Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: IV Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 04 октября 2012 г.)

Наука: Культурология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Чернова З.З., Свиридова Л.О. ФУНКЦИИ ЖЕСТА В СЕМАНТИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. IV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 4. URL: https://sibac.info//archive/humanities/4.pdf (дата обращения: 28.09.2022)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

ФУНКЦИИ ЖЕСТА В СЕМАНТИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ

Чернова Зоя Зергеевна

студент факультета мировой культуры Санкт-Петербургского университета культуры и искусств, г.  Санкт-Петербург

E-mail: 

Свиридова Любовь Олеговна

доцент кафедры теории и истории культуры Санкт-Петербургского университета культуры и искусств, г. Санкт-Петербург

 

 

Язык жестов — один из самых древних языков. С глубокой древности человек использует жесты, чтобы передать информацию и выразить свое отношение к сказанному. Две тысячи лет назад великий Цицерон обучал ораторов правильной жестикуляции, aпервый словарь жестов, видимо, принадлежал римскому ритору Квинталиону, который жил в I в. до н. э. Bистории культуры были периоды, когда именно язык тела был важен и значим. Яркий пример этому — Средневековье, когда движения и позы человеческого тела говорили о социальных отношениях людей [17, c. 383—405].

Данная статья представляет собой обзор исследований, посвященных значению невербальных форм коммуникации в культуре. Развитие данного направления исследований привело к формированию отдельной области семиотики — кинесики.

Одной из значительных работ для становления кинесики как самостоятельной науки oпозах и жестах был труд Чарльза Дарвина «Выражение эмоций у людей и у животных». Эта монография способствовала возникновению интереса к исследованию «языка тела», aмногие идеи Дарвина и его наблюдения признаны сегодня исследователями всего мира. Cтого времени учеными были обнаружены и зарегистрированы более 1000 невербальных знаков и сигналов [8].

Г.Е. Крейдлин в монографии «Невербальная семиотика» [13, c. 268] прослеживает историю возникновения кинесики. Он приходит к выводу, что создателем кинесики является американский культуролог Рэй Бирдвистел. Годом возникновения кинесики можно считать 1952-й, т. к. в этом году вышла в свет монография Рэя Бирдвистела «Введение в кинесику: аннотированная система записи движений рук и тела». Bэтом труде представлены результаты многолетних исследований в области невербалистики, причем исследования не только самого автора, но и его коллег. Одной из задач, которую поставил перед собой Р. Бирдвистел [2, c. 53], было создать каталог отдельных простейших человеческих движений и статичных поз — кинетических атомов и молекул. Еще ранее элементарные акты телесного человеческого поведения были названы им кинами («мельчайшие и не делимые, наименее заметные движения»; «кин имеет чрезвычайно малую длительность, приблизительно 1/50 сек.») и кинемами («более крупные единицы, с помощью которых происходит реальное общение людей»).

Во время работы над каталогом ученый вместе с коллегами и учениками описал отдельные жесты разных народов и выделил типовые формы жестов, свойственные всем или большинству мировых культур. В частности, он обнаружил, что в американской культуре люди регулярно используют в общении обычно порядка 50—60 кинем, из которых больше половины соотносятся с головой, главным образом с областью лица.

Знаменитый писатель и исследователь языка тела Аллан Пиз выбирает другую точку отсчета изучения кинесики. В своей книге «Язык тела» [19, c. 146], он тоже пытается проследить историю возникновения науки о теле и утверждает, что к концу XX столетия образовалось новое течение в социологии, ориентированное на область невербалики. Ученый — невербалик занимается наблюдением за невербальными знаками и сигналами при общении людей. Он наблюдает за ними во всех сферах социальной жизни, повсюду, где люди могут взаимодействовать между собой. Он исследует поведение людей, стремится больше узнать о поступках окружающих для того, чтобы тем самым больше узнать о себе и о том, как улучшить свои взаимоотношения с другими людьми. Кажется почти невероятным, что более чем за миллион лет эволюции человека интерес к невербальным аспектам коммуникации начали серьезно проявлять только с начала шестидесятых годов двадцатого века, а общественности стало известно об их существовании только после того, как Дж. Фаст опубликовал свой научный труд [23, c. 36] в 1970 г. Эта книга обобщала исследования о невербальных аспектах коммуникации, проделанные учеными — бихевиористами до 1970 года, но даже сегодня большинство людей все еще не знают о существовании языка телодвижений, несмотря на его важность в их жизни.

Аллан Пиз считает, что Чарли Чаплин и другие актеры немого кино были родоначальниками невербальной коммуникации, для них это было единственным средством общения на экране. Хорошим актером являлся тот, кто максимально правильно использовал жесты и другие телодвижения для коммуникации. Когда стали популярными звуковые фильмы и уже меньше внимания уделялось невербальным аспектам актерского мастерства, многие актеры немого кино ушли со сцены, а на экране стали преобладать актеры с ярко выраженными вербальными способностями [19, c. 58].

В нашей отечественной науке исследование жестов велось в разных направлениях, но в основном это были работы биологического и психологического плана. Лингвистов жесты интересовали в значительно меньшей степени, и отечественных научных лингвистических сочинений, специально посвященных жестам и невербальной коммуникации, не так уж много. Это в первую очередь монография И.Н. Горелова «Невербальные компоненты коммуникации» [7, c. 88], статьи Е.М Верещагина [5, c. 82—93], И.Л. Муханова [18, c. 11—19] и С.Т. Махлиной [17, с. 385].

По мнению И.Н. Горелова, доктора филологических наук, невербальное общение — наиболее древняя и базисная форма коммуникации. Наши предки общались между собой при помощи наклона тела, мимики, тембра и интонации голоса, частоты дыхания, взгляда. Мы и сейчас часто понимаем друг друга без слов [7, c. 94].

Изучая жестовую коммуникацию, Г.Е. Крейдлин приходит к выводу, что невербальное общение почти всегда возникает бессознательно. Оно может или дополнять и усиливать словесное общение, или ему противоречить и ослаблять. Несмотря на бессознательность невербального общения, на сегодня оно достаточно изучено, чтоб его контролировать. [14, c. 174—185].

По мнению Г.Е. Крейндлин [13, c. 135] до двух третей сообщений, полученных каким — либо участником беседы, поступает по невербальным каналам связи.

Г.Е. Крейдлин подчеркивает, что невербальная коммуникация играет важную роль в человеческом общении. На протяжении всей своей эволюции человек применял жестовый канал коммуникации. По движениям и жестам человек способен понимать и оценивать эмоциональное состояние окружающих. В семиотике под словом «жест» понимается движение телом (головой, глазами, руками, пальцами и т д.), которое служит конвенциональным знаком. В такой трактовке указательный палец, приложенный к губам (в значении «тише»), является жестом — в отличие, например, от непроизвольного почесывания, которое относится к разряду физиологических движений и знаком не является. В этологии человека (науке о биологии поведения) под жестами чаще понимают только движения руками (мануальные жесты) [13, c. 78].

Еще в одном из своих трудов, Г.Е. Крейдлин утверждает, что часть невербального языка универсальна: все младенцы одинаково плачут и смеются. Другая часть, например жесты, различается от культуры к культуре. Они имеют культурную природу, они осваиваются и передаются путем научения. Те жесты, которые универсальны, т. е. встречаются у представителей всех культур, являются типичными для человека как вида и, скорее всего, имеют древнее происхождение. Ряд универсальных жестов, наравне с улыбкой, смехом и некоторыми другими мимическими выражениями, могут считаться свидетельством эволюционного родства человека с африканскими человекообразными обезьянами (шимпанзе и бонобо). В качестве примера можно привести указательный жест, просительный жест, а также жест успокоения и покровительства (рука опускается на голову партнера) [12, c. 170].

По мнению И.Н. Горелова, жесты и позы много значат для общего впечатления, которое человек производит на окружающих людей. Жест — явление сугубо индивидуальное, самобытное. Он неразрывно связан с ходом мыслей и движением чувств. Жесты обычно сопровождают те отрезки речи, в которых мысль достигает кульминации [7, c. 103].

Таким образом, можно сделать вывод, что кинесика — молодая наука, хотя она и формировалась на протяжении веков, но признание и самостоятельный статус получила только в XX веке. Исследования российских филологов, лингвистов и культурологов показали, что жестовая коммуникация играет важную роль в человеческом общении. На протяжении всей своей эволюции человек применял жестовый канал коммуникации. Жест способен передавать смысловую информацию и определенное эмоциональное состояние.

Невербальный язык был известен и использовался в искусстве еще с древних времен.

Согласно Д.С. Лихачеву, филологу и литературоведу ушедшего столетия, изобразительное искусство признано передать некое значимое для зрителя содержание, призвано воздействовать на зрителя [16, c. 236].

Французский деятель искусства М Дюваль отмечал в своем труде «Анатомия для художников», что огромная роль в создании художественного образа принадлежит жестовым движениям, которые в процессе развития изобразительного искусства сложились в определенную знаковую систему. Многообразие жестовых движений, нашедших отражение в произведениях искусства разных эпох и разных культур, требует изучения, систематизации и всестороннего исследования, что важно для искусствоведения, художественного образования и других наук [10, c. 78].

Как предполагает в своих исследованиях Н.А. Дмитриева, живопись, скорее всего, изначально представляла собой определенную систему знаков, манеру их создания. Таковой была наскальная живопись, которая была одним из немногочисленных способов передачи информации. Затем семантика перестала играть столь значительную роль [9, c. 68 — 74].

Историк искусств, П.П. Гнедич относительно жестов отмечает, что египетская культура включила жестикуляцию в свой изобразительный ряд. Канонический набор поз и жестов использовался художниками на протяжении всего существования древнеегипетской цивилизации. Он так же отмечает, что большинство канонических поз и жестов имеют аналоги в священных письменах — иероглифах. Они тонко чувствовали связь с миром невидимым и считали, что как невидимое может проявиться здесь (в том числе и благодаря изобразительному искусству), так и земные действия (в нашем случае — изображения) влияют на происходящее в сакральном пространствe [6, c. 102—108].

П.П. Гнедич приводит пример: изображая статичную фигуру, например статую писца Каи из парижского Лувра, перед нами предстает фигура неподвижно сидящего человека, готового к восприятию божественного слова и к тому, чтобы передавать его людям. В случае изображения более активных действий, например человека в позе почитания или жертвоприношения, египтяне верили, что их «духовный двойник» Ка в невидимом мире совершает те же самые действия перед ликами богов [6, c. 106].

Еще один из ярких примеров применения языка тела в искусстве приводит Т.В. Ильина Это древнегреческий театр масок, в котором внешнему выражению внутренних состояний придавалось большое значение. Актеры по ходу пьесы меняли маски, которые изображали различные застывшие эмоциональные состояния: радость, страх, гнев. Знания о невербальном выражении эмоций описывались в древних трактатах по ораторскому мастерству. Немаловажную роль позы, жесты и мимика играли и в античной скульптуре [12, c. 112—117].

Обычно жестовые движения в изобразительном искусстве искусствоведением рассматриваются только в связи с анализом конкретных произведений и методикой их изображения.Выше мы рассмотрели изучение жестов, как формы невербальной коммуникации. Семантическая значимость жеста не могла не привлечь внимание искусствоведов и художников.

Внимание искусствоведов, а также представителей творческих профессий зрелищных видов искусств издавна привлекали жестовые движения, используемые в танце, опере, драме и т. д. Универсальную знаковую систему, включающую множество жестовых форм, разработал и описал театровед А.Я. Бродецкий. В книге «Внеречевое общение в жизни и в искусстве: Азбука молчания» [3, c. 213—216] ученый рассмотрел поэтапное формирование знаковой системы жестов в русле культурно-исторического процесса.

Жестовые движения неизменно интересовали художников и ученых эпохи Возрождения. Леонардо да Винчи, А. Дюрер в своих теоретических трудах отмечали соответствие жестовых движений выражениям и переживаниям изображаемых ими людей. На рубеже XIX—ХХ вв. французский художник Ш. Лебрен связал пропорции лица и тела, жест и позу с физиогномикой — наукой о распознавании природных задатков по их кого их физическим свойствам черт лица и формы рук [17].

Б. Хогарт — американский художник и автор серии учебных пособий — в книге «Рисование динамических рук для художников» выявил разнообразные положения и ракурсы рук и показал их движения как пластическое средство, необходимое для выражения основной идеи произведения [24].

Изображение рук, обособление этого мотива, усиливает его семантическую значимость. Например, в античном изобразительном искусстве жест был напрямую связан с его риторическим значением [10, c. 84].

Немецкий художник — педагог Г. Баммес уделял большое внимание конструктивному анализу человеческой фигуры, ее пропорциям и движению рук [1].

Французский художник и скульптор Шарль Лебрен пишет: «Если же восхищение направлено на что-либо, что выше понимания души, как, например, всемогущество бога и его величие, тогда движения восхищения и почтения будут отличаться от вышеописанных; ибо голова будет наклонена в сторону сердца, а брови подняты кверху, так же, как и зрачок. Наклоненная таким образом голова означает преклонение души» [15, c. 287].

В этот же период Веласкес, Рембранд, Хальс продолжают линию, восходящую к Леонардо, у которого жест приобрел значение средства индивидуальной психологической характеристики героя. Это открытие привлекало мастеров венецианской школы и, прежде всего, Тициана. В портретах Рембрандта кисти рук имеют не меньшее значение, чем лицо, но если пластика и мимическая игра лиц при боковом освещении считывается зрителем как история судьбы портретируемых стариков, старух, любимых Титуса, Саскии и Хендрикье, — то «портреты» их рук воспринимаются зачастую на подсознательном уровне, обладая большой силой эмоционального воздействия [6, c. 140].

Т.В. Ильина приводит цитату: «Герои Рембрандта — интроверты, они замкнуты, углублены в себя, короче, — психологические портреты удались настолько, что этот канон спустя два столетия будут повторять передвижники, создавая галерею портретов современников, мучительно озабоченных вечными вопросами русской жизни» [11, c. 82—83].

Следует обратить внимание на вывод, к которому приходит крупный русский философ XIX—XX столетий П.А. Флоренский в исследованиях, посвященных теории изобразительного искусства. Он рассматривал жест как важный компонент, формирующий пространство. Ученый ввел в обиход понятие «форма во времени» и определил четвертое измерение пространства как наивысшее проявление смыслового и эмоционального значения выразительного движения. Таким образом, жест, согласно П.А. Флоренскому, формирует своего рода смысловое пространство или, говоря современным языком, семантическое пространство произведения [22, c. 453].

Исследователь современного искусства М. Родна отмечала, что все жесты, будучи знаками, имели значение и занимали определенное место в культуре [20].

В картинах батального жанра жест может показать целую историю. В портретах известных личностей жест может раскрыть особенности характера изображаемого персонажа. Исследователи прочитывают жесты в изображениях открывая подтекст, который хочет передать нам художник.

Анализируя изображаемые жесты героев картин, исследователи не редко расшифровывают их как черты, характерные самому автору. Это позволяет им судить о художнике и о эпохе, в которой он жил [11, c 95].

В XIX—XX вв. творчестве разных художественных течений жест сохранил свое семантическое назначение. В это время художественные стили тесно связаны со смыслами эпохи, с ее мифологией [21, c 23].

В современном искусстве жест определяют как скрытый подтекст того или иного персонажа. При этом, жест остается средством художественного воплощения и формой авторского мышления. Идеологическая программа соцреализма не предполагала «тонкостных чувств», выраженных языком движения кисти руки, пальцев, ладони [11, c. 132—135].

В.В. Ванслов считает, что сегодня живопись –—это скорее передача эмоций и чувств, чем информации. Однако в некоторых случаях, например в иконографии, она продолжает играть роль знаков [4, c. 67—78].

Каждый памятник художественной культуры имеет свой язык, основанный на семиотических элементах. Одним из таких элементов является жест. На протяжении всей своей истории человек применял жестовый канал коммуникации. Жест способен передавать смысловую информацию и определенное эмоциональное состояние. Семантическая активность жеста всегда использовалась художниками, что отмечали сами мастера в своих теоретических работах и подчеркивали исследователи их творчества. Огромная роль в создании художественного образа принадлежит жестовым движениям, которые в процессе развития изобразительного искусства сложились в определенную знаковую систему. Многообразие жестовых движений, нашедших отражение в произведениях искусства разных эпох и разных культур, требует изучения, систематизации и всестороннего исследования.

 

Список литературы

  1. Баммес Г. Изображение фигуры человека. / Г. Баммес. М.: Сварог и К, 1999. — 486 с.
  2. Бирдвистел1967 — Birdwhistell R L. Some body motion elements accompanying sloken American English // O. Thayer (ed.) Communication: concepts and perspectives. Washington D. C.: Spartan, 1967, P. 53—76.
  3. Бродецкий А.Я. Внеречевое общение в жизни и в искусстве. Азбука молчания / А.Я. Бородецкий. М.: Высшая школа, 1999. — 324 с.
  4. Ванслав В.В. Российская Академия художеств и отечественное искусство XX в. / В.В. Ванслав, Е.В. Зайуев. М.: НИИ теории и истории изобразительных искусств, 1999. — 300 с.
  5. Верещагин Е.М.; Ратмайр, Р.; Ройтер, Т. Речевые тактики «призыва к откровенности». Еще одна попытка проникнуть в идиоматику речевого поведения и русско-немецкий контрастивный подход // Вопр. языкознания. М.: Буква, 1992. — № 6. — С. 82—93
  6. Гнедич П.П. Всемирная история искусств/ П.П. Гнедич. М.: Современник, 1997. — 494 с.
  7. Горелов И.Н. Невербальные компоненты коммуникации / И.Н. Горелов. М.: Наука, 1980. — 376 с.
  8. Дарвин1872/1965 — Darwin Ch. The Expression of the Emotions in Man and Animals. New York: Philosophical Library, 1872 [3rd ed. —1965].
  9. Дмитриева Н.А. Краткая история искусств / Н.А. Дмитриева. М.: АСТ — ПРЕСС , 2000. — 623 с.
  10. Дюваль М. Анатомия для художников: Учеб. Пособие для слушателей худ. Вузов / М. Дюваль. М.: Сварог и К, 1998. — 366 с.
  11. Ильина Т.В. История искусств. Западноевропейское искусство: учеб. пособие для вузов / Т.В. Ильина. — 3-е изд.,перераб. и доп. М.: Высшая школа., 2000. — 366 с.
  12. Крейдлин Г.Е. Национальное и универсальное в семантике жеста / Г.Е. Крейдлин // Логический анализ языка. Образ человека в культуре и языке: сб. статей. М., 1999. — С. 170—185
  13. Крейдлин Г.Е. Невербальная семиотика. Язык тела и естественный язык /Г.Е. Крейдлин. М.: Новое лит. обозрение, 2002. — 581 с.
  14. Крейдлин Г.Е. Семантические типы жестов / Г.Е. Крейдлин // Лики языка. М., 1998. — С. 174—185
  15. Лебрен Ш.О методах изображения страстей/Ш.Лебрен // Мастера искусства об искусстве. Т. 3. М.: Искусство, 1967. — С. 287.
  16. Лихачев Д.С. Поэтика древнерусской литературы / Д.С. Лихачев. М.: Феникс,1979. — 488 с.
  17. Махлина С.Т. Семиотический подход к осмыслению культуры/ С.Т. Махлина // Теория культуры: Учебное пособие/ под ред. С.Н. Иконниковой, В.П. Большакова.СПб ., 2010. — 59 с.
  18. Муханов И.Л. Жест и мимика в обучении эмоциональным интонациям// Русский язык за рубежом. — 1989. — № 2. — С. 11—19
  19. Пиз А. Язык телодвижений / А. Пиз. М.: Эксмо-пресс, — 2002. — 221 с.
  20. Родна М.Современное искусство: Притворитесь его знатоком/ М. Родна. СПб.: Амфора, 2000. — 100 с.
  21. Современное искусство в контексте культуры: Тез. Всерос. Науч.-практ. Конф., апр. 1994. Астрахань: Астрахань, 1994. — 65 с.
  22. Флоренский П.А. Иконостас: Сочинения / П. Флоренский. М.: Эксмо Пресс, 1998. — 911 с.
  23. Фаст Дж. Язык тела. Как понять иностранца без слов / Дж. Фаст. М., 1995.
  24. Хогарт Б. Рисование динамических рук для художников: Учебное пособие / Б. Хогарт. М.: АСТ, 2001. — 136 с.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Комментарии (2)

# Татьяна 06.10.2012 21:32
Уважаемые коллеги, будьте внимательны! <br />В статье ссылки не совпадают. Начиная с первого абзаца: под № 17 обозначена книга Махлиной С.Т., в которой всего 59 страниц. А в ссылке указаны с. 383-405. И т.д.
# Мария Павловна 11.10.2012 17:38
Нужно признать, что для статьи выбрана достаточно трудная,малоизученная но интересная тема. Заметно, что автором было исследовано довольно большое количество литературы, благодаря чему, в статье очень хорошо показана историография проблемы и плавный переход к роли жеста в искусстве. Надеюсь, автор будет продолжать свои исследования в этой области.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом