Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: VIII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 14 февраля 2013 г.)

Наука: История

Секция: Краеведение

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Безменова А.В., Заббарова Е.И. «КОЛУМБ ЗЕМЛИ ОРЕНБУРГСКОЙ…» // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. VIII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 8. URL: https://sibac.info//archive/humanities/8.pdf (дата обращения: 22.08.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

«КОЛУМБ ЗЕМЛИ ОРЕНБУРГСКОЙ…»

Безменова Александра Владимировна

Заббарова Елена Игоревна

студенты 4 курса экономического факультетаФГБОУ ВПО ОГАУ, г. Оренбург

E-mailalya09_01@mail.ru

E-mailantiterror7@mail.ru

Потапова Алена Николаевна,

научный руководитель, канд. ист. наук, доцент кафедры Истории Отечества ФГБОУ ВПО ОГАУ, г. Оренбург

 

В 2012 году Россия отметила 300-летний юбилей замечательного ученого — Петра Ивановича Рычкова — русского путешественника, географа, этнографа, историка Оренбургского края, составителя атласа Оренбургской области, первого члена-корреспондента Российской Академии наук. Ученый-энциклопедист занимался разнообразными научными изысканиями. Обратимся к таким объектам его исследований как пуховязание, лесное хозяйство и пчеловодство.

Среди народных промыслов, развитие которых пропагандировал в своих статьях П.И. Рычков, важное место занимало ткачество.В работах учёного большое внимание уделялось проблеме сырья (хлопка, шерсти и т. д.). Являясь членом Вольного экономического общества, которое прилагало усилия к разведению технических культур: льна, конопли и других растений, способных их заменить, исследователь обратил внимание на опыт башкир, которые издавна употребляли для этой цели крапиву, и пытался перенять «технологию» изготовления. В статьях «О крапивной кудели и об употреблении в пряжу и в другие экономические надобности», «О крапивном холсте» он описал процесс производства нити [8]. Петр Иванович представил Вольному экономическому обществу два лоскута белёной и небелёной холстины, вытканных из крапивных ниток в с. Спасском. За эти работы П.И. Рычкова в 1771 году наградили серебряной медалью Вольного экономического общества.

Сенсационной новостью стали изделия из «травяного пуха» — пуха многолетней травы кипрейника.Егобелый и чистый пух подобен хлопчатой бумаге. Жена П.И. Рычкова, Елена Денисьевна, следуя подсказке мужа,сделала из кипрейного пуха своими руками колпак, гораздо легче бумажного, и выткала небольшую ширинку (платок), за эти работы от Вольного экономического общества она получила в награду золотую медаль с надписью «За труды воздаяние» [2].

Весь пуховязальный промысел в Оренбуржье связан с именами супругов Рычковых. Суровый климат оренбургских степей с резкими ветрами привлек внимание Рычкова и участников его научных экспедиций к одеянию кочующих скотоводов. Исследуя историю этносов, Рычков обнаружил, что исполнение вязаных изделий из козьего пуха, которые скотоводы носили под легкой верхней одеждой, может быть другим: тоньше и легче, а удерживать тепло они будут так же [6].

Петр Иванович в опубликованной в 1766 году статье «О мануфактурах из хлопчатой бумаги и верблюжьей шерсти» рассказал об опытах по внедрению хлопководства в Оренбургском крае. Рычков догадался соединить козий пух и тонкую хлопчатобумажную нить, получилась нежная пряжа, из которой его жена стала вязать шали.

Оренбургский пуховый платок — художественное явление в истории народного искусства России. Впервые о нем мир узнал в 1766 году из работы П.И. Рычкова «Опыты о козьей шерсти» [5]. Ученый одним из первых серьезно заинтересовался местными козами. Он побывал у чабанов, увидел образцы изделий из пуха и предложил наладить в крае пуховязальный промысел.

Пух оренбургских коз — самый тонкий в мире: толщина пуха оренбургских коз — 16—18 мкм, ангорских коз (мохер) — 22—24 мкм. Поэтому изделия из оренбургского пуха — шали и паутинки — особенно теплые и мягкие. Пух очень прочный — прочнее шерсти. Попытки французов в XIX веке вывезти из Поволжья оренбургскую козу не удались: тонкий пух козам нужен для сохранения тепла, а мягкий климат Франции этому не способствовал. Оренбургские козы во Франции выродились, превратившись в обычных коз с грубым толстым пухом.

Таким образом, именно статья Рычкова «Опыт о козьей шерсти» дала толчок развитию ныне всемирно известного промысла по производству пуховых платков в Оренбуржье. Труд ученого, а также активная деятельность его супруги Елены Денисьевны способствовали широкому распространению пуховязального дела в губернии, превращению его из занятия одиночек в хорошо развитый промысел.

«Колумба Оренбургского края» так же по праву считают первым учёным-лесоводом: ещё в «Топографии Оренбургской губернии» он обращал своё внимание на необходимость правильного ведения лесного хозяйства, а в 1767 году он выступил со специальной статьей «О сбережении и размножении лесов», которую по заслугам считают первой работой по степному лесоводству.

Учёный-исследователь первым разделил растущие леса на 3 класса: большие, средние и меньшие. Данная классификация позже легла в основу «Описания естественного состояния растущих в северных Российских странах лесов», сочинённое на немецком языке форстмейстером Фохелем. В классе больших лесов П.И. Рычков различал 10 родов деревьев: дуб, сосна, ель, липа, берёза, вяз, осина, осокорь, ветла, тополь. Проведём некоторый анализ использования указанных пород деревьев в эпоху Рычкова и в наши дни.

«Дуб, по его твёрдости, великосте и толстоте, по самой справедливости может назваться лучшим деревом» [3], — так в своей статье писал известный учёный. О его применении находим следующее: «…толстые деревья способны на строение всяких морских судов, на заводские валы к тяжёлым машинам, на столбы и подпоры, из него же делается великое множество больших и малых бочек и разных посудин» [3]. Сегодня дуб используется как источник древесины и сырья для дубильной промышленности, в судостроении, мебельной промышленности, для производства паркета, шахтных и гидротехнических сооружений, для изготовления ободьев, полозьев, фанеры, токарных и резных изделий, деталей конных повозок (голобель, колес). Древесина дуба не имеет особого запаха, из нее изготавливают бочки для вина, пива, спирта, уксуса, масла.

«Сосна, по её прямизне и по способности к рубке, считается у нас лучшим деревом на всякое домовое строение, брёвнами и брусьями. Ещё делается из неё множество посуды, сидят из неё смолу» [3], — продолжал в своей статье учёный. Спустя два века древесина сосны широко используется в столярных и плотницких работах, для изготовления шпона, фанеры. Из корней изготавливается различная утварь, например плетёные сосуды. Сосна является источником множества ценных веществ и смесей, широко используемых человеком. Смола, добываемая при подсочке с древнейших времён, является ценным сырьём для современной химической промышленности.

Особое внимание первый лесовод уделил липовому лесу, отмечая его неразумное использование: «Одним словом, столько материалов от сего дерева происходит, что делаемые из них вещи все исчислить и описать требуется немалого труда и пространства» [3]. И сегодня древесина липы высоко ценится для разных поделок и построек (не требующих высокой прочности). Но восстановление липовых лесов, хотя и происходит быстро, но далеко не в той степени, в которой идёт их вырубка.

Помимо подробного описания видов деревьев в работе П.И. Рычкова внимание акцентируется на основных причинах гибели лесов: пожарах, безрассудных рубках, которые и сегодня наносят непоправимый ущерб лесному хозяйству. Лесные пожары, по мнению исследователя, происходили, во-первых, из-за обычаев деревенских жителей поджигать оставшуюся после зимы сухую траву, а во-вторых — от оставленных зажжёнными костров. Двойной вред, по мнению учёного, причиняли скоропостижные пожары, уничтожавшие молодой, неукоренившейся лес и безрассудная рубка старого леса. «Сказывают, что сжением тех оставшихся трав несколько утучняется пашня и на лугах трава скорее и чище растёт. Но надобно крепчайшему и лучшему быть учреждению и смотрению, когда они свои поля зажигают, или совсем оное зажигание запретить, для утучнения земли же помышлять о других способах» [3], — именно в этом П.И. Рычков видел выход.

С целью прекращения вырубки Пётр Иванович предлагал внедрять болеерациональную систему использования лесных ресурсов, которая предполагала:

·использование валежника «в качестве дров или на что годится» с целью очистки леса;

·при рубке старого и большого леса срубать его к корню и вывозить на «чистые места» негодные сучья, кору;

·остановить перевод хороших липовых деревьев на лачуги и сараи (вместо них использовать «тонкий осиновый или других родов лес, что, хотя и несколько больше работы востребует, только лубья и полубины уже гораздо прочнее»);

·запретить использование липовых досок на всякие «поделки»: полати, чуланы, лавки, позволить их применение лишь на производство столов;

Прошло уже 245 лет с момента выхода статьи П.И. Рычкова. Человечество шагнуло на новую ступень развития, научно-технический прогресс модернизировал многие отрасли хозяйства, а мы до сих пор боремся за каждый квадратный метр леса. Результат гибели лесов и тогда, и сегодня кроется в безответственном отношении человека к лесу.

Наравне с заслугами Петра Ивановича Рычкова в развитие пуховязания и лесного хозяйства, весомым является его вклад в отечественную пчеловодческую науку. В «Трудах Вольного экономического общества» им были опубликованы четыре статьи о пчелах: «О содержании пчел», «Первое продолжение о пчелах», «Выпись из разных писателей о пчелах и краткие об них примечания», «Третье продолжение о пчелах» [3].

Еще ученые древнего мира приписывали пчелам великую мудрость, знание и предвидение. Для Рычкова пчёлы — чудесные, полезнейшие на земле насекомые, а пчеловодство тонкое, мудрое ремесло, научного осмысления которого люди ещё не сделали. Бывая в разных местах и встречаясь с разными людьми, имевшими пчел, Петр Иванович по крупицам собирал сведения о порядке их содержания. «Рассказы-сказки» простых пчеловодов были разными: истина переплеталась с выдумкой, реальные явления — с суевериями.

Не имея ни микроскопа, ни увеличительного стекла, Рычков, тем не менее, достаточно подробно описал матку, трутней, рабочих пчёл, их поведение в семье, разделение труда между ними. Различные конструкции колод, обустройство пасек, подкармливание пчёл, выставка и подготовка к зиме, медоносы и ядовитые растения, развитие расплода, роение и подсадка роев, их слеты, пленение маток в клетках, враги, болезни пчёл и переработка мёда — ничто не осталось без его внимания. К опыту простых пчеловодов Петр Иванович относился с большим уважением [7].

Материалы собранные П.И. Рычковым о пчеловодстве представляют интерес и для сегодняшней науки. Так, в 1769 году Рычков описал болезнь пчёл, которую он назвал раскрылицей. Его описание практически полностью совпадает с признаками акарапидоза(инвазионной болезни пчёл) [4].

Работать с пчёлами Петр Иванович начал летом 1767 года, возвратившись из Москвы в Спасское. Здесь он проделал несколько опытов: со стеклянными банками и ульем со стеклянными окошками. В результате проведенных опытов, П.И. Рычков на практике убедился, что именно матка в семье порождает потомство. В то время среди учёного мира натуралистов не было на этот счёт определённого мнения.

Следующим летом, в 1768 году, Рычков предпринял попытки подсчета особей в пчелиной семье. Для расчета количества пчёл в одной семье, Петр Иванович собрал таких мёртвых пчёл, которые ещё не высохли и имели в себе природную влажность. В результате проведенного опыта Рычков установил, что в одном фунте число пчёл получилось, по меньшей мере, 4800. К тому же, П.И. Рычков выделил в семье сторожевых пчёл, описал, как ульевые пчёлы принимают корм и разносят его по ячейкам, строят соты, выделяя воск [1].

Собственно именно Рычков заложил начало энтомологии – науки о насекомых в России. До 1770 года в изданиях Академии наук не было помещено ни одного исследования о насекомых, водящихся в России. Отметим, что русская энтомология — наука о насекомых — родилась через 3 года после того, как Рычков начал исследования пчёл.

Пример жизни и научной деятельности П.И. Рычкова может стать достойнейшим образцом для подражания наших соотечественников и современников. Жизнь его была схожа с жизнью рабочей пчелы. Как та без устали собирала с множества цветов нектар и несла в улей, так и он старался из каждого явления жизни извлечь пользу на благо своему Отечеству.

 

Список литературы:

  1. Вахитов Р. Ш. — Указ. соч. — С. 152.
  2. Матвиевская Г.П. Жизнь и деятельность П.И. Рычкова: том I. — Оренбург: ООО «Губерния», 2008. — 608 с.
  3. Матвиевская Г.П. Жизнь и деятельность П.И. Рычкова: том II. — Оренбург: Губерния, 2009. — 606 с.
  4. Нуждин А.С. Пчёлы: улей и пасека. — М.: Колос, 1997. — С. 242.
  5. Рычков П.И. Дополнение о козьей шерсти // Труды Вольного Экономического Общества к поощрению в России земледелия и домостроительства 1766 года. — СПб. — 1766. — Ч. 3. С. 106—116. [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://dir.orenlib.ru/bd/ iztrudovvolnogoobshestva.html
  6. Рычков П.И. Опыт о козьей шерсти // Труды Вольного экономического общества к поощрению в России земледелия и домостроительства 1766 года. — СПб. — 1766. — Ч. 2 — С. 63—68. [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://dir.orenlib. ru/bd/ iztrudovvolnogoobshestva.html
  7. Уханов И. Первый учёный-пасечник // Южный Урал. — 30 ноября. — 2011. — С. 30.
  8. Уханов—И.С. Оренбургский марафон Рычкова: историческое повествование об «оренбургском Колумбе». — доп. ил. — М.: Голос — Пресс, 2010. — 352 с.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Комментарии (1)

# Сабир 22.02.2013 02:00
Молодцы, Саша и Лена! Интересная информация!

Оставить комментарий