Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: VII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 17 января 2013 г.)

Наука: Филология

Секция: Литературоведение

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Метелкина О.А. СЕМАНТИКА ДРАГОЦЕННЫХ МЕТАЛЛОВ И КАМНЕЙ В ПОЭЗИИ К. БАЛЬМОНТА // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. VII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 7. URL: https://sibac.info//archive/humanities/7.pdf (дата обращения: 09.12.2021)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

СЕМАНТИКА ДРАГОЦЕННЫХ МЕТАЛЛОВ И КАМНЕЙ В ПОЭЗИИ К. БАЛЬМОНТА

Метелкина Ольга Андреевна

студент 4 курса, филологический факультет, БашГУ, г. Уфа

Е-mail: Justme08@yandex.ru

Родионова Светлана Евгеньевна

научный руководитель, канд. филол. наук, доцент БашГУ, г. Уфа

 

Драгоценности издавна привлекают внимание писателей и поэтов своей таинственностью и магическими свойствами. Самыми распространенными из драгоценных металлов являются золото и серебро, а из драгоценных камней — изумруд, алмаз, жемчуг, рубин и янтарь. Все они никогда не были просто химическими элементами, с древних времен люди наделили их магическими способностями влиять на окружающий мир и судьбу человека. Таким образом, например, золото и серебро имели не только экономическую ценность, но также и культовое значение. Люди верили, что эти металлы способны гарантировать долгую жизнь, увеличить мудрость, принести непрерывный поток денег. Алхимики называли золото «царем металлов» и обозначали символом Солнца. И как известно, одной из главных задач алхимии было добиться умения превращать неблагородные металлы в чистое золото. Серебро же всегда являлось символом Луны, простоты, женственности и целомудрия.

Эти благородные металлы и камни очень часто употребляются в литературных произведениях, начиная с детских сказок («Сказка о золотом петушке» А.С. Пушкина, «Сказка о серебряном копытце» П.П.Бажов, «Волшебник изумрудного города» А.М. Волков и т. д.) и заканчивая произведениями, ставшими уже классическими для русской литературы («Золотой теленок» И. Ильф, Е. Петров, «Изумруд» А.И. Куприн и т. д.).

Поэты-символисты часто употребляли в своих произведениях различные художественные детали: цветовые, световые, бытовые и т. д. В целом художественную деталь характеризуют как «выразительная подробность, несущая большую смысловую нагрузку. Деталь всегда позволяет нам ее увидеть, она конкретна». Отсюда вытекает «обильная насыщенность текста деталями» и «избирательное отношение к деталям» [1, с. 61].

Проанализировав творчество одного из самых ярких представителей символизма Константина Бальмонта, мы пришли к выводу, что в его произведениях можно говорить о наличии таких художественных деталей, как «драгоценные камни» и «драгоценные металлы». Так, о частом употреблении драгоценностей в стихотворениях Константина Бальмонта Ю.И. Айхенвальд сказал: «Поэт злоупотребляет драгоценными камнями... Драгоценности, обилие красочных пятен вторгаются у него и в такие картины, которые должны бы очаровать именно своей незатейливостью и простотой»[2, с. 5].

А Е.В. Аничков [3; 20] в своей книге «К.Д. Бальмонт», называя драгоценные камни в поэзии Бальмонта, характеризует их как «разные и пестрые символы, которые можно нанизать на одну нитку, они все составляют частички одной бесконечной вереницы». Литераторы не раз затрагивали символику драгоценных камней в творчестве К.Д. Бальмонта, но довольно поверхностно, поэтому тема употребления драгоценных камней и металлов в качестве символических деталей, по-прежнему остается еще недостаточно изученной.

Чаще всего в лирике К. Бальмонта встречается золото. Как уже говорилось выше, древние алхимики тесно связывали этот металл с Солнцем, который является символом божественного разума. Золото можно сравнить с сердцем всей земли. Конечно, сравнение золота с Солнцем основано и на цвете металла. Солнце, золото и желтый цвет в христианской идеологии всегда были «символами человеческого разума, освещенного божественным откровением; и в христианской атрибутике они являются символами веры» [6].

Эту связь золота с солнцем можно найти и в творчестве К.Бальмонта. В его стихотворениях золото встречается в солнечных лучах («где не светят лучи золотистые» — стихотворение «Болотные лилии» [1895, 43]), или в вспышке света («и я, как свет, вскормленный тучей, блистаю вспышкой золотой» — стихотворение «К Шелли»[1898, 93]), в луче («Где, взор души слияв с мечтами, последний медлит луч златой» — стихотворение «Осенний лес» [1912, 205]), в заре («Ты (заря) иглою золотою, проворною вышиваешь...» — стихотворение «Зоря-зореница» [1906, 361]), и даже в свете лампады («Когда же догорит лампада золотая» — стихотворение «Гиероглифы звезд»[1912, 402]).

Также золото тесно связано еще с одним небесным светилом — звездой. Доказательство этому мы можем найти в следующих стихотворениях: «Звезды золотые блещут без конца» («Млечный путь» [1895, 61]), «И семь золотых семизвездий вели нас к пределам пустынь» («Звездоликий» [1909, 397]).

В христианском мировоззрении золото являлось символом райского света, священного мира; золотым называют лучшее время в существовании человечества — Золотой век в античных греческой и римской мифологии. Другой важный символ золота, который мы можем повстречать в творчестве Бальмонта, связанный с пониманием этого металла, как лучшего, идеального времени, это символ некой мечты, сказки, сна. Так, например, в стихотворении «Однодневка» золото связано с мечтой и иллюзией («Я живу своей мечтой в дымке нежно-золотой» [1898, 85]), а в стихотворении «Мы шли в золотистом тумане» [1895, 55] мы встречаем метафору «золотистый туман», которая обозначает некий сон, забвение, в котором жил лирический герой. В стихотворении «Будем как солнце» [1903,156] говорится уже о «золотом сне», который все равно является неким воплощением мечты. Несколько раз в своих произведениях к слову «сказка» Бальмонт подбирает эпитет именно «золотая»: «Как призрак сказки золотой» («Восхваление луны»[1903, 164]), «Но повсюду вечно чуду буду верить я мечтой, буду вольным и красивым, буду сказкой золотой» («Воля» [1903, 195]). Золото становится у К. Бальмонта и характеристикой вечно прекрасного края, о котором мечтает каждый: «Если хочешь в край войти вечно-золотой, облачную лестницу нужно сплесть мечтой» («Облачная лестница» [1908, 384]).

Конечно, упоминается золото в стихах К. Бальмонта и как символ осени: «Ты горишь, как багровый, как темный, как желтый, весь согретый изменчивым золотом, праздник осенних листов» (стихотворение «Гимн огню» [1903, 158]). Здесь можно отметить, что у древных ацтеков золото было символом периодического обновления природы, а, как известно, хоть это время года и является временем увядания природы, в то же время оно символизирует и стремления природы обновиться, ведь за осенью всегда приходит весна. Ну и прежде всего, большую роль здесь вновь играет цветовая характеристика.

Также К. Бальмонт использует эпитет «золотой» для характеристики поля, ржи. Например, «Все побеги и ржи, и пшеницы в золотой я одену наряд» («Лето» [1914, 428]), «И серебряный дождь напоил золотистые нивы» («Северный венец» [1931, 505]). Еще в Древней Греции золото, ассоциируемое с Солнцем, считалось символом плодородия, богатства и власти.

Можно отметить, что в целом Константин Бальмонт использует в своих произведениях золото в типичной для этого металла символики плодородия, Солнца, богатства.

Другой не менее популярный в мире драгоценный металл — серебро. В народе оно всегда ценилось как металл, защищающий от демонов, злых сил, не зря считалось, что вампиров и ведьм можно изгнать именно серебряными пулями, а если вокруг своего дома, государства закопать серебряные фигуры воинов, то они не дадут врагам захватить ваш дом.

В творчестве К. Бальмонта серебро употребляется реже, чем золото. Как правило, оно встречается при описании различных явлений природы. В первую очередь, это вода в любых ее проявлениях: будь то ручей («робко бьется струя серебристая» — стихотворение «Струя» [1890, 25]), река («у старой мельницы привязанная лодка, — Я льну к прохладе серебра» — стихотворение «Где б я ни странствовал»[1912, 410]), морские брызги («и брызг серебристых кристаллы» — стихотворение «Среди шхер» [1912, 515]) или даже гроза, точнее плывущие по небу тучи («В небесах — серебряные кони, бешено несутся табуны» — «Верховные кони» [1912, 520]).

Еще одно явление природы, которое часто трактуется у К. Бальмонта как серебряное, это туман, например, в стихотворениях «Восхвалении луны» [1903, 164] и «Двойная жизнь» [1903, 172]. Правда, в обоих случаях туман совершенно разный. В первом стихотворении описывается Луна, которую окутал туман («И вновь горит блистательной Луной в одежде из серебряных туманов»). Во втором стихотворении «серебряный туман» — метафора, которая означает сон, небытие, забвение:«Ушел туда, где гул волны, тонул в серебряных туманах и видел царственные сны».

Во все века серебро считалось исключительно женским металлом, обладающее ярко выраженной энергией Луны, даже название его восходит к слову «серп». Если золото — это символ мужского начала, то серебро — женского. Поэтому вполне объяснимо, что словосочетание «серебряная луна» встречается и в творчестве у К. Бальмонта. Это стихотворение «Воля» [1903, 195] — «В снежном царстве я застыну под серебряной луной».

И, конечно, серебро выступает символом чистоты, красоты, женственности и спокойствия, невинности и верности.. Например, в стихотворении «Белый лебедь» [1898, 78], где лебедь является образом совершенства, прекрасной девушки, Бальмонт называет его «безмятежно-серебристым».

И еще один интересный вариант употребления слова «серебро» в творчестве Бальмонта связан со звуком. Здесь стоит отметить, что для поэзии Константина Бальмонта характерно использовании звуковых образов, в отличии, например, от зрительных образов В.Я. Брюсова. Так, у Константина Бальмонта серебряным становится, в первую очередь, смех: «Твой смех прозвучал серебристый, нежней, чем серебряный звон» (стихотворение «Нежнее всего» [1903, 175]. Затем, это, конечно, звон: «Раскрылся невидимый цвет. В нем воздух и звон серебристый, ему же названия нет» (стихотворение «По тропинке» [1903, 529]).

Таким образом, в творчестве Константина Бальмонта серебро, в отличии от золота, употребляется только в положительном смысле, как что-то нежное, чистое, легкое. Хотя в целом серебро не имеет однозначно положительную символику в мировой культуре. Как известно, в своем роковом значении серебро символизирует «тленность человеческого существа, которое должно непрестанно бороться со своими негативными наклонностями, если желает достичь совершенства» [6]. Однако в этом значении употребления металла в произведенях Константина Бальмонта нами пока не встречалось.

Среди драгоценных камней наиболее интересны и противоречивы, на наш взгляд, в творчестве К. Бальмонта изумруд и рубин.

Изумруд всегда считался одним из самых таинственных и загадочных камней. Именно с ним связано огромное количество различных легенд и преданий. Изумруд — твердый минерал зеленого цвета из рода беррилов, один из наиболее дорогих драгоценных камней наряду с алмазом и рубином. Цвет изумрудов варьируется от темно- до светло-зеленого, к тому же изумруд имеет редкое среди зеленых минералов свойство сохранять свою яркость и блеск при искусственном освещении.

В произведениях К. Бальмонта изумруд употребляется в первую очередь как синоним цвета — зеленый. Особенно часто можно встретить эпитет изумрудная трава, листва, деревья. Например, в стихотворении «Болото» [1903, 286] — «Шепчутся стебли в изумрудной тиши...», «На самом зеленом изумрудном месте кто-то когда-то погиб навсегда», «и многих манит к обманным изумрудам...». Причем можно заметить некий оттенок таинственности, коварства этого камня, который не зря характеризует болото, он тоже может заманить и загубить человека своей красотой. Незря по одной из легенд, изумруд попал к людям прямо из короны самого Люцифера [6].

Но в то же самое время мы встречаем у К. Бальмонта совершенно противоположную характеристику этого камня в более позднем стихотворении «Кольца» [1917, 543] где уже наоборот «правда светит изумрудом». И снова можно предположить, что истоком такой символики изумруда у К. Бальмонта является одна из древних легенд, согласно которой этот камень рассыпается на три части, если тот, кто его носит совершает преступление против нравственности [6].

В стихотворении «Осенний лес» [1912, 407], поэт описывает листву — «Лесная чаща. В изумруд еще недавно там и тут рубины изливались, рдея», здесь поэту было важно подчеркнуть именно цвет камня, а не его магические свойства, поэтому никакой таинственности мы не видим. В стихотворении «Георгию Гребенщикову» [1935, 513] Бальмонт сравнивает уже целый сибирский лес с «изумрудными заливами».

Зеленый цвет делал изумруд символом действенной силы воды и оплодотворяющего дождя. Находим мы такую символику и в творчестве К. Бальмонта, например, в стихотворении «Вода» [1905, 325]: «Ты — всюду, всегда, неизменно живая, и то изумрудная, то голубая».

Этот камень часто в произведениях Бальмонта связан с природой, является символом жизни на земле. Не раз в своих произведениях именно с изумрудом К. Бальмонт сравнивает нашу планету. Например, в стихотворении «Один из итогов» [1903, 299] есть такая строчка«Земле, что ярче изумруда». Еще явнее это сравнение наблюдается в более позднем произведении Бальмонта «Земля» [1905, 327]. Здесь поэт называет Землю «планетой изумруда», «Сон Жизни, Изумруд, Весна, Зеленый Свет!».

Также в творчестве К. Бальмонта встречается таинственная «изумрудная птица». Именно так поэт называет священную птицу древних индейцев — кетцаль (стихотворение «Изумрудная птица» [1908, 388]). У этой птицы, действительно, перья изумрудного цвета. Бальмонт должен был видеть их в Мексике, даже в наше время индейцы демонстрирует их как диковинку. В этом стихотворении поэт задается вопросом о смысле человеческой жизни, задается вопросом «Кто мы? Кто?». Как известно, именно изумруд считается камнем мудрости и небесного руководства, связанного с высшими силами, предсказывающий будущее и оберегающий от злых духов. В ходе наших исследований мы обнаружили еще один символический смысл изумруда, который встречается в творчестве Константина Бальмонта. У поэта изумруд становится символом свободы. Не зря в стихотворении «изумрудной птицей» он называет именно кетцаль, ведь эта птица считается очень свободолюбивой. А у древних индейцев даже существовала легенда, что в человеческих руках эта птица сразу же погибнет. Символом свободы изумруд становится и в другом стихотворении Бальмонта — «Узник» [1922, 481]. И как ни странно, здесь снова встречается «изумрудная птица», только здесь это уже попугай: «В соседнем доме такой же узник, как я, утративший родимый край, — крылатый, в клетке, сердитый, громкий, весь изумрудный попугай».

Помимо символа природы, изумруд у Бальмонта часто является способом передать цвет глаз. Так в отрывках из поэмы «Фата-моргана» [1903, 320] мы можем встретить следующие строки: «Подвижная сфера зрачков, в изумруде текучем сужаясь», «О травянистый изумруд, глаза испанки светлокудрой!». Или в стихотворениях из цикла «Довременная» [1908, 392] «В твоих глазах — глубинный изумруд». Поэт неспроста характеризует цвет глаз как изумрудный, а непросто зеленый, ведь нам сразу представляются глаза, которые затягивают, даже одурманивают. Невольно вспоминаются строки из стихотворения «Болото» [1903, 286], приведенные нами вначале. В изумрудных глазах красавицы можно также обмануться, погибнуть, как и в болоте.

Из всего выше сказанного можно сделать вывод, что для Константина Бальмонта изумруд был антиномичным камнем. С одной стороны, он являлся символом свободы, правды, жизни, с другой же, этот камень был загадочен и таинственен, мог погубить человека.

Другой драгоценный камень, который нам бы хотелось отметить в нашей работе это рубин — прозрачный камень красного цвета, разновидность минерала корунда. Этот минерал был известен еще в глубокой древности — первые упоминания о нем относятся к VI веку до н. э. Рубин носили представители знати, им украшали королевские регалии и называли «царем драгоценных камней».

В творчестве Константина Бальмонта рубин встречается реже, чем изумруд, и в большинстве случаев он употребляется просто как драгоценный камень, не неся в себе глубокого символического смысла («Меди, золота, бальзама, бриллиантов и рубинов, крови, брызнувшей из груди побежденных властелинов» — «Как испанец» [1900, 102], «Я там, где свежие алмазы, где синий яхонт и рубин» — «Песня рабочего молота» [1922, 476]). Рубин имеет удивительную окраску: он не просто красный, он горит алым огнем, словно это даже не цвет, а кровавый отблеск пламени. Издавна в народе существовало поверье, что рубин способен светиться в темноте словно расколенный уголь. Поэтому неудивительно, что Константин Бальмонт упоминал в своем творчестве этот драгоценный камень, когда хотел подчеркнуть цвет, игру красок. Наиболее часто поэт использует этот камень для характеристики солнца или заката. Например, в стихотворении «Гимн солнцу» [1903, 244]: «Когда в рубинах, в неге перламутра зажглось ты (солнце) первым творческим лучом», «Когда из перламутра и рубина ты (солнце) соткало свой наряд», «Так ты одно царишь над миром, Солнце, О мировой закатный наш рубин!» Или в стихотворении «Отречение» [1903, 278] поэт описывает закат солнца, момент, когда вся земля «огнем рубиновым одета». Также этот камень употребляется поэтом для описания осенней листвы (стихотворение «Осенний лес» [1912, 407]).

К. Бальмонт использует рубин и при описании женщины. Он употребляет такой эпитет как «рубиновые уста». Например, в стихотворении «Ворожба» [1903, 256] при описании ведьмы он говорит, что «как рубин, ее уста».

В ходе наших исследований мы пришли к выводу, что фрагмент наивной языковой картины мира, связанный с драгоценными металлами, у К. Бальмонта представляется весьма полным в его произведениях, особенно часто поэт обращается к драгоценностям в своем сборнике стихотворений «Будем как солнце».

В основном Константин Бальмонт использует довольно узкий круг драгоценных камней и металлов. И лидирующее место здесь занимают золото и серебро и изумруд и рубин. Константин Бальмонт не только просто употребляет драгоценности в качестве сравнения, но, как мы это могли заметить, в его стихотворениях драгоценные камни и металлы приобретают свой смысл, свое символическое значение. Золото и серебро в творчестве поэта используются чаще всего для характеристики окружающего мира, явлений природы. Драгоценные камни часто встречаются также в описании природных явлений и в характеристики женщины, красивой, но опасной. И в целом, можно отметить, что создаваемые поэтом образы, опираются на многовековую традицию и символику народов разных культур.

 

Список литературы:

  1. Азадовский К.М., Бонгард-Левин Г.М. Встреча. Константин Бальмонт и Иван Шмелёв. — М.: Наше наследие, 2002 C. 61.
  2. Айхенвальд Ю.И. Силуэты русских писателей. — Силуэты русских писателей. В 3 выпусках. Вып. 1. М., 1906 — 1910; 2-е изд. М., 1908 — 1913. — с. 5.
  3. Аничков Е.В. К.Д. Бальмонт. Избранное. Вступительная статья. // М.: 1987, с. 3—47.
  4. Бальмонт К.Д. Избранное/Сост., вступ. ст. и примеч. Е.В. Ивановой. —М.: Сов. Россиия, 1989. —592 с.
  5. Вахитов С.В. Словарь наименований драгоценных и поделочных камней. — М., 2000. — 128 с.
  6. Грефенштейн А. Краткая энциклопедия символов. — [Электронный ресурс] — Режим доступа. URL: http://www.symbolarium.ru/(Дата обращения: 17.12.12)
  7. Лилия Бранд. Чары камней. Лечебные и магические свойства камней и минералов. — 2.е изд., — СПб.: Наука и Техника, 2010. — 224 с.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом