Статья опубликована в рамках: LVI Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 14 августа 2017 г.)

Наука: Филология

Секция: Литературоведение

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Алексеева А.А. ТРАНСФОРМАЦИЯ ОБРАЗА МЕДЕИ В ПЬЕСЕ Ж. АНУЯ «МЕДЕЯ» // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LVI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 8(56). URL: https://sibac.info/archive/guman/8(56).pdf (дата обращения: 20.09.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 3 голоса
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ТРАНСФОРМАЦИЯ ОБРАЗА МЕДЕИ В ПЬЕСЕ Ж. АНУЯ «МЕДЕЯ»

Алексеева Александра Александровна

студент 2 курса филологического факультета КГПУ им. В.П. Астафьева

РФ, г. Красноярск

Научный руководитель Шереметьева Оксана Анатольевна

ст. преподаватель кафедры мировой литературы КГПУ им. В.П. Астафьева

РФ, г. Красноярск

Аннотация: статья посвящена анализу пьесы Ж. Ануя «Медея» (1946) в соотнесении с традиционным античным мифом, а также пьесами античных драматургов  – Еврипида и Сенеки. В итоге сделан вывод, что в пьесе Ж. Ануя за счёт глобализации и актуализации конфликта произошла эволюция образа Медеи. В интерпретации французского драматурга образ Медеи – средство выражения экзистенциальных идей о противопоставлении объективного мира и индивидуального начала.

Ключевые слова: Ануй Ж., Медея, французская драма, античная драма, Еврипид, Сенека, миф, конфликт, экзистенциализм.

 

К образу Медеи писатели и поэты обращались на всём протяжении процесса литературной преемственности: в античности – Еврипид, Сенека, Овидий, в эпоху Возрождения – Д. Чосер, в XVIII веке – П. Корнель, в XX и XXI веках –  Ж. Ануй, К. Вольф, Л. Улицкая.

В своей работе мы обратимся к архетипам: будем прослеживать эволюцию образа Медеи в пьесе Ж. Ануя, опираясь на миф и античные источники.

Творчеству Ж. Ануя посвящено немало исследований. В частности, к анализу его пьес периода 1940-х годов обращались такие отечественные исследователи, как Б. Зингерман, Л. Зорина, И. Камоцкая.

Однако произведение «Медея» не часто становилось предметом отдельного исследования в отечественном литературоведении. Анализу этой пьесы посвящены следующие работы: И.Г. Масолова "Композиционная роль диалога в драме Ж. Ануя "Медея", "Переосмысление традиционного сюжета в драме Ж. Ануя "Медея". Любовь Медеи и Ясона в трактовке Жана Ануя", А.В. Хуснутдинова "Своеобразие трактовки мифа о Медее в одноимённой пьесе Ж. Ануя".

В своих работах исследователи обращают внимание на экзистенциальные идеи в творчестве Ануя, конфликт между героем максималистом и героем-конформистом в пьесе «Медея», а также на значимость диалогов в пьесе.

Проанализировав античные источники и пьесу Ж. Ануя, мы пришли к выводу, что французский драматург сохранил традиции, но по-своему интерпретировал образ Медеи.

Ж. Ануй ставит античных героев словно в современные условия. При прочтении его пьесы создаётся впечатление, будто действие происходит не в далёкой Греции, а в современной реальности – это достигается путём глобализации и актуализации конфликта.

Автор научной работы «Принципы утраты женственности героиней античных трагедий Медеей и этическая оценка данного явления», Иванова И.С., приходит к выводу, что если в трагедии Еврипида Медея выступает в качестве орудия божественной справедливости, то у Ануя этого нет. Его Медея сближается с Медеей Сенеки с той лишь разницей, что у античного автора в центре внимания стоит обличение несправедливостей его времени, а в пьесе Ж. Ануя на первый план выходит глобальный конфликт – противопоставление исключительной личности в лице Медеи и всего окружающего мира, представителями которого являются остальные персонажи.

При помощи речевой характеристики Ж. Ануй показывает горячность, вспыльчивость Медеи – она постоянно кричит, даже заглушая музыку, играющую вдали, совершает резкие движения. Медея Еврипида не столь эксцентрична, но также эмоциональна. В её монологах преобладают упрёки, исполненные глубочайшего трагизма. Речь Медеи в пьесе Сенеки также изобилует множеством эмоциональных риторических восклицаний и вопросов.

Коренные различия можно проследить и в изображении античными трагиками и французским драматургом взаимоотношений межу персонажами. Предельно контрастны их психологические портреты Медеи.

Основной конфликт трагедии Еврипида «Медея» раскрывается через внутренние переживания Медеи, столкновение двух чувств: ненависти к Ясону (которую породили любовь и ревность к нему) и любви к детям. У Еврипида образ Медеи сложный и многогранный – она умна, горда, своенравна, темпераментна, ей присуще чувство собственного достоинства. Как и в мифе, она представлена как экзальтированная личность, а потому Медея столь вспыльчивая, дерзкая и отважная. Еврипид применил приём психологизма: его героиня живая, противоречивая, страстная, трепетная и нежная, её темперамент делает чрезмерными все её чувства и приводит под конец к совершенно немыслимому поступку – убийству собственных детей.

Римский же автор – Луций Анней Сенека создаёт образ однолинейный, лишённый сложности, воплощение необузданной мстительности. Его Медея не в меру экзальтированная, жестокая, не способная на компромисс, эгоистичная, коварная, хладнокровная, обладает варварским темпераментом.

Медея Ж. Ануя в высшей мере эгоистична. Она почти не испытывает родственных чувств к кормилице, которая воспитала её –  помыкает нянькой, может позволить себе грубое обращение: «Замолчи, старая!» [1; с.1]. Не отрицает, что судьба няньки ей безразлична, если кормилица умрёт, Медея её бросит. Заботится она только о себе.

Истоки такого поведения Медеи в том, что она презирает обывательское существование, в котором видит счастье Кормилица, с отвращением относится к обыденным человеческим потребностям, осознаёт свою исключительность. Здесь Ж. Ануй следует за идеями экзистенциалистов.

У Еврипида и у Сенеки отношения между Медеей и Кормилицей не рассматриваются столь подробно, взгляды их не поляризуются, Кормилица не является в пьесах античных трагиков носительницей каких-либо особенных идей, она лишь пытается образумить Медею, оградить детей от обезумевшей матери.

Медея Ж. Ануя идёт по пути разрушения, чтобы так выразить протест несовершенному миропорядку. Протестует она и против власти. Медея презрительно относится к Креону, упрекает его в малодушии, заявляет, что он недостаточно компетентен для управления Коринфом, дерзко указывает Креону на его неспособность довести дело до конца, неудачные попытки остаться в стороне и снять с себя ответственность.

В пьесах Еврипида и Сенеки Медея также вступает в конфликт с Креонтом, но этот конфликт не столь острый и глобальный. В споре с правителем Медея не акцентирует внимания на деталях его управления Коринфом, а лишь высказывает свою позицию относительно его несправедливости по отношению к ней, просит вернуть ей Ясона.

Максималистские установки Медеи Ж. Ануя очень сильны. Она искренне считает, что гуманнее со стороны Креона было бы убить и её, и детей, и Кормилицу. То, что он оставил их в живых, она считает бессмысленностью и, как следствие, заключает, что Креон не достоен быть царём Коринфа.

В трагедии Еврипида Медея безгранично любит Ясона. Несмотря на всё, она готова простить мужа, если тот согласиться бежать с ней. Однако ревность со временем порождает ненависть к Ясону. Образ главной героини Еврипида – жена, оскорбленная неверностью и эгоизмом мужа, для которого она пошла на огромные жертвы. У Еврипида – и в этом его новаторство – запечатлена внутренняя борьба в душе Медеи, в которой живут оскорбленная, ревнивая женщина и любящая мать.

Медея Сенеки тоже любит Ясона, но главное для неё – честь и чувство собственного достоинства. У сенековской героини обострённое чувство справедливости, она упрекает Ясона в неблагодарности и считает, что все злодейства, которые она совершила для него, лежат на его совести. Тем не менее, не хочет расставаться с мужем – предлагает вариант: сразиться с соперницей в честном поединке за Ясона.

В первую очередь, Медеей Сенеки движет месть, она непоколебима в своём желании отомстить мужу-предателю. Однако гнев Медеи выглядит безосновательным, так как Ясон в интерпретации Сенеки соглашается на брак с дочерью Креонта ради спасения жизни детей.

Медея Ж. Ануя также предлагает Креону изгнать Ясона вместе с ней. Но здесь, в пьесе Ануя, не всё так однозначно. Через взаимоотношения Медеи с Ясоном транслируются важнейшие авторские идеи.

Главные герои – Медея и Ясон – настолько запутались в своих отношениях, что не видят выхода. Ясон по-прежнему любит Медею, но не может простить ей все её измены, не может смириться с вечным хаосом и разрушением, неизбежным в жизни с ней.

В пьесе Ануя Медея первая изменила Ясону физически, пытаясь избавиться от привязанности к нему, так как знала, что он изменил в душе, но не смогла, потому что по-прежнему любила и запуталась ещё больше. Медея осознаёт свою порочность.

Исследователь западной драматургии XX в. Б. Зингерман, сравнивая произведения Ануя между собой, пишет: «В “Антигоне” смердит весь город, кроме героини, благоухающей своей незапятнанной чистотой. В “Медее” трупный запах исходит и от героини» [6, c.390]. Она понимает и свою избранность, отличность от большинства, поэтому ей свойственна невероятная гордость, даже, скорее, гордыня, что в свою очередь влияет на мировосприятие ануевской героини. Медея признаёт, что неспособна просить – для неё это сильнейшее унижение.

И.Г. Масолова справедливо замечает: «У нее не простая, а дьявольская гордость. И гордость велит ей никому не уступать. Может, это даже только ее, Медеи, привилегия – убить своих невинных детей и затем лишить себя жизни» [11; с.178].

Жизни Медеи и Ясона неразрывно связаны, их связали общие злодеяния, однако Ясон устал от вечной борьбы, он захотел стабильности и спокойствия.

Связь Медеи и Ясона не разорвать без жертв: «О Язон, ты ведь знаешь меня, знаешь, какую деву взял в Колхиде. Ты думаешь, я буду плакать? По кровавому пути преступлений я следовала за тобой, значит, нужны кровь и преступление, чтобы я с тобой рассталась!» [1; c.4].

У Ясона несомненно остались какие-то чувства к Медее, ему искренне жаль её, но она не нуждается в его сострадании. Ясон старается осудить Медею как все, но не может, ведь в его душе по-прежнему сохранились нежные чувства по отношению к ней. Ясон как никто другой понимает всю суть трагических противоречий Медеи: она протестует против жестокого мира, но сама является его частью, видит мир в мрачных красках, и такие деструктивные представления разрушают её изнутри.

Пока Медея счастливо жила с Ясоном, она на время забыла о своём жизненном предназначении, выражающемся в вечной борьбе. Если она и совершала свойственные ей по натуре поступки, то лишь ради Ясона, во имя любви к нему. Но, узнав, что Ясон предал её, она  возвращается к себе прежней.

Одним из важнейших критериев сравнения образа Медеи в произведениях Еврипида, Сенеки и Ж. Ануя выступает её отношение к детям, процесс принятия жестокого решения об их убийстве.

Медея Еврипида любит своих детей, с нежностью относится к ним. Приняв роковое решение, мечется, её снедают сомнения, разрывают противоречивые чувства. Она решается на убийство детей не просто ради мести и в угоду уязвлённой гордости, но и ради того, чтобы их не убил кто-то другой. Само убийство Медея совершает в порыве эмоций, в состоянии аффекта, когда помутился рассудок.

Медея Сенеки тоже любит детей, потому какое-то время сомневается в своём роковом решении. Однако жажда мести перевешивает, к тому же Медея вспоминает об убиенном брате, который тоже был ни в чём не повинен. Совершив злодейство, она в душе стыдится и раскаивается, но наряду с этим испытывает блаженство от мести и торжествует. Убивая второго сына, Медея действует более хладнокровно, делает это на глазах Ясона, злорадствует, видя его терзания.

Медея Ж. Ануя, принимая злодейское решение, вообще не страдает от болезненных противоречий, совершенно равнодушна к судьбам своих детей. Она отличается вероломством и беспощадностью. Убийство совершает хладнокровно и жестоко.

Из вышеизложенного следует, что в своей пьесе Ж. Ануй трансформировал образ Медеи. В финале драмы Ануя Медея убивает себя, в отличие от произведений Еврипида и Сенеки –  там она улетает на колеснице Гелиоса. Это важное сюжетное отличие, которое выступает следствием глобальной философской идеи. Медея Ж. Ануя – жертва собственного деструктивного видения мира. Она выступает против обывательского существования, но сама не созидает, не приносит в мир что-либо новое и светлое, ставит себя в центр и разрушает всё вокруг.

Драматург расширил, глобализировал традиционный для сюжета о Медее конфликт. В пьесе Ануя  рассматривается не только и не столько любовная коллизия между Ясоном и Медеей, как было у Еврипида и Сенеки, но более масштабный конфликт – противостояние между Медеей и обществом. Как пишет И.Г. Масолова (Прудиус), у Ануя реализуется "концепция противопоставления героя-максималиста и героя-конформиста" [13].

Своеобразие интерпретации Ануя также в том, что он более широко применяет приём психологизма. Это реализуется посредством диалогов. В мифе о переживаниях Медеи лишь вскользь упоминается, в трагедии Еврипида к этому только наметились тенденции, у Сенеки психологизм вовсе отсутствовал.

Однако трудно сказать, присутствует ли в пьесе Ж. Ануя интенция автора, ведь он попеременно сопереживает то одному, то другому персонажу.

В мифе месть Медеи освящена богом Гелиосом, а от совершённых злодейств её очищает богиня Кирка. В трагедии Еврипида явно прослеживается авторская интенция по отношению к Медее. Она обманута и оскорблена Ясоном, который представлен эгоистом и циником. Образ Медеи, созданный Еврипидом, вызывает восхищение, он возвышен, хотя поступок героини осуждается через голос хора. У Сенеки в силу литературных традиций его времени отсутствует психологизм. Образ Медеи однолинейный, обладает негативной коннотацией. О том, что поступками Медеи управляли боги, Сенека не вспоминает.

В образе Медеи у Ж. Ануя хотя и присутствует некое мрачное величие, она вызывает только жалость и сочувствие, так как очень запуталась в жизни, разрушает себя изнутри, имеет деструктивный взгляд на окружающую действительность. Медея Ж. Ануя вечно пребывает во мраке и хаосе, куда увлекает и всех окружающих её людей. Она является воплощением зла и сама осознаёт это. Медея Ануя вероломна и безжалостна, она совершенно безразлична к судьбам своих детей, хладнокровно и жестоко приносит их в жертву. В её характере преобладает даже не эгоизм, а эгоцентризм. Отсюда конфликт индивидуального начала и объективного мира – «трагедия индивидуального начала, находящегося в вечном противоречии с логикой объективного мира, который нивелирует отдельное «Я» »[18;с. 110].

 

Список литературы:

  1. Ануй, Ж. Медея [Электронный ресурс] / Ж. Ануй. – Режим доступа: http://www.theatre-library.ru.
  2. Беленецкая, Н.А. Балдицын, В.П. Образ Медеи в трагедии - Беленецкая  Н.А., Балдицын П.В., Еврипида – М.: МГУ, 1999/ [Электронный ресурс]/  URL: http://www.km.ru/referats/C6F7D38F504D4AC9BC94B856A8CEF9A8
  3. Грейвс, Р. Мифы древней Греции. Москва. Изд-во «Прогресс», 1992 г., 624 с. /Под ред. А. А. Тахо-Годи.
  4. Дали, Н. Медея один из самых трагических образов женщины – Дали, Н., /[Электронный ресурс]/  URL: https://www.proza.ru/2010/06/13/899
  5. Еврипид, Трагедии/ Медея – Еврипид – М.: Искусство, 1980. – Т.I. – 548 с.
  6. Зингерман, Б. Очерки теории драмы ХХ века / Б. Зингерман. – Москва, 1979. – С. 352–391.
  7. Зонина Л. Послесловие // Ануй Ж. Пьесы: пер. с фр.: в 2 кн. – М.: Гудьял-Пресс, 1999. – Кн. 1. – 640 с.
  8. Иванова, И.С. Причины утраты женственности героиней античных трагедий Медеей и этическая оценка данного явления // Сервис +. 2014. №3. С.68-80. /[Электронный ресурс]/ URL: http://cyberleninka.ru/article/n/prichiny-utraty-zhenstvennosti-geroiney-antichnyh-tragediy-medeey-i-eticheskaya-otsenka-dannogo-yavleniya
  9. Камоцкая, И.Ю. Пьесы Жана Ануя 1940-го – 1946-го гг. В контексте эволюции творчества // Вестник ЧГАКИ. 2014. №2 (38). С.71-78. /[Электронный ресурс]/  URL: http://cyberleninka.ru/article/n/piesy-zhana-anuya-1940-go-1946-go-gg-v-kontekste-evolyutsii-tvorchestva
  10. Кун, Н.А. «Легенды и мифы Древней Греции»// 100 лучших книг всех времён, С. 112-131 / [Электронный ресурс]/ URL:http://www.100bestbooks.ru
  11. Масолова, И.Г. Композиционная роль диалога в драме Ж. Ануя «Медея»// МПГУ, №11-1. 2011 С. 177-180/ [Электронный ресурс]/ URL:http://elibrary.ru/item.asp?id=22885454
  12. Мифы народов мира. Энциклопедия. (В 2-х томах). Гл. ред. С.А. Токарев.— М.: «Советская энциклопедия», 1982. Т. II, с. 130—131.
  13. Прудиус, И. Г. Переосмысление традиционного сюжета в драме Ж. Ануя «Медея». Любовь Медеи и Ясона в трактовке Жана Ануя // Вестник ВятГГУ. 2012. №2. 144-147/[Электронный ресурс]/ URL: http://cyberleninka.ru/article/n/pereosmyslenie-traditsionnogo-syuzheta-v-drame-zh-anuya-medeya-lyubov-medei-i-yasona-v-traktovke-zhana-anuya
  14. Сенека, Трагедии/Медея – Еврипид – М.: Искусство, 1991. – 495 с.
  15. Трагедия Еврипида «Медея». Концепция личностей в ней//Студопедия, С.18/ [Электронный ресурс]/ URL:  http://studopedia.org/11-52323.html
  16. Хуснутдинова, А.В. Своеобразие трактовки мифа о Медее в одноименной пьесе Ж. Ануя // Приволжский научный вестник. 2016. №1 (53) С.109-111. /[Электронный ресурс]/ URL: http://cyberleninka.ru/article/n/svoeobrazie-traktovki-mifa-o-medee-v-odnoimennoy-piese-zh-anuya
  17. Якубовский, А. А., Ануй./ [Электронный ресурс]/ URL:http://istoriya-teatra.ru/ "Istoriya-Teatra.ru: Театр и его история"
  18. Якубовский,А. А. Профессия: театральный критик: Учебное пособие. — М.: РАТИ - ГИТИС, 2008. — 552 с.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 3 голоса
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий