Уважаемые коллеги, мы работаем в обычном режиме с 30.10 по 7.11. Посмотреть контакты
   
Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65

Статья опубликована в рамках: LIX Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 13 ноября 2017 г.)

Наука: Искусствоведение

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Комиссарова А.Л. СОФИ – ВЛАСТИТЕЛЬНИЦА СЕРДЦА ХАУЛА (НА ОСНОВЕ ПОЛНОМЕТРАЖНОГО АНИМЕ «ХОДЯЧИЙ ЗАМОК» ХАЯО МИЯДЗАКИ) // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LIX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 11(59). URL: https://sibac.info/archive/guman/11(59).pdf (дата обращения: 29.10.2021)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

СОФИ – ВЛАСТИТЕЛЬНИЦА СЕРДЦА ХАУЛА (НА ОСНОВЕ ПОЛНОМЕТРАЖНОГО АНИМЕ «ХОДЯЧИЙ ЗАМОК» ХАЯО МИЯДЗАКИ)

Комиссарова Алиса Леонидовна

студент 3 курса факультета гуманитарных наук НИУ ВШЭ-НН

РФ, г. Нижний Новгород

Материалом исследования явилось полнометражное аниме «Ходячий замок» режиссёра-аниматора Хаяо Миядзаки.

Цель данного исследования состоит в анализе образа Софи Хаттер, героини аниме «Ходячий замок», с использованием элементов герменевтики и семиотики для доказательства одного из семантических признаков данного образа - /властительница сердца Хаула/.

Понимание и описание данного признака позволит не только охарактеризовать главного персонажа, но и отметить, какие приёмы семиотики анимации использует Хаяо Миядзаки для иллюстрации данной семы в своей работе.

Софи Хаттер, превращённая Болотной Ведьмой в 90-летнею старуху, сбегает из дома и натыкается на ходячий замок. Уставшая героиня решает в нём переночевать, хотя и слышала множество слухов о хозяине замка, питающимся женскими сердцами. Необходимо отметить, что замок заколдован, и магия поддерживается силами демона Кальцифера, однако героиня без особо труда проникает внутрь.

Для понимания дальнейших рассуждений важно знать определённую особенность системы образов данного аниме. Следуя за традициями Д.У. Джонс, написавшей роман «Ходячий замок», который лёг в основу сценария аниме, Хаяо Мидязаки представляет зрителю дихотомию двух образов, кинематографическое значение которой раскрывает в киноповествовании постепенно. В данном случае образы Хаула и Кальцифера являются одним художественным образом, несмотря на то, что представлены как два различных дискретных кинообраза. Поскольку после сделки с демоном Кальцифером Хаул лишился своего сердца и отдал его демону, Кальцифер отражает зачастую истинные чувства волшебника. Дихотомия заключает в том, что Хаул обладает силой демона, а Кальцифер носит сердце колдуна. Они непосредственно влияют друг на друга и смерть одного из них закономерно убивает другого. Данная дихотомия предстаёт в аниме как центральная проблема, поскольку Софи должна разрушить её, чтобы спасти жизни обоих персонажей.

Первый эпизод, который подлежит рассмотрению в связи с семой /властительница сердца Хаула/, - это эпизод готовки на следующее утро после неожиданного проникновения Софи в ходячий замок.

Майкл сообщает Софи, что Кальцифер слушает только Хаула и не поможет с готовкой. Кальцифер сначала яро отказывается, говорит, что не будет слушаться Софи, и ведёт себя древний огненный демон как ребёнок, тем не менее после угроз Софи он с возмущением позволяет ей жарить на нём бекон. Майкл поражается, что Кальцифер подчинился Софи, поскольку прежде Кальцифер выполнял приказы исключительно Хаула, колдуна, чьё сердце он носит. Пока Софи жарит бекон, домой возвращается Хаул, который с иронией произносит: «Кальцифер, какой же ты послушный!» Хаул заключает, что не каждому под силу заставить огненного демона (да и сердце Хаула в том числе) подчиниться своей воле. Хаул интересуется у Софи, кто она такая. Старуха сообщает, что она новая домоправительница. Хаул забирает у Софи сковородку и приказывает ей подать бекон и яйца.

В фрагменте, когда Хаул рукой выхватывает сковородку, детальным ракурсом анимации выделен перстень на руке Хаула, а также данный ракурс позволяет аниматорам акцентировать старость кожи Софи, поскольку она в данном кадре контрастирует с ухоженной и юной кожей колдуна.

В связи с целью данного исследования рассмотрен будет исключительно перстень на руке Хаула, денотация которого важна для характеристики семы /властительница сердца Хаула/ и будет позже проанализирован в связи с другими ключевыми фрагментами.

В эпизоде готовки проиллюстрирован концептуальный объект «женщина со сковородкой». Женщина со сковородкой автоматически воспринимается в двух фреймах: готовка и избиение мужа сковородкой.

Сковородка уже достаточно устоявшийся символ женской власти («В одной руке любимая сковородка, в другой королевская корона» [2, c. 215]). В данном случае, в связи с семой /властительница сердца/, образ Софи обыгрывается в рамках второго фрейма, поэтому достаточно комично выглядит попытка Хаула осторожно забрать сковородку у девушки, тем самым не позволив ей узнать, что она непосредственно воздействует на его сердце. Хаул выступает в роли интерпретатора при семиозисе образа Софи со сковородкой, поскольку он получает определённое «иконическое сообщение, в основе которого лежит некий код» [1, c. 297], прочтение которого несколько напрягает колдуна. Как только сковородка переходит в руки Хаулу, он начинает привычным тоном приказывать девушке, поскольку символ-сковородка перешёл в его власть.

Следующий эпизод – похвала Кальцифера от Софи. Убираясь в доме, девушка решает выглянуть в окно и видит, как двигается замок. Восхищённая Софи хвалит Кальцифера за первоклассную магию. Огненный демон краснеет и разгоняет замок ещё пуще прежнего. Данный фрагмент демонстрирует взаимодействие Софи и Кальцифера, которое влияет на романтические отношения между колдуном и заколдованной девушкой, которые редко, в отличие от девушки и демона, взаимодействуют в кинокадре.

В третьем рассматриваемом эпизоде Хаул приказывает Софи лететь к ходячему замку с помощью перстня, который он ей ранее подарил, чтобы обеспечить её безопасность, когда она отправлялась к королю на приём. Такой же перстень есть у Хаула, он уже был показан в первом фрагменте. В новом фрагменте объясняется одна из магических способностей данного перстня – он указывает расположение Кальцифера. Свет исходящий от красного камня на перстне вспыхивает как звезда, что явно указывает на сущность Кальцифера, который, прежде чем стать демоном, был звездой.

Кольцо символизирует связь, союз или обет. Таким образом, Софи символически связана с Кальцифером, следовательно, и с сердцем Хаула.

Стоит заметить, что Хаул носит перстень на указательном пальце правой руки, перстень для Софи он надел на указательный палец левой руки. Окольцованный указательный палец символизирует власть, лидерство и амбиции. Зачастую на указательный палец надевались кольца, символизирующие принадлежность к какому-то братству, членству в организации и т.д. С помощью образа кольца передавались означаемые, трансцендентные сфере кодов, — социальная значимость, место в общественной иерархии, жизненная позиция, семейное положение.

В некоторых работах по символике колец отмечают, что кольцо на указательном пальце правой руки обладает признаком /рассудительность/, на левом – признаками /истеричность/ и /мания величия/. Удивительно, но данные признаки действительно проявляются в вечно враждующих образах Хаула и Софи.

Расположение кольца на определённом пальце значимо для аниматора хотя бы по той причине, что положение данного кольца не меняется на протяжении киноповествования, хотя именно такие ошибки наиболее часты в анимации, поскольку работу над прорисовкой различных фрагментов выполняют разные люди, следовательно в прорисованном образе персонажа данная деталь – перстень – выделена и прописана, следовательно, можно говорить о данном перстне и его положении как об определённом символе, характеризующем персонажа в целом.

Перстень не только охраняет Софи от бед, но и связывает её с сердцем Хаула, Кальцифером, она знает его местоположение и может разговаривать с демоном (Хаул посоветовал Софи позвать Кальцифера на помощь, она лишь назвала имя, и перстень сразу же указал, как добраться до ходячего замка). Также значимо, что Хаул сам наделяет Софи символом власти, подарив ей данный перстень.

Перстень сыграет ещё немаловажную роль в киноповествовании, но, поскольку монтаж данного аниме последовательный, разбор эпизодов также должен быть представлен последовательно.

В четвёртом рассматриваемом эпизоде Хаул возвращается в ходячий замок, после того как Софи разгромила его, влетев на самолёте вместе с Ведьмой Пустоши, которая хочет отобрать его сердце и магию, и собакой госпожи Салиман, его учителя, от которого он скрывается, потому что не хочет участвовать в войне на одной из сторон. В приподнятом настроении Хаул, который уже смирился с властью Софи над его сердцем, интересуется у Кальцифера, как он посмел впустить двух врагов в дом. Кальцифер же возмущённо отвечает: «Ты что, шутишь? Они влетели сюда вместе с Софи». Хаул смеётся в ответ и называет демона сердобольным, Софи недовольно фырчит на Кальцифера. Важна ещё одна реплика Хаула: он называет всех неожиданных гостей дома «мудрёной семейкой».

Данный эпизод демонстрирует следующие важные аспекты:

  1. Софи позволено делать всё что угодно с ходячим замком – даже разрушать его, поскольку Кальцифер никак не может повлиять на неё, он подвластен её желаниям и поступкам. Софи характеризуется по семе /хозяйка ходячего замка/.
  2. Хаул признаёт даже своих врагов семьёй, поскольку Софи впустила их в дом и заботится о них, т.е. люди, которые важны по каким-то причинам для Софи, становятся членами его семьи.

Кроме того, Хаул из четвёртого эпизода и из первого заметно разнятся, если в первом эпизоде колдуна напрягла ощущаемая им власть Софи, то в четвёртом эпизоде он не только смирился с этим, но и воспринимает это в положительном ключе, его данная ситуация забавляет.

Пятый эпизод снова непосредственно связан с символом перстня, поскольку Софи, потерявшая Кальцифера и Хаула и возможно погубившая обоих, начинает плакать. Ослабленный Кальцифер, который теперь предстаёт в виде голубого огня, подаёт ей знак: перстень источает голубое сияние, Софи понимает, что Хаул жив, его сердце (Кальцифер) всё ещё шевелится, и просит показать, где он находится. Перстень указывает на дверь ходячего замка, которая обладает магической способностью открывать двери в разных точках пространства. Девушка вместе с псом перемещается в дом дяди Хаула, где колдун проводил в одиночестве дни в детском возрасте.

Выйдя на улицу, Софи наблюдает падение звёзд, перстень начинает сгорать на пальце Софи. Вдалеке девушка видит маленького Хаула, он также наблюдает за падением звёзд. Софи понимает, что попала в прошлое – в детство Хаула. Падающие звёзды, касаясь земли превращаются в маленьких бегущих человечков, а затем угасают. Софи не успевает добежать до Хаула и видит, как он поймал одну из звёзд, поговорил с ней, а затем проглотил, после чего из его груди вырвался огненный комок, который и является Кальцифером, а также сердцем колдуна. Перстень разбивается на осколки, магия вырывает Софи из прошлого, напоследок она кричит Кальциферу и Хаулу, чтобы они подождали её, она придёт к ним в будущем.

Данный эпизод, наконец, демонстрирует причину дихотомии Кальцифера и Хаула, которая прежде была скрыта от остальных героев аниме и зрителей. Кальцифер говорил Софи, что для того, чтобы разорвать сделку между демоном и колдуном, девушка должна узнать суть их сделки, только тогда она сможет её разорвать. Кальцифер, вероятно, напуганный приближением смерти, решил подтолкнуть Софи к разгадке тайны, поскольку говорить об условиях сделки он не может. Отдав последние силы, Кальцифер отправил девушку в прошлое, чтобы она явственно увидела, почему и каким образом отделилось сердце Хаула.

Последний шестой эпизод является решением проблемы дихотомии демона и колдуна, поскольку Софи собирается вернуть Хаулу его сердце, разорвав связь демона и колдуна. Ведьма Пустоши нехотя возвращает Софи Кальцифера со словами «Только береги его». Софи держит сердце Хаула в своих руках и спрашивает демона, сможет ли он выжить, если она вернёт Хаулу его сердце. Кальцифер отвечает, что если это будет Софи, то они оба останутся живы, потому что она уже не раз чуть не убила их, однако они остались живы. Софи восхищается теплотой, исходящей от сердца, и быстротой сердцебиения, после чего она сравнивает сердце Хаула с пичужкой. Кальцифер сообщает, что сердце Хаула с детства так и не изменилось. Заклиная, Софи помещает Кальцифера в грудь Хаула, демон обращается звездой и взмывает в небо, а колдун приходит в себя.

Некоторые наиболее значимые иконические сообщения данного эпизода:

  1. Когда Софи берёт сердце Хаула в руки.

Кальцифер самолично отдался в руки девушки, он не обжигает её, как Болотную Ведьму. Данный фрагмент имплицирует не только сценарий «Хаул отдал Софи своё сердце», но «Софи взяла/забрала его сердце». И в том, и в другом случае проявляется сема /властительница сердца Хаула/. Жизнь и Кальцифера, и колдуна зависит от того, как поступит Софи с сердцем – их жизни символично и буквально находятся в её руках. Эстетика анимационной картинки подкрепляет метафору, т.е. создаёт определённый риторический код [4].

  1. Сердце Хаула сравнивается с пичужкой.

В данном случае здесь представлена концептуальная метафора «сердце-птица». Сердце «бьётся, колотится, стучит, мечется, томится, тоскует, трепещет, трепыхается, ворошится, дрожит, замирает, бьёт крылами, вьётся, вспархивает, выпархивает, порхает, летит, падает вниз, падает на грудь, спускается на руку, поёт, квохчет, визжит» [3, с. 72].

Чаще всего оно, конечно, бьётся, поскольку этот глагол в двух своих значениях регулярно сопровождает как сердце, которое «равномерно сокращается, пульсирует», так и птицу, которая уже «совершает беспорядочные резкие движения, мечется, содрогается. Кроме того, бьётся, как правило, птица раненая. Более того, птичье сердце – признак трусливости.

В данном фрагменте сердце Хаула, безусловно, трепещет из-за страха, но, помимо этого, можно интерпретировать как «трепетание птицы в руках охотника», тем самым признавая власть Софи над сердцем колдуна. Сердце Хаула после воздействия Ведьмы и самой Софи ослаблено, потому действительно представляет собой ослабшего птенца. Более того, поскольку сердце Хаула осталось точно таким же, каким было в детстве, оно также доказывает детское, наивное восприятие мира Хаулом.

  1. Последнее отмеченное иконическое сообщение - только силами заклинания Софи Кальцифер и Хаул могут остаться в живых, поскольку её магия – магия жизни.

Более того, даже когда по воле случая героиня становилась главной угрозой для жизни демона и колдуна, они выживали, поскольку истинное желание Софи было сохранить им жизнь и оберегать их от бед. Героиня способна поддерживать жизнь колдуна и демона, следовательно, и управлять их жизнями.

Софи рассматривается в данном контексте как хранительница огня/очага, поскольку Кальцифер одновременно является не только бывшей звездой, демоном и сердцем Хаула, но и выполняет функцию огня/камина/очага ходячего замка. В корпус языковых знаков, формирующих семантическое поле существительного «женщина», входят лексические единицы, отражающие разные ипостаси женщины: мать, возлюбленная, дочь, сестра, а также хранительница семейного очага и др. Женщина-хранительница очага – устоявшийся межкультурный концепт (встречающийся и в славянской [4, c. 204], и в японской [6, c. 165] культурах).Таким образом, данный фрагмент также подтверждает, что Софи раскрывается через семы /хранительница очага/, /хозяйка ходячего замка/, которые непосредственно коррелируют с семой /властительница сердца Хаула/, поскольку ходячий замок – дом колдуна, а очаг, т.е. Кальцифер, является носителем сердца героя.

Таким образом, на примере данных эпизодов образ Софи доказательно проявляет семантический признак /властительница сердца Хаула/, который без детального рассмотрения отдельных эпизодов теряется в системе киноязыка.

 

Список литературы:

  1. Барт Р. Риторика образа // Избранные работы: Семиотика. Поэтика. — М., 1994.
  2. Белянин А.О. Свирепый ландграф. Меч Без Имени (Том 2). - М.: АЛЬФА-КНИГА, 1998.
  3. Северская О.И. «Сердце в груди бьется, как птица…»: «птичье сердце» в системе компаративных тропов русской литературы XIX–XXI вв. // Верхневолжский филологический вестник. - 2016. - №4.
  4. Славянские древности: этнолингвистический словарь в 5-ти томах / Под ред. Н.И. Толстого. – Т.2. – М.: Международные отношения, 1999.
  5. Эко У. О членениях кинематографического кода//Строение фильма. -М.: Мысль, 1984.
  6. Япония - конец XX века: последние тенденции трансформации / Под ред. Сорокиной Т.Н. - Москва: Институт востоковедения (Российская академия наук), Центр по изучению современной Японии (Руссиа), Кокусай Кōрыū Кикин, 1996.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом