Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XIII Международной научно-практической конференции «Проба пера» (Россия, г. Новосибирск, 25 февраля 2015 г.)

Наука: Филология

Секция: Русский язык

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ТИПЫ  КОНТЕКСТОВ  И  ИХ  РОЛЬ  В  ПРОИЗВЕДЕНИИ  А.  ИВАНОВА  «ОБЩАГА-НА-КРОВИ»

Гетьман  Наталья

Класс  11  «А»,  МБОУ  лицей  №  2,  РФ,  г.  Мурманск

Богомолова  Екатерина  Владимировна

научный  руководитель,  педагог  высшей  категории,  преподаватель  русского  языка,  МБОУ  лицей  №  2,  РФ,  г.  Мурманск

 

 

Вопросы  контекстной  семантики  являются  обязательным  аспектом  теоретического  и  практического  языкознания  и  находят  отражение  в  ряде  работ  современных  и  зарубежных  исследователей.

Теоретической  основой  контекстной  семантики  являются  положения  Р.А.  Будагова  о  семантических  процессах  в  формировании  речи,  С.Д.  Кацнельсона  о  наличии  «семантических»  и  «постсемантических»  языковых  процессов,  Э.  Бенвениста  о  высказывании  как  составляющем  элементе  общения,  П.А.  Соболевой  о  трансформационной  грамматике  и  др.  [2;  8;  1;  6]

Теория  контекста  в  лингвистике  последних  лет  соотносится  с  параметрами  интерпретации  смысла  высказывания  и  поиском  факторов,  позволяющих  адекватно  оценить  речевое  поведение  коммуникантов.

Традиционно  контекстом  принято  считать  «фрагмент  текста,  включающий  избранную  для  анализа  единицу»  [5,  с.  238]  Структуру  минимального  контекста  формирует  языковая  единица,  реализующая  свое  основное  значение  и  дополнительные  ассоциации  в  виде  коннотаций.  Макроконтекст  позволяет  установить  функцию  языковой  единицы  в  тексте  в  целом.  Известно,  что  исследование  языковой  единицы  с  помощью  микро-  и  макрокотекстов  может  привести  к  различным  результатам.  Так,  в  произведении  А.  Иванова  «Общага-на-Крови»  микроконтекст  определяет  слово  «общага»  как  «1)  помещение  для  совместного  проживания  лиц,  обычно  работающих  на  одном  предприятии,  обучающихся  в  одном  учебном  заведении»,  2)  совместное  существование,  общественный  быт»  [7,  с.  438],  в  то  время  как  макроконтекст  реализует  смысловую  параллель  «общага-рай».

Рассмотрим  пример:  «—  И  я  спешил,  —  смеется  он.  —  А  что  это  такое?

—  Это?..  —  Она  оглядывается.  —  Это  —  Вечная  Общага.

—  На  крови?

—  На  любви.

—  Значит,  рай?

—  Какие  у  тебя  банальные  представления.

—  Ну,  так  я  здесь  в  первый  раз,  —  оправдывается  он.

—  Зато  навечно»  [3].

Существуют  разные  классификации  контекстов,  в  основе  каждой  из  них  лежит  определённый  маркирующий  признак.  Если  в  основу  классификации  положен  языковой  признак,  то  контексты  делятся  на  лингвистические  и  экстралингвистические.  Лингвистический  контекст  формируется  языком  как  внутренне  организованной  структурой,  смысл  такого  контекста  зависит  от  прямого  языкового  значения  составляющих  высказывание  единиц.  Любая  языковая  единица  рассматривается  изолированно  в  коммуникативном  процессе.

Рассмотрим  пример:  «Ключ  катится  и  катится  по  ступенькам,  Отличник  мчится  за  ним,  но  никак  не  может  догнать.  Ключик  катится,  звенит,  и  звон  его  рассыпается,  расходится,  разрастается,  превращается  в  гул,  в  колокольный  набат,  в  грохот…  И  это  не  грохот  крови  в  ушах  Отличника,  ибо  крови  почти  нет  в  его  теле,  —  это  грохот  прибоя  на  далеком  острове  Тенерифа»  [3].

В  приведенном  контексте  две  языковые  единицы,  которые  формируют  два  смысловых  центра,  —  это  существительные  «ключ»  и  «Отличник».  Градуальный  ряд,  в  который  включены  лексемы,  —  это  последовательное  и  параллельное  развёртывание  действий:  одновременность  движений  подчёркивается  употреблением  глаголов  настоящего  времени  «катится»,  «мчится»,  последовательность  —  местоимением  с  предлогом  направления  «за  ним».  Грамматическое  конструирование  высказываний  соответствует  одной  схеме:  синтаксически  однородные  элементы  аккумулируют  существительные  «ключ»  и  «Отличник»,  причём  второй  ряд  однородных  членов  получает  значение  недостижимости  результата,  невозможности  выполнения  действия,  с  помощью  частицы  «не»  и  слова  «нет».  Грамматическое  значение  единиц,  входящих  в  лингвистический  контекст,  позволяет  создать  эффект  бесконечности  мира.

Лингвистическому  контексту  в  теории  языка  противопоставлен  экстралингвистический  контекст,  который  называют  ситуативным.  В  соответствии  с  экстралингвистическим  контекстом  любое  высказывание  получает  смысл  не  в  рамках  своей  языковой  структуры,  а  в  «отношении  этой  структуры  к  сумме  ситуаций»  [4,  с.  32].  Языковая  единица  функционирует  в  соответствии  с  условиями  коммуникативного  процесса.  К  таким  условиям  принято  относить  функции  активного  и  пассивного  воздействия  на  коммуниканта  (перлокуция  и  иллокуция),  апелляции  к  фоновым  знаниям  носителя  языка,  культурно-социальным  нормам  (импликации),  учёта  намерений  коммуниканта,  особых  условий  контекста,  постулатов  общения  (прагматика  высказывания). 

Рассмотрим  пример:  «—  Нет  повести  печальнее  на  свете,  чем  повесть  о  закрытом  туалете,  —  сказал  самый  остроумный  после  того,  как  в  первый  раз  не  попал  в  искомое  место»  [3].

Приведённый  контекст  отсылает  коммуникантов  к  ситуации,  описанной  в  мировой  литературе,  —  трагической  истории  любви  шекспировских  героев  Ромео  и  Джульетты.  Апелляция  к  фоновым  знаниям  участников  разговора  производится  с  помощью  прямой  цитаты:  «Нет  повести  печальнее  на  свете».  Ситуативный  контекст  имеет  и  другой  смысл:  парадоксальность  создаётся  заменой  ключевых  элементов  высказывания  «повесть  о  Ромео  и  Джульетте»  на  «повесть  о  закрытом  туалете».  Контекстуальный  разрыв  происходит,  так  как  снимается  смысловая  связь  с  первой  частью  высказывания,  выступающей  в  качестве  контекстуального  программатора. 

Контекст  как  коммуникативная  единица  позволяет  представить  высказывание  стереометрически,  т.  е.  с  позиции  линейной  схемы  и  иерархической  модели.  Существуют  понятия  вертикального  и  горизонтального  контекста.  К  горизонтальному  контексту  относят  смысловые  отношения,  которые  формирует  высказывание  как  синтаксическая  единица,  к  вертикальному  —  фоновые  знания  и  ассоциации,  которые  порождает  языковая  единица  в  сознании  коммуникантов.  Вертикальный  и  горизонтальный  контексты  принято  соотносить  с  лингвистическим  и  экстралингвистическим.  Приведённый  выше  контекст:  «—  Нет  повести  печальнее  на  свете,  чем  повесть  о  закрытом  туалете»,  сочетает  в  себе  горизонтальные  и  вертикальные  оси  смысла:  горизонтальный  контекст  создаётся  ситуацией,  сложившейся  в  общежитии,  где  после  бурной  ночи  собрались  юноши  и  девушки;  вертикальный  —  высоким  слогом  шекспировской  трагедии.

Маркирующим  признаком  контекстов  может  быть  принцип  коммуникативности,  в  этом  случае  выделяют  контексты  вербальные  и  невербальные,  эксплицитные  и  имплицитные.

Рассмотрим  пример:  «Телекамера,  панорамируя,  показала  автобус.  Автокран  уже  выволок  его  из  кювета  и  поставил  на  колеса.  Стекол  в  окнах  не  было,  фары  вылетели.  Один  борт  был  смят  и  разорван  посередине.  В  вертикальную  дыру  были  видны  снесенные  с  мест  сиденья  и  поручни.  А  вдоль  изуродованного  борта  «Икаруса»  тянулись  картинки,  где  герои  «Ну,  погоди!»  демонстрировали  правильное  и  неправильное  поведение  на  дороге.  Волк  бежал  на  красный  свет,  Волк  на  велосипеде  мчался  по  встречной  полосе,  Волк  гонял  мяч  на  проезжей  части…  Только  не  было  Бобра-милиционера,  свистевшего  в  свисток.  Уйти  домой  к  своей  Бобрихе  он,  естественно,  с  поста  не  мог.  Здесь,  на  посту,  его  и  убил  локомотив,  протаранив  угловатой  скулой  автобус  под  дых.  Там,  где  раньше  стоял  Бобер,  и  чернела  дыра.  Теперь  Волку  и  Зайцу  никто  не  мешал  играть  в  футбол  прямо  посреди  дороги»  [3].

Пример  невербального  контекста  создаётся  не  речевыми  действиями  коммуникантов,  а  единицами  прагматического  уровня.  Интерпретационный  механизм  восприятия  ситуации  создаётся  с  помощью  панорамности  видения  и  крупных  планов  телекамеры:  стёкла,  фары,  борт  автобуса.  Невербальная  ситуация  реализуется  с  помощью  скрытых  смыслов:  «кювет»,  смятый  и  разорванный  борт,  изуродованный  автобус  —  всё  говорит  о  гибели  людей.  Эмоциональное  состояние  адресата  изменено:  прострация,  замедление  реакций,  фокусирование  внимания  на  детали,  другой  тип  реагирования.

Таким  образом,  в  основе  построения  контекста  лежит  развёртывание  высказывания.  В  зависимости  от  принципов,  положенных  в  основу  выделения  контекстов,  различают:  лингвистические  и  экстралингвистические,  вертикальные  и  горизонтальные,  вербальные  и  невербальные,  эксплицитные  и  имплицитные.

 

Список  литературы:

  1. Бенвенист  Э.  Уровни  лингвистического  анализа.  В  кн.:  Общая  лингвистика.  М.,  2002.
  2. Будагов  Р.А.  Борьба  идей  и  направлений  в  языкознании  нашего  времени.  М.,  1978.
  3. Иванов  А.  Общага-на-Крови  Сабиров  В.Ш.  Предмет  исследования  защиты  информации  //  Судебный  вестник.  —  2004.  —  №  6.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.it.ru/article.php?no=317  (дата  обращения  12.12.2012).
  4. Колшанский  Г.В.  Контекстная  семантика.  М.,  2007,  —  с.  32.
  5. Лингвистический  энциклопедический  словарь  /  Гл.  ред.  В.Н.  Ярцева.  М..  1990,  —  с.  238.
  6. Соболева  П.А.  Семантика  в  трансформационной  грамматике.  В  кн.:  Словообразовательные  и  семантико-синтаксические  процессы  в  языке.  Пермь,  1977 
  7. Современный  толковый  словарь  русского  языка  /  Гл.  ред.  С.А.  Кузнецов  СПб,  2007,  —  с.  438.
  8. Чейф  У.Л.  Значение  и  структура  языка.  Пер  с  англ.  М.,  2003.  См.  послесловие  Д.С.  Кацнельсона.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий