Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: CXXVI Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 01 июня 2023 г.)

Наука: Экономика

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Володькин А.В., Крайнов Д.Н. ВЛИЯНИЕ ПРОЦЕССА ДЕКАРБОНИЗАЦИИ НА ОТРАСЛЕВУЮ СТРУКТУРУ ЭКОНОМИКИ РОССИИ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. CXXVI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 6(126). URL: https://sibac.info/archive/economy/6(126).pdf (дата обращения: 02.03.2024)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ВЛИЯНИЕ ПРОЦЕССА ДЕКАРБОНИЗАЦИИ НА ОТРАСЛЕВУЮ СТРУКТУРУ ЭКОНОМИКИ РОССИИ

Володькин Андрей Викторович

студент, Экономический факультет, Санкт-Петербургский государственный университет,

РФ, г. Санкт-Петербург

Крайнов Дмитрий Николаевич

студент, Экономический факультет, Санкт-Петербургский государственный университет,

РФ, г. Санкт-Петербург

Колесов Дмитрий Николаевич

научный руководитель,

канд. экон. наук, доц. кафедры экономической кибернетики, Санкт-Петербургский государственный университет,

РФ, г. Санкт-Петербург

THE IMPACT OF THE DECARBONIZATION PROCESS ON THE SECTORAL STRUCTURE OF THE RUSSIAN ECONOMY

 

Andrey Volodkin

student, St. Petersburg State University,

Russia, St. Petersburg

Dmitry Krainov

student, St. Petersburg State University,

Russia, St. Petersburg

Dmitry Kolesov

Scientific Adviser, Associate Professor of the Department of Economic Cybernetics, St. Petersburg State University,

Russia, St. Petersburg,

 

АННОТАЦИЯ

Данная статья состоит из двух глав. Впервой главе описываются теория и прогнозы, необходимые для анализа тех изменений, которые произойдут в отраслевой структуре экономики России при её низкоуглеродном развитии, на основе существующих законов и соглашений, связанных с «зелёным курсом» в экономике, описываются меры необходимые для перехода к безугледродной энергетике, изучаются прогнозы по трансформации экономики, связанной с процессом декарбонизации России. Во второй главе приводятся количественные примеры трансформации различных отраслей России под влиянием процесса декарбонизации, в том числе межотраслевой баланс России в 2050 году.

ABSTRACT

This article consists of two chapters. The first chapter describes the theory and forecasts necessary to analyze the changes that will occur in the sectoral structure of the Russian economy during its low-carbon development, based on existing laws and agreements related to the "green course" in the economy, describes the measures necessary for the transition to carbon-free energy, forecasts for the transformation of the economy associated with the process of decarbonization of Russia are being studied. The second chapter provides quantitative examples of the transformation of various sectors of Russia under the influence of the decarbonization process, including the input-output model of Russia in 2050.

 

Ключевые слова: декарбонизация, ESG-трансформация, выбросы парниковых газов, низкоуглеродное развитие экономики, отраслевая структура экономики, межотраслевой баланс.

Keywords: decarbonization, ESG transformation, greenhouse gas emissions, low-carbon economy, sectoral structure of the economy, input-output model.

 

В наше время климатические проблемы являются большой угрозой для всего мира. Проблема глобального потепления, как сейчас известно благодаря исследованиям ООН, вызвана все время растущими антропогенными выбросами парниковых газов, таких как углекислый газ, метан, то есть вызвана человеческой деятельностью. Согласно Рамочной конвенции ООН об изменении климата и развивающих её тезисы Парижских соглашений, необходимо удержать рост общеземной температуры в пределах 2 градусов Цельсия к концу XXI века, в противном случае могут произойти необратимые природные последствия в виде глобальных катастроф и катаклизмов, из-за чего возникают значительные риски для устойчивого долгосрочного экономического развития человечества. Здесь на первый план выходит декарбонизация, как по сути единственный способ борьбы с климатическими изменениями в виду их главной причины. Глобальное низкоуглеродное развитие экономики включает в себя целый комплекс мер. Начиная с сокращения выбросов или даже сведению их к нулю, включая развитие технологий по улавливанию углерода и заканчивая принятием и воплощением законов, стимулирующих всю мировую экономическую систему к процессу декарбонизации.

В этой статье хотелось бы подробно рассмотреть планы по низкоуглеродному развитию экономики России, а также привести некоторые количественные оценки.

Низкоуглеродный план развития экономики России

Наша страна занимает четвертое место в мире по выбросу парниковых газов, также экономика России сильно зависит от нефтегазового сектора. В 2016 году нефтегазовые доходы составили 36% российского бюджета, причем огромную роль здесь играет экспорт. В 2017 году на экспорт ушло 69,2% добытой нефти, 30% природного газа и 44,5% угля, основным же рынком сбыта является Европа: на нее приходится около 60% всего экспорта нефти и 75% экспорта природного газа. В то же время Россия обладает одной из самых углеродоёмких экономик, а российский экспорт и вовсе самый углеродоемкий в мире, из-за чего Россия занимает второе место в «экспорте выбросов» парниковых газов, уступая лишь Китаю. Российская сырьевая экономика окажется подвержена большим рискам в уже самом обозримом будущем за счет описанных в предыдущем параграфе изменений, связанных с климатической повесткой, которые произойдут в устройстве мировой экономической системы. Поэтому России необходимо своевременно приступить к курсу низкоуглеродного развития своей экономики.

Стоит отменить, что в силу богатства своей природы и географических особенностей, Россию можно назвать «зеленой» страной. Например, Всемирный фонд дикой природы (WWF) в 2014 году назвал Россию единственной в мире крупной экономикой, обладающей растущим запасом возобновляемых природных ресурсов, а по биоёмкости (способность экосистемы воспроизводить биологические материалы и поглощать отходы) и экологическому следу РФ заняла 4 место в рейтинге. Также Россия занимает первое место в мире по потенциалу захоронения углерода, наш потенциал оценивается в 1000 — 1200 млрд т .

Россия, как участник Парижских соглашений, имеет свои цели по смягчению климатических изменений. Согласно им, Россия обязуется к 2030 году сократить выбросы парниковых газов до уровня 70-75% от объёма выбросов 1990 года при условии максимального учёта поглощающей способности лесов, интересно, что никакой цели по сокращению выбросов или достижению углеродной нейтральности к 2050 году или позже озвучено не было. Также достижение этой цели было закреплено Указом Президента Российской Федерации от 04.11.2020 г. № 666 «О сокращении выбросов парниковых газов» [12], причем в нем также сказано о разработке стратегии социально-экономического развития Российской Федерации с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года. Стоит немного проанализировать цель по сокращению эмиссии к 2030 году, даже её формулировка заметно отличается от других подобных формулировок представленных другими странами, подвох заключается в том, что уровень выбросов в 1990 году был значительно выше, причем к началу XXI века уровень выбросов в России заметно снизился и не сильно изменялся далее. Так, начиная с 2010 года уровень выбросов составляет около 50% от уровня 1990 года, а значит, что данный план допускает или означает увеличение эмиссии парниковых газов на 35-45% относительно текущего уровня. Что вообще-то противоречит целям Парижских соглашений и процессу декарбонизации.

Тем не менее, перейдем к рассмотрению упомянутой ранее стратегии низкоуглеродного развития России к 2050 году. Данная стратегия была утверждена распоряжением Правительства РФ №3052-р от 29.10.2021 года [9]. Стратегия предусматривает два сценария: «Инерционный» и «Целевой». Инерционный сценарий предполагает: «Сохранение текущей экономической модели, включая сохранение структуры баланса по выработке и потреблению энергии». В данном сценарии предполагается увеличение выбросов  относительно текущего на 8% к 2030 году и на 25% к 2050 году, при условии сохранения текущего уровня поглощающей способности. При это считается, что к 2050 году углеродоемкость ВВП снизится в 1,5 раза. В плане также говорится о применении технологий с низким уровнем выбросов парниковых газов с максимальной экономической эффективностью и экспортным потенциалом, упоминая при этом возобновляемую и водородную энергетику, «умное энергопотребление» в ЖКХ и прочее. Главным механизмом технологической развития указывается переход на наилучшие доступные технологии, которые также будут обеспечивать снижение выбросов. Предусмотрены и меры по увеличению поглощающей способности страны, такие как воспроизводство лесов, обводнение болот и повышение эффективности мер пожарной безопасности в лесах. Эффектами от реализации инерционного сценария указывается следующее, прогнозируется падение энергетического экспорта с 2030 года на 2,8% в год, но при этом указывается, что темпы роста ВВП составят 1,5% в год с 2030 по 2050 год, инвестиции в основной капитал и денежные доходы населения тоже будут расти на 1,9% и 1,2% в год соответственно. Также говорится, что инерционный сценарий не создает стимулов для перехода компаний на низкоуглеродные технологии, не отвечает на вызовы, связанные со снижением мирового спроса на углеводороды, а достижение углеродной нейтральности по нему к 2050 году невозможно. Инерционный сценарий предлагается не рассматривать основным, в связи с значительными рисками от его реализации. Возможно снижение бюджетных доходов, потеря доли в мировом ВВП, отставание в технологическом развитии, вероятен отток капитала и человеческого капитала и просто исчерпание экспортно-сырьевой модели.

Второй сценарий Целевой, который также называются Интенсивным, как раз предлагает реальное низкоуглеродное развитие страны. «Целевой (интенсивный) сценарий обеспечивает взаимную увязку целей международной климатической повестки по снижению выбросов, экономических возможностей страны по переходу на технологии с низким уровнем выбросов парниковых газов и обеспечение национальных интересов социально-экономического развития» [9, с. 16]. Целевой план предусматривает меры финансовой, налоговой политики и технического регулирования для стимулирования снижения антропогенных выбросов парниковых газов. Технологическое развитие страны, согласно сценарию, предполагает цифровизацию и электрификацию отраслей экономики, уход от угольной генерации, внедрение водородных технологий, увеличение доли выработки энергии от парогазовой генерации, атомных и гидро электростанций и возобновляемых источников энергии, развитие и внедрение технологий улавливания и хранения парниковых газов. Планируется увеличение более чем в 2 раза поглощающей способности, а также общее снижение энергоемкости российской экономики. Прогнозируется, что реализация интенсивного сценария приведет к структурному сдвигу к 2050: произойдет увеличение доли (по сравнению с 2020 годом) «постиндустриальных» отраслей в структуре экономике на 11,8% при одновременном уменьшении «традиционных» отраслей на 9,4%. Реализация целевого сценария приведет к следующим оценкам показателей за период с 2030 по 2050 год: падение энергетического экспорта на 2,1% в год, увеличение ежегодно не энергетического экспорта на 4,4%, рост реальных доходов в 2,5% в год, прирост инвестиций в основной капитал в 3,7% в год, общий рост экономики ежегодно в 3%. Что же касаемо выбросов, согласно интенсивному плану, к 2050 году они снизиться на 60% по сравнению с 2019 годом и на 80% по сравнению с 1990 годом. Целевой сценарий призван отгородить нашу экономику от рисков её инерционного развития и обеспечить устойчивый рост экономики с темпами выше средне мировых, высокий уровень технологического развития и конкурентоспособности российской экономики, инвестиционную привлекательность страны, рост объемов экспорта, улучшить качества окружающей среды. Также указывается на возможность достичь углеродной нейтральности РФ не позднее 2060 года при реализации интенсивного сценария развития.

Отметим, что рассмотренный сценарий реального низкоуглеродного развития России (Целевой), фактически не содержит количественных оценок или четких планов по реализации той или иной инициативы, они скорее описывают ситуацию, возможные меры и предложения в общих чертах. Это говорит о маловероятном практическом воплощении этой стратегии. Даже в момент разработки Минэкономразвития проекта данной стратегии был принят за основу некий базовый сценарий, напоминающий инерционный, с возможностью перехода к интенсивному после 2030 года. О слабых темпах декарбонизации в России, говорят и текущие события, например, в 2019 году была пересмотрена в сторону повышения производства угля на 10-20% программа развития угольной отрасли до 2035 года. Также не была выполнена цель сократить долю ископаемых видов топлива в экономике страны на 40% в 2007–2020 годах, сокращение составило лишь 12%. Обобщая, можно сказать, что Россия не стремится на деле глобально менять курс развития своей экономики на низкоуглеродный в ближайшие десятилетие, пытаясь по максимуму получить все выгоды от текущей экспортно-сырьевой модели. Смена курса на развитие «зеленой» экономики может произойти ближе к середине века, в первую очередь это будет связано с внешними факторами, вынуждающими РФ встать на путь декарбонизации, чтобы избежать стагнации и падения собственной экономики.

Наверное, самой передовой идеей, связанной с низкоуглродными развитием в России, являются планы по достижению Сахалинской областью углеродной нейтральности к концу 2025 году. В рамках принятого закона с 1 сентября 2022 года будет проходить эксперимент, и фактически достичь нейтральности планируется за 3 года. За это время планируется отработать методы учета регулирования выбросов и поглощения парниковых газов: провести инвентаризацию таких выбросов и поглощений, применить систему квотирования выбросов, использовать экономические и финансовые механизмы, стимулирующие сокращение выбросов парниковых газов и увеличение их поглощения.

Что касается долгосрочных декарбонизационных стратегий развития российских компаний, такая имеется только у Лукойла, также Газпром заявил, что разработает и представит в 2023 году свою стратегию по достижению углеродной нейтральности. ПАО «ЛУКОЙЛ» заявил о стремлении к углеродной нейтральности к 2050 году, в их стратегии [4] говорится о необходимости трансформации энергетической отрасли, согласно актуальным климатическим изменениям, которые способствуют росту неопределённости относительно будущей структуры энергетических рынков. В свою очередь деятельность компании и принятие ею стратегических решений будет производится в зависимости от интенсивности климатического регулирования и степени координации международных усилий по сокращению выбросов парниковых газов. «Лукойл» — лидер по переработке попутного нефтяного газа, перерабатывает 97,6% таких выбросов, а к 2030 году Лукойл собирается полностью прекратить их сжигание. Компания также наращивает свои мощности возобновляемых источники энергии для обеспечения своих нужд. Другие крупные российские компании, такие как Роснефть, Новатэк и другие, пока не имеют столь долгосрочных стратегий, в своих планах к 2030-2035 годам у них обозначены весьма формальные цели по снижению парниковых газов около 5%, придерживаясь в целом нынешнего курса своей деятельности, остальные компании только подтверждают общий тренд развития российской экономики ближайшей в перспективе.

Экономический анализ изменений в отраслевой структуре экономики России в 2050 году

Перейдем к количественным оценкам тех изменений, которые произойдут в отраслевой структуре российской экономики к 2050 году в связи с её низкоуглеродным развитием и всемирным процессом декарбонизации мировой экономики.

Проанализировать подобные изменения возможно с помощью моделей межотраслевого баланса или же как их ещё называют таблиц «затраты — выпуск». Межотраслевой баланс — это экономико-математическая модель, которая позволяет проанализировать взаимосвязи между различными секторами экономики, модель позволяет связать выпуск продукции в одной отрасли с затратами или расходованием продукции всех участвующих отраслей, необходимым для обеспечения этого выпуска.

Перейдем к составлению межотраслевого баланса, основой для его построения станет «Симметричная таблица Затраты-Выпуск Российской Федерации за 2016 год», опубликованная Росстатом 30 января 2020 года [11]. Данная таблица является межотраслевым балансом России для 98 отраслей, подобные таблицы публикуются Росстатом раз в пять лет с некоторой задержкой, поэтому этот баланс 2016 года является самым актуальным на данный момент.

Естественно для удобства представления результатов в первую очередь необходимо сократить данную таблицу путем сложения строк и столбцов, то есть объединения различных небольших отраслей в более крупные соединения, такие как сектора экономики, отдельные промышленности и другие. Для объединения отраслей будем руководствоваться кодификатором отраслей народного хозяйства. Валовой выпуск для каждой отрасли здесь определяется как сумма её конечного продукта и всех  этой отрасли. Таким образом итоговый сокращенный межотраслевой баланс выглядит следующим образом:

Таблица 1

Межотраслевой баланс России в 2016 году в млн. руб.

 

Теперь переходя от таблиц «затраты-выпуск» 2016 года к балансу 2050 года надо помнить о свойстве линейности моделей межотраслевого баланса, то есть о том, что нормы производственных затрат не зависят от объёма выпускаемой продукции. Это одновременно является как и недостатком данных моделей, так и вещью, которая значительно упрощает расчёты. Однако, так как в моей модели изначально имело место некое упрощение, в виде объединения отраслей, факт неизменности затрат более объясним. Например, допущение о том, что потребление транспортной отраслью продукции ТЭК останется неизменным, объясняется тем, что в моей модели рассматривается весь топливно-энергетический комплекс, а не отдельно нефтяная, газовая и энергетические отрасли. Поэтому изменения, которые произойдут между 2016 и 2050 годами в транспортной отрасли в связи с низкоуглеродным развитием, то есть глобальная электрификация всех видов транспорта, глобально не изменят общее потребление продукции ТЭК. Все изменения: уменьшение потребление нефтепродуктов и увеличение потребления электроэнергии произойдут внутри ТЭК.

Также важным моментом является тот факт, что построение межотраслевого баланса 2050 года ведется в ценах 2016 года.

В связи с этим изменения в межотраслевой модели, при неизменности матрицы коэффициентов полных затрат, будут описываться изменениями величины валового выпуска, которые произойдут к 2050 году в рассматриваемых отраслях из-за процесса декарбонизации экономики России.

Стоит отметить, как уже говорилось ранее, наибольшее изменения произойдут именно в ТЭК, так как на данную отрасль по данным Росстата приходится 78,7% выбросов парниковых газов России. Эти изменения были подробно описаны ранее, исходя из различных оценок в целом к 2050 году можно ожидать увеличение производства на 33,9%. То есть валовый выпуск ТЭК вырастет с 29 176 644 до 39 067 526 млн. руб.

Другие отрасли не оказывают столь значительного влияния на эмиссию парниковых газов. Так, в совокупности тяжелая промышленность, машиностроение и химическая отрасли отвечают за 11,2% выбросов, сельское хозяйство за 5,4%, остальные отрасли за 4,7%. Поэтому оценивать изменения в других отраслях в основном будем, исходя из структурного сдвига описанного в Целевом сценарии экономического развития России к 2050 году (Постановление правительства 3052-р [9]). Целевой план предусматривает увеличение доли в структуре экономики «постиндустриальных отраслей» на 11,8 процентных пункта по сравнению с 2020 годом, и уменьшение доли «традиционных отраслей» на 9,4 процентных пункта соответственно.

Отдельно рассмотрим тяжелую промышленность, согласно вышеупомянутому прогнозу Лукойла, к 2050 году вырастет в 6 раз потребность на металлы необходимые для развития низкоуглеродной энергетики. В частности, меди в 4 раза, лития в 6 раз, графита в 40, никеля в 60, марганца в 20, кобальта в 10, увеличение потребности в других металлах оценивается в четырехкратном размере. Тогда валовый выпуск тяжелой промышленности вырастет с 7 972 910 до 47 837 460 млн. руб.

Значимые изменения к 2050 году произойдут в сельском хозяйстве и водной промышленности. Прогноз здесь будет в первую очередь основываться на прогнозе ООН об увеличении численности Земли, к 2050 году численность населения должна увеличиться почти на 2 млрд человек и составить 9,7 млрд (в 2016 году было 7,4 млрд). Это очевидно вызовет увеличение спроса на продукты сельского хозяйства и воду. На данный момент не существует четких прогнозов о том, как будут выглядеть данные отрасли 2050 году. Интересными здесь могут быть глобальные тренды развития сельских территорий, названные в результате совместной экспертизы Россельхозбанка и ВШЭ. Главным трендом можно выделить переход к рациональному использованию, сопряженному с роботизацией и автоматизацией сельскохозяйственного сектора, природных ресурсов при росте спроса на них. Например, спрос на воду может увеличится на 55% к 2050 году, на пшеницу до 40%, на молоко на 80%. В тоже время предполагается, что плотность населения в азиатской части России может увеличиться в 5 раз к середине века, а сельские территории должны либо остаться на прежнем уровне, либо даже увеличиться. В связи с всем этим, считаю возможным предположить, что валовый продукт этих отраслей увеличится пропорционально росту населения Земли. В таком случае валовый продукт сельского хозяйства вырастет с 7 688 492 до 10 078 158 млн. руб., а водной промышленности с 912 790 до 1 196 495 млн. руб.

Определим валовой продукт других отраслей, исходя из вышеупомянутого структурного сдвига с учетом уже описанных изменений. К «постиндустриальным» отраслям отнесем торговлю, транспортный и финансовый сектора. К «традиционным» все остальные отрасли за исключением «прочих отраслей». В 2016 году суммарный валовый выпуск «традиционных» равнялся 85 345 542 млн. руб., «постиндустриальных» 63 644 246 млн. руб. Их доли равнялись 55,3% и 41,2% соответственно. То есть к 2050 году их доли должны стать равными 45,9% и 53%.

Применяя к суммарному валовому выпуску «традиционных» отраслей описанные выше изменения он станет равняться 137 774 346 млн. руб., значит если принять эту величину за 45,9%, то общий валовый продукт всех отраслей в 2050 году будет равен 300 161 973 млн. руб. Следовательно валовый выпуск «постиндустриальных» отраслей должен быть равен 159 201 804 млн. руб., а для этого необходимо увеличить валовой продукт трех «постиндустриальных» отраслей на 31 852 519 млн. руб.

Таким образом получается следующий вектор валового выпуска в 2050 году:

Таблица 2

Валовой выпуск в 2016 и 2050 гг.

 

Данные значения валового выпуска различных отраслей можно интерпретировать как необходимые для достижения декарбонизационных целей России по снижению выбросов к 2050 году. Перейдем к нахождению вектора конечной продукции в 2050 году. Для этого необходимо воспользоваться формулой .

В результате получился следующий вектор конечной продукции (слева):

Таблица 3

Конечный продукт в 2050 году

 

В нём видны отрицательные значения, это говорит о том что производства недостаточно для обеспечения необходимого валового продукта. То есть для реализации планов по декарбонизации экономики России необходимо увеличить производство в этих шести отраслях. В противном случае данные отрасли пострадают от процесса декарбонизации. Поэтому нужно нарастить производство в пищевой отрасли на 2 184 295 млн. руб., в легкой промышленности на 6 023 279 млн. руб., в лесном хозяйстве на 6 269 147 млн. руб., в химической промышленности на 83 962 млн. руб., в строительном секторе 3 096 204 млн. руб., в водной промышленности на 11 890 385 млн. руб.

В таком случае необходимо рассчитать уже новый вектор валового выпуска, соответствующий этому конечному продукту (справа), здесь уже нужна обратная матрица: . А затем уже составить окончательный межотраслевой баланс России в 2050 году:

Таблица 4

Межотраслевой баланс России в 2050 году в млн. руб.

 

 

В получившимся межотраслевом балансе суммарный валовой продукт всех отраслей увеличился в 2,2 раза, что говорит о росте экономики России к 2050 году при её низкоуглеродном развитии.

Однако важно отметить, что данный баланс по сути является некой идеальной моделью. Так как он, исходя из всех вышеописанных прогнозов и допущений, показывает необходимые величины конечного продукта и валового выпуска отраслей для достижения декарбонизационных целей по снижению выбросов парниковых газов Россией к 2050 году, при этом упуская некоторые немаловажные факторы. В первую очередь это связано с фактором неизменности затрат, представленных в балансе 2016 года, при вычислении баланса 2050 года. Например, для соблюдения данной предпосылки, был увеличен получившийся вектор конечного продукта с отрицательными значениями, путем увеличения производства в соответствующих 6 отраслях. Что вряд ли произойдет в условиях реальной экономики, ведь понятно, что в ситуации, когда спрос на товары этих 6 отраслей выше предложения, то возникнет дефицит, что приведет к росту цен на эти товары, и в итоге повлияет на другие отрасли и выпуск в них. А в целом это приведет уже к совершенно иной модели межотраслевого баланса.

То же самое касается и баланса энергоресурсов, получившиеся увеличение топливно-энергетического комплекса при условии низкоуглеродного развития, также не учитывает фактор цен. Который, к сожалению, в реальности может сыграть ключевую роль в ущерб целям по снижению антропогенных выбросов. Тогда соотношение цен относительно дешевых традиционных источников энергии, по сравнению с более дорогой низкоуглеродной энергетикой, вместе с фактором развития технологий в области «зеленой» энергетики, позволяющий снизить стоимость данной энергии, будет влиять на размеры ТЭК. То есть в случае, если цены традиционных источников энергии будут предпочтительнее, вместе с необходимостью сокращения выбросов парниковых газов, то ТЭК уменьшится, что приведет к снижению выработки энергии и её дефициту. Это в первую очередь отразится на других отраслях, наиболее зависящих от ТЭК, таких как тяжелая промышленность, транспортный и строительный сектора, химическую и нефтехимическую промышленность, а также приведет к общему снижению валового выпуска всех отраслей.

 

Список литературы:

  1. Жилина И.Ю. Экономические последствия изменения климата - Издательство: журнал «Россия и современный мир», 2020. - 50-67 с.
  2. Макаров А. А. Прогноз развития энергетики мира и России 2019 / под ред. А.А. Макарова, Т.А. Митровой, В.А. Кулагина; - ИНЭИ РАН-Московская школа управления СКОЛКОВО - Москва, 2019. - 210 с. - ISBN 978-5-91438-028-8
  3. Масакова И. В. Российская практика составления таблиц "затраты-выпуск": проблемы и перспективы развития - Издательство: журнал «Проблемы прогнозирования», 2019, №2 - 13 с.
  4. ПАО Лукойл (2021) Перспективы развития мировой энергетики до 2050 года, 17.12.2021. - 59 с. URL: https://lukoil.ru/Business/Futuremarkettrends?ysclid=let3u1v6ru327719702
  5. Парижское соглашение от 12 декабря 2015 года (вступило в силу для Российской Федерации 6 ноября 2019 года) - 31 с.
  6. Профирьев Б. Н.. Возможности и риски политики регулирования России/ Б. Н. Профирьев, А. А. Широв, А. Ю. Колпаков, Е. А. Единак - Москва: Издательство журнал «Вопросы экономики», 2022, №1 - 72-89 с.
  7. Рамочная конвенция Организации Объединенных наций об изменении климата, от 09.05.1992 - 9 с.
  8. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 09.06.2020 № 1523-р - 93 с.
  9. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 29.10.2021 № 3052-р - 37 с.
  10. Ризванова М. А. Применение межотраслевого баланса В. Леонтьева в прогнозировании экономики - Издательство: Вестник Башкирского университета, 2015, т. 20, №3. - 927-932 с.
  11. Росстат, Базовые таблицы «затраты-выпуск» Российской Федерации за 2016 год (в текущих ценах, млн. руб.) – https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/baz-tzv-2016(1).xlsx
  12. Указ Президента Российской Федерации от 04.11.2020 № 666 «О сокращении выбросов парниковых газов»
  13. Юлкин М. А. «Fit for 55». Новые климатические инициативы ЕС и их последствия для России 2021 г. - 4 с.
  14. Юлкин М. А. Глобальная декарбонизация и её влияние на экономику России/ АНО «Центр экологических инвестиций», 2019. - 23 с.
  15. Юлкин М. А. О проекте Стратегии низкоуглеродного развития России 2020 г. - 6 с.
  16. EY (2021) Нефтегазовая отрасль СНГ и глобальная климатическая повестка, 09.06.2021. - 32 с. URL: https://www.ey.com/ru_kz/oil-gas/cis-oil-gas-industry-and-global-climate-agenda.

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.