Статья опубликована в рамках: V Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 01 ноября 2012 г.)

Наука: Филология

Секция: Литературоведение

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Архипова Ю.Е. САТИРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ ДЖЕЙН ОСТИН «ИСТОРИЯ АНГЛИИ» // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. V междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5. URL: https://sibac.info//archive/humanities/5.pdf (дата обращения: 17.10.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

САТИРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ ДЖЕЙН ОСТИН «ИСТОРИЯ АНГЛИИ»

Архипова Юлия Евгеньевна

студент 2 курса магистратуры, кафедра литературы РГУ им. С.А. Есенина, г. Рязань

E-mailjulia131089@mail.ru

Решетов Владимир Григорьевич

научный руководитель, доктор филол. наук, профессор кафедры литературы РГУ им. С.А. Есенина, г. Рязань

 

Джейн Остин — английская писательница, провозвестница реализма в британской литературе, основоположница семейного, «дамского романа». Ее творчество относится к переходному рубежу конца XVIII — начала XIX веков, когда художественно-литературная система меняла свое направление в развитии от Просвещения к романтизму и реализму, которые почти одновременно сосуществовали в Великобритании и взаимно влияли друг на друга. Романы Джейн Остин являются признанными шедеврами и покоряют неподдельной искренностью и обыденностью сюжета на фоне глубокого психологического проникновения в души героев и ироничного, мягкого, истинно «английского» юмора.

Переходный характер эпохи определил своеобразие эстетических взглядов итворческих принципов писательницы. Ее художественная система — явление уникальное:вней преломилисьискания иоткрытия писателей XVIIIиХ1Хстолетий. Всвязи сДжейн Остен само понятие «рубеж веков»— наполняется глубоким смыслом: это ипереход, и средоточие, это одно из ключевых явлений эпохи.

Ее романы, в которых отразились присущие писательнице понимание человеческих отношений и «глубокий такт, с которым она рисует характеры» (В. Скотт), отличались от романтических произведений ее времени. Им не была присуща атмосфера необычного, экзотического, таинственного, их тонкий психологизм, как показало дальнейшее литературное развитие, предвещал прозу будущих десятилетий XIXстолетия. И не случайно поэтому, что подлинное открытие Остин состоялось гораздо позднее того времени, когда были написаны и изданы ее книги. Но вместе с тем Остин была дочерью своей эпохи, и дух романтических порывов и бунтарства был свойствен ей, проявляясь в постоянном духовном совершенствовании ее героинь, в неустанном стремлении к гармоничному союзу разума и чувства, в присущей им остроте ума и иронии. Сходными свойствами была наделена и сама писательница.

Джейн Остин родилась 16 декабря 1775 года в городке Стивентон, графство Хэмпшир. Её отец, Джордж Остин, был приходским священником. Происходил он из старинной кентской семьи, был просвещенным и широкообразованным человеком.

В период с 1783 года по 1786 Джейн вместе с сестрой Кассандрой училась в Оксфорде, Саутгемптоне и Рединге. Со школами сестрам не везло; в первой она и Кассандра страдали от деспотичного нрава директрисы, чуть было не умерли, заразившись сыпным тифом. Другой школой в Рединге, напротив, руководила очень добродушная особа, но знания учениц были последней заботой её жизни. Вернув дочерей домой, Джордж Остин решил заняться их образованием сам и весьма в этом преуспел. Умело руководя их чтением, он привил девочкам хороший литературный вкус, научил их любить классических авторов, которых отменно знал по роду собственных занятий. Были прочтены Шекспир, Голдсмит, Юм. Увлекались и романами, читая таких авторов, как Ридчарсон, Филдинг, Стерн, Мария Эджуорт, Фанни Берни. Из поэтов предпочитали Каупера, Томсона, Томаса Грея.

Формирование личности Джейн Остин проходило в интеллигентной обстановке — среди книг, постоянных бесед о литературе, обсуждений прочитанного и происходящего. Хотя всю недолгую жизнь писательница провела в провинции, Стивентоне, Бате, Чотэне, Уинчестере, лишь изредка выезжая в Лондон, большой мир с его событиями и катаклизмами: войнами, восстаниями, революциями — постоянно врывался во внешне спокойное и размеренное существование дочери английского священника.

«История Англии» была написана Джейн Остин, когда ей было пятнадцать лет. Свое литературное творение автор посвятила любимой сестре Кассандре. Та, будучи замечательной художницей, проиллюстрировала книгу младшей сестры цветными зарисовками. Тринадцать иллюстраций Кассандра внесла уже после того, как «История Англии» Джейн Остин была тщательно ею подредактирована. Это произошло в последующие годы, когда писательница составляла сборник из своих ранних сочинений, куда, наряду с «Любовью и дружбой» и «Прекрасной Кассандрой», вошло и это произведение.

«История Англии» Джейн Остин — пародия на учебники по истории монархов, и, в частности, на «Историю Англии» О. Голдсмита. Это произведение представляет собой большой памфлет из 13 глав, озаглавленных по имени королей и королев, в котором высмеиваются притязания исследователей на объективность в изложении исторических событий. Наряду с авторским вымыслом, в «Истории Англии» Джейн Остин содержатся и некоторые достоверные сведения, которые были в прошлом. Жестокое правление Генриха VIII: «Преступления и бесчеловечные поступки этого государя были столь многочисленны (подтверждением чему, как я надеюсь, послужит и данная история), что просто нет возможности перечислять их все» [5, с. 44]; казнь королевы Марии: «Мария, королева Шотландии, была казнена в Большом зале замка Фортерингей (священное место!) в среду 8 февраля 1586 года — смерть ее да послужит вечным упреком Елизавете, ее министрам и всей Англии» [5, с. 49]; Заговор против Карла I: «Кромвель, Фэйрфакс, Хэмпден и Пим могут считаться зачинщиками беспорядков, смуты и гражданской войны, в которую Англия была ввергнута на долгие годы» [5, с. 53] — вот лишь неполный перечень реальных исторических событий, дат и лиц, на которые обращает внимание читателя Джейн Остин.

Честертон первым обратил внимание на важность ранних произведений Джейн Остин: «В еще сырых сочинениях Джейн Остин подспудно проявляется острота ее воображения. Ее вдохновение, пусть еще совсем робкое, питается не внешними впечатлениями, но глубоким чувством. В ее юных опытах уже намечается тот острокритический взгляд на жизнь, которым она прославится со временем» [4, с. 14].

Этот острокритический взгляд, сокрушительная стихия смеха, упоение весельем ощущаются и в ее пародийной «Истории Англии», которую она по всей форме посвятила Кассандре, правда тут же разрушила серьезность и торжественность, назвав себя «пристрастным, предубежденным и неграмотным историком», который не знает толком ни одной даты. Всю историю Англии она уложила в пятнадцать страниц. Впрочем, это было нетрудно при выбранном ею методе повествования. «…события правления этого (Карла I) слишком много­численны для моего пера, а перечис­ление любых событий (кроме тех, что касаются меня лично) мне неинтересно…» [5, с.53]. Кстати, «историческая» задача Джейн Остин сводится к тому, чтобы доказать невиновность любимой ею Марии Стюарт и осудить ее противницу, Елизавету.

В целом, возникает ощущение, что текст Остин даже не столько пародия, сколько своеобразный «противоречие-перевертыш»: кажется, что Джейн Остин даже не столько излагает собственные представления, сколько стремится высказать суждение, противоположное общепринятому. Именно поэтому  не хочется утверждать, что она действительно на полном серьёзе поддерживает Йорков против Ланкастеров или резко негативно относится к Елизавете I Тюдор, так что текст Остин оказывается еще более двусмысленным, чем это может показаться при первом прочтении.

Нет никакой уверенности в том, что ее фраза о Елизавете: «Этой королеве особенно не везло с министрами. Несмотря на скверный нрав, она вряд ли совершила бы столько злодеяний, если бы подлые и распутные мужчины не потворствовали ей и не подбивали на преступления» [5, с. 47] действительно отражает взгляды Джейн Остин, а не просто «меняет знаки» на противоположные. При этом соответствующий текст Голдсмита во много раз пространнее. Так что, если эти предположения хоть сколько-нибудь верны, Остин в данном случае должна была бы сначала сделать очень краткую смысловую выжимку, а потом заменить все эпитеты и оценочные суждения на антонимичные. (Своего рода «Вредные советы» применительно к истории).

Следует учесть ещё вот что: в своем творчестве Остин не просто повествует о социально зависимом положении женщины, но отражает победу над условностями и стереотипами света: героини Остен не стремятся выйти замуж единственно ради замужества, эта проблема переходит в нравственно-эстетическое русло и писательница обосновывает и защищает права женщин на свободу выбора своего жизненного пути, своих чувств и поступков. Как тут не вспомнить упорное нежелание Елизаветы выходить замуж. И это упорство вовсе не было странным капризом или, как были склонны считать многие романисты, от Шиллера до Цвейга, следствием ее тайной физической или психической ущербности. Это было стойкое убеждение уверенной в своих силах и трезвомыслящей личности. Уже детские и юношеские годы принесли ей необычный опыт, убеждавший в том, как опасно женщине оставаться беспомощной и слабой игрушкой в мире, которым правят мужчины. Детские впечатления от череды трагедий женщин, вознесенных и погубленных ее отцом, страшная судьба матери, закончившей жизнь на плахе, легли в основу ее опередившего время «Феминизма», продиктованного инстинктом самосохранения. Как тут не провести параллели с цельными и здравомыслящими героинями Джейн Остин.

Допустим, эта версия ошибочна, и крайне неприязненные высказывания Джейн Остин о королеве Елизавете — вовсе не «противоречие-перевертыш», а отражение её действительных воззрений на историю. На что же юная Остин могла бы опереться, что могло бы поспособствовать выработке таких взглядов, если бы они действительно были? Сложно сказать.

Официальная английская историческая мысль вплоть до конца 19 в. почти всегда видела в Елизавете идеальную государыню, а ее правление считалось «золотым веком» всей истории Англии. Восхваление Елизаветы и в литературе, и в историописании началось, естественно, еще при ее жизни. Что самое удивительное, враждебная Елизавете «стюартовская пропаганда» ее преемников почти ничего не смогла противопоставить светлому образу «королевы-девственницы»: разочарование в Стюартах наступило так быстро и было столь сильным, что идеализация Елизаветы Тюдор была просто неизбежна. Просто удивительно, сколь различные политические и даже конфессиональные течения апеллировали на протяжении бурного английского XVII в. (в ходе Революции, гражданской войны, Реставрации и Славной Революции) к памяти «повенчанной с Англией» монархини! Сохранялась такая ситуация и в XVIII в.

Лишь в самом конце XVIII — начале XIX в. в сочинениях романтиков начинается идеализация Марии Стюарт и, как следствие, осуждение Елизаветы (и то иногда косвенное). Но самые заметные произведения с этой тенденцией появляются уже после «Истории Англии» Джейн Остин: это «Мария Стюарт» Шиллера (1800), а потом и сочинения Вальтера Скотта. Естественно, идеализация Марии Стюарт должна была возникнуть у романтиков не на пустом месте, но истоки ее туманны.

Принято также считать, что некоторое осуждение Елизаветы возникло в какой-то части английского фольклора еще при ее жизни: дескать, народным массам было непонятно, зачем королеве уклоняться от замужества и рождения наследника, поэтому возникали байки о «королеве-распутнице» и о физической ущербности. Трудно судить, в какой мере эти взгляды были распространены и могли ли они повлиять на Джейн Остин.

Один из самых известных историко-художественных романов Стефана Цвейга так же «Мария Стюарт». При создании этого произведения автор виртуозно работал с документами, обнаруживая в любом письме или мемуарах очевидца психологическую подоплеку. В основу книги были положены письма, которыми обменивались Мария Шотландская и Елизавета Английская. Цвейг использовал также различные свидетельства современников. В адрес этого произведения нередко звучала критика, автора обвиняли в излишней идеализации главной героини, в очевидной симпатии к ней. Современные исследования историков, изучающих биографию королевы, чаще всего опровергают версии фактов, изложенных в романе. Однако книга, как и другие беллетризованные биографии Цвейга, до сих пор поражает читателя изобретательностью критического мышления автора, историческим колоритом, проникновением в психологию личности. «Мария Стюарт», написанная в 1935 году, остается одной из самых популярных работ писателя.

Быть может, благодаря своему незаурядному литературному таланту Джейн Остин и проявила малообъяснимую прозорливость в характеристике таких исторических лиц как королева Елизавета, Мария Стюарт, Карл I, опередив таким образом на добрый десяток лет своих собратьев по перу. Ведь не зря Джейн Остин, как, пожалуй, никому другому из ее современников, удалось проникнуть в ту заповедную область, которую XXвек зовет диалектикой души, — даром предвидения она несомненно обладала.

Но скорее всего дело здесь в другом. Джейн Остин не приукрашиваласреду, вкоторой жили герои ее произведений, не идеализировала людей, которые ее окружали, не идеализировала людей вообще как таковых, но она последовательно связывала свои представления опрекрасном сдостойным идобрым. Искренность чувств, бескорыстие в любви, верность вдружбе, человеческая порядочность, разумное отношение кдействительности всегда утверждались в ее творчестве как основные ценности бытия. Коварству, лжи, предательству, физическому уничтожению человека никогда не было оправдания в мире остиновских романов, в ее собственных воззрениях. Отсюда и защита, и симпатии к «униженным и оскорбленным», к преданным и уничтоженным реальным историческим персонажам.

Помимо глобальной «антонимизации» истории, еще одна тенденция в «Истории Англии» Джейн Остин привлекает к себе внимание: кажется, писательницу раздражает чисто «мужской» взгляд на историю, когда женщины на ее страницах появляются почти исключительно в тех случаях, когда они занимают трон. Иллюстрацией может служить самый первый раздел, о Генрихе IV: «Судя по всему, Генрих был женат, поскольку известно, что он имел четырех сыновей, но не в моих силах сообщить читателю, кто была его супруга» [5, с. 39].

Голдсмит, действительно, (как, впрочем, и подавляющее большинство других составителей подобных произведений) даже не упоминает о супруге Генриха. Нет у него сведений и о 4-х сыновьях, только о наследнике. Неизвестно, взяла ли Джейн Остин сведения о числе сыновей из другого источника, или это гипербола, призванная подчеркнуть «чудовищность» отсутствия упоминания о супруге монарха.

В пятнадцатилетнем возрасте Джейн Остин принялась за написание «Истории Англии» с целью «доказать невинность шотландской королевы (Марии Стюарт)... и чтобы изругать Елизавету». Трудно сказать, к какой добродетели отнести это намерение — к intelligentили к sensible. Пожалуй, все-таки к sensible, недаром, юная писательница пишет о Марии Стюарт: «Это выдающийся характер, очаровательная принцесса, у которой при жизни только и было друзей, что один герцог Норфолк, а в наше время — мистер Уитакер, миссис Лефрой, миссис Найт и я» [5, с. 48].

Такую решительность в обращении с материалом может позволить себе только прирожденная романистка, нутром чувствующая, что важно, а что только затормозит действие. Так же решительно, без затянувшихся экспозиций будут начинаться и зрелые романы Джейн Остин.

«Историю Англии» сопровождали забавные, несколько наивные в своем примитивизме рисунки Кассандры. Впрочем, они таковы не потому, что Кассандра плохо владела карандашом. Конечно же, и здесь игра, определенный замысел: именно такие «детские» изображения королев и королей соответствовали ироническому видению автора этого исторического сочинения.

 

Список литературы:

  1. Остин Дж. Собрание сочинений: в 3 т.: пер. с англ. И. Гуровой, И. Маршака / Дж. Остин. — СПб.: Азбука; Азбука-Аттикус, 2011. — Т. 1. — 704 с.
  2. Остин Дж. Собрание сочинений: в 3 т.: пер. с англ. И.Маршака, Р. Облонской / Дж. Остин. — СПб.: Азбука; Азбука-Аттикус, 2011. — Т. 2. — 640 с.
  3. Остин Дж. Собрание сочинений: в 3 т.: пер. с англ. М. Кан, Е. Суриц / Дж. Остин. — СПб.: Азбука; Азбука-Аттикус, 2011. — Т. 3. — 640 с.
  4. Остин, Дж. Малое собрание сочинений / Дж. Остин — СПб.: Азбука Азбука-Аттикус, 2011. — 864 с.
  5. Остин Дж. Уотсоны: пер. с англ. Н. Калошиной, Н. Кротовской, О. Мяэотс / Дж. Остин. — СПб.: Азбука-классика, 2010. — 224 с.
  6. Остин, Дж. Гордость и предубеждение / Дж. Остин; подгот. Н.М. Демуровой, И.С. Маршака, Б.Б. Томашевского. М.: Наука, 1967. — 624 с. — (Серия «Литературные памятники»).
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий