Статья опубликована в рамках: LXVI Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 18 июня 2018 г.)

Наука: Филология

Секция: Литературоведение

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Луханина А.С. ОБРАЗ РОССИИ В ТВОРЧЕСТВЕ И.А. БРОДСКОГО // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LXVI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 6(66). URL: https://sibac.info/archive/guman/6(66).pdf (дата обращения: 21.10.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ОБРАЗ РОССИИ В ТВОРЧЕСТВЕ И.А. БРОДСКОГО

Луханина Алиса Сергеевна

студент, институт межкультурной коммуникации и международных отношений НИУ «БелГУ»,

РФ, г. Белгород

В мировой литературе XX века Иосиф Александрович Бродский является одной из противоречивых фигур своего времени. Его можно определить как поэта, эссеиста, переводчика и драматурга, кроме того, в 1987 г. он стал лауреатом Нобелевской премии по литературе. При этом среди литературоведов до сих пор идут споры о том, к национальной литературе какой страны его причислить. Он родился в России, стал гражданином Америки и был похоронен в Венеции. По мнению Евгения Александровича Евтушенко, Бродский не может быть национальным поэтом потому, что он был маргиналом. Не зря В.Г. Бондаренко сравнивает Бродского с персонажем еврейской легенды Вечным Жидом, странствующим по свету.

В одном из интервью на вопрос, кто он на самом деле, Бродский дал исчерпывающий ответ: «Я чувствую себя русским поэтом, англоязычным эссеистом и гражданином Соединённых Штатов Америки» [2, с. 285]. Многие литературоведы сомневались в возможности гармоничного сосуществования этих ролей. Русская поэтесса Е.А. Шварц заметила, что Бродский привил русской литературе рациональность, несвойственную надрывности русской поэзии. [1, с. 256] И. А. Бродский, в свою очередь, на предположение финского корреспондента об «утраченной русскости» ответил: «Если ее можно утратить — грош цена такой русскости…» [2, с. 281].

Валентина Полухина, один из самых авторитетных учёных в изучении творчества И.А. Бродского, уверена, что он был и остается русским поэтом. Согласно её наблюдениям, «родина» и «родной» повторяются в стихах Бродского 66 раз; «отечество», «отчизна», «отчий» – 35 раз, «дом» и «домой» – 202 раза, «Россия» и «русский» – 43. Итого – 346 повторов. На этом фоне – «Америка» – 5 раз, «американский» – 1 раз [6, с. 203].

Несмотря на то, что И.А. Броский часто настаивал на том, чтобы о нем судили не по биографии, а по стихам, его творчество во многом автобиографично. Этим объясняется необходимость изучить факты его биографии для более полного понимания географических мотивов и образа России в творчестве Бродского.

Иосиф Александрович Бродский родился 24 мая 1940 года в Ленинграде и прожил в этом городе 32 года [5, с. 13]. В извечном для русской культуры противостоянии Москвы и Петербурга он считал себя петербуржцем, однако С. С. Авернцев заметил московский тонус его поэзии, выраженный в силовом напоре его поэзии. Тем не менее, С.С. Аверинцев отмечает и «питерскую черту» – последовательность, с которой Бродский воспринимал любую парадигму [5, с. 8].

Иосиф Бродский впитывал атмосферу и культуру родного города, впоследствии утверждая, что, гуляя по Ленинграду, он «узнал об истории нашего мира больше, чем впоследствии из любой книги» [5, с. 23]. Писательница Ольга Сергеева говорит о сакрализации поэтом Петербурга как малой Родины, разграничении для него Санкт-Петербурга, Питера, Петрограда, и Ленинграда: «Петербург Бродского неоднозначен, многолик. Здесь соседствует несовместимое: величие и пошлость, свобода и душевное рабство, преходящее и вечное» [8].

В творчестве И.А. Бродского не так много стихотворений, в которых описывается Санкт-Петербург, однако поэт признавал, что этот город имплицитно присутствует во всем его творчестве. [3, с. 92]. Санкт-Петербург появляется во многих ранних стихотворениях. Среди них «Петербургский роман» (1961), в котором упоминаются улицы города: «Скорее с Лиговки на Невский <...> Меж Пестеля и Маяковской <...> Моста Литейного склонённость...». Бродский не был знатоком петербургской истории, но город был для него населен призраками петербургской литературы. В «Шествии» (1961), длинной поэме-мистерии, по осенним ленинградским улицам бредут князь Мышкин из Достоевского, Арлекин и Коломбина из Блока, Крысолов.

Л.В. Лосев считает, что в «Шествии» Иосиф Бродский интуитивно восстанавливал утерянные традиции русской литературы, возвращая персонажей, и темы петербургской литературы, которые были изгнаны из круга дозволенного чтения в связи с революцией: город как лабиринт; призрачность города; город как воплощение мирового зла. [5, с. 17].

С самого начала в стихах Бродского присутствовал нетрадиционный взгляд на Петербург. Уже в ранних стихах Петербург пробрёл черты не музея, а города рабочих окраин. Стихотворение «От окраины к центру» (1962) для своего времени было революционным, потому что оно заново открывало несуществующую в поэзии сторону Ленинграда [3, с. 6].

Стихотворение «Остановка в пустыне» (1966) написано по случаю сноса Греческой церкви, последней в городе, и отражает переживания поэта об облике города [5, с. 157]. Это стихотворение важно для создания образа Петербурга, потому что, среди стихов зрелого Бродского, то есть начиная с книги «Остановка в пустыне», всего в четырех произведениях реалии Ленинграда играют существенную роль: «От окраины к центру» (1962) («Остановка в пустыне»), цикл «С февраля по апрель» (1969-1970) («Конец прекрасной эпохи»), «Похороны Бобо» (1972) («Части речи») и «Полдень в комнате» (1978) («Урания») [5, с. 208].

Таким образом, Ленинград оказал большое влияние не только на раннюю лирику И.А. Бродского, но и на все его творчество. Причем если в ранних стихотворениях Петербург отображался с топографической точностью, то после эмиграции родной город поэта стал уходить из стихотворений, но его дух и ритм остались в творчестве Бродского до самого конца [3, с. 92].

Хотя Ленинград и остался главных русским городом для И.А. Бродского, в его творчестве появляются образы и других мест России. С 1957 по 1961 год Бродский на четыре месяца уезжал в геологические экспедиции [7, с. 30]. Он побывал на севере Архангельской области, на Дальнем Востоке, в Якутии и в степи к северо-востоку от Каспия. Именно в Якутске Иосиф Бродский по его выражению «понял, чем надо заниматься», и решил посвятить себя поэзии [7, с. 57].

В 1964 году Бродский был осужден за тунеядство и выслан в деревню Норенская Архангельской области. Заступничество Ахматовой, Чуковского, Маршака, Шостаковича и других авторитетных в культуре людей не помогло ему. Узнав о ссылке в Норенскую, Анна Ахматова воскликнула: «Какую биографию делают нашему рыжему! Как будто он кого-то нарочно нанял» [1, с. 13].

По мнению И.А. Бродского, время, проведённое в деревне, стало лучшим временем в его жизни, плодотворным и вдумчивым. [7, с. 121]. Мотив покоя преобладает в стихотворениях, посвященных этому периоду («Как славно вечером в избе...», 1965), однако покой может переходить в скуку, осознания статичности окружающей обстановки. Уважение к тихой и незамысловатой жизни переплетается с осознанием её чуждости для поэта («В деревне Бог живет не по углам…», 1965)

В Норинскую к Бродскому приезжала Мария Басманова, ленинградская художница, подруга Бродского в шестидесятые годы, родившая в 1967 г. от него сына Андрея. Почти половина всех написанных в 1964 году в ссылке стихов (24 оконченных и неоконченных стихотворения) либо посвящены Марие Басмановой, либо просто содержат мотив разлуки [5, с. 107].

По мнению Л.В. Лосева, в ссылке он гораздо лучше осознал свои поэтические задачи и свое поэтическое кредо, не зная только, позволят ли ему реализовать свои возможности до конца. Русская природа, дневные и сезонные циклы деревенской жизни постоянно присутствовали в лирике Бродского с 1962 года. Они потеснили городские и книжные мотивы ранней лирики [5, с. 108].

В 1965 г., благодаря заступничеству Жан-Поля Сартра, решением Верховного суда РСФСР срок высылки сокращен до фактически отбытого (1 год, 5 месяцев). В течение семи лет между возвращением из ссылки в 1965 году и отъездом за границу в 1972-м Бродский оставался в поле зрения КГБ и как поэт официально не существовал [5, с. 127]. В деле Бродского сохранилась справка, выданная для суда Воеводиным, возглавлявшим в Ленинградском отделении Союза писателей комиссию по работе с молодыми: «Настоящая справка дана в том, что И.А. Бродский поэтом не является» [4, с. 28].

В это время в лирике И.А. Бродского усиливается пессимистический пафос, появляется одно из самых популярных стихотворений «Не выходи из комнаты…» (1970). Мысль о существовании укрытия от внешнего мира получает своё развитие в стихотворении «Я всегда твердил, что судьба - игра...» (1971). В этом стихотворении уже во второй раз после стихотворения «Конец прекрасной эпохи» повторялось выражение «второсортная держава», бунт Бродского против системы все громче звучал в его творчестве.

10 мая 1972 года Бродского вызвали в ОВИР и поставили перед выбором: немедленная эмиграция или «горячие денёчки», что означало допросы, тюрьмы и психбольницы. Бродский принимает решение об отъезде. 4 июня 1972 года лишённый советского гражданства Бродский вылетел из Ленинграда.

Покинув в 1972 году Петербург, Бродский больше в него не возвращался. Он писал о нем в стихах, посвящал ему эссе, но когда в девяностые годы у него появилась возможность приехать в Россию, он не захотел этого сделать [5, с. 259].

Многие видят в этом предательство Родины, но у поэта были причины для этого шага. Л.В. Лосев считал, что поэту сложно было вернуться в город, где умерли его родители. [5, с. 260]. Иосиф Бродский признался, что он боится оказаться туристом в родной стране [8, с. 180]. Он сравнивал себя с великими странниками: Данте (Похороны Бобо (1972)) и Одиссеем («Я как Улисс» (1961), «Одиссей Телемаку» (1972), «Итака» (1993)). Рассуждая о приезде на родину Одиссея, вернувшегося в Итаку, он изобразил разочарование лирического героя, потерявшего Родину, только достигнув её и увидев, что там больше нет места для него.

При этом критик и историк литературы В.Г. Бондаренко, написавший биографию «Бродский: Русский поэт» уверен, что И.А. Бродский обязательно бы вернулся в Россию, если бы его жизнь не оборвалась бы так внезапно. Он хотел прийти в родной город без вмешательства прессы, «инкогнито», пройтись по улицам любимого города не как великий поэт и диссидент, а как обычный петербуржец [1, с. 276].

Таким образом, Бродский остаётся русским поэтом, и на протяжении всего его творчества образ России был неразрывно связан с образом Родины, после ссылки ставшей для него недосягаемой.

 

Список литературы:

  1. Бондаренко В. Г. Бродский: русский поэт – М.: Молодая гвардия, 2016. – 444 с.
  2. Бондаренко В. Г. «Вечный Жид» // Наш современник. – 2014. – № 7. – С. 278–288.
  3. Волков С. М. Диалоги с Иосифом Бродским. – М.: Эксмо, 2012. – 448 с.
  4. Джалагония В. По Нью-Йорку с путеводителем от Бродского // Эхо планеты. – 2005. – № 9 (880). – С. 26–31.
  5. Лосев Л. В. Иосиф Бродский: Опыт литературной биографии. – 3-е изд., испр. – М.: Молодая гвардия, 2008. – 447 с.
  6. Полухина В. П. Ритмы России в творчестве Бродского // Знамя. – 2010. – № 10. – С. 202–206.
  7. Штерн Л. Бродский: Ося, Иосиф, Joseph. – СПб.: Ретро, 2005. – 272 с.
  8. Арасланова М. Я. Иосиф Бродский как одинокий путешественник // The Neva room [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://neva-room.ru/iosif-brodskij-kak-odinokij-puteshestvennik-90906/ (дата обращения 17.06.2018).
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий