Статья опубликована в рамках: VI Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 06 декабря 2012 г.)

Наука: Филология

Секция: Литературоведение

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
ОБРАЗ КОТА В ФОЛЬКЛОРЕ И ЛИТЕРАТУРЕ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. VI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 6. URL: https://sibac.info//archive/humanities/6.pdf (дата обращения: 21.09.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

ОБРАЗ КОТА В ФОЛЬКЛОРЕ И ЛИТЕРАТУРЕ

Ахмедзянова Альмира Рашидовна

студент 1 курса, кафедра русской и зарубежной литературы МарГУ, г. Йошкар-Ола

E-mail: kati_miracle@mail.ru

Плотникова Екатерина Андреевна

научный руководитель, канд. филол. наук, ст. преп. МарГУ, г. Йошкар-Ола

 

Кот ― часто встречающийся персонаж фольклорных и литературных произведений. В народных и литературных сказках, повестях, романах, народных поверьях он имеет антропоморфный образ, наделен разными человеческими качествами, особенностями. Однако для более глубокого понимания его многогранной жизни в литературе необходимо обратиться к мифологическим корням этого образа.

Как известно, культ кошки как демонического (или сверхъестественного) существа был распространен во многих древних культурах. Так, например, в Древнем Египте богиня красоты и плодородия Баст (Бастет) изображалась в виде черной кошки [10]. Древние славяне считали черного кота (кошку) символом подземного царства, постоянным спутником ведьм [2], которому приписывались мистические свойства. Этот мифологический образ мог быть связан с языческими представлениями об иномирии. Возможно, черная кошка ассоциировалась с бесовским царством именно из-за того, что была духом-божеством язычества.

Часто в народных верованиях и представлениях кошка воспринималась как черт или его помощник. Вот почему в одной из украинских народных сказок сатану в образе кошки охотник застрелил освященной оловянной пуговицей. Известен обычай больного ребенка купать в одной купели с живой кошкой, дабы перенести болезнь на животное.

Эта грань образа получила широкое воплощение в литературе разных народов и эпох. Особенно ярко она отразилась в искусстве романтизма, когда писатели обратились к мистической стороне жизни. Одним из наиболее известных представителей этого домашнего животного является кот Мурр Э.Т.А. Гофмана из повести «Житейские воззрения кота Мурра». У немецкого романтика он существо глубокомыслящее, своеобразный пушистый философ.

А вот у русского писателя Антония Погорельского черный четырехлапый любимец Маковницы превращается в титулярного советника Аристарха Фалалеича Мурлыкина: «На скамье, подле Онуфрича, сидел мужчина небольшого росту, в зеленом мундирном сюртуке; то самое лицо устремило на нее взор, которое некогда видела она у черного кота» [4]. Кот в повести «Лафертовская Маковница» представлен как проводник в иной мир: он мяукает 12 раз в полночь в вечер колдовства, «мяукает унылым голосом» [4] возле колодца в момент разрушения чар, ходит по пятам за Маковницей во время проведения ею бесовского обряда. Важен еще и тот факт, что соседи прозваликота нечистым духом.

Особо выделяется образ Кота-Бегемота в романе «Мастер и Маргарита» М.А. Булгакова. Он, во-первых, является в романе спутником Воланда, который, как известно, есть воплощение силы зла а, во-вторых, и сам представляет собой весьма фантастическое образование. Чего стоит хотя бы его портрет: «кот, громадный, как боров, черный, как сажа или грач, и с отчаянными кавалерийскими усами» [1]. А чуть далее в романе находим описание Бегемота, который в одной лапе держит стопку водки, а в другой —маринованный гриб. Очевидно, перед читателем предстает образ греха, которым издавна считалось пьянство.

Нельзя не вспомнить среди таких мистическим существ и говорящего кота Василия из романа братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу». Именно его видит главный герой Александр Привалов на заборе возле НИИЧАВО (кот издревле считался проводником в иной мир душ умерших и постоянным свидетелем, а то и участником магических действий). Кот Василий вступает в конфликты и диалоги с Наиной Киевной (она же Баба-Яга), а Привалова отговаривает ехать на Лысую Гору, чтобы отвезти старуху на шабаш, глубокомысленно изрекая в усы: «Не советую, молодой человек, не советую. Съедят» [11].

Образ кота у Стругацких отсылает читателей к более раннему портрету кота ученого. Появление этого героя-сказителя предваряет начало действия в поэме А.С. Пушкина «Руслан и Людмила». Кот «все ходит по цепи кругом» [6], замыкая магический круг —защиту от темных сил, согласно поверьям русского народа [2].

Заметно сходство пушкинского кота со сказочно-мифическим персонажем —котом Баюном, убивавшим богатырей и добрых молодцев. Этот враг человека усыплял героев своими разговорами и пением, а потом убивал спящих страшными железными когтями. Кот в поэме А.С. Пушкина никого, конечно, не убивает, но, подобно Баюну, рассказывает сказки и поет песни.

Примечательно также и то, что золотая цепь, по которой ходит пушкинский кот, висит на дубе, дереве верховного языческого бога Перуна, которое последний мог «отметить» ударом молнии в ствол. Культ дуба имел также ипостась культа границы между мирами. О понимании дуба как врат в иной мир темных сил, духов и теней говорит и наличие различных «чудес» на ветвях дерева (русалка, леший, избушка на курьих ножках), а также мотив таинственности: «там на неведомых дорожках следы невиданных зверей» [6]. С приходом христианства на Русь языческий пантеон, а также все, что с ним связано, стало восприниматься как темный мир, нечисть, как было уже ранее сказано.

Приведенные примеры позволяют также заключить, что кот воспринимается как представитель нечистой силы часто лишь в союзе с другими атрибутами, символами и существами мира темных сил.

Другой гранью образа кота в фольклоре и литературе является хитрость, способность к обману и плутовству, что позволяет соотнести его с фигурой трикстера. Таков он во многих русских народных сказках. Так, например, в сказке «Кот и лиса» недалекому уму волка и медведя противопоставлен «дуэт» трикстеров —кот и лиса. Кот называет себя бурмистром («Я из сибирских лесов прислан к вам бурмистром, а зовут меня Котофеем Ивановичем» [3]), а лиса обманывает волка и медведя, жалуясь на сердитый нрав Котофея Иваныча.

Смекалка помогает выжить брошенному хозяином коту Ваське-Муське, главному герою русской народной сказки «О Ваське-Муське»: старый кот, которого прогнал хозяин, обманывает мышей и крыс своей мнимой гибелью, ловит их и всю оставшуюся жизнь питается пойманными мышами [8].

Сообразительность кота спасает жизнь не только ему, но и козлу и барану в русской народной сказке «Кот-серый лоб, козел да баран»: кот-мурлыка предлагает выбить вороте и убежать, минуя гибель, а после снова хитростью спасает от волков [3].

Черты трикстера мы обнаруживаем и в образе кота в сказке А.М. Ремизова «Кошки и мышки» [9].

Но сказочный кот может выступать и в роли положительного существа, хотя и хитрого, сообразительного, но в то же время и добродушного.

Так поэт-акмеист Н.С. Гумилев в стихотворении «Маркиз де Карабас» не только использует знакомый всем с детства сюжет волшебной сказки о коте в сапогах, но и делает пушистого спутника человека мудрым помощником, «добрым, ученым» котом, искренне сопереживающим своему хозяину.

В рассказе А.И. Куприна «Ю-ю» кошка становится настоящим хранителем здоровья мальчика, когда ребенок заболевает. Кошка самоотверженно сидит у комнаты мальчика, не реагируя на то, что ее прогоняют, над ней насмехаются. Герой-повествователь проникается уважением к кошке. В таком поведении домашнего животного есть элемент чуда, ведь Ю-ю показала пример доброты и чуткости, тех качеств, которые люди стремятся развивать.

Итак, образ кота многогранен и сложен. Антропоморфный пушистый персонаж в народных мифологических представлениях и верованиях является воплощением темных, враждебных человеку сил. В волшебных сказках и сказках о животных он чаще всего выступает в роли трикстера. А в художественных произведениях в зависимости от литературной эпохи, творческой задачи писателя может предстать и в роли демонического существа, жителя подземного мира, и в образе трикстера, и мудрого помощника, и преданного друга человека.

 

Список литературы:

  1. Булгаков М.А. Мастер и Маргарита. М.: АСТ, 2011. —446 с.
  2. Даль В.И. Поверья, суеверья и предрассудки русского народа. М.: Харвест, 2011. —608 с.
  3. Народные русские сказки / Сост. А.Н. Афанасьев. Минск: БелЭн, 1993. —364 с.
  4. Погорельский А. Черная курица, или Подземные жители. Лафертовская Маковница. М.: Детская литература. —156 с.
  5. Пропп В.Я. Морфология волшебной сказки. М.: Наука, 1969. —168 с.
  6. Пушкин А.С. Руслан и Людмила. Сказки. СПб.: Азбука-классика, 2010. — 256 с.
  7. Русская литературная сказка / Сост. Н.А. Листикова. М.: Советская Россия, 1989. — 464 с.
  8. Русские народные сказки / Под ред. Т.А. Никольской. М.: Махаон, 2004. — 112 с.
  9. Сказка Серебряного века. М.: ТЕРРА, 1994. — 640 с.
  10. Страны. Народы. Цивилизации. Энциклопедия для детей / Гл. редактор М. Аксенова. М.: Аванта+, 2008. — 704 с.
  11. Стругацкие А. и Б. Понедельник начинается в субботу. М.: АСТ. —336 с.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Оставить комментарий