Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: IV Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 04 октября 2012 г.)

Наука: Культурология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Куташова Е. ИЗУЧЕНИЕ РУССКОЙ КРЕСТЕЧНОЙ ТРАДИЦИИ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. IV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 4. URL: https://sibac.info//archive/humanities/4.pdf (дата обращения: 28.09.2022)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ИЗУЧЕНИЕ РУССКОЙ КРЕСТЕЧНОЙ ТРАДИЦИИ

Куташова ЕвгенияВладимировна

студент 5 курса, факультет Мировой культуры СПбГУКИ, г. Санкт-Петергург

E-mailKenyZheny@yandex.ru

Свиридова Любовь Олеговна

научный руководитель, канд. культурологии, доцент кафедры теории и истории культуры, в СПбГУКИ,

г. Санкт-Петербург

 

Ставрография как наука, изучающая различные аспекты креста, в настоящее время активно развивается на стыке археологии и искусствоведения, о чем свидетельствуют многочисленные научные публикации. Вместе с тем ставрография продолжает оставаться недостаточно разработанной отраслью научного знания. Главной методологической сложностью является разобщенность специалистов, принадлежащих к разным областям гуманитарного знания.

Внимание культурологов к проблемам ставрографии может, на мой взгляд, плодотворно сказаться на развитии ставрографии, ибо именно интегративный характер культурологического знания позволяет поставить вопрос о динамике развития типов и форм креста в контексте древнерусской культуры, функционально определить типологию произведений, изучить семиотику иконографии крестов. Данная статья представляет собой обзор исследований, посвященных нательным и наперсным крестам, имевшим исключительное значение и распространение в Древнерусской культуре, выявлению их функций и основных форм.

В Православном Богословском энциклопедическом словаре приводится следующее определение нательного креста: «крест наперстный (нательный) — это крест, носимый на груди то поверх одежды, то под нею» [5, c. 1493].

Фёдоров Ю.А. в книге «Образ Креста: история и символика православных нагрудных крестов» выделяет два способа ношения нагрудных крестов: нательные и носимые поверх одежды. Тельный крест на Руси называли тельником. Он одевался на каждого христианина при совершении таинства Крещения. Функцией такого креста являлось обозначение конфессиональной принадлежности. В ношении креста под одеждой проявлялась идея соотношения креста Христова и нательного креста [8, c. 112]. Кроме того, как писал Аверинцев С.С., составитель энциклопедического словаря «Христианство», первые христиане изображали кресты на своем теле или носили их тайно, чтобы избежать насмешек, оскверняющих святыню, и преследования врагов [1, c. 139].

В крестах, носимых поверх одежды, по теории Фёдорова Ю.Л., главным становится подчеркивание идеи служения. На Руси они были принадлежностью епископского сана, а так же (до петровской эпохи) обязательными предметами княжеского и царского облачения. Это объяснялось тем, что таким образом человек показывал, что вся его деятельность в мире совершается под знаменем креста и является служением Христу. Поверх доспехов носились параманные или параменные кресты. Воины надевали их на грудь поверх брони, закрепляя тесьмой на плечах. Для этого на крестах имелись скважины или ушки сверху и снизу [8, c. 28].

В книге Нечволодова А. «Сказание о русской земле» сказано, что такими крестами благословляли воинов в ратные подвиги, они служили духовной защитой и победным оружием в борьбе с врагами [3, c. 932].

В предисловии к альбому «Кресты, иконы, складни. Медное художественное литье XI — начала XX века», составленному Гнутовой С.В. и Золотовой Е.А., обобщены и описаны разнообразные типы, формы и декор предметов медного литья, в том числе и интересующих нас крестов. В подрисуночных подписях даются следующие сведения о предметах: тип, название, центр изготовления, датировка, материал, техника и размеры в сантиметрах. В сведениях, данных в альбоме, об иконографических особенностях изделий медного литья, излагается история развития православного нагрудного креста Авторы пишут о том, что древнейшие кресты X—XII веков были четырехконечные с равными концами, изготовленные из таких пород камней, как яшма, лазурит и мрамор. В XIX веке такой тип крестов получил в специальной литературе название «корсунский» [2, c. 136].

Фёдоров Ю.А. в книге «Образ креста» дополняет эти сведения, сообщая, что такие кресты часто имели металлическую обкладку на концах креста, соединяемые перевязью, и металлическое подвижное оглавие [8, c. 30].

Но помимо деревянных крестов, были и металлические тельники. Их отливали из серебра и бронзы, вырезали из металлической пластины или монеты. Форму они имели несложную, ближе к греческому типу с простым геометрическим или растительным орнаментом. Они, в основном, служили знаком исповедания христианской веры, внося в знакомую славянам символику земли и жизни, солнца и света, новый христианский смысл.

Фёдоров Ю.А. сумел выделить девять видов древних крестов: прямолинейные с прямыми углами средокрестия, с расширяющимися балками, с дугами средкрестия и кругами на концах балок, прямолинейные с меньшими крестами на концах балок (известные  под названием патриарших крестов, часто вписывались в круг), с квадратом или ромбом в средокрестии и изображением креста, с трехпластными криновидными концами, с тремя шариками на концах, образующими треугольник, с треугольными концами [8, c. 34].

В альбоме Гнутовой С.В. и Золотовой Е.А. сказано, что одним из наиболее распространенных видов древнерусской меднолитой пластики XI—XV веков являются кресты-энколпионы [2, c. 137]. В переводе с греческого «энколпион» — «носимый на груди, на сердце» [4, c. 23]. Название «энколпион» обычно применимо к изделиям византийского происхождения. На лицевой створке крестов-энколпионов, производившихся на территории Киевской Руси, изображали распятого, страдающего Христа с повязкой на чреслах и изогнутым телом. В медальонах, расположенных в поперечных ветвях креста, помещали изображения Богородицы и Иоанна Богослова [2, c. 137].

В вертикальных ветвях креста изображения могли меняться, но чаще всего это были архангелы, святители или избранные святые. Оборотные створки крестов киевского производства также имели много общих черт с греческими энколпионами. Наиболее часто в их средокрестия помещали изображения Богоматери следующих типов — Одигитрия, Оранта, Влахернетисса и Агиосоритисса. Иногда в средокрестии оборотной створки встречается фигура святого в рост, чаще всего апостола. В боковых ветвях, как правило, располагали изображения четырех Евангелистов либо избранных святых, реже херувимов.

Важно, на наш взгляд, отметить, как помещались иконы на крест. Фёдоров Ю.А. утверждает, что до XI века изображения выполнялись в технике глубокой гравировки по отшлифованной поверхности креста. После же XI начинает преобладать техника рельефного литья. Фон литых изделий иногда украшался эмалью. В очень дорогих золотых изделиях использовалась техника перегородчатой эмали, когда углубление для последней заполнялось тончайшими золотыми перегородками, которые и создавали уникальный рисунок. Интересно отметить (это нам уже), что сожранившиеся створки домонгольского периода часто вкладывались как святыни в кресты-мощевики более позднего времени, а так же они могли выполнять роль монолитного нагрудного креста и служили образцом для следующих копий [8, c. 42].

Островский А.Б., научный сотрудник Российского этнографического музея, подготовивший к изданию альбом-каталог «Русские православные кресты в собрании Российского этнографического музея», в одной из вступительных статей под названием «Энколпионы — ранний тип наперсного креста» выделил основные формы крестов-энколпионов: четырехконечные с равными или чуть расширяющимися концами, с трехлопастным завершением ветвей, с круглыми медальонами на концах и капельками металла в местах соединения медальонов с ветвями креста. Пластическая форма же определялась, по мнению автора, в основном формой средокрестия (квадратная, в виде фигурного ромба, образованного дугами и другие) и концов, то есть завершающей частью полупланок (круглоконечные, трапециевидные и другие). Надписи изображались для обозначения изображенных персон [4, c. 23].

Гнутова С.В. и Золотова Е.А. [2] разделили домонгольские меднолитые энколпионы на несколько типов: с рельефными изображениями (известны на Руси с XI века); с центральной рельефной фигурой и плоскими изображениями на концах (получили распространение с первой половины XII века); с перегородчатой эмалью (вторая половина XII века); с гравировкой и плоскостными изображениями, исполненными чернью либо инкрустацией оловом (вторая половина XII века). Отдельную группу составляют кресты с мелкими рельефными фигурами и литыми зеркальными надписями, матрицы которых появились не ранее конца XII — первой трети XIII века.

В послемонгольский период (XIV—XVI вв.) на Руси наиболее распространенными стали кресты, производные от энколпионов, либо испытавшие их заметное влияние. Островский А.Б. в статье «Энколпионы — ранний тип наперсного креста» к производным относит отлитые по тем же моделям, что энколпионы, имеющие ту же форму, иконографию и надписи, но не двустворчатые, а монолитные, утратившие способность быть вместилищем реликвий [5, c. 23].

В этот же период появляются кресты, в форме, композиции которых обнаруживается лишь некоторое сходство с энколпионами. Фёдоров Ю.А. в книге «Образ креста» называет их «крест-мощевик», и объясняет его отличие тем, что он зародился непосредственно на Руси, в XIV веке [8, c. 26].

Островский А.Б. описывает их сходство с энколпионами: воспроизведение или имитация характерных элементов, прежде имевших конструктивное значение, таких как массивное оглавие, способ его соединения с крестом, выступ на нижнем конце вертикальной планки, служащий ее завершением. Усложняется, детализируется иконография: распятие изображается обычно на Голгофском кресте, иногда показаны также орудия страстей — копие и трость с губкой, пропитанной уксусом; на боковых полупланках помещаются одиночные или парные поясные изображения предстоящих; на верхнем конце креста иногда изображается сцена, раскрывающая один из библейских сюжетов. Около распятия появляется надпись «НИКА», то есть «побеждай», победитель смерти, что служит прославлению подвига Христа [5, c. 23].

Гнутова С.В. в статье «Мелкая пластика в культуре Древней Руси» выделила так же кресты-тельники, которые часто копировали монументальные формы в уменьшенном варианте. Так, рельефные изображения крестов в круге на наружных стенах новгородских храмов XIV—XV веков нашли повторение в мелких нательных крестах того же времени. Образцом для ажурных крестов с сомкнутыми концами послужили, по мнению автора, монументальные новгородские деревянные и каменные кресты XIV века, и прежде всего Людогощенский крест [2, c. 15].

В послемонгольский период крестечное дело продолжает активно развиваться. Увеличивается разнообразие иконографии крестов. Гнутова С.В. писала, что на русских крестах данного периода можно встретить образы демоноборцев — Никиты-бесогона, архангела Сихаила и других. Наибольшее количество тельных крестов с образом Никиты, побивающего беса, принадлежит к новгородско-тверскому кругу памятников. Особо богаты такими находками были города Новгород, Тверь и Старица. В Старице было найдено множество мелких красномедных крестиков (высотою от одного до четырех с половиной сантиметров) с изображениями на них Спаса Нерукотворного, Св. Николы и Никиты, а также архангела Михаила. Гнутова С.В. предполагает, что это были детские крестики, надевавшиеся на младенца при крещении, а в самой Старице в XIV—XV вв. находился крупный меднолитейный центр [2, c. 12].

В XV—XVI веках на деревянных, костяных и металлических крестах часто помещали образ архангела Михаила, предводителя небесного воинства. Такие кресты носили на себе воины вместе со складными иконками и металлическими змеевиками—оберегами.

Еще в XIX веке один из первых исследователей в области ставрографии Троицкий Н.И. в статье «Крест Христа» писал, что в период с XV по XVI появились кресты, в центре которых находилось рельефное изображение восьмиконечного креста, с копьем и тростью, окруженные пышными цветами и травами, ажурными сквозными узорами. Они получили название «процветших», или «Процвете древо креста», «новое живоносное дерево», что было связано с символикой креста как «дерева жизни» [7, c. 9].

Островский А.Б. в статье «Крест — дерево жизни» описывает отличительные черты крестов «процветших»:

1.  два растительных побега (бутон на черенке), поднимающихся вверх по обе стороны от нижнего прямоугольного конца креста;

2.  форма самих концов креста — округлого или овального лепестка, бутона, трилистника или цветка;

3.  обрамление креста по линии периметра примыкающими к ей растительными элементами — листьями, завитками;

4.  помещение в каждом из углов креста шарика или бутонообразной, каплевидной фигуры на двух спиралевидных завитках;

5.  моделирование ажурной поверхности креста, сплошь состоящей из растительных завитков, бутонов;

6.  литой растительный орнамент из завитков, листьев, цветков, расположенных на свободной части поверхности креста;

7.  эмалирование креста — обычно голубым, синим, зеленым, жёлтым цветом;

8.  помещение каст растительно-цветочной формы с драгоценными, полудрагоценными камнями на лицевой поверхности креста [5, c. 24].

Фёдоров Ю.А. пишет, что в XV—XVII веках имели место кресты с иконографическими изображениями, которые на Руси называли иконами. Автор объясняет этот феномен количеством и значимостью помещенных на крестах рельефных икон, причем не только на лицевой, но и на оборотной стороне. Они отражали процесс развития русской иконописи, который в этот период достиг своего расцвета. С развитием духовно-эстетической идеи в сознании русского человека, появилась новая функция креста, требующая все большего введения в его пространства иконы. Это функция становления креста как училища богословия для крещаемого, так как тельные кресты были обязательным атрибутом таинства крещения [8, c. 38].

Но, тем не менее, основной, самой первой функцией креста является крест как знак принадлежности в христианской вере. Поэтому необходимо рассмотреть отличительные черты русского креста от западнохристианского.

Островский А.Б. посвятил статью «Отличие от западнохристианской традиции» этому вопросу. По его мнению, в отличие от западнохристианской традиции на Руси существовали на равных две формы креста, реализовавшие его первую функцию, — четырехконечный и восьмиконечный, с еще одной малой горизонтальной школой (обозначающей табличку Понтия Пилата с текстом «Иисус Назарей Царь Иудейский») и косой (означающий подножие распятого). Эти две формы использовались православным священством и сохранялись так же в среде старообрядцев; православные миряне  носили на груди обычно четырехконечный крест [5, c. 24].

На русских православных крестах (в отличие от католических) распятие часто замещено изображением восьмиконечного Голгофского креста, что значительно расширяет их знаковые возможности: крест, изображенный на поверхности, — Это крест Христов, а крест-изделие служит символизации конфессии и апостольской церкви и апостольской церкви.

Таким образом, мы видим, что уже в домонгольский период русское крестечное искусство было весьма развито. Типология ранних русских крестов может быть связана со способом их ношения: тельники и кресты, носимые поверх одежды. Эти кресты выполняли разные функции, тельники указывали на конфессиональную принадлежность христианина, а кресты, предназначенные к ношению поверх одежды, указывали на образ социального служения, священнослужителя, воина или князя. Типология крестов может быть основана и на форме крестов. В домонгольский период наибольшее распространение получили корсунские равноконечные кресты и греческие энколпионы.

В послемонгольский период развитие крестечного дела достигло своего расцвета. Теперь оно опиралось не только на византийскую традицию, но стало развиваться самостоятельно, кроме того, без влияния с запада. В связи с ростом духовно-эстетического сознания русского христианина крест стал приобретать множество форм, отличных друг от друга. Появились кресты «процветшие», обладающие символикой «древа жизни»; кресты-иконы, имеющие такое же значение, как и, непосредственно, сама икона; кресты-мощевики, имеющие лишь некоторое сходство с энколпионами.

 

Список литературы:

  1. Аверинцев С.С. Христианство. Энциклопедический словарь. Т. 1. М.: Большая Российская энциклопедия, 1995. — 324 с.
  2. Гнутова С.В. Мелкая пластика в культуре Древней Руси// Русское медное литье. Сб. статей. Вып. 1. М.: Центральный музей, 1993. — С. 7—20.
  3. Гнутова С.В., Золотова Е.А. Кресты, иконы, складни. Медное художественное литье XI — начала XX века: Из собрания Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. СПб.: Интербук-бизнес, 2000. — 136 с.
  4. Нечволодов А. Сказание о русской земле. М., 1997. — 1208 с.
  5. Островский А.Б.. Русский православный крест в собрании Российского этнографического музея/ автор-составитель А.Б.. Авторы: А.Б. Островский, Ю.А. Фёдоров. СПб.: Арт-Палас, 2007. — 348 с.
  6. Православный Богословский энциклопедический словарь. Т. 2. М.: Возрождение, 1992. — 1539 c.
  7. Троицкий Н.И. Крест Христа — «Древо жизни» // Ставрографический сборник.Книга 2/ Крест в православии. М.: Древлехранилище, 2003. — С. 8—10.
  8. Фёдоров Ю.А. Образ Креста: история и символика православных нагрудных крестов. СПб.: Иван Федоров, 2000. — 112 с.: ил.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Комментарии (2)

# Татьяна 10.10.2012 18:05
Многие абзацы статьи - перепечатка ставрографического сборника, к сожалению... Оригинального текста крайне мало
# Евгения 11.10.2012 01:40
В данной статье нет Ставрографического сборника в списке литературы. И его так же не использовали при написании статьи. Вообще.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом