Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: CVII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 11 ноября 2021 г.)

Наука: Филология

Секция: Литературоведение

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Стефанова А.А. МОТИВ ЗЕРКАЛА В ТВОРЧЕСТВЕ Э.Т.А. ГОФМАНА И В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. CVII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 11(107). URL: https://sibac.info/archive/guman/11(107).pdf (дата обращения: 23.05.2022)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

МОТИВ ЗЕРКАЛА В ТВОРЧЕСТВЕ Э.Т.А. ГОФМАНА И В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Стефанова Алина Александровна

студент, кафедра филологии, Российский университет дружбы народов,

РФ, г. Москва

THE MOTIF OF THE MIRROR IN E.T.A. HOFFMANN’S CREATIVE WORK AND IN RUSSIAN LITERATURE

 

Alina Stefanova

student, Department of Philology, RUDN University,

Russia, Moscow

 

АННОТАЦИЯ

Данная статья посвящена изучению особенностей функционирования мотива зеркала в творчестве Э.Т.А. Гофмана и русской литературе. Для реализации поставленной задачи был проведён сравнительный анализ. В результате выявлено своеобразие художественной системы Э.Т.А. Гофмана на основании изучения особенностей функционирования мотива зеркала в романах и рассказах русского периода. Проанализированы произведения русской литературы, включающие в себя образ зеркала.

ABSTRACT

This article aims to investigate the features of functioning the motif of the mirror in E.T.A. Hoffmann’s creative work and in russian literature. To meet the objectives posed, comparative review has been undertaken. As a result, the originality of the artistic system of E.T.A. Hoffman was revealed based on the study of the functioning of the motif of the mirror in novels and short stories of the Russian period. The works of Russian literature that include the image of a mirror, have been analyzed.

 

Ключевые слова: принцип зеркальности; новеллы Э.Т.А. Гофмана; образ зеркала; оппозиция живое - неживое.

Keywords: the principle of mirroring; E.T.A. Hoffmann’s novels; mirror’s image; the opposition is alive-inanimate.

 

Образ зеркала, его значение и функции в литературном произведении являются обширной темой для изучения. Мотив зеркала встречается в разнообразных художественных схемах. Функции его, как правило, схожи, но различаются толкования.

Поэтика Эрнста Теодора Амадея Гофмана насыщена образами, представленными разнообразными предметами с неоднозначным семантическим наполнением. Зеркала играют особую роль в произведениях Гофмана, все они в какой—то мере, в образной системе писателя являются волшебными. Зеркала здесь – проявление нереального, мифического в существующей объективной реальности. Именно они, зачастую подчёркивают некую иллюзорность происходящего. При этом, необходимо отметить, что качественные, большие зеркала в описываемую автором эпоху имели, кроме сакрального значения, ещё и огромную материальную ценность, так как их производство являлось затруднительным и дорогостоящим. Поэтому, зачастую при помощи именно данного образа подчеркивается и неоспоримое богатство его владельца. Ярким примером этого является «богатая, сверкающая зеркалами» карета индийского мага в новелле «Принцесса Брамбилла», с помощью которой автор подчеркивает удивительную роскошь, где украшения уходят на второй план, лишь оттеняют сами зеркала. Также в новелле «Пустой дом» описание зеркал обусловлено целью показать богатство убранства: «вошел в богатую, сверкающую зеркалами».

Стоит также отметить, что в большинстве своем, каждое отражение, как природное (озеро, слезы, вода, глаза), так и созданное человеком, кроме присущего ему мистицизма, как правило, таит в себе огромную опасность. Например, философы при дворе обсуждают опасность Урдар—озера и «решительно советовали не смотреться в эту воду, ибо у человека, увидевшего себя и мир опрокинутым, легко может закружиться голова» [2].

Зеркала по своей сути не просто волшебные, они чаще являются источником опасности, проводниками в другой мир, который сосуществуют рядом с рациональной, обыденной повседневностью. И чаще всего, зеркала не являются предвестником чего-то позитивного для обычного человека. Некоторые персонажи Гофмана осознают весь негативный магический потенциал зеркал, другие в то же время относятся к данному аспекту философски, и в первую очередь рассуждают о том, что зеркала могут быть кривыми или «вогнутыми», повторяя мысль о двоякости бытия и необходимости рассматривать каждый объект с двух точек зрения.

Ещё больший мистицизм в свои работы Гофман привносит присутствием среди обыденных зеркал, в которых невозможно разглядеть проявление потустороннего, так же лживых. «Берегитесь лживых зеркал» [3] — предупреждает главного героя в новелле «Пустой дом» незнакомец. Таким образом, автор воссоздаёт атмосферу «потустороннего», того, что рационально объяснить нельзя.

Присутствие в новеллах Гофмана доброжелателей, мудрецов, которые предупреждают героя об опасности, и их попытки остановить человека, не спасают персонажа и остаются проигнорированными. Следует отметить, что иногда герои поступают и вопреки их советам, несмотря на мудрость предупреждающего и собственный жизненный опыт персонажа. Таким образом, создается впечатление, что от темных сил, таящихся рядом, следящих за героями с помощью лживых или истинных зеркал, невозможно спастись. Более того, герои в произведениях Гофмана зачастую сами не хотят сопротивляться зеркальной магии.

Так же, зеркала часто используются как некие порталы, ведь исходя из того, что они представляют собой границу между миром настоящего и миром потусторонним, именно через них можно перемещаться в пространстве. Как, например, в новелле «Ошибки», где герой «с любовью сосредоточился на образе принцессы и неотрывно смотрел в зеркало», а затем произошло мистическое перемещение «гречанка вышла из зеркала в небесном сиянии неземной красоты» [4].

В результате чего можно говорить, что в новеллах Э.Т.А. Гофмана зеркала предстают порождениями действительности. Именно они, по своей природе, ирреальны, их существование и мистицизм обусловлен самой природой их многомерности, они выполняют самые разнообразные функции.

«Принцип зеркала» — приём воспроизведения художественного мира, который выражается с помощью зеркального образа, символа, мотива, композиции и основан на антитезе двух миров. А также вариация непосредственного чувственного отражения действительности и её понимания героем.

Общей особенностью делается идея двоемирия. Устанавливающим представляется понятие о мире как о многоуровневой реальности. Оно лежит в основе художественных систем романтизма, символизма, а вдобавок и линии текстов писателей российского зарубежья, в том числе Владимира Владимировича Набокова.

Отношение противопоставления устанавливают художественную систему романов «Приглашение на казнь», «Защита Лужина», рассказов «Пильграм», «Ужас», «Тяжелый дым» и так далее. Осмотрим ее особенности на примере рассказа «Пильграм». В рассказе противопоставлены два мира: мир города, в котором располагается Пильграм, и мир его мечты, преисполненный мельканием многоцветных бабочек. Реальный мир в рассказе — мир пошлый, безобразный, бездуховный. Тут нет красок, безостановочно идет дождь: «Улица, увлекая в сторону один из номеров трамвая, начиналась с угла людного проспекта, долго тянулась в темноте, без витрин, без всяких радостей…» [7, с. 274]. Жители данного мира подчеркнуто некрасивы: Пильграм, «грузный розовый человек с седоватыми усами, неровно подстриженными, слезящимися глазами, из которых правый был открыт чуть пошире левого» [7, с. 275]. Безостановочно подчеркивается непристойность в их шутках, действиях и виде: «Если близко проходила хозяйская дочь, крупная девица в клетчатом платье, он норовил хлопнуть ее по увертливому бедру, совершенно не меняя при этом своего угрюмого выражения, а только наливаясь кровью» [7, с. 276]. Основная оценка данного мира — неимение красоты. Главный герой, Пильграм, акцентируется среди прочих героев, в грезах и снах ему раскрыт мир прекрасного. Но проникновение туда в настоящей жизни оказывается невозможным. Может быть, потому, что Пильграм действует по законам пошлого мира: беспокоясь об исполнении своей мечты, он не замечает прочих людей, делает их средствами для ее достижения.

Таким образом, герой Владимира Владимировича Набокова является раздвоенным и проживает в двух мирах — реальном и отраженном его фантазией. Эти миры зеркально противопоставлены друг другу, в основе их организации лежит антитеза духовного и бездуховного, прекрасного и безобразного, внутреннего и внешнего, реального и выдуманного. Зачастую, границей, разделяющей миры, является сон.

Временную модель, как и пространственную, образует отражающий образ, символ, мотив, или композиция. Так структурообразующим в романе Владимира Набокова «Машенька» делается зеркальный мотив. Это мотив тени. Он соотносится с зеркалом, отражением, так как тень — это отображение человека в «солнечных зеркалах асфальта» [9, с. 93] по определению Владимира Набокова. Мотив вытягивается до символа — всё существование в эмиграции принимается Ганиным будто тень подлинной жизни в юности, в России, которую он восстанавливает по памяти: «тень его жила в пансионе госпожи Дорн, — он же сам был в России, переживал воспоминание свое, как действительность» [9, с. 98]. Мотив тени объединен с темой одиночества, увеличивает ее звучание: человек безотносительно одинок, его никто не отражает, никто о нем не думает, его существование лишено опоры, делается призрачным, и, наконец, он лично преображается в тень. А затем тенью становится вся его жизнь, дом, через который, как через тень, свободно проходят поезда, жизнь проходит через него не касаясь: «… дом, где жило семь русских потерянных теней, — вся жизнь ему представилась той же съемкой, во время которой равнодушный статист не ведает в какой картине он участвует». [9, с. 36]

Мотив тени образует структуру романа, описывает его двуплановость: два мира — реальный (воспоминания) и отраженный (настоящее). Все переворачивается, переворачивается зеркало, Ганин оказывается по другую его сторону, в Германии, в зазеркалье, где становится только тенью, отображением себя реального из России.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что образ зеркала в литературе многогранен и раскрывается по—разному каждым автором.  Зеркало выступает в литературных произведениях в качестве символа отражения, второго «я», учителя, друга, всевидящего ока, прорицателя, зачастую зеркало становится полноправным героем произведения, играет роль сюжетного обрамления повествования, служит средством познания мира и самопознания.

 

Список литературы:

  1. Гофман Э.Т.А. Крошка Цахес, по прозванию Циннобер [Текст] / Э.Т.А. Гофман Собр. соч. в 6 т. – Т 3: Ночные этюды. Ч. 2: Крошка Цахес; Принцесса Брамбилла;
  2. Гофман Э.Т.А. Щелкунчик и мышиный король. Принцесса Брамбилла [Текст] / Гофман Э.Т.А. – М: АСТ, 2011. – 211с.
  3. Гофман Э.Т.А. Пустой дом [Текст] // Гофман Э.Т.А – М: Лабиринт, 1996. – 8с.
  4. Жирмунская Н.А. Новеллы Э.Т.А. Гофмана в сегодняшнем мире [Текст] / Гофман Э.Т.А. Новеллы / сост. Н. А. Жирмунская. — Л: Лениздат, 1990. — 608 с.
  5. Лотман Ю.М. Внутри мыслящих миров. Человек текст — семиосфера — история. [Текст] / Ю.М. Лотман. – Москва: Языки русской культуры, 1996. – 464 с.
  6. Набоков В.В. Лекции по русской литературе. [Текст] / В.В. Набоков. –Москва: Азбука, 2012. – 448 с.
  7. Набоков В.В. Полное собрание рассказов. [Текст] / В.В. Набоков. –Москва: Азбука, 2020. – 752 с.
  8. Набоков В.В. Собрание сочинений [Текст]: в 4-х т. / В.В. Набоков. – Москва: Правда, 1990. – 1664 с.
  9. Набоков В.В. Машенька [Текст] / В.В. Набоков. – Санкт-Петербург: Азбука СПб, 2015. – 192 с.
  10. Рон М.В. Метаморфозы образа зеркала в истории культуры: автореф. дис. … канд. культурологии. – СПб. : [б.и.], 2004 [электрон. ресурс]. – Режим доступа: http://cheloveknauka.com/metamorfozy—obraza—zerkala—v—istorii—kultury (дата обращения: 22.01.2017).
  11. Шкурская. Е.А. Зеркало, как образ и символ в зарубежной литературной сказке XIX—XX вв. – К.: Журнал «Филологические науки. Вопросы теории и практики», 2020. –  С. 84 – 87.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом