристиками вымышленных широко известных персонажей.

«Легко писать ура-патриотическае заметки об ополченцах, у которых боевой кураж и сверхзадача:  защита русского мира от фашистов», – пишет еще один колумнист «Комсомольской правды», добавляя, что «жители Новороссии оказались на арене боевых действий» [13].

Через театральные метафоры транслирует журналист «Новой газеты» и российскую действительность [10]: «Гоша, наверное, думал, что роль вандала-освободителя на Большом Москворецком мосту сделает его героем нового времени ... Я вполне понимаю степень ненависти и презрения, которую подобные персонажи вызывают...».

Информационное агентство «ТАСС» цитирует президента РФ В. Путина и руководителя крымского отделения спецподразделения МВД Украины «Беркут» (2014 г.): «мы прекрасно знали, не просто отдавали себе отчет, а знали, что реальными кукловодами были наши американские партнеры-друзья» и «это уже срежиссировано, спланировано и уже отработано не в одной стране» [11] (о последней украинской революции).

Интенцию авторов, оформляющих свои тексты через м-модель «театр»/«цирк», вероятнее всего, следует расшифровывать следующим образом: герои журналистских материалов поступают неискренне, они «лицедействуют», скрываются под масками, примеряют роли. Всё, что происходит с этими героями, – не всерьёз, это всего лишь развлечение для читательской аудитории (представленных изданий), зрелище, зачастую продуманное заранее «опытным режиссёром».

Метафорическая модель со сферой-источником «торговля»

Впервые эту м-модель проанализировал в своей статье «Метафора и война...» Дж. Лакофф для описания кризиса в Персидском заливе [6; 65]. В ходе кризиса в российско-украинских отношениях российские СМИ использовали данный метафорический ряд с целью с разных точек зрения оценить конфликт. «...мы помогли самоопределиться Крыму (сальдо в нашу пользу), а вот Донбассу... не помогли» [13], – пишет обозреватель «Комсомольской правды». Экономический термин «сальдо» в данном случае призван растолковать читателю переход АР Крым в состав РФ как «превышение поступлений над расходами» для России, то есть успех.

Еще примеры: «Ткачёв назвал кризис расплатой за присоединение Крыма», – гласит заголовок издания «Лента.ру» [14]. «Мы должны разделить ... потери с президентом», – цитирует журналист политика. Данные метафоры, согласно Лакоффу, призваны «переводить качественные характеристики в количественные» [6; 62].

Помимо вышеперечисленных метафорических моделей в ходе российско-украинского конфликта российские СМИ использовали и другие тематически связанные ряды сигнификативных дескрипторов: «механизм», «организм», «температура», «животный мир». Реже, чем ожидалось, использовалась журналистами м-модель «родовые отношения» (ведь существует сформированный в национальном сознании образ украинского и российского народов как «братских»). В использованных источниках данные модели оказались менее популярны, чем представленные выше.

Итак, в российских федеральных печатных (в том числе электронных) средствах массовой информации в период с 2014 по 2015 гг. российско-украинский конфликт описывается в основном с помощью трех м-моделей: война, театр/цирк и торговля – именно таким образом были стилистически оформлены материалы журналистов на эту тему. Эти политические метафоры, с одной стороны, отражают доминантные ценности российской нации, указывают на способ осмысления ею окружающего мира; с другой стороны, сами м-модели оказывают влияние на восприятие читателями политической действительности, моделируют её в массовом сознании.

 

Список литературы

  1. Баранов А.Н. Метафоры в политическом дискурсе: языковые маркеры кризисности политической ситуации // Linguistic Change in Europe 1990-2000 / ed. by L.Zybatow. Wien, 2000
  2. Будаев Э.В. Военная метафорика в дискурсе СМИ // Политическая лингвистика. - Екатеринбург, 2010. - № 1(31)
  3. Будаев Э. В. Политическая метафорология: ракурсы сопоставительного анализа. — Режим доступа. — URL: http://www.philology.ru/linguistics1/budaev-10.htm (Дата обращения: 19.10.2015)
  4. Воробьёв В. Париж добровольно уходит с оружейного рынка / Воробьев В. // Российская газета: [Электронный ресурс]. — Режим доступа. — URL: http://www.rg.ru/2015/02/16/mistral-site.html (Дата обращения: 30.10.2015)
  5. Гришин А. У пана атамана немае золотого запасу? / Гришин А. // Комсомольская правда: [Электронный ресурс]. — Режим доступа. — URL: http://www.kp.md/daily/26447/3321081/ (Дата обращения6 18.10.2015)
  6. Лакофф Дж. Метафора и война: система метафор для оправдания войны в заливе // Будаев Э.В., Чудинов А.П. Современная политическая лингвистика. - Екатеринбург, 2006. - с. 59-71
  7. Лакофф Дж., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем: Пер. с англ. / Под ред. и с предисл. А. Н. Баранова. — М.: Едиториал УРСС, 2004.
  8. Медведев: российская экономика несет значительные потери из-за санкций / МИА «Россия сегодня»: [Электронный ресурс]. — Режим доступа. — URL: http://ria.ru/economy/20150421/1059934753.html (Дата обращения: 9.10.2015)
  9. Петров В. Сергей Нарышкин призвал быть готовыми к новым санкциям Запада / Петров В. // Российская газета: [Электронный ресурс]. — Режим доступа. — URL: http://www.rg.ru/2015/09/15/narishkin-site.html
  10. Полухина Ю. Война выдохлась и превратилась в опухоль / Полухина Ю. // Новая газета: [Электронный ресурс]. — Режим доступа. — URL:http://www.novayagazeta.ru/columns/68285.html (Дата обращения: 02.11.2015)
  11. Путин назвал американцев "кукловодами Майдана" в Киеве // ТАСС: [Электронный ресурс]. — Режим доступа. — URL: http://tass.ru/politika/1829664 (Дата обращения: 24.10.2015)
  12. Растёт производство пищевых продуктов // Аргументы недели: [Электронный ресурс]. — Режим доступа. — URL: http://argumenti.ru/talks/n481/394469 (Дата обращения: 17.10.2015)
  13. Скойбеда У. Русский с украинцем – близнецы-братья / Скойбеда У. // Комсомольская правда: [Электронный ресурс]. — Режим доступа. — URL: http://www.spb.kp.ru/daily/26317/3196362/ (дата обращения: 14.10.2015).
  14. Ткачев назвал кризис расплатой за присоединение Крыма // Lenta.ru: [Электронный ресурс]. — Режим доступа. — URL: http://lenta.ru/news/2014/12/17/rasplata/ (Дата обращения: 23.10.2015)
  15. Christ'l de Landtsheer. Function and the language of politics. A linguistic uses and gratification approach // Communication and cognition. 1991. Vol.24. №3/4
  16. DWN: санкции ударили по Европе сильнее, чем по России // МИА «Россия сегодня»: [Электронный ресурс]. — Режим доступа. — URL: http://ria.ru/world/20150322/1053906765.html (Дата обращения: 17.10.2015)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом