Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: LXXIX Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 15 июля 2019 г.)

Наука: Филология

Секция: Лингвистика

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Алдабергенова А.Н. ЯЗЫКОВАЯ ИГРА КАК ПРОЯВЛЕНИЕ КРЕАТИВНОГО МЫШЛЕНИЯ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LXXIX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 7(79). URL: https://sibac.info/archive/guman/7(79).pdf (дата обращения: 16.05.2022)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом Выбор редакционной коллегии

ЯЗЫКОВАЯ ИГРА КАК ПРОЯВЛЕНИЕ КРЕАТИВНОГО МЫШЛЕНИЯ

Алдабергенова Алия Нуржановна

магистрант 1-го курса Казахского национального педагогического университета имени Абая,

Республика Казахстан, г. Алматы

Шайбакова Дамина Дисингалеевна

научный руководитель,

д-р филол. наук, профессор, Казахского национального педагогического университета имени Абая,

Республика Казахстан, г. Алматы

«Под креативностью следует понимать способность отказываться от стереотипных способов мышления. Основой развития креативности является дивергентное мышление…» (дивергентное мышление — это тип мышления, идущего в различных направлениях).

Гилфорд П.

 

Цель данной статьи -дать общее представление о феномене языковой игры как порождения лингвокреативного мышления. Рассматриваются различные приемы языковой игры, используемые в речевой деятельности.

 

Ключевые слова: языковая игра, лингвокреативное мышление, классификация приемов.

 

Феномен игры проявляется во всех сферах человеческой деятельности. Для кого-то это тренировка практических умений и навыков, для других -удовольствие доставлять радость самому себе. Согласно теории К. Гросса, игра определяется как непроизвольное самообучение организма, особенно в раннем возрасте. Под словом «игра» понимают занятие, служащее для развлечения, отдыха, спортивного развлечения, а также создание типичных для профессии ситуаций и нахождение в них практических решений. [1, c. 235]. Игра — это определенно действие с чем-нибудь. В языковой игре орудием служит слово, другими словами, игра слов. Реализуемое в речи творческое нарушение стандартной модели языка - это одно из определений языковой игры. По большей части термин «языковая игра» связан с созданием определенного комического эффекта, а также желанием привнести что - то новое и оригинальное. Первым термин «языковая игра» ввел Л. Витгенштейн. В «Философских исследованиях» он называл языковую игру как одно целое, а речевую деятельность как общность языковой игры, где язык и действия тесно переплетены между собой. [2, с. 79] Феномен языковой игры всегда вызывал интерес у лингвистов разных времен, он есть практически во всех сферах жизни и культуры. Преследуя разные цели, говорящий намеренно может использовать языковую игру: продлить или прервать речевой контакт, вступить в существующий диалог, донести двусмысленное сообщение или сделать его невнятным, показать языкотворческие способности, досадить слушающему, развлечь, позабавить слушающего. Удивительный феномен - игра слов, такая игра привлекает своей простотой и доступностью и при этом позволяет выразить свои эмоции и намерения.

Языковая игра как научное понятие не имеет однозначной интерпретации, разные авторы наполняют этот термин различным содержанием. Следует выделить важную функцию языковой игры ‑–языкотворческую. В этой связи мы намеренно обращаем внимание на высказывание 3. Фрейда: «Какую экономию выгадывает остроумие благодаря своей технике? Произнесение нескольких новых слов, которые можно было, в большинстве случаев, найти без труда. Вместо этого острота из кожи лезет вон, чтобы найти одно слово, сразу покрывающее смысл обеих мыслей. Не проще ли, легче и, собственно, экономнее было бы выразить обе мысли так, как это именно нужно? Не будет ли больше чем уничтожена экономия, добытая выраженными словами, излишней тратой интеллектуальной энергии?» [3, с. 58]. Однако новые задачи выдвигают и новые подходы к их решению, тот же более экономный способ выражения мысли можно рассмотреть, как некий опыт индивидуального творчества, и выражения мысли. Долгое время явление языковой игры воспринималось как некий лингвистический эксперимент, направленный на то, чтобы заинтриговать, обратить внимание, заставить слушать. Но в результате изучения была выявлена и другая функция – это развивать мышление и язык. Мышление и язык прочно связаны между собой. С помощью языка человек не только выражает свои мысли и чувства, но и проявляет потенциал креативной личности. Язык закрепляет достижения мышления. Языкотворческая функция обеспечивает не только воспроизведение новых смыслов, но и действует на уровне лексики, фонетики и синтаксиса. Обогащая словарный запас, возникшие языковые элементы начинают функционировать в разнообразных видах дискурса, помогая говорящему проявить себя как лингвокреативная личность.

Вышеизложенное подчеркивает необходимость обстоятельного рассмотрения вопроса о понятии термина лингвистики креатива, а именно представление о слове «креативный». Одним из первых анализ феномена «креативный язык» был представлен русским формалистом Р. Якобсоном. Он рассматривал поэтическую функцию языка как центральную в литературном языке (Якобсон 1975) Креативность - это способность и умение человека мыслить творчески, нестандартно, проявляя свою индивидуальность и оригинальность в чем-либо. Это не что-то банальное и обыденное, а это вдохновение, новый опыт, который позволяет двигаться вперед. Ранее термин рассматривался лишь в области поэтической и повседневной речи. Теперь этот феномен изучается на примерах из литературных текстов рекламы, СМИ, телепередач и радио, медийных жанров. Параллельно употребляющиеся термины «языковая креативность» и «языковая игра» в первую очередь выделяют поэтическую функцию языка. [4, с. 26] Поэтическая функция (от poeio-создаю, творю) – это креативная функция языка. Как показали исследования, проведенные лингвистами, между поэтической и повседневной речью существует много общего, и основой в них является языковая игра со своей экспрессивной функцией [5, с. 224]

На это обращали внимание опоязовцы, различая язык поэтический и язык практический. На коммуникативном уровне феномен креативности и рутинности исследует В.И Карасик. Он видит следующее основание для разграничения креативного и рутинного общения. Главными отличительными чертами рутинного мышления являются его определённая тематическая открытость, быстрая передача смыслов, намерение донести мысль, не подбирая слов, использование в речи заместительных слов и выражений и, наконец, использование коротких речевых знаков с целью сократить информацию. В «Языковая кристаллизация смысла» В.И Карасик рассматривает тематику речи чаще не как обиходную речь, а как использование подробного развернутого кода. Рутинному общению противопоставляется креативное, связанное с творческой активностью говорящего. Зачастую под творчеством понимаются лишь различные процессы деятельности, приводящие в конечном итоге к созданию чего-то нового, в то время как креативность выражается порождением таких идей, которые принципиально отличаются от традиционных схем мышления, когда отдают предпочтение нетривиальному выбору. Для полного понимания данного феномена обращаем внимание на смыслопорождающие идеи некоторых авторов.

«Языковое творчество» и «языковая креативность» различаются Н.А Фатеевой по принципу осмысленного понимания первого понятия. [6, с. 556]

В то же время Т.А. Гридина ключевым пунктом лингвокреативного мышления считает использование ассоциативных связей как тип словесного мышления, [7, с. 10].

Существует также подход, выражающийся в том что языковая игра как плод лингвокреативного мышления - это намеренное уклонение от всех существующих норм, намеренное их нарушение с целью получить нужный результат. Его придерживается А.В Усолкина.

Но наиболее распространенным является понимание языковой игры как акт остроумия. Так, С.Ж Нухов считает языковую игру актом, в котором личность реализует способность к проявлению в речи остроумия, при котором достигается комический эффект, и правильной оценке ситуации. [12, с. 165].

Следовательно, в лингвокреативной деятельности реализуется не только потенциал системы языка, но и проявляется языковой потенциал личности, ее лингвистическая интуиция.

Обзор показывает, что языковая игра — это способ лингвокреативного мышления, умение проявлять себя в словотворчестве как языковая личность, таким образом отражая действительность, окружающую человека. Это тесно связано с образностью и наличием ресурсов языка, с психологическими и лингвистическими характеристиками речи. Теперь попробуем разобраться в том, при помощи каких приемов создается языковая игра.

При глубоком и всестороннем рассмотрении классификации зарубежных и отечественных исследований, посвященных языковой игре, можно увидеть, что разные ее типы создаются на разных принципах. Разнообразные случаи языковой игры интерпретируются всегда по — разному, все зависит от многоаспектности языковой игры и от того какая ее грань берется во внимание. Использование классификации приемов языковой игры значительно упрощает как ее поиск, так и идентификацию. В настоящее время в русскоязычной лингвистике существует несколько авторских классификаций приемов языковой игры.

В классификации В.З. Санникова практически исключаются примеры из разговорной речи, в основном он исследует этот феномен в юмористическом дискурсе каламбуры, фольклорный юмор и художественные тексты. Классификация приемов языковой игры В.З Санникова произведена с опорой на структурно — семантический принцип, учет системности языковых единиц. Производится она за счет морфологического, синтаксического обыгрывания, при помощи сравнительных, сочинительных конструкций, а также за счет словообразовательных, лексических и семантических преобразований слов.

Е.А Земская, М.В Китайгородская известны как специалисты по лингвоэмигрантологии и коллоквиалистике. В классификации этих авторов доминирует принцип девиантности, отклонения от нормы. В него в большей степени актуализируется внимание на стилистических приемах.

В классификации Е.А. Земской, М.В Китайгородской приемы языковой игры классифицируются с учетом фонетических, морфологических деформаций, отклонение от норм лексической сочетаемости, рифмовки, контрастов и окказионализмов.

Для более полного понимания данного феномена обратимся к примерам В.З Санникова, представленным в его известной работе «Русский язык в зеркале языковой игры».

Одним из видов языковой игры является синтаксическая омонимия. Поначалу сама синтаксическая конструкция, ведущая по ложному пути, в процессе расширения контекста раскрывает совсем иной смысл.

Рина Зеленая изобрела прекрасное средство от бессонницы'.

—Надо считать до трех. Максимум — до полчетвертого (Журн. «Крокодил») В данном примере рассматривается омонимия обстоятельства времени и комплетива, указывающего на объем, границы действия.

Для того, чтобы в полной мере добиться нужного эффекта, используется другой обладающий более широкими возможностями вид языковой игры, основанный на морфологических факторах. Возможности словообразования в русском языке используются для создания определенного комического эффекта, и один из способов этого словотворческого процесса - окказионализмы. К таковым можно отнести примеры Из анекдотов о рассеянном профессоре Клобукове:

Выходя из аудитории, профессор говорит. «Следующая лекция состоится во вторницу», а потом кричит в дверь: «ник!» [4].

В этом анекдоте автор создал новое слово вторница (от слова пятница) Это некое индивидуальное творчество с намеренным нарушением словообразовательных норм.

Еще один вид языковой игры, но встречающийся достаточно редко, связан с глаголами, а именно их переосмыслением.

“Хочешь чаю, Никанор – предложил хозяин.

– “Нет, спасибо, я уже отчаялся” [4].

В первом предложении использован оборот «хочешь чаю» в прямом значении, во втором предложении используется глагол «я уже отчаялся», тем самым обретая иное значение.

В создании языковой игры определенную роль играет и порядок слов, то есть изменение порядка слов не всегда меняет ее смысл, в других случаях при таком изменении полностью меняется значение. Покажем это на следующем примере.

Друзья и клад

Один мудрец сказал, хотя инее стихах.

«Найди друзей—найдется клад в друзьях».

Я то же повторю обратными словами.

«Найди ты клад—друзья найдутся сами». [4].

Здесь поменяв сочетание «найди друзей» на «найди клад», автор полностью поменял семантику предложения, тем самым выразив свою мысль более оригинально.

Итак, имеются различные подходы к интерпретации феномена языковой игры, также, как и связь между языковой игрой и речевыми нормами. Долгие годы разработки этого понятия дали весьма существенные результаты. Появление этого научного термина начинается с великого философа Л. Витгенштейна и изучается по сей день. Были рассмотрены классификация и виды языковой игры. В результате изучения был получен материал, анализ которого позволил заключить, что языковая игра как форма лингвокреативного мышления в современных исследованиях отображается во всём ее разнообразии.В этом приеме реализуется лингвокреативная функция речи. Такой своеобразный игровой «код» не только актуализирует интерес к содержанию текста, но и способствует реализации потенциала творческой личности.

 

Список литературы:

  1. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка с 235
  2. Витгенштейн Л. Философские исследования // Философские работы. Ч. I; пер. с нем. М.С. Козловой и Ю.А. Асеева. М.: Гнозис, 1994. 612 с
  3. Витгенштейн 1985: Витгенштейн Л. Философские исследования//Новое в зарубежной лингвистике, вып.16: Лингвистическая прагматика.- М.: Прогресс, 1985.- С. 5
  4. Фрейд З. Остроумие и его отношение к бессознательному. Страх. Тотем и табу. – Минск, 1998
  5. Санников В.З. Русский язык в зеркале языковой игры с 26.
  6. Ремчукова Е. Н., 2011. Креативный потенциал русской грамматики.  224 с.
  7. В пространстве языка и культуры. Звук, знак, смысл. Сборник статей в честь 70-летия В.А Винаградова
  8. Т.А. Гридина Языковая игра: стереотип и творчество Екатеринбург 1996 с 10
  9. Карасик В.И. Рутинное и креативное общение: функции типы, способы// Вестник Иркутского государственного лингвистического университета.2008. №3, с 112-118
  10. Коновалова О.Ю. Языковая игра в современной русской разговорной речи: монография. Владивосток: Изд-во Владивостокского.
  11. 10.А. Земская. М.: Наука: Флинта, 1983. - С. 172-214.
  12. Земская Е. А., М. В. Китайгородская, H. Н. Розанова. Языковая игра Русская разговорная речь. Фонетика. Морфология. Лексика. Жест. Отв. ред. Е. А. Земская. М.: Наука: Флинта, 1983. - С. 172-214.
  13. Языковая игра: возможные подходы и трактовки явления © С. Ж. Нухов с. 165-166 https://cyberleninka.ru/article/v/yazykovaya-igra-vozmozhnye-podhody-i-traktovki-yavleniya [электронный ресурс]
  14. Роман Якобсон ЛИНГВИСТИКА И ПОЭТИКА // Структурализм: "за" и "против". М., 1975 http://plr.iling-ran.ru/upload/book_files/roman_yakobson.pdf [электронный ресурс]
  15. Лингвистика креатива и ее основные понятия https://studbooks.net/2419693/literatura/lingvistika_kreativa_osnovnye_ponyatiya [электронный ресурс]
  16. Е. А. Филатова Днепропетровский национальный университет имени Олеся Гончара Языковая игра как объект лингвистического исследования. http://movoznavstvo.com.ua/download/pdf/2013_1/45.pdf [электронный ресурс]
  17. Кузнецова М.В. Классификация приемов языковой // Научное сообщество студентов XXI столетия. Гуманитарные науки: URL: https://sibac.info/archive/guman/3(63).pdf (01.02.2019) [электронный ресурс]
  18. Rulit https://www.rulit.me/books/russkij-yazyk-v-zerkale-yazykovoj-igry-read-318352-51.html
  19. Екатерина Москвер. О месте творческого или «креативного» потенциала русского языка в практике преподавания русского языка как иностранного.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом Выбор редакционной коллегии

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом