Статья опубликована в рамках: XIV Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 19 ноября 2013 г.)

Наука: Филология

Секция: Литературоведение

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Старыгина В.О. МАРИОНЕТКИ И КУКЛОВОДЫ В ПОВЕСТИ Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО « ДЯДЮШКИН СОН» // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XIV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 14. URL: http://sibac.info/archive/humanities/guman8(11).pdf (дата обращения: 22.09.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

МАРИОНЕТКИ  И  КУКЛОВОДЫ  В  ПОВЕСТИ  Ф.М.  ДОСТОЕВСКОГО  «  ДЯДЮШКИН  СОН»

Старыгина  Виолетта  Олеговна

бакалавр  филологии  Башкирского  государственного  университета,  РФ,  Республика  Башкортостан  г.  Уфа

vio_starygina@mail.ru

Якубова  Рима  Ханифовна

научный  руководитель,  д-р  филол.  наук,  профессор,  Башкирский  государственный  университет,  РФ,  Республика  Башкортостан  г.  Уфа

 

Марионетки  и  кукловоды  всегда  очаровывали  людей.  На  примере  повести  мы  покажем,  насколько  интересно  можно  перевоплощаться  из  марионетки  в  режиссера  событий.  В  повести  «Дядюшкин  сон»  роль  главного  кукловода  исполняет  Марья  Москалева.  Как  режиссер,  она  сама  создает  театрализованную  игру,  вовлекая  всех  в  действие  организованного  ею  спектакля.  Сюжет  повести  прост:  в  город  Мордасов  приезжает  богатый  старый  князь  К.  Марья  Александровна  желает  выдать  за  него  замуж  свою  дочь,  единственную  и  любимую.  Так,  она  желает  искоренить  в  мордасовском  обществе  память  о  романе  Зины  с  бедным  учителем.  Эта  «интрижка»  могла  навсегда  наложить  позор  на  семью  Москалевых. 

Сначала  Зина  твердо  решает  отказать  маменьке  в  хитроумном  плане,  но  все-таки  соглашается  позже,  уверовав  в  кажущиеся  благородные  порывы  матери.  Однако  затея  Марьи  Александровны  разрушена  Мозгляковым,  отвергнутым  претендентом  на  руку  Зины.  Мало  того,  Мозгляков  убедил  полоумного  князя,  что  его  сватовство  к  девушке  —  не  что  иное,  как  сон.  В  этой  небольшой  повести  показано  искусное  мастерство  творческой  игры.  В  первой  главе  мы  сразу  понимаем,  что  Марья  Александровна  —  первая  дама  в  Мордасове.  Но  «ее  почти  никто  не  любит  и  даже  очень  многие  искренно  ненавидят»  [1,  с.  296].  Причины  этому  вполне  очевидны:  «Она,  например,  умеет  убить,  растерзать,  уничтожить  каким-нибудь  одним  словом  соперницу;  а  между  тем  покажет  вид,  что  и  не  заметила,  как  выговорила  это  слово»  [1,  с.  225].  Мастерство  Москалевой  в  полной  мере  проявляется  тогда,  когда  в  город  приезжает  князь  К.  Несмотря  на  то,  что  он  успел  так  рассыпаться.  Носил  парик,  усы,  бакенбарды  и  даже  эспаньолку  —  все,  до  последнего  волоска,  накладное  и  великолепного  черного  цвета;  белился  и  румянился  ежедневно.  Уверяли,  что  он  как-то  расправлял  пружинками  морщины  на  своем  лице  и  что  эти  пружины  были,  каким-то  особенным  образом,  скрыты  в  его  волосах.  Даже  преклонный  возраст  князя  не  останавливает  Марью  Александровну,  и  она  хочет  выдать  за  него  замуж  дочь  Зину.  Та  же,  обладая  честным  характером  и  добрым  нравом,  никак  не  может  пойти  на  эту  подлость,  да  и  любовь  к  учителю  брата  еще  не  прошла.  Когда  князь  оказывается  в  гостях  у  Москалевой,  хозяйка  дома  пытается  убедить  гостя  в  том,  что  когда-то  они  были  близкими  друзьями:  «Но  вы  ничуть,  ничуть  не  переменились!  —  восклицает  она,  хватая  гостя  за  обе  руки  и  усаживая  его  в  покойное  кресло.  —  Садитесь,  садитесь,  князь!»  [1,  с.  315]  Москалева  жалуется,  что  уже  6  лет  не  получала  от  «дорогого  друга»  ни  весточки.  Однако  К.,  в  силу  своего  беспамятства,  путает  Москалеву  и  принимает  за  другую  женщину,  за  главного  врага  Марьи  Александровны  —  Анну  Васильевну.  Все  же  кукловоду  Москалевой  удается  внушить  князю  мысль  о  том,  что  именно  она  его  старый  друг.  «Уверяю  вас;  я  говорю  вам  как  друг,  как  сестра  ваша»  [1,  с.  331]  Она  говорит,  что  он  ей  очень  дорог,  потому  что  память  для  нее  о  прошлом  священна.  Москалева  убеждает  князя,  что  выгоды  ей  лицемерить  никакой  нет.  Марья  Александровна  использует  откровенную  ложь,  неприкрытую  лесть,  фантастические  планы  развития  событий,  для  того  чтобы  убедить  дочь  в  необходимости  брака  со  старым  князем.  Она  испробует  все  пути.  Сначала  она  демонстрирует  жалость  к  дочери  и  говорит,  что  Мозгляков,  которого  она  раньше  восхваляла,  действительно  неподходящая  партия:  «Я  желала  тебя  видеть  за  Мозгляковым».  Говорит,  что  ей  было  тяжело  видеть  беспрерывную  тоску  дочери,  ее  страдания,  которые  она  в  состоянии  понять,  и  которые  отравляют  ее  сон  по  ночам.  Когда  Зина  разоблачает  ее  замысел,  тогда  Москалева  пытается  разжалобить  дочь,  выступить  в  роли  смиренной  мученицы  и  таким  образом  добиться  согласия.  Она  говорит  Зине,  что  та  раздражена,  а  сама  в  свою  очередь  —  христианка.  Следовательно,  должна  терпеть  и  прощать.  Но  и  на  этот  раз  Зина  стойко  переносит  обман  матери.  И  тут  Марья  Александровна  пускает  в  ход  свое  главное  оружие  —  веру,  христианскую  веру:  «Ты  считаешь  мои  расчеты  за  низость,  за  обман?  Но,  ради  всего  святого,  где  же  тут  обман,  какая  тут  низость?  Взгляни  на  себя  в  зеркало:  ты  так  прекрасна,  что  за  тебя  можно  отдать  королевство!  И  вдруг  ты,  –  ты,  красавица,  жертвуешь  старику  свои  лучшие  годы!».  В  этот  момент  Марья  Москалева  выдает  свой  хитрый  замысел,  унижая  старого  князя.  Но  чувствуя  себя  неуверенно,  начинает  переигрывать  слова:  «  Этот  старик  тоже  страдал,  он  несчастен,  его  гонят;  я  уже  несколько  лет  его  знаю,  и  всегда  питала  к  нему  непонятную  симпатию,  род  любви,  как  будто  что-то  предчувствовала.  Твоя  мать  не  будет  учить  тебя  неблагородному».  Она  внушает  Зине,  что  там  это  сделает  для  спасения  жизни  князя,  ведь  именно  на  нее  возложена  роль  «воскресительницы».  «Он  будет  стараться  воскреснуть  для  счастья»  [1,  с.  349].  Христианская  добродетель  —  вот  та  ниточка,  с  помощью  которой  Москалевой  удается  манипулировать  сознанием  дочери.  Зина  подыгрывает  матери  в  ее  театрализованном  представлении,  потому  что  ее  подкупает  та  роль  жертвенного  служения  беспомощному  старику,  которую  ей  навязывает  мать.  Таким  образом,  Зина  превращается  в  актрису  театра  Москалевой,  актрису,  которая  полностью  доверилась  своему  режиссеру.  Князь,  услышав  пение  Зины,  влюбляется  в  нее  и  уже  готов  жениться.  Он  говорит,  что  до  безумия  влюблен  в  нее!  Оживляется  и  уже  готов  отдать  за  нее  жизнть.  Чтобы  придать  представлению  большую  достоверность,  Марья  Александровна  разыгрывает  несчастную  мать,  которую  лишают  любимой  дочери:  «Вы  хотите  ее  взять  у  меня,  мою  Зину!  мою  милую,  моего  ангела,  Зину!  Но  я  не  пущу  тебя,  Зина!  Пусть  вырвут  ее  из  рук  моих,  из  рук  матери!»  [1,  с.  356].  В  театре  Москалевой  все  складывается  по  ее  сценарию.  Она  уже  празднует  победу,  но  влюбленный  Мозгляков,  подслушав  объяснение  князя,  мешает  завершению  этого  спектакля.  Но  и  тут  Марья  Александровна  находит  неожиданное  решение.  Как  опытный  режиссер,  она  в  любой  момент  может  поменять  несколько  ролей  в  своем  сценарии.  Она  убеждает  Мозглякова  в  необходимости  этой  свадьбы:  «Для  здоровья  князя  Зина  едет  за  границу,  в  Испанию,  где  мирты,  лимоны,  где  голубое  небо,  где  нельзя  жить  и  не  любить».  Тут  же  Москалева  предлагает  Мозглякову  блестящий  план,  который  заключается  в  том,  что  он  едет  за  ней,  жертвуя  службой,  связями.  Там  она  прочит  им  начало  новой  неудержимой  любви.  Далее  князь  умирает.  И  блестящий  вывод  нашего  режиссера:  «За  кого  ж  выйдет  Зина,  как  не  за  вас?  Вы  такой  дальний  родственник  князю,  что  препятствий  к  браку  не  может  быть  никаких.  Вы  берете  ее,  молодую,  богатую,  знатную,  —  и  в  какое  же  время?  —  когда  браком  с  ней  могли  бы  гордиться  знатнейшие  из  вельмож!»  [1,  с.  359].  Павел  Александрович,  уверовав  в  слова  своей  «  подруги»  в  восторженном  состоянии  покидает  дом  первой  мордасовской  дамы.  Когда  иллюзия  грядущего  счастья  проходит,  Мозгляков  срывает  планы  Москалевой,  убедив  князя  в  том,  что  его  предложение  Зине  —  всего  лишь  сон.  На  этом  повесть,  казалось  бы,  должна  закончиться.  Москалевой  не  удается  выдать  замуж  Зину  за  старого  князя.  Ее  блестящая  режиссура  оборачивается  не  грандиозной  победой,  а  крахом.  Она  решает,  что  необходимо  переехать  с  дочерью  в  Москву,  подальше  от  бесконечных  насмешек  всего  города,  подальше  от  злых  языков.  Финал  повести  показывает,  что  Марья  Александровна,  несмотря  на  поражение,  не  отказывается  от  своих  режиссерских  амбиций,  а  продолжает  блестящее  шествие  к  своему  триумфу.  Великолепная  победа  Москалевой  увидена  в  повести  глазами  Мозглякова:  «Перед  ним  стояла  Зина,  в  великолепном  бальном  платье  и  бриллиантах,  гордая  и  надменная.  Она  совершенно  не  узнала  Павла  Александровича»  [1,  с.  398]. 

Марья  Александровна  выдала  Зину  за  генерал-губернатора,  при  этом  сама  она  была  великолепно  разряжена,  размахивала  дорогим  веером  и  с  одушевлением  говорила  с  одною  из  особ  4-го  класса.  «Кругом  нее  теснилось  несколько  припадавших  к  покровительству  дам,  и  она,  по-видимому,  была  необыкновенно  любезна  со  всеми»  [1,  с.  398]. 

Как  пишет  В.  Туниманов,  «странное  драматическое  действие  организуют  фантазия,  слово,  энергия  Марьи  Александровны  Москалевой»,  для  которой  все  окружающие  всего  лишь  «марионетки  в  руках  волевого,  деспотичного  художника,  уверенно  режиссирующего  бесплатным  благотворительным  спектаклем,  в  котором  охотно  принимают  участие  все  представители  мордасовского  бомонда  и  –  опять-таки  добровольно  –  примкнувшие  к  нему  лица,  обычно  по  серьезным  причинам  удаляемые  из  хороших  домов  <…>.  Подобно  художнику,  вдохновленному  и  взыскательному,  она  выбирает  и  смешивает  краски,  получая  искусные  тона.  «Для  нее  окружающее  стадо  —  самый  удобный  материал  для  новых  экспериментов»  [2,  с.  17—18]

 

Список  литературы

1.Достоевский  Ф.М.  Полн.  собр.  соч.:  В  30  т.  Т.  II.  Л.,  1972

2.Туниманов  В.  Творчество  Ф.М.  Достоевского.  1854—1862.  Л.,  1980.  —  С.  17—18.

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий