Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: V Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 01 ноября 2012 г.)

Наука: Филология

Секция: Лингвистика

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
СПОСОБЫ СОЗДАНИЯ ГИПЕРБОЛИЧЕСКОГО ЭФФЕКТА В ПОЭМЕ В.В.МАЯКОВСКОГО «ХОРОШО» // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. V междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5. URL: https://sibac.info//archive/humanities/5.pdf (дата обращения: 30.11.2020)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

СПОСОБЫ СОЗДАНИЯ ГИПЕРБОЛИЧЕСКОГО ЭФФЕКТА В ПОЭМЕ В.В.МАЯКОВСКОГО «ХОРОШО»

Фаттахова Аида Жавдатовна

студент 5курса, кафедра русского языка,теоретической и прикладной лингвистики УдГУ, г. Ижевск

E-maila19f19@mail.ru

Донецких Людмила Ивановна

научный руководитель, д-р филол. наук, профессор УдГУ, г. Ижевск

 

В.В. Маяковский — фигура в русской литературе поистине легендарная. До настоящего времени личность Маяковского вызывает немало споров среди критиков, исследователей творчества поэта и просто почитателей его многогранного таланта.

Данная работа посвящена гиперболе и созданию гиперболических образов в творчестве В. Маяковского. Мы привыкли трактовать этот троп, согласно определениям различных словарей: Гипербола — Поэтический приём чрезмерного преувеличения с целью усиления впечатления [2].

В творчестве В. Маяковского гипербола — явление более сложное, выходящее за пределы толкования этого тропа. Она может быть сфокусирована: на уровне содержания, когда приёмы и языковые средства в тексте выстраиваются как система гиперболизированных образов; на уровне композиции; гиперболическое значение репрезентируется лексикой, словообразованием, морфологией, синтаксисом, различными фигурами, стилистическими фигурами.

Троп литота, противоположный гиперболе по воздействию, например, может выполнять оксюморонные функции, представляя парадоксальные преувеличения.

Рассмотрим, как рождаются  гиперболические эффекты в творчестве В.В. Маяковского на примере одного из самых выдающихся его произведений — поэмы «Хорошо», написанной в 1927 году  к десятилетию Октябрьской революции .

Важную идейно-содержательную роль играет заглавие поэмы «Хорошо!», в котором Маяковским эмоционально выражена оценка революционных событий, утверждающий оптимистичный взгляд поэта на новое светлое будущее. Однако следует понимать, что это название служит своего рода «начальным звеном» к дальнейшему раскрытию смыслов. Оно является лишь эмоционально-смысловым толчком к восприятию сложного содержания. О гиперболическом эффекте мы узнаём только по прочтении. Пафос заглавия не опосредуется истинным авторским отношением к обозначенному содержанию. Только в текстовом пространстве поэмы раскрывается подтекстовая эмотивность оксюморонного значения заглавия.

В содержательном плане на лексическом, фонетическом, словообразовательном, морфологическом, синтаксическом, графическоми стилистическомуровнях автором выстраиваются запоминающиеся образы, воспроизводятся речевые партии разных персонажей — революционеров, поверенных, чиновников всевозможных рангов, наполняя пространство текста духом противоречивого времени. С помощью указанных языковых средств возникает такая гиперболичность, которая важна автору  и объективно (по авторскому замыслу), и субъективно (по вызываемым чувствам).

Лексический уровень организации текста, например, можно считать, самым продуктивным не только в данном произведении, но и в творчестве В. Маяковского в целом.

Автор очень чётко следует за образами изображаемых персонажей. И стиль их языка до мелочей проработан. Выделим мастерски использованную просторечную и жаргонную лексику:

«теперича», «тОка — тОка», «вша», « сволочи», «спёрли». Кроме того, в текст искусно вплетены слова, написанные нарочито неправильно: «што», «конешно», «белаво», «краснова». Непозволительная вольность со стороны автора вполне оправдана. Помимо необычности в лексическом плане мы видим довольно резкое акцентирование внимания на графике. Вводя подобную лексику в поэтическое произведение, Маяковский ставит себе целью не столько эпатировать читательскую публику, сколько добиться максимальной реалистичности образов и характеров. А это в свою очередь влечёт за собой более основательное погружение читателя в текст. Гиперболический смысл в данном случае может быть раскрыт на уровне содержания, и достигается он мастерским построением образов с помощью акцентологических и морфологических средств.

« В обозах/ Еды вкУснятся, консервы — / пуд…», «Где/ хлеб/ да мясА/ придут/ на час к вам», «бЮры». Глагол «вкУснятся» подчёркивает процессуальность действия, оно словно выражает эффект бесконечности действия, и в эту бесконечность заложена гиперболичность.

 Важной лексической особенностью стиля Маяковского является подача иностранных слов, которые автор предпочитает записывать русскими буквами: «Из «сюртэ/ женераль»,/ из «интеллидженс сервис»,/ «дефензивы» и «сигуранцы», « Но…/ «итс э лонг уэй/ ту Типерери,/ итс э лонг уэй/ ту го!». Заметим, что отношение В. Маяковского к Америке было в высшей мере презрительным, и это нашло отражение в цикле стихов 1925—1926 г. «Стихи об Америке». Через безобидную, на поверку, языковую игру Маяковский выражает острую иронию и резко негативное, пренебрежительное отношение к «чужой», отторгаемой культуре, что создаёт сатирический эффект и помогает читателю воссоздать гиперболизированный образ Америки как государства, противоположного СССР по мироощущению и развитию.

Кроме языковой игры Маяковский широко использует словообразовательный способ создания новых, индивидуально авторских лексем. Особенно ярко в поэме «Хорошо!» обозначается тенденция к образованию притяжательных прилагательных. Как правило, притяжательные прилагательные образуются от существительных, обозначающих одушевленные предметы, однако в поэме это правило нарушается.

 Образовывая прилагательные от слов, обозначающих неодушевлённые предметы, Маяковский словно «оживляет» (но не одушевляет) их и придаёт привычным смыслам новые значения: «аврорьих башен сталь», «туша Авророва», «домовьи этажи», «страна социалистичья»… Эти слова экспрессивно окрашены, они во много раз преувеличивают образ  носителя того или иного признака и гиперболизируют пространство. В случаях, когда притяжательные прилагательные образованы от имён собственных: «бульдожья Британия», «глаза бонапартьи», «шекспирьи тома», происходит с точностью до наоборот, признак утрачивает личностность, усиливает абстрагированность и приводит к нестыковке образов. Как следствие, достигается эффект сатирической оценочности. Словообразовательный способ также используется В. Маяковским для создания авторских неологизмов, выполняющих большую смысловую нагрузку в произведениях автора. В примере: « От орлов/ от власти,/ одеял/ икружевца/ голова/ присяжного поверенного/ кружится» неологизм «кружевца» выступает как элемент нисходящей градации, которая в целом выражает гиперболический смысл.

Созданию иронического, даже в некотором роде саркастического эффекта во многом способствует использование уменьшительно-ласкательных суффиксов. В следующем примере мы тоже можем говорить о скрытом гиперболическом смысле, проявляющемся в противопоставлении уменьшительно-ласкательной формы слов «ножичек», «помещичек» и чувств, которые переданы этими формами: 

   « Но-

       жи-

          чком

              на

                 месте чик

лю-

    то-

         го

            по

                мещика.

Гос-

      по-

           дин

                 по-

                      мещичек,

со-

    би-

         райте

                  вещи-ка!» [1]

Фигуре поэта в поэме «Хорошо!» отводится, пожалуй, важнейшая роль. Это не просто человек — это полубог, призванный перевернуть этот мир одним своим словом. Подобно революционеру, который идёт в бой, поэт обнажает своё перо и рвётся на штурм читательских умов и душ. Слово у Маяковского играет роль оружия, призванного к высокой цели — поразить сознание читателя, перестроить его мироощущение. Для раскрытия образа поэта и значимой роли его слова автор создаёт такие метафоры и сравнения: « Как штыком, / строфой /просверкав», «Чтобы шелест страниц, / как шелест знамён, / надо лбами/ годов/ шелестел», «Телеграммой/ лети/ строфа», «Слова и слова/ Огнесловая лава». Для выражения  значимости слова в революционном тексте автор использует неожиданные сравнения: «строфа = штык», «шелест страниц = шелест знамён», « строфа = телеграмма», «слова = огнесловая лава».

Нововведением Маяковского является приём нарочитой недосказанности фразы (или иначе «съеденное» начало слова):

    «…Господин адъютант,

                                     позвольте ухо:

        их

             превосходительство

                                             ерал

                                                      Каледин,

  с Дону,

          с плёточкой,

                          извольте понюхать…» [1]

Отрицательное отношение к изображаемому создаётся с помощью усечения слов. Сатирический эффект заключён в подчёркнутой уничижительности. Это — своеобразное «литотство», нарочитая недосказанность фраз. Гиперболический эффект реализуется именно этим «литотством».

Рассмотрев данные примеры и проследив их функции в тексте можно сделать вывод, что поэзия В. Маяковского объёмна, минимум трёхмерна, ибо нами выделены три «канала» воздействия на читателя — визуальный (графическое оформление стихотворений), чувственный (различного рода тропы, направленные на достижение какого-либо эффекта) и акустический, создаваемый фонетическими средствами, однако допускаем, что таких каналов в произведениях Маяковского гораздо больше.

Особая ритмическая организация поэмы способствует погружению в содержание, а созданный с помощью этой ритмики звуковой фон позволяет проникнуться атмосферой текста. «Руководя» таким образом восприятием своего произведения, автор добивается создания гиперболизированных образов в представлении читателя, и помогает объективации ощущений.

Примером может служить небольшой отрывок из седьмой части поэмы, в котором тире выполняет функцию паузирования, имитирующего выкрик лозунгов, что придаёт тексту двушаговый ритм (раз/два, раз/два и т. д.):

   «Зажмите,

            косарь и кователь,

винтовку

            в железо руки!

Вверх -

            флаг!

Рвань -

            встань!

Враг -

            ляг!

День -

           Дрянь».

***

«Сгинь -

        стар.

В пух,

       в прах.

Бей -

       бар!

Трах!

       тах!» [1]

Эффект гиперболичности в данном отрывке основывается на сломе строк, который делает ритмический рисунок более чётким и усиливает впечатление от происходящего в произведении.

Представив некоторые уровни организации поэтического текста, можно сделать вывод, что гипербола в творчестве Маяковского — многогранное явление. Созданию гиперболического эффекта способствует богатая палитра лексических средств (авторские неологизмы, экспрессивная лексика, просторечия, лексемы, образованные словообразовательным способом), разнообразные тропы и фигуры, фонетические средства, содержательный фон, композиционные построения.

 

Список литературы:

  1. Маяковский В.В. Сочинения в двух томах. //М.: Правда. 1988. — Т. 2.
  2. Ожегов С.И. — Толковый словарь русского языка//М.: Оникс. 2010. — 118 с.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом